Юрий Барзыкин: От того, что хостелы запретили, потребность в бюджетном жилье не исчезнет

Юрий Барзыкин: От того, что хостелы запретили, потребность в бюджетном жилье не исчезнет
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?
Ирина Абанкина: Школа не берёт на себя ответственность, чтобы ребята сдали ЕГЭ на высокие баллы
Почему овощи стоят дорого? При этом закупочные цены падают, а фермеры сеют импортные семена
Конфликт в Чемодановке мог бы предвидеть местный руководитель, считает эксперт по межнациональным отношениям Иосиф Дискин
При обострении экономической ситуации сегодня в богатых регионах растет коррупцияв верхах, а в депрессивных - повышается уровень бытовой
Заканчиваются продажи - заканчивается стройка. Как решаются проблемы обманутых дольщиков, обсуждаем с управляющим партнером Общества защиты дольщиков
Ведущий научный сотрудник Академии труда и социальных отношений: «Пенсионную реформу обсуждали долго, но никто не исследовал, что будет с людьми, которые попадут под повышение пенсионного возраста»
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Гости
Юрий Барзыкин
вице-президент Российского союза туриндустрии

Виталий Млечин: Вот мы и вернулись. Программа «Отражение» продолжается, мы работаем в прямом эфире. И через полчаса будем говорить о том, чего хотят женщины. Это наша большая тема, это будет все чуть-чуть позже. По-прежнему здесь Марина Калинина…

Марина Калинина: …и Виталий Млечин. Ну а сейчас переходим к рубрике «Личное мнение». Сегодня хотим поговорить о туризме – как внутри страны, так и за рубежом.

Эксперты назвали самые дешевые и дорогие туры на мартовские праздники, проанализировали предложения ведущих российских туроператоров. И выяснилось, что в ближайшие праздничные выходные дешевле всего россиянам обойдется отдохнуть в пределах нашей страны. Например, поездка в адлерский пансионат на шесть дней и без питания, хочу заметить, будет стоить 11,5 тысячи рублей. Курорты в России заманивают туристов якобы низкими ценами. Сейчас будем это все выяснять. Между тем, есть такая цифра – 30 миллиардов долларов – такую сумму россияне тратят ежегодно, уезжая на отдых за границу. Естественно, что российские туроператоры хотели бы привлечь эти деньги в наши регионы, в нашу страну.

Сегодня выслушаем личное мнение по этому поводу Юрия Барзыкина – это вице-президент Российского союза туриндустрии. Юрий Александрович, здравствуйте.

Виталий Млечин: Добрый вечер.

Юрий Барзыкин: Здравствуйте.

Марина Калинина: Ну, поскольку вы здесь, как я понимаю, вы на отдых на эти весенние праздники не поехали.

Юрий Барзыкин: Пока нет. Хотя в Подмосковье тоже можно отдыхать. И в Москве тоже.

Марина Калинина: Вот смотрите – 30 миллиардов (долларов причем) тратят наши сограждане за границей. Есть ли какие-то данные по объему трат на туристическом рынке в нашей стране?

Юрий Барзыкин: Да. Это называется – разница между тем, что тратят за рубежом наши граждане, и тем, что привозят и тратят здесь наши гости. Дефицит платежного баланса – примерно… более 20 с лишним миллиардов постоянно. То есть эта цифра растет. То есть по-прежнему такая негативная тенденция: больше вывозится (ну, это не только туристы, но в основном это они), чем к нам в страну завозится.

Марина Калинина: Нет, завозится – понятно. А вот наши россияне сколько тратят на отдых в России? Есть такие цифры?

Юрий Барзыкин: Ну, порядка 200 миллиардов рублей…

Марина Калинина: Рублей, да.

Юрий Барзыкин: …это оборот организованных туроператоров. Ну, сюда же надо добавить, конечно, и средства размещения, хотя там и деловые поездки, и командировки. То есть в целом, конечно, значительно больше. Конечно, немало выезжают за границу, но, справедливости ради, только Сочи принимает больше, чем вся Турция вместе взятая. И объем на внутреннем рынке – более 50 миллионов россиян совершают туристические поездки. А выезжают – по-разному, ну, порядка 14–15 миллионов с туристскими целями.

Марина Калинина: Понятно. Давайте призовем наших зрителей звонить нам в студию и рассказывать, где они предпочитают отдыхать. Если это отдых в России, во сколько он вам обходится, ну, в среднем, так скажем? И нравится ли вам инфраструктура, которая предлагается отдыхающим: гостиницы, питание, какие-то туристические, я не знаю, маршруты и так далее? Звоните и рассказывайте свои истории. Ну, естественно, можете писать. А мы продолжим разговор.

Виталий Млечин: А мы будем читать и слушать, как всегда мы это делаем.

Марина Калинина: Да.

Виталий Млечин: Юрий Александрович, с профессиональной точки зрения, в каком состоянии сейчас инфраструктура? Как бы вы ее оценили? И чего не хватает, а что уже сделано?

Юрий Барзыкин: Ну, на самом деле в России абсолютно разная инфраструктура. Есть лидеры – те, которые получили либо благодаря своему статусу (Москва, Санкт-Петербург, Казань развивается), либо где проходили крупные мероприятия (Сочи, Владивосток и еще несколько, Екатеринбург, Красноярск). И действительно, благодаря крупным международным событиям мы получаем и логистику, и средства размещения, которые в дальнейшем используются.

В целом по России неразвитость инфраструктуры – это основная препона для развития туризма. Потому что неперспективных регионов нет. Те или иные конкурентные преимущества, ресурсы, конечно же, есть. Даже промышленный туризм вот три года мы развиваем в Екатеринбурге, и пользуется огромным спросом, и не только у россиян.

Просто либо доехать очень недешево – это одна, вторая проблема после инфраструктуры. Ну и конечно, качество. И все услуги должны быть упакованы в продукт, а не просто отдельно, как сказано. Хорошо, конечно, в пансионат за 11 тысяч, но без завтрака, без экскурсий, все остальное надо уже дополнительно приобретать. Поэтому…

Марина Калинина: Ну, без обеда и без ужина. А если ты едешь с детьми?

Юрий Барзыкин: Да. Справедливости ради, кто-то привлекает дешевыми ценами, а кто-то, наоборот, отпугивает, желая получить все сразу и сиюминутно. Поэтому невыверенная политика, в том числе ценовая, тарифная, и не только со стороны бизнеса, но и государства, она приводит к тому, что люди зачастую предпочитают выезд за рубеж.

Но последние пять лет, с 2014 года, тенденция роста внутреннего потока преобладает, по разным причинам – и валютный курс высокий, и появились достойные туристские центры: Сочи, Крым, так сказать, мы получили. И хотя он только на пути развития, но за прошлый год на плюс 30% возрос поток благодаря тому, что аэропорт работает, мост дает возможность бюджетного прибытия. Семья из четырех человек на машине тратит в три раза меньше, ежели бы она приобретала билет.

Марина Калинина: О билетах, кстати. Цены постоянно растут, причем на внутренние авиалинии. Просто вроде как пытаются привлечь, говорят: «Давайте приезжайте, у нас дешево», – а билеты дорожают. Гостиницы, если они достойного качества – я не говорю о пяти звездах, но хотя бы три звезды, – они тоже, в общем, недешевые.

Я тут была в Южно-Сахалинске. Гостиница три звезды. Номер стоит 6 тысяч рублей в сутки. Без завтрака, то есть завтрак за дополнительную плату – по-моему, еще 200 или 300 рублей. Вода в номере платная. И номер, в общем, из себя собственно ничего не представляет: это кровать советского образца, вот такой маленький телевизор, шкаф тоже советского образца и такой маленький холодильник с двумя бутылками воды, за которую тоже нужно платить.

Юрий Барзыкин: Ну, могу посоветовать. Надо было поехать в Крым. Средняя цена – 2 700. Или Краснодарский край.

Марина Калинина: Нет, в Южно-Сахалинск приехала по работе, на съемки. Понимаете?

Юрий Барзыкин: Поэтому, конечно же, дефицит средств размещения порождает высокие цены. В том же Подмосковье они выше значительно, потому что их меньше, чем, допустим, на Черноморском побережье, где их значительно больше.

Поэтому – развитие системы гостиниц, средств размещения. Чем больше предложение, тем более низкая цена. Конъюнктура на рынке меняется очень быстро. Вот позапрошлый год, когда окрыленные притоком на внутреннем рынке отельеры подняли цены – тут же в июне рухнул поток. И уже все лето пытались отыгрывать назад, но в итоге по году, да, вышли в плюс, но все равно потеряли. Поэтому получить высокую цену – значит, потерять клиентов.

То же касается и авиаперевозчиков. В Сочи, где много прилетов авиакомпаний, значительно дешевле, чем в Анапе. В среднем в Сочи можно… Я вчера прилетел – 2 770, «Уральские авиалинии». Конечно, это не всегда, но это с багажом, и это нормально. В среднем стоимость…

Марина Калинина: Сейчас не сезон.

Юрий Барзыкин: Ну, под 8 марта, тоже надо понимать.

Марина Калинина: Ну да.

Юрий Барзыкин: 8 500 – средние перелеты по России. За рубеж – 16 тысяч. Но в той же Анапе больше 4 тысяч средняя цена, потому что рейсов меньше. Есть несколько программ субсидирования: Крым, Москва, Санкт-Петербург, Сочи, Анапа, КавМинВоды. 50% стоимости платят пенсионеры и молодежь до 23 лет из Сибири и Дальнего Востока. Мы, сообщество туристское, предлагаем, чтобы это субсидирование – не просто кто успел купить (или мы видели во Владивостоке очереди, давились там за этими билетами), а кто берет организованный тур либо едет на лечение, либо едет в турпоездку. И тогда это будет совершенно осознанное субсидирование поездки.

Виталий Млечин: Давайте про субсидирование как раз узнаем мнение Владимира из Челябинска. Владимир, здравствуйте, мы слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер. Ну, ваш гость так славно и красочно рассказывает, какие у нас радужные перспективы. В прошлом и в позапрошлом году по субсидированному билету, авиабилету я летал из Челябинска в Симферополь, это Крым. А в этом году – нет. Звоню по три раза в «Аэрофлот» – заявляют, что нет и не будет. Как он прокомментирует эти слова?

Марина Калинина: Да, спасибо за ваш вопрос.

Юрий Барзыкин: Ну, я неслучайно сказал о том, что очереди стоят. Если раньше онлайн можно было приобрести эти билеты, то сегодня надо прийти в кассу и приобрести их. Конечно, это неудобно.

Марина Калинина: Ну а если человеку говорят, что нет.

Юрий Барзыкин: Ну, значит… Потому что только каждый десятый, менее 10% можно получить субсидирование. Это не значит, что… Кто успел – тот купил. И больше нет. И в Крым, и в Сочи, и в целом, в объеме (не только «Аэрофлот» выполняет субсидированные авиаперелеты) совершенно ограниченное количество. Хотя сумма порядка 9 миллиардов выделяется. Мы говорим о том, чтобы круглый год, во-первых, было это субсидирование.

Марина Калинина: 9 миллиардов – в общем-то, сумма немаленькая, так скажем.

Юрий Барзыкин: Конечно.

Марина Калинина: Почему же такие ограничения?

Юрий Барзыкин: Тех категорий, которые хотели бы (а это единственная возможность для них), их значительно больше, поверьте мне. Поэтому те, кто едут на лечение, на реабилитацию, на отдых либо имеют показания возрастные, пенсионеры, конечно, они должны этим правом воспользоваться.

Марина Калинина: Смотрите, что нам пишут. Иркутская область: «Для семей из четырех человек из Сибири отдых в Крыму остается мечтой. Только перелет – 150 тысяч». Московская область: «В Геленджике за неделю оставил 100 тысяч. Грязь, плохое питание, очень дорого. Больше точно не поеду». «Билеты дорогие. Когда едешь дикарем… В Таиланд мой сосед улетел гораздо дешевле».

Еще у нас есть один звонок – Виктория из Кировской области. Виктория, здравствуйте.

Виталий Млечин: Добрый вечер, Виктория.

Зритель: Работаю медсестрой, мой оклад составляет 5 400. Поэтому, когда уходим в отпуск… У меня отпуск основной – 24 дня. Ну и дополнительно 12 дней – ну, как сказать? – по вредности, скажем так. Поэтому, когда уходишь в отпуск, прежде всего думаешь, как дожить до следующей зарплаты. Основное время своего отпуска мы проводим на своем земельном участке. Последний раз куда выезжали? Выезжали с родителями в Крым. Мои родители жили в Читинской области, была достойная зарплата, поэтому я помню, что выезжали куда-то, когда была маленьким ребенком. Сейчас, на данный момент все очень сложно. С окладом в 5 400, наверное, никуда не убежишь и не уедешь.

Марина Калинина: Спасибо вам за ваш звонок. Ну, действительно, низкие оклады и зарплаты.

Юрий Барзыкин: Телезритель не одинок. 25% россиян проводят свой отпуск, отдых, досуг на приусадебном участке, либо на участке, либо где-то в пригороде. И только порядка 10% от общего числа выезжают на Черноморское побережье. А хотели бы это сделать более 70%.

Поэтому основная задача, ну, государства, конечно, – сделать доступным отдых. За счет чего? Не надо выдумывать. Во всем мире… Разные варианты субсидирования мы упомянули. С 1 января этого года принят закон о возможности отнесения расходов на отдых своих сотрудников на затраты каждого работодателя – 50 тысяч рублей на сотрудника и членов его семьи. Статья 255.

Марина Калинина: Ну, это желание работодателя должно быть, естественно.

Юрий Барзыкин: Да. Ну, есть коллективные договоры, которые заключают, есть корпоративные клиенты. На самом деле мы посчитали – больше 100 тысяч такого рода сегмент. Ну а если он будет работать эффективно, то и больше может быть. Вот как бы первый шажок (даже не скажу – шаг), он есть. Поэтому в этом направлении, конечно, нужно стимулировать потребителя, иначе просто некому покупать эти туры.

Марина Калинина: Еще такой момент. Мы говорим о том, что нужно развивать внутренний туризм, нужно делать инфраструктуру…

Юрий Барзыкин: Ну, не мы говорим, а это общемировая практика.

Марина Калинина: Естественно. Ну, все равно мы как бы склоняем людей для того, чтобы они поехали по стране.

Юрий Барзыкин: Конечно.

Марина Калинина: Ну, что говорить? Естественно, у нас прекрасная природа, прекрасные места, есть куда поехать в отпуск. Но мы хотим сделать отдых доступным, при этом закрываем хостелы.

Юрий Барзыкин: Ну, закрывают, так сказать, совершенно те люди, которые имеют на это право. А наша задача…

Марина Калинина: А что значит «имеют право»?

Юрий Барзыкин: Ну, во всяком случае, мы не поддерживали этот законопроект. Он с 2016 года обсуждался и в конечном итоге вчера принят был первоначально. Хотели защитить права жильцов, ну, в жилых многоквартирных домах, а в итоге обрушили рынок хостелов, который существовал.

Марина Калинина: Это же доступное жилье – для студентов, например.

Юрий Барзыкин: Конечно. Это четверть всех прибытий с туристскими целями в Москву. Более 400 хостелов в Москве. В Санкт-Петербурге – чуть меньше, но тоже большой объем. Это международная практика бюджетного, доступного, молодежного и для пенсионеров жилья.

Другой вопрос – не нужны крайности, когда использовали жилой фонд не по назначению, ущемляли интересы жильцов. Но для этого мы предлагали согласие ТСЖ. Если они согласны (а в Санкт-Петербурге такая практика есть), они общую территорию содержат, оказывают поддержку. Ну почему нет? Вместо этого – просто запретить. Никуда они просто так не исчезнут.

Марина Калинина: Так?

Юрий Барзыкин: Либо они просто перейдут в оказание услуг по найму физическими лицами; либо закроется этот сегмент достаточно бюджетного жилья, а нелегально существующие еще более небезопасны будут и для жильцов, и для потребителей, когда мы их не увидим ни в онлайн-сервисах, когда не получат доступ туда соответствующие службы, ну а бюджеты не получат соответствующие отчисления.

Поэтому думаю, что принятие этого закона – это не конец хостелов, а это начало серьезного разговора для того, чтобы механизмы регулирования были не только запретительные. Это регулирование, это и поддержка, с одной стороны, а с другой – контроль.

Марина Калинина: Ну смотрите, у нас какая-то такая сложилась стратегия и тактика, что мы сначала запрещаем вообще все, а потом думаем: «Ну, может быть, как-то что-то…»

Юрий Барзыкин: Ну, не мы. Мы говорили о том, что не надо этого делать.

Марина Калинина: Ну, я говорю…

Юрий Барзыкин: Ну, хотели как лучше, наверное…

Марина Калинина: …а получилось как всегда.

Юрий Барзыкин: Да. Поэтому абсолютно неэффективный, непрофессиональный подход. И думаю, что к этому придется возвращаться, потому что от этого не исчезнет потребность в бюджетном жилье.

Что предложили? Извините, регионы сказали: «Вот есть у нас нежилые помещения. Ладно, из нежилого фонда по льготной ставке мы вас переводим, раз есть бизнес, есть потребность»? Этого тоже нет. Поэтому не бывает так, чтобы только запретить. Проблема этим не решается.

Виталий Млечин: С ценами что будет? Извини, просто важный вопрос.

Марина Калинина: Да, я тоже хотела спросить.

Юрий Барзыкин: Ну, мы же понимаем, что если в среднем 700 рублей в хостеле, а в среднем на размещение – ну, от 2 тысяч, разные уровни. Вот и посчитайте. В три раза предложение будет дороже. Да, для гостиниц это как бы хорошо. Но мы же видим – не справляются они с объемом, особенно в высокий сезон их не хватает. Поэтому нужно переводить на цивилизованные рельсы рынок образующийся хостелов, средств размещения иных, как мы их называем, гостевых домов. Но не просто сначала дать возможность их развивать, а потом просто запретить.

Марина Калинина: Давайте послушаем мнение Юрия из Перми. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот я из Перми звоню. Мы в советское время с мамой ездили на пароходе, было доступно, можно было съездить. А сейчас, чтобы съездить до Астрахани, ну, до Волгограда, знаете, сколько стоит путевка на пароход, первый класс?

Марина Калинина: Сколько?

Зритель: В первом классе – 40 тысяч. Значит, 40 тысяч – первый класс. 30 тысяч стоит второй класс. А если в трюме сидеть, то стоит 10 тысяч. И в эти путевки входит что? Только проживание, ну, проезд и питание. А все экскурсии – дополнительно надо платить, чтобы города эти посмотреть. Ну, как за эти деньги? Вы мне объясните. Путевки растут. Мы живем на реке Каме и не можем съездить на пароходе. 40 тысяч путевка стоит до Волгограда, представляете?

Марина Калинина: Юрий, скажите, пожалуйста, а условия-то какие проживания, ну, допустим, в первом классе? Вы знаете?

Зритель: Там каюты отдельные, каюты двухместные. Есть и одноместные каюты.

Марина Калинина: Так? А с питанием как там?

Зритель: С питанием? Вот у нас ездили, и ничего, нормально, говорят. Ну, 40 тысяч – это до Волгограда съездить, до Астрахани. Это очень накладно.

Марина Калинина: Спасибо большое за ваш звонок. Юрий Александрович, такие цены – чем они вообще оправданы?

Юрий Барзыкин: Ну, дефицитом. У нас в основном плавсостав – от 15 лет и дальше, 30 лет и прочее. Поэтому просто дефицит, возможности судов.

Марина Калинина: А это вопрос уже к судостроительной компании.

Юрий Барзыкин: Конечно. Ну, с прошлого года программа принята, и действительно готовятся эти суда – и малой, и большей вместимости. Вот в апреле месяце вновь начнется круиз «Князь Владимир» из Сочи в Севастополь, он идет неделю, 26 600 стоит. Не в трюме. Ну, так сказать, достойно. Питание…

Марина Калинина: Но рядом с трюмом.

Юрий Барзыкин: Да-да-да. Ну, на самом деле самый оптимальный отдых – это круизный. Мы всегда говорили о том, что нужно повернуться к морю, к реке. Кстати, круизы речные наиболее востребованы у наших гостей из-за рубежа. Да, их мало, но они очень удобные для экскурсионных туров. Поэтому здесь вот те неиспользуемые резервы, чтобы больше тратили здесь. Конечно, ни один предприниматель за такие деньги не может купить судно, очень дорого. Субсидирование, кредитование – и не под те проценты, которые отдать невозможно, а, конечно, доступные.

Марина Калинина: Из Москвы звонок. Ксения, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Ксения, слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер. Вы знаете, я четыре года назад ездила в Саки, в санаторий Пирогова. Да, шикарный санаторий, но город был убитый, сам город. Ну, думаем: ладно, после Украины Крым в порядок приведут. А ничего подобного! Ездили летом в Евпаторию. Сказать, что город убитый – это ничего не сказать. И мэр там на всех страницах, на всех газетах фотографируется. Деревья посадки еще советской. Мы в Евпатории часто отдыхали в советское время, красивый зеленый город был. Так там асфальт и плитка еще, извините меня, 30-летней давности. И деревья те же самые. Ни посадок, ни убранных дорог. Пляжи вообще не убираются! Это скисшая, прокисшая морская трава с кучей мошкары. Дети искусанные до крови. Нет людей, которые этим занимаются в городе. А мэр всем пишет на всех страницах в газетах: «Я такой хороший, я такой замечательный». Одни его фотографии на переднем плане. Супер!

Виталий Млечин: Понятно, понятно. Спасибо вам большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Виталий Млечин: Кстати, из Ленинградской области тоже пишут: «Крым прекрасен, а крымчане ленивые, недовольны русскими туристами. Говорят, от нас мусор и так далее. Сервис – ноль с минусом».

Юрий Барзыкин: Ну, мы тоже не сразу менялись, поэтому и Крым по щучьему велению не изменится. Я бывал там и ребенком, и когда в Украине он был, и сейчас. Сегодня решаются инфраструктурные проблемы. Конечно, нужно синхронизировать изменения…

Марина Калинина: Ну а как они решаются, эти инфраструктурные проблемы?

Юрий Барзыкин: Как они решаются? Введен аэропорт на 6 миллионов прибытий в прошлом году.

Марина Калинина: Ну, аэропорт – ладно, хорошо.

Юрий Барзыкин: Это одно из основных логистических, так сказать, сооружений. Крымский мост, который дал возможность…

Виталий Млечин: То есть это то, что федеральный центр делает. А то, что внутри?

Марина Калинина: А сервис?

Юрий Барзыкин: Я говорю, что инфраструктурные проблемы решаются в первую очередь, и то прибытие. Внутри Крыма тоже пробки, да?

Марина Калинина: Да.

Юрий Барзыкин: В то же время… Вот в сезон не надо строить. Давайте перенесем это, действительно мешает. Но если чего-то хотим добиться, нужно потерпеть. Поэтому и внутри немалые средства для инфраструктуры в Крым вносятся. Конечно, это должно быть синхронизировано с качеством, с обслуживанием, с ненавязчивым сервисом, когда никто никуда не спешит. Потому что иначе люди приедут, а потом просто не вернутся. На сегодня приток идет, люди хотят увидеть. Это, как говорится, для себя открыть по-новому. Но нужно, чтобы и крымчане здесь не подводили.

Марина Калинина: Вот не о Крыме, а о Байкале: «Моя подруга поехала на Байкал, – это я читаю сообщение нашего зрителя, – поездка очень дорогая! За восемь дней пребывания вместе с перелетом и питанием – более 70 тысяч». Пишут: «Там одни китайцы, наших туристов практически нет, а для китайцев целые гостиницы построены, и они уже открыто обживают этот регион. Говорят, что на их картах Байкал уже обозначают как Китайское озеро. Мы стремительно теряем страну».

Юрий Барзыкин: Ну, это сказки, конечно.

Марина Калинина: Вот читаю то, что присылают наши зрители.

Юрий Барзыкин: Китайские туристы у нас занимают первое место по прибытиям, и не только у нас. Разные мнения. Некоторые отельеры даже отказываются от их приема – мол, не тот формат. Ну, надо выбирать – либо берите что дают, либо все-таки обеспечивать прием тех, кто готов приехать. Поэтому, да, китайский поток сегодня генерируется, и их немало. Нужно налаживать наш поток.

Кстати, Горно-Алтайск в прошлом году тоже субсидировался, и туда, конечно, перелеты стали дешевле, и поток туда увеличился. Пока Байкал – это вопрос доступности. Рядом, выше Алтайский край увеличил, более 2 миллионов принимает же он на сегодня и отдыхающих, и гостей. И ФЦП (федеральная целевая программа) в прошлом году закончилась – более 40 регионов получили господдержку в этом направлении. Алтайский край – два проекта. Ну а многие на берегу озера Байкал отказались от этих средств. Поэтому многое зависит и от политики…

Марина Калинина: От местных властей.

Юрий Барзыкин: Конечно. Если не заинтересованы в привлечении, чтобы местные работы предприниматели – это одно. Если просто приходит инвестор и практически… Мы знаем тактику китайских товарищей, да? Они же и принимают, они же и обслуживают, они же и получают. Поэтому, конечно, нужно…

Марина Калинина: А наши не могут? Или их не пускают? Или они не хотят? Я не очень понимаю.

Юрий Барзыкин: По-разному. Нет, наши могут, их пускают и хотят, но необходимы финансовые ресурсы, доступные кредиты. Вот следующую программу мы предложили Минэкономразвития, чтобы действительно включались для поддержки инвесторов, которые заходят.

Марина Калинина: Я не только про Байкал, я вообще.

Юрий Барзыкин: В нынешней системе финансовой очень сложно обеспечить окупаемость, да? Поэтому, думаю, если будут выверенные хоть немного действия, конечно, примеры Сочи, примеры Северо-Запада, когда вокруг Санкт-Петербурга все-таки система средств размещения выросла, других наших регионов – они показывают, что это возможно.

Виталий Млечин: Послушаем Алексея из Ярославля, еще успеем это сделать. Алексей, здравствуйте. Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Зритель: Добрый день.

Виталий Млечин: Мы слушаем вас.

Зритель: Алло.

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста, Алексей.

Зритель: Спасибо. Я про Ярославль чисто.

Марина Калинина: Да, давайте.

Зритель: За последний год очень увеличилось у нас количество пароходов, которые приезжают в Ярославль.

Марина Калинина: Так, и что? Вы этому рады или нет?

Зритель: Мне все равно. Я бегун, понимаете, я бегун по набережной. И я смотрю на это, я считаю пароходы. Я каждую пробежку считаю пароходы. Их количество увеличивается. Ну, это как бы нормально, туризм, в Ярославле это процветает.

Виталий Млечин: То есть, в общем, ездят люди в Ярославль.

Юрий Барзыкин: Я хочу сказать, что 15 марта – наш комитет Торгово-промышленной палаты, выездное заседание в Ярославле по промышленному туризму. Смотрим гончарное производство, керамику. И не только смотрим, а показываем это нашим коллегам из других регионов. Поэтому будете пробегать мимо – посмотрите.

Виталий Млечин: И последний вопрос, интересуются наши зрители: «А курортные сборы ввели для того, чтобы доступность повысить?»

Юрий Барзыкин: Да, мы тоже не поддерживали эту меру. И хотя обозначили ее в рамках 10 рублей, допустим, в Краснодарском крае, на сбор тратят больше средств, чем они получают. Поэтому в этом году, насколько я знаю, мы тоже обращались, чтобы не повышать их. Крымчане более мудро поступили – не вводили в прошлом году. А в этом году не вводит та же Евпатория, то есть отдельные.

Ну, это дело регионов, это эксперимент. Мы такие эксперименты не поддерживаем, потому что даже в минимальной сумме они не повышают привлекательность. А проблемы инфраструктуры даже с теми десятками миллионов, что они получают, не решаются. Только средства федерального бюджета, регионального. Когда 1 километр дороги стоит 100 миллионов, конечно, нужно складывать ресурсы и решать эти проблемы. А получить с потребителей нужно через услуги, через сервисы, чтобы их было больше.

Марина Калинина: Чтобы они были достойные.

Юрий Барзыкин: Чтобы хотелось на экскурсию бежать, получить какие-то другие услуги, а не так, чтобы тебя обязали, и ты обязан уплатить. А если что… Даже штрафы там ввели в КавМинВодах, так сказать, драконовские.

Марина Калинина: А то выгонят?

Юрий Барзыкин: Да нет, выгнать не выгонят. Но пока объем их невелик. Ну и получили, в общем-то, небольшую сумму. Думаю, что эксперимент покажет, что не надо нам спешить – сначала получить, а потом отдать. Нужно сначала вложить.

Виталий Млечин: Спасибо.

Марина Калинина: Вы-то сами где любите отдыхать?

Юрий Барзыкин: Я больше всего люблю в Сочи. И формат, совет: зимой – на побережье, в два раза дешевле; а летом – на Красной Поляне, тоже в два раза дешевле, не жарко, прохладно, бесплатный трансферт. Полчаса – и на море.

Марина Калинина: Хороший совет, спасибо. Юрий Барзыкин, вице-президент Российского союза туриндустрии, был у нас в гостях. Спасибо, что пришли.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски