Юрий Кобзев: Восемь месяцев ожидания УЗИ - это повод для разбирательства со страховой компанией

Гости
Юрий Кобзев
член комитета Государственной Думы по охране здоровья

Клиника... Терапевт в 15 километрах от дома, штурм регистратуры в семь утра и очередь с 3 часов ночи. Говорим с экспертом о том, как у нас развалили первичное звено, а теперь будут восстанавливать.

Константин Чуриков: Думаю, что у каждого человека в нашей стране есть свои впечатления от последнего похода в поликлинику. Вот мы сейчас попросим вас этим опытом поделиться – позвоните и расскажите, потому что есть проблемы, мягко говоря, с нашим первичным звеном. Об этом накануне говорил и президент, и подробно рассказывали наши зрители.

Марина Калинина: Буквально вчера у нас чуть ли не дымился SMS-портал, обрывали нам телефоны зрители с рассказами о том, как принимают людей в наших поликлиниках. Не будем все пересказывать, просто послушаем для начала короткий фрагмент того эфира. Итак, звонок из Сальска Ростовской области: зритель рассказывает, что для записи к врачу там надо прийти именно в 3 часа ночи именно в понедельник и занять очередь.

Зритель: У нас в поликлинике города с населением 60 тысяч вы можете талончик взять только в понедельник, если вы встанете в 3 часа утра и придете в поликлинику. Больше в остальные дни вам никакого талончика нигде никто не даст. И очередь стоит целый день, там человек 400-500. Я перенес в 2006 году тяжелый инфаркт, я не могу 3 недели взять талончик, сдать на анализ кровь…

Константин Чуриков: Можно было бы не поверить человеку, сказать, мол, преувеличивает, нагнетает. Но вот вам видеоподтверждение от наших зрителей: больница Сальского района, 4 февраля, 7 утра, регистратура.

Давайте разберемся с нашим первичным звеном. В студии Юрий Кобзев, член Комитета Государственной Думы по охране здоровья, депутат партии «Единая Россия». Юрий Викторович, здравствуйте.

Юрий Кобзев: Добрый вечер.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну как вам такая история?

Юрий Кобзев: В 7 утра такую ситуацию действительно иногда можно встретить, когда не совсем оптимизированы потоки пациентов в поликлинике. Потому что подавляющее большинство людей предпочитают прийти на прием в 7 утра и занять очередь с 5-6, чтобы попасть именно рано утром. Плюс еще в поликлинике накапливаются потоки пациентов, которые идут сдавать анализы. Действительно, обратившийся гражданин сказал, что он собирался сдавать анализ крови, получается, что мы в один момент видим практически всех. Давайте мы посмотрим ту же самую поликлинику в 10 утра, давайте посмотрим в 12 утра и скажем тогда, есть там люди либо нет. Обыкновенно в это время поликлиника уже пустая.

Сейчас есть проект, про него уже, наверное, многие слышат, «Бережливая поликлиника», где идет оптимизация потоков пациентов. Притом надо знать, этот анализ был назначен врачом либо это желание пациента сдать анализ крови.

Константин Чуриков: Самовольное желание?

Юрий Кобзев: Да.

Марина Калинина: А как, собственно говоря, пациент может сдать анализ крови по своему личному желанию? Сейчас же нужно все равно получать направление от терапевта.

Юрий Кобзев: Совершенно верно. Поэтому я хотел уточнить, у него был талон? По талону написано определенное время. Время ожидания при сдаче крови до 40 минут, вообще это до 40 минут. Поверьте, я знаю этот вопрос, потому что был главным врачом консультативно-диагностического центра именно в Ростовской области, где, собственно, город Сальск. А в город Сальск в ближайшую региональную неделю мне, видно, придется приехать, посмотреть в реальности эту ситуацию.

Марина Калинина: Ну уж пожалуйста…

Константин Чуриков: Юрий Викторович, я правильно понимаю, что, скажем так, вы не согласны с пафосом речи нашего зрителя по этому поводу?

Юрий Кобзев: Я согласен, что рано утром достаточно много людей может находиться в поликлинике. И поверьте, вы можете прийти, посмотреть талоны у этих людей. Она находится в поликлинике в 7 утра, а у него прием назначен на 10. На мой вопрос… Я ведь тоже из практического опыта, вы мне показали видео, я вам свою практику говорю. На мой вопрос «Что вы делаете здесь в 10 утра?» – «А вдруг раньше получится?» И таких будет один на 2-3 человека. Еще достаточно много приходит людей в поликлинику, когда он идет в сопровождении своих друзей, родственников. Поэтому когда мы начинаем смотреть прием в поликлинике, сравнивать с приемом врача, специалиста, расписанные талоны, то на одно время у нас порой находятся, стоит 2-3 человека. Соответственно, такие очереди действительно по факту могут быть, но только в самое раннее утро.

Константин Чуриков: Все не так страшно, уважаемые зрители.

Марина Калинина: Ну вы когда съездите, вы нам расскажите, пожалуйста, как дело обстоит.

Юрий Кобзев: Да, конечно.

Марина Калинина: Но вообще действительно к поликлиникам очень много претензий. Зачастую к нужному специалисту многодневная очередь, но при этом предлагают платно пройти обследование быстро. Вот как с этой проблемой бороться? Причем это в государственных поликлиниках.

Юрий Кобзев: В соответствии с законом, при направлении, полученном от врача-терапевта к специалисту, срок ожидания не должен превышать 14 дней. Если этот срок превышает, мы можем обратиться…

Марина Калинина: Превышает, нам пишут, что люди по 2-3 месяца ждут своей очереди, а за плату им предлагают хоть через пару дней.

Юрий Кобзев: Мгновенно, сейчас. А почему не обратиться в контролирующие органы? Почему не обратиться в Министерство здравоохранения Ростовской области?

Марина Калинина: Это не только Ростовская область, я вообще говорю, в принципе.

Юрий Кобзев: Хорошо, в вышестоящие органы. У нас есть Росздравнадзор, есть четкие критерии, по которым должен человек пройти консультацию специалиста, они определены уже территориальными программами госгарантий. Там написано, что специалист – 14 дней.

Константин Чуриков: Но если люди не могут долго попасть к нужному специалисту, если об этом говорят многие, если об этом говорит президент, президент вчера сказал во время послания, тут прямо расшифровка, «именно к первичному у людей больше всего претензий; зачастую к нужному специалисту многодневная очередь, невозможно быстро и бесплатно пройти необходимое обследование». То есть президентом зафиксирована проблема, значит, она, видимо, есть, да?

Юрий Кобзев: Конечно, она есть, я же не говорю, что ее нет. Но есть срок определенный, 14 дней. 10 дней – это тоже срок. У меня было одно из обращений, сказали, что невозможно записаться к специалисту. Я специально заходил с видеокамерой в поликлинику и записывался на цифровом мониторе к специалисту. Да, меня не приняли ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра, но на 9-й день мне показали талончик на 15 часов. Меня не устраивал этот срок, но тем не менее он был, по факту один талон на электронной записи был.

Президент действительно показал проблему, он сказал, что надо менять работу первичного звена. Первичное звено всегда вызывало вопросы. У нас сумасшедшая нехватка кадров в первичном звене, давайте исходить, что такого специалиста просто может и не быть на территории того же Сальска. У нас сейчас ищут хирургов сосудистых, но их просто может не быть в этом городе. Соответственно, он приезжает туда раз в месяц, либо предлагают обратиться в областную клиническую больницу съездить, в областной диагностический центр. Но в Ростовской области я здравоохранение знаю, там настроена система, там очень мощный диагностический центр, и электронная очередь, которая ведется, открыта, доступна.

Константин Чуриков: Извините, пожалуйста, Юрий Викторович, а как не может быть хирурга, вы говорите, на город с населением почти в 60 тысяч человек?

Юрий Кобзев: Не хирурга, а сосудистого хирурга.

Константин Чуриков: Сосудистого хирурга.

Юрий Кобзев: Хирург там, конечно, есть.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем звонок, у нас на связи наша зрительница, ее зовут Тереза Федоровна, она из Карачаево-Черкессии. Добрый вечер, Тереза Федоровна.

Зритель: Добрый вечер. Вы знаете, меня в медицине очень многое поражает, но никогда не выходит из головы… Вот приходишь в медучреждение, придешь – врач пишет, на больного не смотрит, разговаривает сквозь зубы; уходишь – опять пишет. Что они пишут? Я этот вопрос задала ОМС, мне не ответили. По телевизору была передача, не запомнила, где, что поликлиники, больницы оформляют листы для посещений, нахождение в стационаре, анализы… Если это так, то зачем им действительно больной человек? Получил документ… и пошла вон…

Константин Чуриков: Тереза Федоровна, связь у нас, к сожалению, правда плохая. Я надеюсь, что «пошла вон» – это вы так сами говорите, надеюсь, вам такого никто не сказал.

Давайте сейчас обратимся к нашему сюжету, есть еще одно видеоподтверждение.

Марина Калинина: Да.

Константин Чуриков: Жители села Дубовое (Березовский район Пермского края) уже полгода ждут врача общей практики. Ближайший терапевт в районной больнице, туда 15 километров, транспорт ходит не каждый день.

Марина Калинина: Причем транспорт ходит совершенно не ежедневно.

Константин Чуриков: Время от времени.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: У нас не так много времени. Давайте прямо сейчас запустим SMS-голосование.

Марина Калинина: Да, мы хотим у вас спросить, уважаемые зрители, довольны ли вы своей поликлиникой. Просто присылайте свои ответы «да» или «нет», буквально через 15 минут подведем итоги.

Константин Чуриков: Вы активно комментировали увиденное во время самого сюжета. Ваше мнение об этой ситуации?

Марина Калинина: Ваш комментарий?

Юрий Кобзев: Я согласен с коллегой, который сказал, что 382 человека – это не врачебный участок, и постоянное нахождение врача просто нереально. То есть там может вестись прием, это когда врач приезжает, проводит прием и уезжает. Постоянное нахождение врача на таком участке, он не сможет выполнять ни функцию врачебной должности. Фельдшерский пункт – да, с таким количеством людей должен быть, просто обязан. И мы получаем подтверждение, что фельдшерский пункт там есть. Вопрос, почему фельдшер не выписывал больничные листы? – мы уже получили ответ, она не имела подготовки, это немножко, скажем так, организационные моменты, которые были устранены, на настоящий момент, я понимаю, фельдшер выписывает больничные листы.

Мы должны прекрасно понимать, что мы не можем обеспечить врача, высококвалифицированного специалиста, в каждом населенном пункте, но мы обеспечиваем доступность медицинской помощи: неотложной – в любой момент, а плановой, соответственно, по графику приема. Вы ведь в поликлинику к своему врачу либо приходите не в тот момент, когда хотите, когда он принимает.

Константин Чуриков: А вот теперь короткая цитата вчерашнего послания президента, к сожалению, моим голосом: «До конца 2020 года медицинская помощь должна стать доступной во всех, я хочу это подчеркнуть, именно во всех без исключения населенных пунктах России, для всех граждан, где бы они ни жили».

Юрий Кобзев: Совершенно верно, президент прав, потому что медицинская помощь может быть оказана и фельдшером, который является, фельдшер по специальности «Лечебное дело» точно так же оказывает доврачебную медицинскую помощь, и врачом, и медсестрой, это тоже медицинская помощь. Но президент нигде не сказал, что если у нас хутор, в котором живет 20 человек, то там на постоянном приеме находится врач либо фельдшер. У нас есть мобильная медицина, у нас есть мобильные передвижные пункты врачебные, фельдшерские, которые передвигаются, сейчас их уже 500 закуплено.

Константин Чуриков: Тогда просто значение слова «населенный пункт», вот здесь, значит, словарь dik.academic.ru, даже «Википедия», все это пишут: «Населенный пункт – населенное место, поселение, первичная единица расселения людей в пределах одного застроенного земельного участка. Город, поселок городского типа, село и прочее».

Юрий Кобзев: Кто будет противоречить?

Константин Чуриков: То есть село тоже населенный пункт.

Юрий Кобзев: Населенный пункт, медицинская помощь там есть. В послании президента не говорится, что медицинская помощь постоянно, в круглосуточном режиме оказывается врачами планово. Вот неотложная помощь с помощью санитарной авиации, мобильных бригад оказывается круглосуточно. Мы не говорим, что если там живет 50 человек или 100 человек, то там нет медицинской помощи, – она там есть, но там нет постоянного, физического нахождения медицинского работника. И вы понимаете, что у нас есть, допустим, населенные пункты на условиях Крайнего Севера, там живет бригада, 30 человек – там должен быть врач круглосуточно?

Константин Чуриков: Не знаю, может быть, мы по-разному восприняли послание президента. Мне показалось, что задача была не по формальным признакам решить эту проблему, мне так показалось, а как раз-таки чтобы… Знаете, как у Булгакова было написано, чтобы была бумага, окончательная фактическая броня, чтобы люди получали помощь по факту, а не по бумаге.

Юрий Кобзев: Люди будут получать помощь по факту, люди будут получать помощь по факту, в том числе, безусловно, «скорую», неотложную помощь. Плановую помощь – мы должны привозить человека. Новые технологии растут. Понимаете, образ доктора с фонендоскопом уходит, медицина становится другой. Сейчас мы говорим о высокотехнологичной медицине, об уровне обследования определенном. И есть определенные, скажем так, критерии диагностики, которые не можешь привезти туда, ты берешь человека и везешь его в межмуниципальный центр, когда несколько районов обслуживает высокотехнологичная поликлиника, о которых мы будем говорить с вами, я надеюсь, в конце концов, о «бережливых поликлиниках», о межмуниципальных центрах высоких технологий, о диагностических центрах, все это есть. Но мы не можем…

Константин Чуриков: В достаточном количестве есть?

Юрий Кобзев: Вы знаете, надо смотреть каждый отдельный регион, смотреть. Потому что там, где губернатор работает со здравоохранением, там это есть. Я четко понимаю, что, допустим…

Марина Калинина: То есть мы опять переходим на человеческий фактор? То есть на желании губернатора…

Юрий Кобзев: Вы знаете, роль личности в истории никогда никто не отменял.

Марина Калинина: То есть желание губернатора и властей на месте – это основной ключ к успеху того или иного региона?

Юрий Кобзев: Это не основной ключ к успеху – это вопрос, как он смотрит на здравоохранение. Потому что здравоохранение является одним из критериев оценки в том числе деятельности губернатора; здравоохранение – это одна из наиболее болевых точек по опросам людей. Я думаю, губернатор прежде всего заинтересован в качественном здравоохранении. В Пермском крае есть довольно-таки удаленные поселки, значит, там должна развиваться санитарная авиация, я знаю, что они входят в программу санитарной авиации, потому что по некоторым зимникам не дойдешь до определенных пунктов, значит, туда пойдет санитарный вертолет, который сейчас мы… 3.5 миллиарда идет на программу по санитарной авиации.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Архангельской области, Валентина нам дозвонилась. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я смотрю уже не первый раз про медицину, сегодня только дозвонилась. Вот такая ситуация. Так же, как у всех людей, у нас то же самое: нужно, чтобы попасть, талончик к терапевту, нужно встать в 3 часа, а регистратура открывается в 7 часов, и не всегда талончик есть.

Так, теперь второе. Вот такое отношение у нас в больнице. Например, я сходила к эндокринологу, мне назначили УЗИ. Можете представить, что я УЗИ прошла через 8 месяцев? Только мне позвонили, что талончик дали. Я была в июне, а талончик дали в январе.

Константин Чуриков: Валентина, нам только что наш гость объяснил, что если с медициной проблемы, значит, губернатор недостаточно внимательно следит за медициной, в частности ваш губернатор.

Зритель: Теперь второе. Теперь я УЗИ сделала, нужно мне ехать в Архангельск в онкодиспансер. Я уж думала, в онкодиспансере вообще у нас должны быть врачи укомплектованы, но оказывается, мне нужно записаться, чтобы попасть на пункцию щитовидной железы, только на март. Звоню в феврале, 15 февраля, чтобы записаться на март, а мне отвечают: «А врач на больничном, он неизвестно когда будет…»

Константин Чуриков: Да.

Марина Калинина: В общем, все откладывается и оттягивается, понятно.

Константин Чуриков: Спасибо, Валентина.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Ну вот видите, еще одна такая ситуация.

Юрий Кобзев: Сказать, как действовать в такой ситуации?

Марина Калинина: Да, скажите, пожалуйста.

Юрий Кобзев: Валентину совершенно не должно волновать, кто в отпуске, кто на больничном, потому что по Конституции, по программе государственных гарантий ей должны обеспечить эту помощь.

Марина Калинина: Ну а что вот ей делать конкретно? Она пожилой человек, видимо, не очень здоровый…

Юрий Кобзев: Я слышу, я по голосу все это слышу. Когда она не может записаться к врачу участковому, это нонсенс. Сразу человек, если он не записался, есть вышестоящий руководитель на уровне поликлиники: это старший терапевт, это главный врач поликлиники. Она к нему обязана обратиться буквально, и он обязан ей обеспечить консультацию врача. Потому что врач-терапевт участковый, такая помощь должна быть получена в день обращения при наличии показаний, если нельзя, посмотрели, что у него плановый прием, она приходит на диспансеризацию, то можно как-то спланировать этот визит. Если она заболела, то помощь должна быть обеспечена в день обращения. Если такого нет, соответственно, вызывается неотложная помощь.

В отношении 8 месяцев на УЗИ при наличии показаний – это нонсенс и повод для разбирательства со страховой медицинской компанией. Все-таки страховые компании должны отстаивать интересы пациентов, потому что государство за это платит деньги, это очень важный момент.

Константин Чуриков: Но мы еще должны и сами свои, получается, интересы отстаивать.

Юрий Кобзев: Конечно.

Константин Чуриков: Конституция – книжка небольшая, конечно, можно всегда ее с собой носить.

Юрий Кобзев: Да.

Константин Чуриков: Но хочется добиться того, что, знаете, по умолчанию ты пришел, здорово.

Юрий Кобзев: Вы знаете, нам надо менять подход. К сожалению, 20 лет то, что происходило у нас в стране в отношении системы здравоохранения, как менялись взаимоотношения, врач был сначала уважаемый человек, сейчас почему-то на врачебное сообщество очень большое количество нападок, часто не совсем обоснованных. Надо посмотреть, в каких условиях работает этот доктор, посмотреть, как он загружен, и только после этого уже смотреть, можно ему предъявлять претензии либо нет.

Но рассматривая эту ситуацию с точки зрения пациента, ему должна быть обеспечена помощь, помощь в соответствии с Конституцией оказывается у нас бесплатно вне зависимости от места проживания.

Марина Калинина: Но пациент же не виноват, что врач загружен, правильно?

Юрий Кобзев: Нет. Поэтому обращаемся… У нас была недавно ситуация, мы разбирались, почему пациента, находящегося в одном районе, отправил в другой район. Да, действительно, была сломана установка, был заключен договор и была обеспечена доступность этих методов исследования в соседнем районе, даже обеспечили машину, чтобы туда возить пациентов. Мы решили вопрос? – решили. Да, немножко, может быть, удлинили время доезда до рентгеновской установки, но тем не менее все необходимые исследования были сделаны.

Здесь тоже надо смотреть индивидуально, потому что если вы не идете, не задаете вопросы на уровне руководства поликлиники, ситуация не будет меняться, потому что в конце концов главный врач пойдет в департамент здравоохранение, скажет, что давайте решать. Когда вы сказали про губернатора, то, извините, у нас есть определенная программа для привлечения врачей; там, где работают органы власти, они привлекают врачей, создают им условия, дают жилье, дают подъемные, врачи идут туда и соответственно работают.

Константин Чуриков: У нас много сообщений, просто мало времени, чтобы их прочесть. Ну, например, Ленинградская область: «Это правда, чуть ли не с матом посылают. У меня 82 килограмма, я сломала ногу, мне 60 лет, такое хамство от врача, что я свинья толстая (прямо цитирую), я за всю жизнь не слышала. Нет, конечно, недовольна».

Еще давайте звонок, Максим из Омска. Здравствуйте, Максим.

Зритель: Да, добрый день.

Константин Чуриков: Добрый.

Марина Калинина: Добрый день.

Зритель: Я вот переболел пневмонией, меня выписали с клиники с диагнозом тем же. Я пролежал там 14 дней, 2 недели, то есть меня недолечили, выписали со стационара. Я направился в поликлинику по месту жительства, там врач-терапевт принял. Обслуживание, конечно, быстрое, 15 минут у врача-терапевта, задержки не было. Но с 10:15 утра, чтобы продлить свой больничный, я пробыл в своей поликлинике на продление больничного в очереди до 17 часов вечера.

Константин Чуриков: Ну вот вы все и сказал. Спасибо за ваш звонок.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Вы знаете, Юрий Викторович, мало времени, а еще какие-то нюансы хочется понять. Если мы правильно поняли вчерашнее послание, то с оптимизацией в том другом смысле покончено? То есть оптимизация – это вообще улучшение, да? То есть с сокращением количества амбулаторий, поликлиник…

Марина Калинина: …ФАПов и так далее.

Константин Чуриков: ...ФАПов покончено. Но у меня такой вопрос: а чьими, какими руками это восстанавливать? Потому что в разных регионах, в разных ведомствах сидели люди (и все еще сидят), которые своими руками…

Марина Калинина: …это все сокращали.

Константин Чуриков: …делитировали, сокращали, разрушали.

Марина Калинина: Теперь обратный процесс.

Константин Чуриков: А вот как человек, который привык все время разрушать, как он может что-то построить?

Юрий Кобзев: Вы знаете, мне представить, как они это будут делать, честно, пока еще тяжело. Я знаю, что оптимизация бывает разная. Иногда начинают оптимизировать, убирать врачебный персонал, а я всегда сначала смотрю на косвенный персонал как руководитель здравоохранения, организации. И то, что сказал президент сейчас, когда вы услышали слово «бережливая поликлиника», «новый подход», это как раз идет речь об оптимизации процессов внутри поликлиники, когда мы не ждем 3-4 часа… Поликлиники, которые прошли, скажем так, обученные принципам бережливого производства, сейчас в новой «бережливой поликлинике» срок ожидания пациентов снизился с 3-4 часов до 15-16 минут. Там идет получение препарата льготного уже с момента выписки рецепта до момента, как он его взял в руку, 15-20 минут, а раньше на это уходили дни, а все это теми же самыми силами: те же самые сестры, те же самые врачи…

Константин Чуриков: Любого льготного препарата – там инсулин, все что угодно, да?

Юрий Кобзев: Да, потому что у нас находятся часто в поликлинике, если это большая, пункт выдачи препаратов находится прямо там.

Константин Чуриков: Ретровирусная терапия какая-нибудь, да?

Юрий Кобзев: Ну это вы про серьезное говорите, ретровирусная терапия – это очень серьезно.

Константин Чуриков: Но тем не менее есть люди, они болеют ВИЧ.

Юрий Кобзев: Есть кабинет ВИЧ, где они, собственно, могут это получать.

Константин Чуриков: То есть тоже 15 минут?

Юрий Кобзев: Я не вижу в этом проблем, потому что по ретровирусной терапии по кабинетам ВИЧ отдельный вход идет, там совершенно другие очереди.

Константин Чуриков: Нет, просто есть, скажем так, более простые препараты и более сложные.

Юрий Кобзев: Конечно.

Константин Чуриков: Вы хотите сказать, что и с более сложными тоже 15 минут?

Юрий Кобзев: Разделение потоков. Ведь то, что мы увидели в самом начале передачи, когда было огромное количество людей, – это были люди, которые пришли просто спросить, вторые люди пришли закрыть больничный; кто-то пришел открыть больничный, кто-то пришел получить справку; кто-то пришел, начинает проходить медицинскую комиссию на получение там справки, на оружие, для водительского удостоверения. Все они идут в одном потоке. А так должно быть? Так не должно быть.

Вот, собственно, «бережливая поликлиника» решает эти вопросы, и люди видят сразу же, как это происходит. Я вам достаточно много учреждений назову, где очередей практически нет. Допустим, опять берем Ростов, областной диагностический центр: Ростовская область ограниченная, вы приезжаете в учреждение, в которое собираются все области, и там нет очереди, 1-2 человека в окно, все, проблема решена.

Константин Чуриков: Жалко у нас нет времени, потому что список адресов в следующий раз, Юрий Викторович.

Марина Калинина: Да, потому что вам придется, видимо, еще раз к нам прийти уже не на полчаса, а на час…

Константин Чуриков: Потому что тема очень важная на самом деле.

Марина Калинина: Тему бесконечно можно обсуждать.

Итак, спрашивали мы вас, довольны ли вы обслуживанием в своей поликлинике: довольны 5%, недовольны 95%, и этим все сказано, я думаю.

Константин Чуриков: У нас в студии был Юрий Кобзев, член Комитета Государственной Думы по охране здоровья, депутат от партии «Единая Россия». Юрий Викторович, спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Юрий Кобзев: Спасибо.

Константин Чуриков: Программа «Отражение» через 2 минуты продолжится, не уходите.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О проблемах медицины

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты