• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Яна Григоренко: Вышки высоковльтных ЛЭП могут находиться только на землях промышленного назначения, вдали от жилья

Яна Григоренко: Вышки высоковльтных ЛЭП могут находиться только на землях промышленного назначения, вдали от жилья

Гости
Яна Григоренко
эксперт «Союза дачников» по земельно-имущественным вопросам

Рубрика «Территория: дача». Интересы дачников при прокладке линий связи и трубопроводов будут защищены. Как? Разговор с экспертом «Союза дачников».

Юрий Коваленко: Ну а сейчас – наша летняя рубрика. Тема: интересы дачников при прокладке линий связи и трубопроводов. Совет Федерации одобрил законопроект, который упрощает оформление линейных объектов. К ним относятся как раз таки линии электропередачи, линии связи, трубопроводы, ретрансляционные вышки и другие подобные сооружения. Вот как же быть дачникам? Давайте разбираться.

Ольга Арсланова: Ну, мы напоминаем, что эта наша летняя рубрика посвящена даче, а это значит, что мы обсуждаем все, что вас волнует, все проблемы дачников пытаемся обсудить и осветить в этой рубрике. И, как всегда, вы можете звонить и задавать вопросы нашему гостю. У нас в студии – эксперт «Союза дачников» по земельно-имущественным вопросам Яна Григоренко. Здравствуйте. Спасибо, что пришли.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Яна Григоренко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Давайте разбираться, что же изменится для дачников при прокладке линий связи и трубопроводов в их дачном поселке, на их участках.

Яна Григоренко: Прежде всего, для дачников важно понимать, что любое законодательство, которое действует на региональном и, естественно, на федеральном уровне, направлено прежде всего на то, чтобы урегулировать вопросы в данном случае связи, энергоснабжения, электроснабжения.

Ольга Арсланова: Ну, то, без чего поселок, в общем, функционировать не может.

Яна Григоренко: Не может, да. Но в то же время самое важное – это соблюдение законных интересов непосредственно рядом проживающих соседей. У нас дачники – это люди, которые… Ну, если вместе назвать, то это ЛПХ, это ИЖС, это СНТ. Все эти граждане, которые проживают в этих образованиях, они имеют свои права, связанные именно с тем, чтобы государство исключало угрозу для их жизни и здоровья. Поэтому существуют нормы всевозможные и по отдаленности этих объектов, по излучению каких-то электромагнитных волн, например.

И, конечно же, вышки. Вот вы сказали – вышки. Они могут быть только на землях промышленного назначения, все-таки они не могут стоять в границах СНТ или ИЖС, потому что это все-таки больше промышленное такое оборудование, которое должно где-то стоять подальше все-таки от жилых домов, именно от индивидуального жилищного строительства.

Юрий Коваленко: Но все же, несмотря на эти нормативы, если кто-то задумал провести линию электропередачи с этими вышками высоковольтными, по нормативу, по-моему, там 150 метров должно быть.

Яна Григоренко: Конечно, конечно.

Юрий Коваленко: И проводят, а дачнику даже не узнать, куда идти, к кому обращаться. То есть это надо идти в Роспотребнадзор, в какие-то органы, которые занимаются замерами для того, чтобы экспертизу опять же за свои деньги делать? Либо напрямую к собственнику идти? То есть здесь по-любому фактически получается чуть ли не судебное разбирательство.

Яна Григоренко: В итоге может быть и судебное разбирательство. Дело в том, что любой спорный вопрос с соседями, с деятельностью каких-то двух лиц – это всегда спор, который изначально должен решаться путем медиации, то есть переговоров.

После этого, если переговоры не принесли результата, необходимо обратиться в контролирующие органы. Например, на муниципальном уровне можно пойти в контролирующий орган землепользования, можно даже обратиться в орган государственного контроля уже на федеральном уровне, в Росреестр, если у землепользования непосредственно есть какие-то вопросы, у людей проблемы. Они вправе получить определенные условия для проживания или садоводства даже, но у них их права нарушаются.

Значит, после обращения в государственный орган, если он, конечно, находит какие-то нарушения в том, что построено рядом с вами (и неважно, что это – вышка или линия электропередачи, что угодно), выносится предписание. Вот с этим предписанием как раз уже в таком самом сложном случае можно обращаться в суд.

Юрий Коваленко: Ну, позвольте. Я – дачник. Через мою территорию хотят проложить линию электропередачи. Не я пытаюсь свою дачу построить на территории РАО «ЕЭС». Почему я-то должен бегать? Почему те люди, которые прокладывают эти линии, не озаботились, не узнали, что они пройдут через мой участок, не пришли ко мне и не попытались со мной согласовать?

Яна Григоренко: Безусловно. Лично с вами, конечно же, с вами согласовывать, как правило, никто не согласовывает. Это все происходит на уровне местных властей. То есть дается разрешение. Это энергетическая какая-то организация (ну, МОЭСК), которая проводит вот эту электрификацию, допустим, в итоге, специализированная организация. Техническая документация должна быть определенная. То есть они прошли все согласования, получили разрешение на то, как конкретно должна линия проходить, вплоть до того, сколько столбов должно быть, между столбами. Ну, буквально все нормы должны быть соблюдены.

То есть предполагается, что у этой организации, которая выполняет эти работы, у нее есть вся разрешительная документация. То есть она не может самостоятельно, без ведома властей такую работу проводить. Поэтому, соответственно, этот вопрос нужно решать на уровне муниципалитета.

Юрий Коваленко: Но бегать все равно придется дачнику?

Яна Григоренко: Дачнику в любом случае придется бегать, да, конечно, потому что председатель, конечно, политически может проконсультировать… Вот если возьмем председателя СНТ, то он может проконсультировать садовода, какую-то консультацию дать, но непосредственно в его интересах где-то бегать, если этого конкретного гражданина что-то беспокоит, председатель не будет.

Юрий Коваленко: Ну, я боюсь, что у нас сейчас обрушится телефонная линия.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем вопросы от наших зрителей. Анатолий из Саратовской области. Здравствуйте.

Яна Григоренко: Да, пожалуйста.

Зритель: Да, здравствуйте. Вот у нас провели… Мы уже построили дома. Между дорогой и домом у меня получается 4–5 метров. И провели МТС кабель. И я теперь уже ничего не могу сделать. Поставили столбики, что 2 метра копать туда нельзя и 2 метра туда. Ну, трасса стоит – естественно, копать нельзя, потому что там трасса. А с моей стороны участок. Я даже на забор не могу поставить столбики. Как быть?

Ольга Арсланова: То есть очевидно, что права дачника здесь нарушаются. Спасибо за ваш вопрос.

Яна Григоренко: Здесь, как я поняла… Конечно, вопрос, может быть, уточнить нужно. Я поняла, что человеку, обратившемуся с вопросом, мешает прежде всего это механически. Как можно сказать? Ну, не поставить забор, ни пройти, ни проехать. Понимаете?

Юрий Коваленко: Но это его территория.

Яна Григоренко: Да, его территория. Но здесь нужно обратиться с жалобой, каким образом конкретно ему мешает эта линия, то есть какие конкретно нормы нарушаются здесь. То есть необходимо обратиться, чтобы проверяющий и уполномоченный на это государственный орган пришел и составил предписание в случае нарушений. Сегодня мы не знаем, сколько конкретно там метров или что-то как-то нарушено. Для этого у нас существуют контролирующие органы, которые могут прийти и составить предписание. И дальнейшие действия будут уже в установленном законом порядке. У нас всегда, когда кто-то что-то делает… Конечно, это на другом примере. Нельзя сказать: «Я его ударил, потому что он меня ударил». Каждое действие наказывается и рассматривается отдельно.

Ольга Арсланова: Понятно. Смотрите – вот этот принятый документ предусматривает возможность размещения линейных объектов на условиях публичного сервитута. Что это такое?

Яна Григоренко: На условиях публичного сервитута? Это значит, что для установки вот этих линейных объектов предполагается, что общество не должно препятствовать тому, чтобы эти линии проходили в целях электрификации. Собственно, это самое важное, потому что всегда приходится

Ольга Арсланова: Ну, то есть они должны согласиться просто?

Яна Григоренко: Если линию нужно проводить, то, соответственно, самое важное, чтобы… Электрификация важнее, конечно.

Ольга Арсланова: Послушаем еще один звонок, у нас на связи Санкт-Петербург, зритель наш Эрик. Здравствуйте.

Зритель: Да, добрый день. У меня вопрос к Яне. Самое интересное – а как вопросы частной собственности вообще решать, если, допустим, грубо говоря, как вы говорите, РАО «ЕЭС» решило протащить линию свою через мой участок?

Юрий Коваленко: Где заканчивается частная собственность?

Яна Григоренко: Конечно, очень интересный вопрос. Каждый дачник этим вопрос и не только в отношении линий электропередачи, а и любого летающего объекта над участком, конечно, озабочен. Все хотят, конечно, думать, что небо полностью над его участком принадлежит собственнику. Но это не так. У нас не оформлено право собственности ну, просто говоря, в границах – 2 метра от земли, 3 метра от земли, 4 метра от земли. У нас это не оформлено. Поэтому здесь не получится доказывать ваше неудобство (так назовем это) и нарушение ваших прав только на том основании, что это находится на каком-то расстоянии от земли.

Для защиты своих прав нужно подтвердить то, как конкретно нарушается, вот что конкретно вам мешает. Соответствующие экспертизы назначаются. Я говорю опять же – уполномоченный орган. Линия проходит не там, не так, я не знаю, подсоединение, угрожающее жизни и здоровью, электромагнитное излучение какое-то, еще что-то. В любом случае это специалисты устанавливают.

Юрий Коваленко: Извините, а были ли случаи, когда, допустим, поставили ЛЭП, был участок, и обычный дачник отстоял право, ЛЭП разобрали и передвинули куда-то дальше, и он восторжествовал со своим правом частной собственности? Или это миф?

Яна Григоренко: Не ЛЭП, а вот случай недавно был – вышка, которая…

Юрий Коваленко: Сотовой связи?

Яна Григоренко: Сотовой связи, правильно, да. Женщина сдала в аренду свой участок, находящийся на территории ИЖС (назначение использования земли), и сдала в аренду для установки вот этой вышки. Поняла, видимо, что гораздо выгоднее сдать в аренду, нежели выращивать что-то.

Юрий Коваленко: Так у нее же не земля промышленного назначения.

Яна Григоренко: Неважно. Женщина сдала в аренду свою землю для того, чтобы поставить эту вышку. Ей показалось это выгодным, она это сделала. И поставили эту вышку 40-метровую. Возвращаюсь к вашему комментарию: кто будет бегать?

Ольга Арсланова: То есть если человек сам согласится?

Яна Григоренко: Садоводы обратились в суд, указав, что вокруг…

Ольга Арсланова: Соседи?

Яна Григоренко: Да, соседи. Указали, что это нарушает их права, что это угрожает их жизни и здоровью, а главное – как раз излучение электромагнитное. Соответственно, 222-я статья ГК вообще может в таком случае… эта женщина рискует, что у нее участок… вообще будет установлено, что нецелевое использование земли. Это как раз то, о чем вы говорите. Естественно, в судебном порядке человек добился справедливости, добился того, что были признаны нарушения, была проведена экспертиза, что электромагнитное излучение, что это вредит человеку. Вот пчелы даже… Мы не чувствуем, а пчелы даже не летают рядом с этими вышками. То есть это очень вредно, и это естественно. И это устанавливается экспертизой, это подтверждается. И суд это принял. Соответственно, пожалуйста, вот пример того, что люди отстояли свои права.

Ольга Арсланова: Я правильно понимаю, что теперь по новому закону линейные объекты нельзя размещать на садовых участках, на участках под застройку, за исключением тех случаев, когда сам хозяин на это согласен? Или все-таки обязаны будут спросить и соседей? Вот то, о чем вы сейчас говорили.

Яна Григоренко: Дело в том, что обязательно, конечно, нужно спросить соседей. Но бывают случаи, когда электрификация необходима, поэтому все зависит от конкретного случая.

Ольга Арсланова: Понятно. Послушаем еще наших зрителей. Вопрос из Воронежской области, Лидия на связи. Здравствуйте.

Зритель: Алло. Здравствуйте. Звоню вам из Воронежской области. Подскажите, пожалуйста. Вот что вы мне скажете про газовую трубу? Купила дом с земельным участком, естественно. И в документах нигде не было указано, никакого обременения, ничего нет, что у меня проходит по участку труба низкого давления к соседям через весь участок. Сейчас мне газовая служба говорит, что я не могу даже забор от дороги отгородить. «Если у вас будет прорыв, мол, бульдозер приедет – и как он будет через забор переезжать?» И 2 метра в одну сторону и в другую – это 4 метра. И я не могу ничего ни построить, ничего, то есть вообще не пользоваться. А как же частная собственность? И я плачу налоги. Как вот с этим быть?

Юрий Коваленко: Спасибо.

Ольга Арсланова: Бывает и такое, да. Спасибо.

Яна Григоренко: Уважаемый телезритель, я так поняла, что вот этот проект газификации вашего СНТ или просто жилых домов индивидуальных, по всей видимости, он у вас происходил раньше, чем вы получили этот участок или купили его. Поэтому несмотря на то, что у вас нет документов, в соответствии с которыми проводилась газификация вот этого пункта, вам необходимо соблюдать меры предосторожности и требования, которые установлены при обращении, соответственно, с этим оборудованием, в любом случае, тем более если вам уполномоченные органы впрямую заявили о том, что вам необходимо соблюдать метраж, не устанавливать забор. Здесь с власти спорить вообще бессмысленно в этом плане, потому что…

Юрий Коваленко: Ну подождите, здесь столкновение интересов. По кадастру у человека, предположим, 6 соток, и он платит налог за 6 соток, а пользоваться может только 4 сотками, потому что по 2 соткам проходит труба. Ну, предположим, утрирую. То есть он ими не может даже пользоваться, никакой хозяйственной деятельности, даже забор, даже просто лопату воткнуть он туда не имеет права. Где в таком случае права дачника?

Яна Григоренко: Я понимаю, да. Конечно, сложность с тем, что, по сути, не может пользоваться частью земли. Можно обратиться за оформлением сервитута, допустим. Сервитут может быть установлен за плату. Но я вас уверяю: любой сервитут, который устанавливается, даже если человеку пройти невозможно на свой участок, он может пройти через соседей, в любом случае это всегда по минимальной цене, что называется, это никаким обогащением не может быть. Это больше беготни, больше оформлений. Поэтому здесь доказать, что вы не можете пользоваться – это одно. Но опять же – не можете пользоваться в какой мере? Не поставить забор? Это опять же не то, что не можете пользоваться. Не можете распоряжаться в полной мере? Вряд ли тоже. Здесь спорный вопрос.

Юрий Коваленко: Ну, я готов поспорить, что если женщина захочет подключить себе газ к дому, то ей это будет стоить 150–300 тысяч рублей. А если она придет с претензиями к газоснабжающей компании: «Заплатите за то, что ваша труба лежит на территории моего участка», – ей покажут на порог.

Яна Григоренко: Безусловно, это «козырь», да (в кавычках, конечно).

Ольга Арсланова: Послушаем еще один вопрос, быстро успеем. Виталий из Московской области, здравствуйте.

Зритель: Алло.

Ольга Арсланова: Если можно – коротко. Да, Виталий?

Зритель: Алло.

Юрий Коваленко: Вы в эфире.

Ольга Арсланова: Слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Спасибо, что вы есть. И спасибо, что даете такую возможность. Вот я владею… Сейчас мы находимся на территории Москвы, это Троицкий и Новомосковский округ, село Остафьево, улица Троицкая, 14. Вот уже четыре года как провели у нас столбы электричества через мой участок, на трети участка у меня провода. И я три года с этим консорциумом вою, с МОЭСК. Ну, не воюю, а письма, хожу, кланяюсь, прошу. Так они провода эти и не убирают. Вот к кому мне обратиться? В суде у меня денег не хватит воевать.

Ольга Арсланова: Понятно.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Ольга Арсланова: Копить деньги на суд все равно?

Яна Григоренко: Да, к сожалению. Ну, к сожалению, да. Суд – это у нас инстанция, которая обязана просто все интересы учесть (и садоводов, и энергоснабжающей организации) в разумных пределах. Реализация любого права, неважно на что, она не должна нарушать прав других лиц. Поэтому суд вынесет решение в пользу того, у кого обоснованные требования либо возражения.

Ольга Арсланова: Нужно идти в суд?

Юрий Коваленко: А потом требовать с него компенсацию.

Яна Григоренко: Конечно.

Ольга Арсланова: Спасибо. Эксперт «Союза дачников» по земельно-имущественным вопросам Яна Григоренко была у нас в гостях. Это рубрика «Территория: дача». Скоро увидимся!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «Территория: дача»

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты