Я достаю из широких штанин... телефон!

Я достаю из широких штанин... телефон! | Программы | ОТР

Обычные паспорта заменят цифровыми. Что это нам даст?

2020-05-26T12:25:00+03:00
Я достаю из широких штанин... телефон!
Помощь бедным. Мусорная чехарда. Пенсионеры и пенсии. Пьяные водители. Вредная соль. Заготовки на зиму. Рубрика «Промышленная политика»
Как помочь бедным? Правительство предлагает новый порядок учёта и поддержки малоимущих
Мусорная чехарда. Почему россияне не замечают положительных изменений в утилизации бытовых отходов?
Как нарастить пенсию до прожиточного минимума?
Достижения и проблемы российского машиностроения
Россияне всё реже делают домашние заготовки
Что консервируете? Сюжет о зимних запасах сибирских хозяек
ТЕМА ДНЯ: Как справиться с бедностью
В Госдуме предложили маркировать продукты с высоким содержанием соли
Выпил – отдавай машину
Гости
Дмитрий Мариничев
интернет-омбудсмен
Арсений Щельцин
генеральный директор компании «Цифровые платформы»

Тамара Шорникова: Знаешь, у нас других нет, Костя.

Константин Чуриков: Да, у нас все жанры, кроме скучного. Скоро случится то, о чем много говорилось, чего некоторые боялись, а другие, может быть, наоборот, страстно желали. Цифровые паспорта могут заменить обычные. В Москве готовят эксперимент по цифровой замене основного документа гражданина – паспорта.

Тамара Шорникова: Давайте выясним, а что же, собственно, этот новый цифровой паспорт нам позволит сделать, какие возможности перед нами откроются, и сможет ли полностью заменить бумажный документ. Вот пока что известно. С помощью цифрового паспорта можно будет обратиться в полицию, подать налоговую декларацию, зарегистрироваться на рейс или сесть в поезд. Купить алкоголь, табак тоже можно. Да много чего. И все это с помощью приложения «Мобильный идентификатор». Предполагается, что оно будет доступно в Москве уже в декабре этого года.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, как вы относитесь к цифровым паспортам? Пожалуйста, нам ответьте на простой вопрос. Согласитесь на цифровой паспорт вместо обычного? «Да» или «нет». 5445. Скоро подведем итоги этого опроса.

А сейчас послушаем экспертов. У нас на линии Дмитрий Мариничев, интернет-омбудсмен. Дмитрий Николаевич, здравствуйте.

Дмитрий Мариничев: Добрый день.

Константин Чуриков: Дмитрий Николаевич, у нас люди традиционно так с опаской относятся к таким инициативам. Успокойте людей.

Дмитрий Мариничев: Пожалуйста. Но это естественно вполне: все новое всегда страшит. Оно неизведанное, оно непонятное. Но на самом деле то, что сейчас предлагается, цифровой паспорт в виде приложения, в виде некоего носимого устройства – это все тоже такой переходный этап. И в будущем мы с вами вообще откажемся от каких-либо удостоверений личности – бумажных или электронных, пластиковых карт, что бы то ни было. Оно нам не понадобится и не пригодится. Просто информация о нас как о личности всегда есть в базах данных государства, и с развитием возможностей идентификации людей именно как биологических субъектов мы не будем нуждаться в каких-либо дополнительных элементах, которые будут уметь идентифицировать нас как личность.

Тамара Шорникова: Это разговор футурологический. Субъекты биологические и т. д.…

Константин Чуриков: …Биологическая идентификация… И тут люди снова напряглись.

Дмитрий Мариничев: Да нет, мы с вами на самом деле, как люди, обладаем большим количеством идентифицирующих нас свойств. Это отпечатки пальцев, это радужка, это вены под кожей. Это, соответственно, ДНК. Очень много всего. Рост, походка. Т. е. так же, как мы воспринимаем других людей, так, как мы запоминаем наших друзей и родственников, это очень много… точно так же и в ближайшем будущем мы будем идентифицироваться в государственных системах и соответственно там, где необходимо нам быть нами.

Тамара Шорникова: Смотрите, нам приходят СМС уже в большом количестве. И в основном люди категорически против. Москва: «Категорически против таких паспортов. Пенсионерка, 57 лет». Краснодарский край: «Нет». Тверская. И т. д.

Константин Чуриков: Тверская: «А что я буду доставать из широких штанин?» Понимаете? Хорошо…

Дмитрий Мариничев: Показать телефон. Показать телефон…

Константин Чуриков: …нет, но шутки шутками, Дмитрий Николаевич, но вы знаете, что у нас многие люди вот боятся какой-то чипизации, чипирования, а вот вы говорите о сборе этих биометрических данных. Но это же наши, как сказать, уникальные особенности. В чем тут проблема? Граждане не очень доверяют государству? Как вы считаете?

Дмитрий Мариничев: Да. Проблема в первую очередь как раз в страхе перед технологиями и таком вот, как это, наверное, свойственно только нам, россиянам, когда мы очень любим свою родину и очень ненавидим власти. Это вот такая историческая особенность. И, наверное, с этим нужно бороться. Нужно как-то переходить или уходить от этого.

Но, повторюсь, мы никуда не денемся, с точки зрения развития технологий мы будем семимильными шагами двигаться в сторону как раз цифровой идентификации, цифровых документов и ухода из нашей жизни привычных бумажек – владения квартирой, машиной, паспортом, там, трудовая, пенсионное удостоверение. Это все совершенно ненужное в будущем.

Константин Чуриков: Сберкнижка, да, все это уходит в прошлое?

Дмитрий Мариничев: Да, конечно. И, повторюсь…

Тамара Шорникова: Давайте вместе… Да…

Дмитрий Мариничев: …повторюсь, опять же нет задачи иметь какую-то бумажку, на которой приклеена ваша фотография, поставлена печать уполномоченного органа. Это все бессмыслица в наши дни. Абсолютная бессмыслица. Но могу сказать, что вот эти страхи в обществе пройдут, а удобство, новые возможности – они, конечно же, просто будут превалировать. И люди рано или поздно полюбят эту цифровую вещь.

Просто представьте себе футуристическую картинку, когда вы приходите в МФЦ и вам не нужно предоставлять никаких документов для того, чтобы совершить операции, там, с недвижимостью или зарегистрировать автомобиль в ГАИ. Приходя в магазин, вам не надо доставать карточку или телефон, чтобы расплачиваться.

Константин Чуриков: Просто один мазок из носа – и все. И тебя узнали.

Давайте сейчас послушаем Евгения, нашего зрителя. Может быть, у него есть к вам вопрос. Евгений, здравствуйте.

Зритель: …Почему нет?

Константин Чуриков: Евгений?

Зритель: Да, да, я слушаю вас.

Константин Чуриков: Говорите, пожалуйста.

Тамара Шорникова: Мы вас внимательно слушаем.

Зритель: Вы знаете, я выступаю против. И не просто против, а категорически. Потому что я понимаю, что это многое что нам будет упрощать, но все-таки это будет тотальный контроль за личностью человека. Что я имею в виду? Допустим, даже если человек захочет пойти в магазин, еще куда-нибудь, воспользоваться, он может быть заблокирован – и все.

Тамара Шорникова: А в каких случаях, по-вашему?

Константин Чуриков: За что он будет заблокирован, как вы считаете?

Зритель: Ну, вы знаете, сейчас мир так очень быстро развивается, и происходит в мире, допустим, отслеживание человека. Он устраивает, отвечает тем или иным, скажем так, потребностям государства или нет? Если он в какой-нибудь для государства не отвечает, то он может быть просто заблокирован. У меня есть карточка – она может быть заблокирована, я не могу зайти в магазин, купить билет…

Константин Чуриков: Евгений, то, о чем вы говорите, уже применяется в Китае. Там это называется, в переводе на русский, социальным кредитом.

Дмитрий Николаевич, а правда, государство получит всю информацию о гражданах: кто, не знаю, бросил бумажку на улице, кто не бросил… Вот, может ли использоваться технология социального кредита по итогам этого цифрового профиля гражданина?

Дмитрий Мариничев: Сейчас, наверное, будет странно в моих словах услышать полное согласие со слушателем, который позвонил и высказал свою точку зрения. Он абсолютно прав. И здесь проводятся 2 основных таких тенденции.

Первая. Если государство реализует такие цифровые механизмы и не делится с гражданским обществом тем, как эти алгоритмы функционируют и с помощью чего поддерживаются, то да, несомненно, мы можем получить тотальный цифровой контроль, такую диктатуру цифровую. Это очень опасно для общества. И здесь, соответственно, рефлекторные действия со стороны граждан, которые не соглашаются и не хотят и боятся, это абсолютно нормальное явление. Его, может быть, даже надо поощрять.

С точки зрения правильного цифрового права, соответственно, технологии и алгоритмы должны работать на открытых платформах и доступны для любого гражданина с точки зрения контроля. Тогда и уходят страх, опасения и возможные злоупотребления со стороны власти. Потому что код, программный код – это как …

Константин Чуриков: Ой, у нас уже связь зависла. Да, спасибо большое.

Тамара Шорникова: А представляешь, если паспорт зависнет? Да, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. Дмитрий Мариничев, интернет-омбудсмен. Немножко нас сегодня подводит удаленная связь. Есть зритель, на связи, надеюсь, все стабильно.

Тамара Шорникова: Да, Татьяна, Нижний Новгород.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Я…

Тамара Шорникова: Говорите, да, смелее.

Константин Чуриков: Да, пожалуйста.

Зритель: Я не согласна с цифровым паспортом. Потому что мне вот, например, 70 лет, и я хочу, чтобы у меня был в руке этот паспорт, бумажный. Это во-первых. Во-вторых, я думаю, что у нас надо, нам нужно, всем людям, выбор: или паспорт цифровой, или бумажный. Но я думаю, что нашего согласия не спросят, а сделают, как ИНН: захотели – сделали. Как в Сбербанке: захотели карточки. А у нас должен быть выбор. Вот моя позиция.

Константин Чуриков: А если с другой стороны посмотреть на эту проблему? Вот паспорт же можно потерять где-то, забыть. А тут, понимаете, все данные известны уже, никто не может по вашему паспорту утерянному взять кредит.

Зритель: Наши известны, известны уже, наши уже сведения о нас уже все известны. Потому что постоянно звонят и говорят: вот вы, пожалуйста, это…

Константин Чуриков: Да. «Алло, здравствуйте, Константин Николаевич?» Да-да-да.

Тамара Шорникова: «Вам срочно нужен этот телевизор». Да.

Константин Чуриков: Спасибо. Сейчас к нашей беседе еще присоединится один эксперт: Арсений Щельцин, директор организации «Цифровые платформы». Арсений Александрович, здравствуйте, если вы нас слышите.

Арсений Щельцин: Здравствуйте. Да.

Константин Чуриков: Арсений Александрович, вот уже есть вопрос на портале из Кемерово: «А можно будет с помощью этого цифрового паспорта, например, приобрести чью-нибудь квартиру, переоформить на себя?»

Арсений Щельцин: Как это было годом ранее? Я думаю, что уже нет. Потому что все возможные лазейки, которые были до этого, их локализовали. И, надеюсь, такое не повторится.

Но мы должны понимать, что в любой технологии самое слабое звено – это человек, и на 100% весь процесс безопасным сделать не получится. Да и обычный паспорт также может потеряться или кто-то его может украсть, подделать личность, обратиться в банк, оформить кредит. На 100% обезопаситься здесь не получится.

Тамара Шорникова: Если говорить об алгоритме. Как такая цифровая копия человека, цифровой документ, будет появляться? Это будет просто сбор данных, которые уже есть в системах? В налоговой, еще где-то.

Константин Чуриков: И сбор конкретно каких данных?

Тамара Шорникова: Да.

Арсений Щельцин: Конечно, самое оптимальное – это использование уже имеющихся данных. Не создание новых баз данных, куда это все будет дублироваться. Потому что если мы создаем новую базу данных, с нуля, мы должны работать над ее безопасностью. Здесь, наверное, самое хитрое, что есть, что как раз может вызвать вопросы у граждан, это отсутствие отечественных телефонов, которые могут гарантировать безопасность этой информации.

Константин Чуриков: Кстати. Мы забыли этот маленький нюанс.

Арсений Щельцин: Все телефоны, которыми мы пользуемся, и операционные системы, железо – это, как правило, иностранные продукты. И они как раз могут следить за нами гораздо лучше, чем как вот, собственно, боялись зрители, государство может следить. И вот как раз они-то уж точно знают, в какой магазин вы пошли, зачем вы пошли, что вы там купили, что вы не купили, что вы купите в следующий раз и т. д. И если с этими данными еще совместить данные ваши личные персональные – ваши паспортные данные и какие-то дополнительные типа СНИЛС и т. д., – конечно, это опасная гремучая смесь, которая вызывает просто сотни вопросов. Как раз вопросов от силовых структур…

Константин Чуриков: Подождите, Арсений Николаевич, но у нас же есть в данном случае «закон Яровой», по которому операторы обязаны хранить все данные на территории Российской Федерации. И в этом случае тогда получается, все-таки, Эппл и Хуавей не должны о нас узнать чего-то такого, что они знать не должны.

Арсений Щельцин: Но, смотрите, мы должны хранить данные… к счастью, не по «закону Яровой», а как бы по закону о персданных, что все системы должны хранить… Но, так или иначе, они обрабатывают их за рубежом. Т. е. это физически почти невозможно – все хранить и обрабатывать именно на территории России. Потому что сейчас все трансгранично. Даже моя коммуникация с вами сейчас проходит через океан.

И поэтому существующие законы не смогут на 100% обезопасить. И так как мы используем недоверенные операционные системы, недоверенные телефоны, здесь самый острый и хитрый момент, конечно, со стороны мобильных телефонов.

А в плане государства – я считаю, вполне адекватно с помощью такого паспорта давать людям новые возможности. Т. е. если у гражданина нет желания получать такой паспорт и пользоваться бумажным, нет ничего в этом плохого. Это по сути как современные типографии: могут отпечатать одну книжку после того, как ее покупали. Так же и с печатным паспортом. Создавать не огромное количество копий шаблонов паспортов, а печатать ровно тогда, когда нужна гражданину бумажная. А если эта женщина из Нижегородской области, ей понадобятся какие-то дополнительные услуги, то она сама и естественным образом, чисто по своей необходимости, пойдет и сделает. А если ей нет такой необходимости, то зачем ее заставлять делать эти лишние движения, конечно.

Константин Чуриков: А тут еще один нюанс, кстати. Ведь, вот тут зритель приводит в пример цитату из фильма «Бриллиантовая рука», что человека можно усыпить, напоить, оглушить, ну, наконец, там, с трупа. Вот в этом смысле не получится ли так, что кто-то, какой-то прохиндей будет использовать какие-то поддельные биометрические данные и регистрировать их на вполне себе живого гражданина?

Арсений Щельцин: К сожалению, моя фантазия не настолько развита, чтобы это предвосхитить. Вот. Но, опять же, повторюсь, что человек – самое слабое звено в любой информационной системе. Конечно, такое возможно. И тем более уж возможно с обычным паспортом.

Тамара Шорникова: Да. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо большое. Арсений Щельцин, директор организации «Цифровые платформы».

Звонят зрители, звонят.

Тамара Шорникова: Звонят и пишут. Сначала СМС. Просто крупными буквами: «А как же печать о браке?» Вот переживают люди: мол, как можно демонстрировать это будет всем, если вдруг?

Константин Чуриков: В смысле? Ну, можно кольцо показать, если оно есть, можно по-другому…

Тамара Шорникова: Но вот почему-то волнует. Давайте узнаем, что волнует телезрителей. Валентину, например, из Хабаровска.

Константин Чуриков: Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Константин Чуриков: Ну что, взволновала вас эта новость?

Зритель: Я вот что хочу сказать. Я, конечно, не против технологий. Продвинутых и т. д. Я абсолютно за. Но есть небольшой нюанс. А может, даже очень огромный, по нашим временам. А если вдруг глобальная катастрофа? И, извините, не будет, зависнут наши спутники, не будет электроэнергии. И дальше что? Кто мы и что мы? У нас нет…

Константин Чуриков: Кто будет следить за нами, если зависнут наши спутники?

Зритель: Я еще раз объясняю…

Константин Чуриков: Да понятно, понятно, что вы имеете в виду.

Зритель: …Если у нас вся информация будет цифровая, в электронном виде. Наши накопления, наши данные и т. д. И…

Константин Чуриков: Ну, понятно. Любой малейший сбой и, как говорится, был человек – и нет человека.

Зритель: Нет, слушайте внимательно. Если случится какая-то катастрофа глобальная, к примеру, да? Зависнут наши спутники, отключится наша электроэнергия. Бывает же такое, как в Америке.

Константин Чуриков: Да просто зависнет Интернет, что бывает вообще каждую секунду. Спасибо.

Зритель: И в результате что случилось? В результате кто мы и что мы?

Тамара Шорникова: Да, Валентина, мы поняли ваши опасения. Спасибо за звонок.

Константин Чуриков: Между прочим, опасения Валентины разделяет вся страна. Только, вот по итогам нашего опроса, только 4% аудитории ОТР согласны на цифровой паспорт вместо обычного. Кстати, вот за это короткое время уже около тысячи СМС только с ответом на этот вопрос.

Тамара Шорникова: Присылайте сообщения и звоните на новую тему.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)