Ёлочка к празднику

Ёлочка к празднику | Программы | ОТР

Живая или искусственная? Какой вариант экологичнее?

2020-12-11T22:09:00+03:00
Ёлочка к празднику
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили

Денис Чижов: Вот я сегодня, например (не знаю, кто как), уже начал обратный отсчет до Нового года. Двадцать один день, между прочим, остался.

Оксана Галькевич: А где-то уже двадцать.

Денис Чижов: А у кого-то уже двадцать, да-да-да. К этому празднику готовятся абсолютно все, в том числе и торговцы елками, конечно же. Сезон. В регионах уже начали штрафовать. Я имею в виду – за незаконные вырубки, а не просто за торговлю. Сотрудники правоохранительных органов круглосуточно патрулируют леса, проверяют документы у тех, кто перевозит деревья на личном транспорте. Ты не перевозишь деревья на личном транспорте?

Оксана Галькевич: Нет, я не перевожу. Я думала, ты скажешь, что начал готовиться – либо елку купил, выбрал…

Денис Чижов: Нет, ну еще рано.

Оксана Галькевич: …либо, я не знаю, свой парик с бородой Деда Мороза, где-то уже стряхнул пыль, достал с антресолей.

Денис Чижов: Парик я надеваю только в эфир.

Оксана Галькевич: Нет, я имею в виду – Деда Мороза. Это же тоже самый сезон.

Вы знаете, в разных регионах разные способы борьбы есть с нарушителями, которые незаконно рубят вот эти новогодние деревья. Например, в Челябинской области перед Новым годом для борьбы с «черными» лесорубами внедряют уже и современные технологии. Сотрудники лесхозов вооружились, если можно так сказать, квадрокоптерами.

Беспилотник способен набирать высоту в несколько сотен метров, при этом его оператор может контролировать территорию радиусом в 10 километров. И даже если нет возможности оперативно провести задержание нарушителей, камера с функцией многократного увеличения зафиксирует их – не только лицо покажет, но и номер машины можно посмотреть, на которой люди приехали и увезли эту заветную елочку.

Иван Ромашенко, руководитель Увельского лесничества (Челябинская область): «В основном правонарушители, когда работают в лесу, они не слышат, что над ними летает квадрокоптер, потому что мы все равно дистанцию соблюдаем. Люди работают пилами, и не слышно его. Если, конечно, близко подлететь, то его можно услышать. Тогда, конечно, они сразу собираются, бросают все, что у них есть, и убегают. Поэтому квадрокоптер для того, чтобы понять, как можно их задержать, с какой стороны окружить и не дать им убежать».

Денис Чижов: С начала декабря в области уже задержали почти 20 человек. Большинство из них рубили елки к Новому году.

Но далеко не все устанавливают живые деревья, кому-то больше нравятся искусственные. Ты, кстати, какие предпочитаешь, Оксана?

Оксана Галькевич: Я? Ну, последние много лет ставлю искусственную.

Денис Чижов: Искусственную?

Оксана Галькевич: В прошлом году поставила натуральную. И как-то неудачно поставила – она осыпалась раньше, чем Новый год начался.

Денис Чижов: Говорят, что, кстати, искусственные, на их переработку больше тратится…

Оксана Галькевич: Да, это тоже проблема для экологии.

Денис Чижов: Мы об этом тоже будем говорить сегодня с экологом.

Ну и давайте узнаем у наших телезрителей, запустим голосование. Сформулируем так вопрос: «Вы на Новый год устанавливаете живую ель?» «Да» – живую. «Нет» – значит, соответственно, искусственную либо вообще…

Оксана Галькевич: А вы, Денис Чижов, с супругой какую устанавливаете?

Денис Чижов: А я сегодня как раз в эфире хочу узнать, нарушал ли я закон. Потому что у нас на участке растут елочки, свои собственные. Можно ли свою елочку рубить? Я нарушил закон какой-то или нет?

Оксана Галькевич: А мы сейчас узнаем у нашего эксперта.

Денис Чижов: Давайте узнаем. Андрей Артурович Сирин присоединяется к нам, заместитель директора Института лесоведения РАН. Андрей Артурович, здравствуйте.

Андрей Сирин: Добрый вечер.

Денис Чижов: И давайте начнем с такого несерьезного вопроса, но все-таки: а на своем участке елку можно срубить? Это законно? Или тоже какое-то разрешение нужно? Ну, небольшую елочку, естественно, а не вековую.

Оксана Галькевич: Ты срубил или нет? Или пока не будешь говорить? Молчи!

Денис Чижов: Давай сначала узнаю, легально ли это было или нет, а потом…

Андрей Сирин: Вопрос непростой. Тут зависит от категории земли.

Денис Чижов: Ну, дачный участок, дачный участок.

Андрей Сирин: Дачный участок – это другое. Потому что вообще садовые участки предоставляются для выращивания плодово-ягодных культур, поэтому освобождение от иных деревьев возможно. Если, например, на дачном участке, то немножко другая специфика. Но зачем вообще рубить на своем собственном участке елочку, если можно украсить живую?

Денис Чижов: Украсить? Мне послышалось, что украсть.

Оксана Галькевич: Нет, украсить.

Андрей Сирин: Украсить, украсить и провести Новый год с живой елочкой.

Оксана Галькевич: Друзья, кстати (это я уже к зрителям обращаюсь), пожалуйста, не только отвечайте на наш SMS-опрос, но и звоните нам в прямой эфир. Очень интересно. Поделитесь своим опытом, своим мнением на этот счет.

Андрей Артурович, скажите… Вот мы показали небольшой сюжет, небольшую историю из Челябинской области о том, как там с квадрокоптерами ловят этих нарушителей, которые вырубают прекрасные деревья в лесу. Скажите, а вот эти спонтанные рубщики… Может быть, «черные» лесорубы. Давайте их так назовем, если это не слишком сурово. Они большой вред в принципе наносят нашему, так скажем, лесному богатству?

Андрей Сирин: Это зависит… Когда идет коммерческая рубка (а такие нарушители тоже, наверное, есть) – это одно. А когда рубят для себя несколько елок, то, может быть, ущерб не столь велик, но последствия от того, что можно срубить дерево беззаконно… Эффект, с точки зрения экологического образования, вообще формирования отношения к лесу, конечно, очень серьезный. Здесь необходимо контролировать.

Но, с другой стороны, необходимо обеспечивать, наверное, в каждом регионе возможность желающим срубить свою собственную елку, потому что есть территории, которые необходимо освобождать от лесной растительности. Например, допустим, под линиями электропередачи, возле газопроводов и так далее. Там все равно необходимо вырубать лесную растительность. И можно организовать коммерческую рубку. По аналогии, например, как приезжают и собирают клубнику или, допустим, ягоды желающие за определенную плату.

Денис Чижов: Андрей Артурович, а как регламентируется? Вот не один человек поехал себе срубить, а промышленная, коммерческая…

Оксана Галькевич: Коммерческая.

Денис Чижов: Коммерческая рубка.

Оксана Галькевич: Это, видимо, на эти елочные рынки в больших городах, Да?

Денис Чижов: Как это все регламентируется? Вообще как это работает? Как мне как покупателю… Например, у меня продают, стоят с елками. Я хочу не помогать «черным» рубщикам, а хочу убедиться, что это законно все.

Андрей Сирин: Ну, у любого продавца елок или других пород, которые продаются, новогодних елок, у них должно быть разрешение и все документы, должно быть ясно происхождение этого товара. Например, в Москве, в крупных городах сейчас часто продают вообще импортные хвойные растения, продают пихту Нордмана, пихту Фразера. Это все привозные, причем из Дании, например, из других стран.

Оксана Галькевич: Очень дорогие, но они такие сказочно красивые, такие пушистые! Прямо как в книжках рисуют.

Денис Чижов: Очень интересно, но только… Что, у нас своих не хватает, что ли, елок?

Оксана Галькевич: Кстати! Что, своих не хватает?

Денис Чижов: В России елок мало?

Оксана Галькевич: Нет, ну они действительно другие немножко.

Андрей Сирин: Вот это вопрос. Необходимо создавать плантации, выращивать ели. Они выращиваются (но, видимо, недостаточно) специально как новогодние ели. И продавать их. Цена, конечно, высокая. И это толкает каких-то людей на нарушения.

С другой стороны, насколько я посмотрел в Интернете, в принципе, статистика показывает, что падает интерес к срубленным елям и другим породам на Новый год. Все больше заменяют на искусственные елки. Кроме этого, активизируется приобретение елей и других пород в контейнерах. Может быть, это и правильно.

Оксана Галькевич: В контейнерах? Вы имеете в виду – с сохранением корневой системы, да?

Андрей Сирин: Да.

Оксана Галькевич: Чтобы потом можно было вернуть обратно в природу?

Андрей Сирин: Да, конечно, конечно. Она стоит дольше, если за ней ухаживать. Ну, я могу собственный пример привести. В прошлом году мы посадили елочку, как раз мы купили в контейнере. А потом мы посадили ее в саду. Она прекрасно растет. И, например, для маленького ребенка, внука, это очень хороший пример, что необходимо сохранить живое растение, а потом за ним ухаживать.

Оксана Галькевич: Андрей Артурович, как раз я только вас об этом хотела спросить. Слышу детские голоса где-то рядом с вами. Как раз хотела спросить: вы как лесовод, лесовед, как специалист какую ель предпочитаете? А вы нам все прекрасно рассказали. Спасибо большое. Андрей Сирин у нас был на связи, заместитель директора Института лесоведения Российской академии наук.

Денис Чижов: Как раз Андрей Артурович сказал, что больше спрос смещается к искусственным елочкам. Это подтверждают текущие, промежуточные результаты нашего голосования: 82% сейчас говорят, что все-таки за искусственную. Пишите. «Вы предпочитаете живую ель?» – «да» или «нет», соответственно.

А нам дозвонилась Людмила из Краснодарского края. Ну, не сказать, что это край елок, прямо уж так, но все-таки все мы, русские люди, встречаем Новый год. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Денис Чижов: Какая елочка вам по душе?

Зритель: Вы меня слышите?

Денис Чижов: Да-да-да, вы в эфире.

Зритель: Ой, нам родители всегда ставили живую елочку. Это были 60-е, 70-е годы. И мы сейчас с дедушкой, со своим мужем, тоже ставим живую елочку. В ней душа есть. Конечно, я не против искусственных – это очень удобно, это потом меньше уборочки. Но живая есть живая. Занесешь в комнату – и так хорошо пахнет, так прекрасно, так чудесно! Поздравляем вас с наступающим Новым годом!

Денис Чижов: Спасибо большое! Вас тоже.

Оксана Галькевич: Людмила, как хозяйка хозяйке. Слушайте, а с натуральной елочки, с нее же все сыплется. Это же надо подметать или пылесосить без конца!

Зритель: Конечно.

Оксана Галькевич: Кот ходит и постоянно что-то там…

Зритель: Ну ничего, нормально.

Оксана Галькевич: Нормально?

Зритель: Все нормально.

Денис Чижов: У нас плюс один голос еще к живым елочкам.

И еще давайте послушаем из Карелии звонок, Наталья нам дозвонилась. Наталья, а вы предпочитаете какие деревья?

Зритель: Мы последние пять лет… Здравствуйте, во-первых.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Это звонок из Карелии, из края, где очень много леса. Тем не менее последние, наверное, лет пять мы ставим только искусственную.

Оксана Галькевич: А почему перешли с натуральных на искусственные?

Денис Чижов: Причина какая?

Зритель: Во-первых, искусственные сейчас доступные и красивые. А натуральные (вы уже об этом говорили) осыпаются, мало стоят. Ну и жалко, наверное, все-таки. Чем меньше мы будем их использовать, тем больше их останется в лесу.

Оксана Галькевич: Наталья, а вас не мучает вот эта ностальгия, о которой нам Людмила рассказывала, воспоминания детства, запах еловых веток, ощущение праздника? Знаете, это как запах мандаринов на самом деле, то же самое, из детских вот этих подарков. Тебе родители приносили? Мне приносили.

Денис Чижов: Просто есть же ароматизаторы.

Зритель: Наверное, не мучает, не мучает, потому что у нас елки всегда были в лесу, когда из деревни мы уезжали. Наверное, не мучает. А мандарины есть и сейчас.

Денис Чижов: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Денис Чижов: Про искусственную елочку, как раз про их экологическую часть хотелось бы подробнее узнать и рассказать нашим телезрителям с помощью нашего эксперта. Марина Кокорина к нам присоединяется, председатель Федерального совета Межрегиональной экологической организации «ЭКА». Здравствуйте, Марина.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Марина Кокорина: Добрый день. Я надеюсь, меня хорошо слышно.

Денис Чижов: Да-да-да, хорошо слышим.

Оксана Галькевич: Прекрасно!

Денис Чижов: Рассказывайте всю правду про вред искусственных елок.

Оксана Галькевич: Нет, подожди, не настраивай эксперта. Может быть, Марина нам расскажет о том, что не нужно вырубать деревья.

Денис Чижов: Ну, может быть, про пользу.

Оксана Галькевич: Вы вообще на каких позициях стоите – за искусственную или за живую ель? Что лучше?

Марина Кокорина: Я лично? Или я как эколог?

Денис Чижов: Как эколог.

Оксана Галькевич: Ну, вы как эколог и лично. Я думаю, что здесь, наверное, должно быть как-то сложно вашу позицию разделить.

Денис Чижов: Ну давай узнаем позицию.

Марина Кокорина: Я могу рассказать… Ну давайте в конце расскажу, чтобы интрига была. Причем мы с вашим экспертом предыдущим почти совпали.

Вы знаете, сложный вопрос. В экологии все вопросы – они такие спорные. Это как полотенце использовать одноразовое или многоразовое? Что экологичнее – порошок, который мы используем, воду тратим либо бумажные полотенца? Непонятно. Здесь то же самое.

Если вы купите искусственную елку и будете ею пользоваться 20 лет, детям вашим передадите, то, возможно, это будет более экологично. И может быть, еще лет через десять, через двадцать придумают технологию переработки. Потому что, честно говоря, те елки, которые есть сейчас, они не очень поддаются переработке, потому что там часто используется такой пластик, в котором содержатся токсические вещества, поэтому он… Там даже не всегда пластик, там разные материалы используются. Поэтому будет экологично, если вы эту елку будете очень и очень долго использовать. Экологи всегда выступают за то, чтобы много раз использовать одну и ту же вещь.

Оксана Галькевич: А «очень и очень много» – это сколько, простите? Это по наследству детям, внукам передавать?

Марина Кокорина: Ну, больше 20 лет. Ну, условно, не знаю, 50 лет. Представляете, какого качества у вас должна быть елка?

Денис Чижов: Ну а по факту эти искусственные елки из такого пластика – они сколько служат, чтобы как-то приличненько выглядели? Вряд ли 20 лет.

Марина Кокорина: Ну да. Поэтому я и говорю, что это не очень экологично на самом деле. Но смотрите, какой здесь есть еще вопрос, и даже в тех комментариях, которые вам давали зрители. Люди становятся… И это тенденция во всем мире, не только в России. Люди становятся более осознанными в потреблении. То есть они становятся не только более экологически осознанными, но и этически осознанными. Женщина сказала: «Ну, мне жалко натуральную елку».

Мне тоже жалко. И я тоже в детстве… А я выросла в деревне. Мама с папой ставили настоящую елку, настоящую сосну. Она пахла. И никакими искусственными запахами ее не заменишь.

В этом смысле, конечно, не решить вопрос в России с правоприменением, с тем, что не всегда вырубают те елки, которые и так нужно вырубать. Мы, кстати, однажды делали такую интересную акцию. Мы делали в Москве, между прочим, эту акцию. Те елки, которые подлежат вырубке… Мы поехали в лесхоз с активистами. Это несколько лет назад делали такую акцию. Мы выкопали эти елки, которые должны были срубить весной. И мы их раздали москвичам. Я сама лично стояла и раздавала весь день эти елки. Мы раздали более 100 тысяч елок. То есть люди приходили, с удовольствием брали елки и сажали их у себя на участках, на дачах. Отбоя от людей не было! Мы все елки раздали, которые вот так выкопали в лесхозе.

То есть люди думают не только об экологии. Ну, не считая тех странных людей, которые рубят, о которых вы вначале сказали, в репортаже. Люди становятся, скажем так, более этически осознанными. То есть им действительно жалко деревья.

И современные предприниматели находят выходы. Есть вариант – купить в горшке и посадить, если хотите запаха, если хотите детских впечатлений. А я в этом году взяла елку в аренду.

Оксана Галькевич: В аренду? В аренду в горшке?

Марина Кокорина: Да.

Оксана Галькевич: Не только в аренду, но она еще и в горшке.

Марина Кокорина: Да, в аренду. К сожалению, еще не привезли. Я бы показала. Привезут 20 декабря. В аренду. Я ее наряжу, очень аккуратно буду за ней ухаживать, поливать. И после того, как закончатся праздники, я обратно отдам этой компании. Они ее заберут и высадят весной.

Денис Чижов: Марина, а сколько стоит елка в аренду приблизительно?

Марина Кокорина: Шесть с чем-то тысяч стоила. То есть пока это недешевое удовольствие. Но, вы знаете, я посмотрела, компании появляются. Я думаю, что рынок этот будет развиваться. Ну, вы знаете, когда рынок развивается, становится дешевле производство.

Денис Чижов: Это такая новая услуга, видимо. Я никогда не слышал.

Марина Кокорина: Да. На самом деле я как эколог знаю, сколько стоят саженцы. Саженцы стоят вообще недорого, особенно если их за пару лет, за два-три года вырастить в питомнике. Сосны растут очень быстро, очень быстро растут. Я думаю, что это перспективный бизнес для всех предпринимателей, которые думают об экологии. Я вообще очень рада, что эта услуга появилась.

Оксана Галькевич: Да. Но он просто сезонный, четко привязан к Новому году, к зимним праздникам, поэтому, наверное, здесь большой маржи быть не может.

Евгений из Томска. Давайте поговорим с нашим зрителем. Евгений, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Я хотел бы сказать о елочках живых. Сами занимаемся, я занимаюсь предпринимательством. Мы разводим елочки, свой питомник. Соответственно, предоставляем, как уже было сказано, в аренду. Мы уже это практикуем три года. Интерес у нас пониже, не то что в Москве, но это очень приемлемо в последнее время. То есть людям выгодно в том плане, что им принесли, в квартиру занесли и вынесли.

Оксана Галькевич: Евгений, а в Томске сколько стоит аренда новогоднего дерева? Вот нам сейчас сказала наша собеседница…

Зритель: Посуточно. В среднем в сутки – 120 рублей. Вот сколько вам суток нужно – так и считайте.

Оксана Галькевич: Гуманно, гуманно!

Денис Чижов: Ну, на пару неделек…

Оксана Галькевич: А востребована эта услуга?

Зритель: Вы знаете, в том году было очень хорошо. Нынче пока заявок мало. Может, это связано с пандемией. Непонятно.

И еще у нас есть такой как бы… Продаем елочки в горшочке. Соответственно, вы ее купили. То есть там в зависимости от роста елочки, от объема. А уже потом вы ее пересаживаете себе, допустим, как саженец весной на огород, на даче, на земельном участке – у кого что.

Оксана Галькевич: Слушайте, очень интересная идея. Только вопрос приживаемости. Сколько из этих елочек приживается?

Зритель: Елочка – неприхотливое растение, поэтому оно легко приживается на любом грунте. Никаких проблем, она растет хорошо. Самое главное при посадке – много влаги. И если земля нищая, плохой плодородный слой, то, соответственно, нужно мешочек купить и добавить.

Оксана Галькевич: Красота! Слушайте, как интересно, как здорово, что нам вы позвонили. Евгений, а вы какие елочки выращиваете? У вас какие-то разные сорта?

Зритель: Есть сорта. Я сейчас не буду перечислять. Есть зелено-бурые, есть ели голубые и наши сибирские.

Оксана Галькевич: А на эти модные из Европы не хотите переключиться? Пихта Нордмана, еще кого-то…

Зритель: У нас погода не позволяет.

Денис Чижов: Не поддерживаем отечественного производителя.

Оксана Галькевич: Подождите, а эти пихты европейские – они до морозов слабоваты, до ваших томских, да?

Зритель: Ну да, там есть определенные… То есть там и почва, нужно плодородие соблюдать, подпитка.

Оксана Галькевич: Понятно.

Денис Чижов: Спасибо большое, спасибо большое, спасибо, Евгений.

Оксана Галькевич: Спасибо. С наступающим вас!

Ну вот, Марина, видите? Экологические практики широко шагают по стране.

Марина Кокорина: Я, кстати, поддержу коллегу. Правда, получается, что это предприниматель, эко-предприниматель. Действительно, сосны очень хорошо приживаются. И лучше отечественные, потому что лучше всего деревья приживаются там, где они, в общем-то, растут.

Оксана Галькевич: Вот здорово! Спасибо, спасибо. Я видела, как вы активно кивали, когда говорил наш зритель.

Спасибо всем, кто звонил и принимал участие в нашем опросе. Давайте подведем его итоги.

Денис Чижов: Да. «Живая у вас елка?» Живая у 21% наших телезрителей, которые проголосовали. И 79% все-таки переходят на какие-то заменители. Ну, может быть, на аренду, как мы знаем теперь. Вот кто не знал, елку можно взять еще и в аренду.

Оксана Галькевич: Главное, чтобы было ощущение праздника, друзья, да?

Денис Чижов: А сейчас оно появится, потому что появится здесь у нас наш коллега.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)