Юрий Кара: Можно украсть приёмы Тарантино и Феллини, но украсть живое сердце нельзя. А живут только те фильмы, в которые вложено сердце

Юрий Кара: Можно украсть приёмы Тарантино и Феллини, но украсть живое сердце нельзя. А живут только те фильмы, в которые вложено сердце
Кого и как учить? Китайцам въезд запрещён. Хакеры атакуют банки. Опасен ли 5G? Передел рыбного рынка. Индексация для работающих пенсионеров
Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Гости
Юрий Кара
кинорежиссер, заслуженный деятель искусств РФ

Александр Денисов: В рубрике «Личное мнение» у нас режиссер, который предложил роль Настасьи Филипповны из «Идиота» Шерон Стоун. Приняла ли предложение голливудская дива? Узнаем у самого Юрия Викторовича Кара (вот именно так фамилия, не склоняется). Вместе с Юрием Викторовичем вспомним главные картины в его творчестве и выясним, почему Юрий Викторович считает себя нереализованным, а также что за дьявольское проклятие нависло над его «Мастером и Маргаритой». В общем, заинтриговали зрителей, сейчас будем раскрывать.

Анастасия Сорокина: Саша уже все и спросил у Юрия Викторовича сразу!

Александр Денисов: Да. Но у Юрия Викторовича еще много тузов в рукаве, поэтому я не все рассказал.

Анастасия Сорокина: Давайте с Шерон Стоун начнем.

Александр Денисов: Да, вот сейчас мы покажем кадры…

Анастасия Сорокина: Саша очень хотел узнать именно это.

Александр Денисов: Да-да-да. Вот сейчас Шерон Стоун. Смотрите, Юрий Викторович. То есть вы такой представляете Настасью Филипповну, которая, как пел Арканов, «баксы в печку кинула»?

Анастасия Сорокина: Это недавнее.

Александр Денисов: Недавнее, да. Эффектная женщина до сих пор, кстати, Юрий Викторович.

Юрий Кара: Ну, уже время прошло, к сожалению. Я это предлагал ей 20 лет назад, поэтому…

Анастасия Сорокина: Так согласилась она или нет?

Юрий Кара: Она-то согласилась. Причем мы были вместе с Никитой Михалковым, он ее как раз приглашал тогда на «Сибирского цирюльника». Она говорит: «В Сибирь? Нет, в Сибирь не поеду! А по Достоевскому снимусь». Очень хотела.

Правда, я еще приглашал на роль Аглаи Настасью Кински, но тут тоже она взмолилась и говорит: «А меня ведь отец назвал Настасьей в честь Настасьи Филипповны. Попробуйте лучше меня».

И на самом деле, в общем-то, были размышления, но, к сожалению, в общем-то, я так в Голливуде и не нашел отклика, потому что они как-то говорят: «У вас литература… Нас только «Анна Каренина» и «Капитанская дочка» удовлетворяют, с точки зрения драматургии. А так у вас не поймешь про что».

Александр Денисов: А еще «Доктора Живаго» они любят из нашего там ставить.

Юрий Кара: Ну, «Доктора Живаго» когда-то поставили замечательно. Особенно мелодия оттуда на века осталась.

Анастасия Сорокина: Ну, время течет, что-то меняется, появляются, наверное, какие-то новые идеи. У вас сейчас есть какие-то разработки? Может быть, сценарий, который вы хотите снять?

Александр Денисов: Чего нам ждать, в общем, Юрий Викторович, от вас?

Юрий Кара: Ну, не хотелось бы подвести наших руководителей, потому что, в общем-то, задумка снять фильм о бриге «Меркурий». Это 1829 год, когда наш маленький бриг «Меркурий», который находился в разведке… А тогда не было ни космической, ни авиационной разведки, и чтобы узнать, где стоит турецкая эскадра, нужно было просто поплыть в Черное море и посмотреть.

Вот они посмотрели, а турки за ними погнались. И два огромных линкора его настигли. У нашего было 20 пушек, а у тех – 200. И они, естественно, сказали «сдавайся». В принципе, логично было бы сдаться. Но наши ребята тогда сказали: «Нет, мы лучше погибнем, но будем сражаться». Положили пистолет на пороховой склад и сказали: «Кто останется последним в живых, тот стрельнет и себя вместе с турками взорвет». И настолько искусно сражались, именно по-суворовски! Распиливали ядра, связывали цепью. И когда стреляли, так называемые книппели летели и срезали просто все мачты у турок. Обездвижили их. Хотя их тоже изранили полностью: и шлюпки разбили, и борта, и паруса. Но – выжили, выстояли и на веслах потихонечку вернулись в Севастополь.

Николай I был настолько восхищен этим поступком, что он, во-первых, первый памятник русским морякам воздвиг там. «Александр Казарский, – это капитан брига «Меркурий», – потомству в пример». Об этом примере и хотелось бы рассказать. Но он еще сказал, чтобы в русском флоте всегда был корабль с названием «Меркурий». И они были – «Меркурий», «Память Меркурия». Но в 1917 году традиция прервалась.

А сейчас… Я был на приеме у Сергея Кужугетовича Шойгу, министра обороны. Я говорю: «Нужен такой фильм, чтобы все-таки рассказать и традицию возродить». И в апреле месяце Владимир Владимирович Путин и он – они закладывали четыре военных корабля и один из них назвали «Меркурий». Хотелось бы действительно успеть, чтобы мы сняли фильм раньше, чем построят корабль, чтобы люди знали, во имя какого подвига это существует.

Александр Денисов: Юрий Викторович, уже приоткрыли, так сказать, тайну над буднями режиссера. Не утомляет ли, что сейчас режиссер должен не творчеством заниматься, а – грубо говоря, волка ноги кормят – бегать к министру обороны, договариваться? Ничего страшного, к министру обороны сходить приятно, но ведь еще много куда нужно бегать, чтобы в итоге сделать фильм. Не выматывает ли это? Не тратите ли силы на все это сопутствующее? Пока до съемок дойдет, то уже устанешь.

Юрий Кара: Ну, честно говоря, да, это действительно тяжело. И я, оглядываясь на прожитую жизнь, думаю, что 10 фильмов я снял, а 20 сценариев у меня так и остались нереализованными, причем это именно сценарии: «Тавро Кассандры» снимать в космосе или «Идиота» опять же.

Конечно, очень жаль, что натыкаешься иногда на вот такие финансовые работы. К сожалению, действительно получается, что я не в этой обойме этих мейджоров, которые получают финансы на то, что они хотят делать, достаточно легко, и никто их не контролирует. Причем иногда думаешь: «А как же так? Вы в комиссии, которая выдает деньги, сами себе и выдаете». То есть, не знаю, Антимонопольный комитет и наша Госдума что-то недосматривают, к сожалению.

А нам, действительно таким свободным художникам, к сожалению, в основном приходится на это тратить время, хотя хотелось бы именно на творчество. И оно было бы полезно.

Александр Денисов: Зрители вас хотят поздравить. Послушаем и продолжим беседу.

Анастасия Сорокина: Из Иркутской области Марина дозвонилась. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Юрий Кара: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Да, Марина, говорите, пожалуйста.

Зритель: У меня вопрос к Юрию Кара: не хотел ли бы он на сегодняшний момент снять фильм именно о текущей жизни?

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Марина, за вопрос.

Юрий Кара: Ну, о текущей жизни всегда сложно снимать, потому что кино немножко неповоротливое, мягко говоря.

Анастасия Сорокина: Пока снимешь, оно уже утечет

Юрий Кара: Да. Потому что снимаешь, и сегодня это все актуально. Или, допустим, как действительно война с турками. Хотя там сами турки признали этот подвиг брига «Меркурия», пришли и рассказали, так сказать, царю подтвердили, потому что англичане не верили, а они говорят: «Мы сами наблюдали. Мы восхищены и считаем, что…» Допустим, есть армия Наполеона и Кутузова – примерно одинаковые. А здесь маленький бриг победил два огромных линкора. Это победа, которая стоит тысячи побед.

Другое дело, что то мы с турками ссоримся, то миримся. Вот так сделаешь фильм, а мы уже будем лучшие друзья опять (ну, как сейчас есть). То есть, к сожалению, не всегда кино быстро реагирует, в отличие от вас, телевидения. Вам в этом смысле вам лучше, и можно позавидовать.

Александр Денисов: Нам тоже деньги нужны.

Юрий Викторович, вопрос. Вы упомянули интересный момент, что не в обойме мейджоров. А вы сейчас понимаете логику финансирования кино? Например, Сергей Никоненко… Была история, что дали Гай Германике на «Мысленного волка». Фильм вообще никто не смотрел, не пошел. А на его «Есенина» не дали. Хотя бы я, может быть, про Есенина фильм посмотрел, пошел и заплатил бы. Логика финансирования кинематографа сейчас вам понятна или нет?

Юрий Кара: Ну, мне тоже не совсем понятно, потому что… Вот ваш канал поддерживал создание фильма «Сахаров». В следующем году Андрею Дмитриевичу 100-летие, и мы хотели сделать об этом действительно великом и замечательном человеке. Но они не поддерживали, Фонд кино, встали некоторые люди: «Не нужно этого». Хотя удивительно…

Александр Денисов: А что им нужно?

Юрий Кара: Вот именно, что нужно такое совершенно непонятное кино, которое никто не смотрит. И на самом деле тут надо пересмотреть… Вот они устроили доску позора, а на самом деле можно было привлечь и другие органы. А то, что сами себе выдают деньги – это вообще дикость какая-то. Они без конкурса, без ничего получают, причем и на себя, и на аффилированные фирмы. Они и дебюты отдельно финансируют.

То есть, в принципе, к сожалению, вот эта монополия разрушает, потому что… Даже в голливудских компаниях они десять фильмов делают и все проверяют – сценарий, актеров. И все равно на выходе они поддерживают только два, потому что не угадаешь со зрителем. И время трудно угадать, и сегодня вкусы одни, а через полтора-два года они могут совершенно поменяться. И то же самое здесь.

А здесь отдали только одним людям. Причем, я говорю, когда я предлагал свой проект в прошлом году, я знаю точно, что у двух мейджоров вообще не было ничего, но от денег они не отказались.

Александр Денисов: То есть им дали деньги, а проектов у них не было в планах?

Юрий Кара: Ну да, нормальных проектов. То есть на что именно, лишь бы потратить деньги. Они их и потратили. Вот сколько я говорил в Министерстве культуры: «Нужно все-таки на проекты, не вот этим мейджорам давать на что угодно, а защищать проекты, которые действительно достойные». Может быть, в советское время чиновники были более объективные. Потому что художник иногда, наоборот, видит, что этот проект будет лучше, чем он делает, и не даст тебе именно, чтобы ты не стал его конкурентом.

Анастасия Сорокина: Юрий Викторович, на этой неделе мы стали обсуждать тему национальной идеи. У вас сейчас, скажем так… Может быть, если не замахиваться прямо на национальную идею, а в плане кино, как вы думаете, есть сейчас отображение в сегодняшнем кинематографе того, что происходит у нас, какая-то реакция, какое-то творческое, такое художественное осмысление? Может быть, есть какие-то фильмы, которые вы видели и которые произвели на вас впечатление, что не все так мрачно, плохо и превратилось в какую-то такую биржу экономическую?

Александр Денисов: Есть что-то актуальное и дающее нам надежду?

Юрий Кара: Я только что вернулся, я был председателем жюри кинофестиваля «Святой Владимир» в Севастополе. И на самом деле это добрые замечательные фильмы о наших современниках или исторических деятелях. Допустим, там был фильм о Краснове, который построил Ливадийский дворец за 14 месяцев, всю Ялту, набережную, а потом в 1918 году уехал и построил почти весь Белград – и Королевский дворец, и все остальное.

Но об этих людях у нас почему-то не говорят и не рассказывают, потому что это, видите ли, для наших каналов основных неформат, для кинотеатров неформат. Вот это и хотелось бы, может быть, записать и в Конституцию, чтобы действительно эта доброта и сохранение нашей страны и были нашей национальной идеей. Сохранение человека, сохранение страны и сохранение нашей культуры. А то действительно, когда…

Вот раньше мы выдвигали сами на фестивали фильмы, поэтому «Баллада о солдате» получала, вот такие. Сейчас фестивали сами выбирают. Ну, это их право. Допустим, когда мы на «Оскара» посылаем фильмы, которые показывают…

Александр Денисов: …которые сами потом у себя не показываем.

Юрий Кара: Нет, ну я не знаю, где этих персонажей они видят. Я не завидую тем режиссерам, которые считают, что вот такие у нас люди в стране.

Анастасия Сорокина: Дискредитируют, можно сказать?

Юрий Кара: Они идут на поводу у Запада. То есть там считается, что Россия – это, не знаю, клоака. И чем хуже, тем лучше.

Александр Денисов: Звягинцева вы имеете в виду?

Юрий Кара: Ну и его тоже, но не только. В принципе, на «Оскара» мы выдвигаем сами. И Меньшов вроде бы на словах патриот, а как же он такие фильмы-то поддерживает? Меня тоже это удивляет.

Александр Денисов: Юрий Викторович, про актуальность кино. Ваш первый фильм «Завтра была война», недавно его пересмотрел…

Анастасия Сорокина: Один из первых.

Александр Денисов: Да. Самый же первый? Я же не путаю?

Юрий Кара: Да.

Александр Денисов: Самый первый. Дипломная работа ваша?

Юрий Кара: Да.

Александр Денисов: Он абсолютно современный, свежий, смотрится. И у меня было ощущение, что вы тогда его снимали, как будто вы были среди этих ребят седьмым другом. Вот с такой позиции. Может быть, я заблуждаюсь.

Если бы сейчас вы снимали этот фильм, вот пришлось бы сейчас, лег бы сценарий Васильева, вы бы его снимали, то бы вы с позиций каких снимали? Может быть, Никоненко – директор этого фильма? Такой мой вопрос.

Юрий Кара: Ну, честно говоря, когда мы разговаривали с Борисом Васильевым, он рассказал, что это фильм о его одноклассниках. Это ребята 1924–1926 годов рождения, которые прямо со школьной скамьи шли на фронт. Горячие сердца, чистейшие души! Они первыми шли в атаку, бросались под танки. И, по статистике, их осталось, к сожалению, всего 3%.

Александр Денисов: Там никто же не выжил.

Юрий Кара: 3%. А сам Борис Васильевич выжил, потому что он был тяжело ранен и провалялся в госпитале. А потом его выходила Зоря Альбертовна, на которой он женился потом. И «А зори здесь тихие…» он посвятил ей, получается, и характер Искры он тоже списывал со своей супруги. Он говорил: «Это мое объяснение в любви».

Когда мы снимали, то это тоже было наше объяснение в любви тому поколению, которое позволило нам жить, выжить в этой войне. Конечно, они все погибли, но тем не менее их дух и стремление к правде остались. И ребята, которые играли, они с удовольствием это делали.

Я сейчас преподаю во ВГИКе, у меня ребята. Я не знаю, где находят персонажей эти, которые пытаются получить «Оскара». Я разговариваю с нормальными людьми, вот с вами. Я не вижу этих людей. Я чувствую, что и сейчас все равно нашлись бы актеры и замечательно бы это разыграли. Просто мне Искра рассказала интересно, Ирина Чериченко, она была…

Александр Денисов: Актриса.

Юрий Кара: Да, актриса. Она была в Германии. И там фестиваль был, на котором был фильм с кадрами документальными, что было перед войной в Англии, во Франции, в Америке, в Германии и в Советском Союзе. Она говорит: «Я смотрю, смотрю. А потом, когда показывают Советский Союз, вдруг я с Негодой выходим из дома Люберецких на Патриарших прудах». Я подхожу к режиссеру и говорю: «Это же не документальное кино». Он говорит: «Вы знаете, мы смотрели вашу хронику. Она настолько лощеная, настолько парадная, ничего там живого нет. И нам показалось, что именно ваш фильм рассказывает правду о той жизни».

На самом деле это приятно, с одной стороны, потому что мы действительно старались сделать фильм максимально правдивым. И люди действительно это воспринимают. В общем-то, на самом деле я в детстве мечтал быть капитаном дальнего плавания, но из-за зрения меня в мореходку не взяли. А так я с этим фильмом, в котором есть душа… Вот вы говорите, что фильм живой. Это потому, что в нем сердца наши.

Можно, знаете, украсть какой-то прием у Тарантино, у Феллини, неважно у кого, кинематографический прием…

Александр Денисов: Это Тарантино у всех крадет.

Юрий Кара: А сейчас посмотрите наше кино: половину сюжетов у него крадут и так далее. А сердце живое, когда действительно что-то волнует, – это не украдешь. И вот именно такие фильмы, где режиссер и группа, актеры вложили свое сердце, они и живут.

Анастасия Сорокина: Звонки давайте послушаем. Из Москвы Галина дозвонилась до нас. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я из Москвы, мне 74 года. Я хочу задать вопрос: для чего создают фильмы-ремейки? Ни один фильм… Я вот смотрю все эти фильмы. Ну нельзя! У нас столько писателей, зарубежная и наша литература. Зачем снимают то, что было снято?

Как можно сравнить фильм «Анна Каренина», в которой играла Самойлова? Ну нет и близких ей! Вот сыграла Боярская. Ее муж – дохлый. На коне скачет – и прямо какая-то дохлятина. А у нее не женский голос, а какой-то грубый мужской. Анна Каренина должна быть в расцвете сил, а эту молодую пустили… Да, режиссер хороший, я люблю Шахназарова, но фильм не удался. И про него никто не говорит, все вспоминают тот фильм.

Александр Денисов: А у Соловьева вам тоже не понравилась «Анна Каренина»?

Зритель: «Еще раз про любовь» – какой был фильм с Татьяной Дорониной! Мы с сестрой были молодые, пошли и плакали весь фильм. И сняла другая – «Самолет. Полет», хрен знает что, про любовь. Зачем снимать то, что было снято великими, и то, что было снято как надо? Подбирались актрисы не лишь бы подобрать, а именно кто может сравняться с Дорониной, с Быстрицкой.

Александр Денисов: Спасибо большое, Галина, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Простите, мало времени остается у нас, чтобы дать ответить.

Юрий Кара: Вообще-то, каждое поколение хочет высказать свое мнение по отношению к классике. И в этом нет ничего плохого, с моей точки зрения. Другое дело, что что-то кому-то нравится, что-то нравится людям, когда играли актрисы их поколения. Ну, тут трудно сравнивать и говорить что-то. Но я считаю, что все равно, наверное, все поколения имеют право высказать свое мнение, снять своего «Идиота», снять свою «Анну Каренину».

Другое дело, что часто, к сожалению, вот те фильмы, которые я видел на «Святом Владимире», они якобы являются неформатом, а на самом деле очень достойные – и документальные, и художественные. Но их почему-то не показывают. У нынешних прокатчиков такая тенденция этого якобы американского кино.

И что больше всего меня там возмутило, когда я защищался в Министерстве культуры? Они говорят: «А ссылки какие?» Там был такой замминистра, который учился где-то в Америке. «Вот на какие американские фильмы это должно быть похоже?» Я говорю: «Во-первых, у нас свои фильмы. А во-вторых, я считаю, что каждый фильм должен быть индивидуален и неповторим. А вы все пытаетесь, чтобы мы сделали какие-то копии, подделки под американские фильмы. Зачем?»

Его, к счастью, сняли. Я надеюсь, может быть, нынешнее руководство по-другому будет смотреть на эти вопросы. Но, в принципе, конечно, великие фильмы, которые есть в истории, они останутся.

Другое дело, что в советское время, знаете, тоже каждый год снимали 150 фильмов, а сейчас мы помним 50, допустим – «Ирония судьбы» и прочие замечательные. Ну а те 149, которые в этот год снимались, о какой-то производственной тематике, о Хрущеве и о Брежневе? Ведь про них даже никто не вспоминает. Ну и сейчас тоже можно найти, я говорю, хорошие фильмы. Их немного, но они есть.

Анастасия Сорокина: И есть еще звонок – из Белгородской области Алексей дозвонился до нас. Алексей, здравствуйте.

Зритель: Алло. Здравствуйте, Юрий. Я хотел как раз по этому поводу вам задать вопрос, но вы уже практически ответили на него. Я хотел бы поздороваться с ведущими и со всеми телезрителями, ну и с вами лично. Я как раз хотел задать вопрос по этому поводу: какой фильм из тех, который уже был произведен в нашей стране, вам нравится, ну, по своим каким-то критериям?

Я сейчас буквально отвлекусь на секунду. «Т-34» вышел в прошлом году – помните? – такой фильм про танк. Это же буквально переложение «Жаворонка». Помните вы? Когда солдаты убежали на танке. Скажите, пожалуйста, что вам нравится?

Александр Денисов: Спасибо, Алексей. Сейчас ответим. Спасибо.

Юрий Кара: Ну, честно говоря, конечно, мне все жанры нравятся. Я не хочу довлеть, так сказать. И если действительно комиксы – это сейчас популярно и молодежи нравится «Т-34», то…

Александр Денисов: А это комиксовое кино?

Юрий Кара: Конечно, это комиксовое кино. Ну, такой жанр существует, и в этом ничего такого нет. Я говорю, что мне больше нравится, где есть действительно душа, где есть действительно на самом деле живое сердце. Ну что говорить? «В бой идут одни «старики», допустим. Вот «Жаворонок» вы вспомнили. На самом деле это фильм такой душевный, человечный. А когда какие-то механистические просто спецэффекты – это не всегда хорошо.

Хотя есть, допустим, фильм «Бибинур», который в Татарстане сняли. Это женское имя. И там в титрах (они очень долго тоже идут) столько было помощников! Но у нас его нигде не показывают. Он получал призы на кинофестивалях. Это действительно, может быть, один из тех фильмов, который пытается разобраться в действительности и показать, куда мы пришли и куда нам дальше идти.

А так, в общем-то, я говорю, хотелось бы, может быть, программу «Святого Владимира»… Может быть, Общественное телевидение как-то рассмотрит, потому что там и документальные замечательные фильмы, и художественные. Есть фильмы. То есть хочется не пересказывать их, а чтобы их показали – и зрители сами оценили.

Александр Денисов: Юрий Викторович, я смотрел и другие интервью с вами. У меня сложилось впечатление, что вы такой человек мудрый, бесконфликтный. Вот вам это не мешает, вашему успеху? Если посмотреть, то какие режиссеры у нас успешные? Которые, помимо того, что они снимают, они еще политики, плюс бизнесмены вдобавок. Может быть, даже в первую очередь они бизнесмены и политики, а уж режиссеры – это потом. Вы явно не стремитесь в эти сферы. Мешает это вам или нет – что вы не хотите быть ни политиком, ни бизнесменом, ну, в таком роде, а только режиссером?

Юрий Кара: Ну конечно, это помогает и политикам, и бизнесменам находить финансы. Я же говорил, что не все у меня получается. Хотя, на мой взгляд, проекты очень интересные, они действительно могли бы прозвучать. С другой стороны, была такая практика: кто у нас уходил в политику…

Александр Денисов: Тот не возвращался, да?

Юрий Кара: Ну да, к сожалению. И Климов, и Ролан Быков. Да даже у Эльдара Рязанова после того, как он пободался с президентом, фильмы уже были не того качества.

Александр Денисов: А давайте современников перечислим. Вот Никита Михалков, Карен Георгиевич Шахназаров – они увлечены всем, но фильмов как-то не видим в последнее время.

Юрий Кара: С другой стороны, они очень полезны как действительно люди, которые определяют направление мысли. Я очень уважаю и Карена Георгиевича, и Никиту Сергеевича. То есть действительно их позиция – она очень мудрая и очень правильная, как бы за нашу страну.

Может быть… Ну, как сказать? Фильмы выходят через год, полтора, два. А иногда нужна четкая позиция, чтобы люди правильно понимали, куда им двигаться. И вот такие люди… Знаете, как Сахаров говорил, когда ему говорили: «Ну как же вы боретесь против советской системы? Она такая совершенно несокрушимая». Он говорит: «Вы знаете, если не будет этих маяков, чтобы люди знали, куда двигаться, то жизнь, можно сказать, будет беспросветная».

Александр Денисов: То есть это «маяки» – и Шахназаров, и Михалков?

Юрий Кара: Да, и Шахназаров, и Никита Михалков, ну, на мой взгляд. Во всяком случае, я очень уважаю их мнение.

Анастасия Сорокина: Еще один звонок – Любовь из Нижнего Новгорода дозвонилась до нас. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Могу задавать вопрос?

Анастасия Сорокина: Да-да, Любовь, мы вас слушаем.

Зритель: Вопрос у меня следующий. В предыдущем разговоре с Юрием Кара, он ответил, что есть множество очень хороших и познавательных фильмов, но их почему-то не показывают. Я хотела бы… И я не первый раз об этом слышу. Недавно смотрела передачу с президентом, когда собирались кинематографисты. И тоже говорилось о том, что есть множество фильмов, документальных фильмов и художественных фильмов, действительно серьезных. Пусть они будут очень серьезные, но они интересные, они познавательные, они как-то воспитывают человека, школьника, студента и так далее, в отличие от того, что идет в повседневном показе.

И вопрос: почему? Я не слышу ответа. А почему? У меня сейчас вопрос лично к режиссеру Юрию Кара. Может быть, он все-таки честно скажет, а почему?

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Только честно, Юрий Викторович!

Юрий Кара: Ну, не ко мне вопрос, потому что я как бы не кинодеятель, я киноделатель. Мы делаем кино. А вот это зависит, к сожалению, от кинодеятелей, которые определяют политику. И часто, вы правы, декларируют патриотизм, какие-то ценности, а в результате поддерживают совсем другого порядка фильмы. То же самое показывают и по телевизору.

Хотя вот был юбилей Борисова… Ну не знаю, показывают совсем какие-то передачи, ни уму ни сердцу, а фильм о великом режиссере… то есть об актере, о котором и молодежь должна была знать, в два часа ночи. Ну какой нормальный человек будет смотреть фильмы в ночь на понедельник в два часа ночи? То есть как бы эта политика каналов.

Конечно, хотелось бы… Вот вы говорите: «Почему не идете в политику?» Может быть, и надо бы пойти, потому что хочется сломать эту систему, чтобы действительно какие-то вещи, истинные ценности показывали в нормальное время. А показывают какие-то дурацкие передачи, совершенно непотребные, ни уму ни сердцу, которые мало того что оболванивают людей и совершенно отбивают вкус, так они идут в прайм-тайм.

Анастасия Сорокина: Юрий Викторович, совсем скоро… мы встречаемся буквально накануне вашего юбилея. Как вы планируете его отмечать? Что это для вас – скажем так, какой-то новый рубеж или какой-то уже взгляд с подведением неких каких-то итогов?

Юрий Кара: Ну знаете, если не заглядывать в зеркало, то… Я даже не хотел бы какую-то цифру говорить. Все-таки чувствую себя тем же парнем 27-летним, который пришел с надеждами во ВГИК, чтобы сделать свое кино, и с мечтами, что когда-нибудь я увижу титр: «Постановка – Юрий Кара».

Ну, как бы с этими мечтами я и остаюсь, потому что… Как говорил мой мастер Сергей Аполлинариевич Герасимов: «Я не хочу где-то на больничной койке заканчивать жизнь, я хочу на бегу. Я хочу творить до последнего часа». И то же самое говорил недавно мой замечательный друг, прекрасный человек и космонавт Георгий Михайлович Гречко, который говорил: «Я понял в конце жизни, что есть смысл жизни. Это – творчество».

Вот я хочу заниматься творчеством до конца и даже в день рождения все-таки что-то делать, что-то писать, новые сценарии, творить. Ну, что Бог даст совершить – буду очень рад, потому что силы есть. И я хочу вас порадовать новыми фильмами.

Александр Денисов: Юрий Викторович, спасибо большое. Много вопросов осталось. Приходите к нам еще в гости, приглашаем.

Юрий Кара: С удовольствием!

Александр Денисов: Ждем вас. Спасибо.

Юрий Кара: Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо. С наступающим.

Юрий Кара: Спасибо, спасибо,

Александр Денисов: С юбилеем.

Анастасия Сорокина: А мы не прощаемся. Расскажем, что вас ждет в вечернем выпуске программы «Отражение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски