Юрий Крупнов: Колоссальная проблема - снижение влечения к противоположному полу

Юрий Крупнов: Колоссальная проблема - снижение влечения к противоположному полу | Программа: ОТРажение | ОТР

Афродизиаком могут стать льготная ипотека и бесплатное жильё

2019-12-24T19:44:00+03:00
Юрий Крупнов: Колоссальная проблема - снижение влечения к противоположному полу
Формула любви
Станет ли обязательной прививка от COVID?
ТЕМА ДНЯ: Чёрная или белая - какую зарплату выбирают россияне?
Новые правила госзакупок для фармкомпаний
Путин и Байден. Мир и Visa
Что нового? Кемерово, Курск, Симферополь
Безопасный дачный сезон. Дорогая стоматология. Борьба с лихачами. Одежда и обувь подорожают? Снова строим БАМ
Почему лечить зубы дорого?
Одежда и обувь подорожают?
Опять строим БАМ. Зачем нужна вторая ветка магистрали?
Гости
Юрий Крупнов
председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития

Александр Денисов: «Занимательная демография». На встрече с фермерами в Адыгее Владимиру Путину рассказали о виноградных улитках как о необычайном афродизиаке, усиливающем половое влечение. На что президент мгновенно отреагировал – мол, для демографии это самое то, пригодится.

Вот мы и решили вспомнить самые оригинальные способы повысить рождаемость в стране, которые предлагали и политики, и ученые в этом году.

Анастасия Сорокина: На встрече по вопросам сельского хозяйства, которая прошла в Адыгее, к Владимиру Путину обратился фермер из Коломны Сергей Балаев. Он сказал, что разводит коз, крокодилов и улиток. Фермер попросил, чтобы разведение и поворачивание улиток внесли в список сельскохозяйственной деятельности.

Александр Денисов: Поворачивание именно.

Анастасия Сорокина: Поворачивание, да. Без этого развитие отрасли заходит в тупик. Владимир Путин назвал это дискриминацией и поручил как можно скорее решить вопрос, тем более что улитка не только вкусная, особенно с чесноком, но и может помочь с демографией.

Александр Денисов: Да, кстати, президент сразу про чеснок сказал. Разбирается.

ВИДЕО

Александр Денисов: Вот так вот весело обсудили проблему демографии. О других способах решить проблему с рождаемостью мы еще расскажем. Немало есть интересных у нас предложений.

А начнем обсуждение с нашим уважаемым гостем. В студии у нас – Юрий Васильевич Крупнов, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития. Юрий Васильевич, добрый вечер.

Юрий Крупнов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Вас тоже так обрадовал этот эпизод, интересным вам показался.

Юрий Крупнов: Вы знаете, если убрать шутки в сторону, то за последние 40 лет в большинстве так называемых развитых стран мира и в России с опережением изучают вопросы так или иначе вообще этой самой способности иметь влечение к другому полу. И падает эта способность, особенно у мужчин. То есть в этом смысле колоссальная проблема, в частности… Прошу прощения за такие физиологические подробности. Например, активность сперматозоидов резко падает и так далее.

То есть в этом плане на самом деле, если убрать шутки в сторону, то это очень серьезная проблема. Она связана и с образом жизни, и, соответственно, с нервностью, люди живут в мегаполисах в основном, и так далее. То есть масса теорий. Но, как ни странно, эта проблема есть.

Анастасия Сорокина: За последние 11 лет естественная убыль населения в России приобрела какие-то невероятные масштабы. И бьют тревогу, говоря о том, что даже попытки за счет мигрантов увеличить население все равно не оказываются настолько эффективными, как если бы у нас рождалось большее количество детей.

Как вы считаете, здесь в чем основные причины? И если не шутя, то на что надо сделать акцент и в какой сфере, чтобы демография начала восстанавливаться?

Юрий Крупнов: Ну, вы знаете, все-таки если быть более точными, то серьезная проблема демографии у нас проявилась в 1964 году. И на самом деле то, что до этого… Тогда примерно меньше двух детей на семью оказалось у наших соотечественников. А не было падения численности населения, потому что предыдущие поколения рожали больше.

Александр Денисов: А почему в 64-м вдруг решили? В послевоенные годы сколько рожали, а в 64-м…

Юрий Крупнов: Это очень серьезный вопрос, очень серьезный вопрос. Это тоже только версии, это требует серьезнейшего исследования.

С одной стороны, это примерно так же, как в так называемом развитом мире. То есть люди больше потребляют, меньше хотят иметь хлопот лишних. Экономически семью везде загоняют в такие рамки, где каждый ребенок – это очень серьезный удар по благосостоянию. Я уж не говорю про третьего, четвертого, пятого, когда, в принципе, это бомба против твоей экономической жизни. Даже второй ребенок.

Но это вообще колоссальная мировая проблема, потому что никогда человечество не было ограничено по рождаемости по причинам того, что люди, так скажем грубо, не хотели детей. То есть был холод, мор, голод, война, еще что-то прочее, колоссальная детская смертность серьезно ограничивала воспроизводство населения, но так, чтобы именно люди отказывались от рождения детей – такого никогда не было.

Александр Денисов: Сейчас мы резко расхотели все?

Юрий Крупнов: Все. Потому что у нас… Ну, берем, условно, полтора ребенка на одну семью, условно, на одну женщину – суммарный коэффициент рождаемости. Нам нужно для того, чтобы в нашей сломанной войной и тяжелой демографией стране было просто воспроизводство естественное, то есть не было ни в минус, ни в плюс (миграцию я убираю, это к демографии вообще не имеет отношения), нам нужно два с половиной ребенка на семью. А у нас полтора.

Полтора – это значит, что мы (и это с 92-го года стало явно) вымираем еще вдобавок, мы просто уменьшаемся. И к концу столетия нас будет половина, даже если мы будем повышать чуть-чуть пособия, ну, достаточно ощутимо, то есть все хорошо будем делать, материнский капитал не отменим, а это очень важная вещь.

Александр Денисов: Юрий Васильевич, с другой стороны, есть теория (я вовсе не сторонник, но тем не менее) так называемого «золотого миллиарда» – мол, тогда на всех благ хватит. Можно сказать: «Ну и хорошо, что мало. Зато блага у нас будут на всех, работа найдется. А то знаете, сколько рабочих рук, всех надо пристраивать».

Юрий Крупнов: Понимаете, в чем дело? Я не хочу… Я русский человек, живу в России. Я не хочу, чтобы русские исчезли из истории и, соответственно, Россия исчезла. А представьте – у нас одна седьмая часть мировой суши. У нас сегодня население по чуть-чуть… Я не беру Москву, тут концентрация, еще 15 миллионников, кроме Москвы и так далее. Фактически по чуть-чуть раскидано население. И будет 70 миллионов. Еще отдельный вопрос: какого этнонационального состава? И что? Мы удержим эту страну? Конечно нет. И еще задолго до 2100 года.

Поэтому на самом деле я считаю, что этот вопрос очень непростой. Но есть и более серьезный вопрос. Я считаю, что единственное, что может спасти – это ставка на многодетную семью как национальная идея. Но дальше, если обосновывать, то обороноспособность, экономика, рабочие руки, да? Но ведь, по большому счету, самое главное – это то, что это твое счастье и воспроизводство твоей родовой истории в твоих конкретных детях. То есть речь же идет не о том, что мы говорим о каком-то таком тягле, о каком-то обременении, но которое нужно стране. Мы же говорим о детях.

То есть в этом смысле проблема же малого количества детей заключается в том, что семья все больше разрушается, все больше разводов, не восполняющих браки, все больше так называемых гражданских браков, которые, в общем, по большому счету, еще более неустойчивые и непонятные. Колоссальные проблемы!

Или давайте возьмем просто для сравнения Японию, чтобы мы от своей жизни немножко отошли в сторону. В Японии еще хуже ситуация. У них, почти как у нас, 127 миллионов человек. У нас сейчас 146, да? Почти мы одинаковые. Но в Японии к концу столетия при всем этом будет всего 50 миллионов, останется. Понимаете? И в Японии, вот смотрите, цифры какие-то сумасшедшие…

Александр Денисов: От 100 с чем-то останется 50?!

Юрий Крупнов: От 127 миллионов останется 50. А у нас от 146 останется 70 – при условии, что мы не будем хулиганить, будем исправно платить какие-то пособия и так далее, помогать. Это просто чтобы вы понимали.

Александр Денисов: Что же такое случится с нашими людьми и с японцами?

Анастасия Сорокина: В связи с чем такое сокращение?

Юрий Крупнов: Еще раз повторяю: чтобы было простое воспроизводство населения, то есть ни больше, ни меньше, нужно два с половиной условных ребенка на одну семью. У нас полтора. То есть мы себя не воспроизводим. Вот простая математика.

Александр Денисов: То есть эту «мину» заложили уже сейчас, сегодня уже заложили?

Юрий Крупнов: Ее заложили значительно раньше, в 60-е годы. Плюс у нас еще действительно страшнейшая военная дыра. И у нас в итоге, с одной стороны, синусоида. Вот сейчас Анастасия говорит, что тяжелые цифры. Да, действительно. Но они будут еще тяжелее. У нас к концу 2020-х годов мы нащупаем дно этой демографической ямы. А потом будет чуть-чуть бугор, но он уже будет ниже, чем в 2013, 2014 и 2015 годах.

Александр Денисов: Чем прежние бугры.

Юрий Крупнов: Потом следующая яма будет глубже. То есть мы в синусоиде, но в затухающей синусоиде. Страна вымирает. И это не вопрос эмоций, алармизма, я не про это говорю. Ну фактически. Просто нас становится меньше и меньше. И будет становиться все меньше и меньше. И никто не знает реально, что делать.

Александр Денисов: Юрий Васильевич, про вымирание еще поговорим. Обещали рецепты от наших политиков. Сейчас еще один рецепт – он одновременно и смешной, и в то же время серьезный, смотря куда этот поезд пойдет.

Лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский в этом году в ходе заседания Государственного Совета, на котором присутствовал президент тоже, предложил создать специальные вагоны для одиноких людей с бесплатными билетами, чтобы люди знакомились, в том числе и студенты ехали, общались и, так сказать, семьи заводили по пути.

ВИДЕО

Александр Денисов: С одной стороны, смешное предложение. А с другой стороны, например, поезд идет на Дальний Восток, который, как говорят социологи, оголяется, вымирает. Вот если он идет на Дальний Восток, то предложение абсолютно здравое и неплохое.

Юрий Крупнов: Вы знаете…

Анастасия Сорокина: Можно я просто зачитаю в продолжение?

Юрий Крупнов: Конечно.

Анастасия Сорокина: Ответ из Алтайского края: «Сейчас многим женщинам, желающим иметь семью, нужны именно мужчины с деньгами, чтобы рожать детей, благополучно их растить и воспитывать». Мужчина-то выйдет во Владивостоке, а женщина что будет делать? Они же по-другому к этому относятся.

Александр Денисов: А мужчинам какие женщины нужны?

Юрий Крупнов: А мы начали наши с вами передачу с чего? Что мужики нынче пошли не те. И это на самом деле так.

Александр Денисов: Юрий Васильевич, вообще-то, мы с вами должны про женщин рассуждать.

Юрий Крупнов: Мне это неприятно говорить, но это во многом так и есть. Владимир Вольфович – к нему по-разному можно относиться, но в данном случае, пусть в этой и иронической ситуации, на мой взгляд, он очень глубоко прав. Почему? Потому что, ну казалось бы…

Я уже даже не говорю про Москву. Постоянное общение, помимо метро и кафе, где-то люди ходят, работа, офисы, бизнес-центры, тысячи человек туда-сюда. Кажется, что вообще каждая девушка, каждый молодой человек… В день по триста встреч, возможностей познакомиться, поговорить и так далее. Абсолютно не так. Почему? Потому что не умеют знакомиться, не хотят знакомиться. Берем опять ту же Японию…

Александр Денисов: Вы имеете в виду, что мужчины не умеют?

Юрий Крупнов: И мужчины, и женщины. Вот берем ту же Японию, посмотрите. Я разные цифры смотрел, но минимальные цифры послушайте. С 18 до 34 лет мужчины и женщины – минимум 50% мужчин и 40% женщин вообще не состояли ни в каких отношениях друг с другом.

Александр Денисов: В Японии?

Юрий Крупнов: Представляете? Фактически половина мужчин и женщин не состояли в отношениях с 18 по 34. То есть, может быть, они в 70 будут состоять в отношениях. Вы представляете, что происходит? Япония в этом смысле… Я просто для того, чтобы лучше понимать нашу ситуацию, как бы через иное, казалось бы, через другое.

Если я сейчас правильно произнесу… Хикикомори – это особый феномен, где люди не в поезд, а они закрываются в квартирах, не выходят, еду заказывают только к себе, ну, естественно, сидят в виртуальной реальности и так далее. Почему? Они не хотят общаться. Это напрягает, это хлопотно. И это тоже колоссальная проблема, которая связана напрямую с вопросом малого числа детей и так далее. То есть это не только вопрос нежелания людей обременять себя хлопотами по семье, а это еще вопрос такой дистанцированности.

Между прочим, когда начались космические полеты и люди… Ну, не как Юрий Алексеевич Гагарин, первый полет, несколько часов, а когда уже орбитальные станции появились. Заметили такой феномен, что космонавты часто разучиваются общаться, находясь один на один. То есть в этом смысле возникает какое-то отдаленное отношение, даже от родных людей. Понимаете? То есть это не то что буквально они… Нет, это не поэтому. Но я к чему говорю? Это специальная, искусственная ситуация, сложнейшая – человек один в космосе в орбитальной станции.

Но вот эта проблема, что люди не общаются, я уж не говорю о каких-то сложных и тем более прочных отношениях, – это колоссальная проблема!

Александр Денисов: Вы знаете, вы говорили про то, что разучились общаться. Я вспомнил Леонида Ярмольника, он с концертами выступал в провинции. К нему пришла молодежь, и прислали ему записку с вопросом (уж извиняюсь, цитата), там написано было: «Вы познакомились с двумя девушками, блондинка и брюнетка, но у вас один презерватив. Кого вы выберете?» И он говорит: «Я сразу, сходу отвечаю. Вы знаете, в чем отличие между нашим и вашим поколением? Вы всего боитесь».

Юрий Крупнов: Ну, может быть. Но, как бы там ни было, я еще раз повторяю…

Александр Денисов: Я к тому, что уже боятся знакомиться.

Юрий Крупнов: Я почему про Японию? Действительно, это напрягает, если говорить таким современным языком. Это напрягает. То есть ты должен делать усилия. Человеку могут какие-то твои слова не понравиться, например, или еще что-то. Ты должен ну не подстраиваться в плане приспособленчества какого-то, но ты же должен видеть другого человека, слышать его. А это все – труд, огромный труд. И оказывается, что проще обрубить себе эти сложные способности, выйти на примитивный уровень, жить в своей капсуле. Понимаете?

Я еще раз повторяю, что я не говорю про какие-то прочные и длительные отношения, семью, дети, пятое-десятое. Поэтому колоссальная проблема во всем так называемом развитом мире, да и в неразвитом мире. Когда нам говорят про Центральную Африку, про Афганистан, про Бангладеш – там тоже снижается все равно количество детей на семью, причем стремительно. То есть в этом смысле эксперты ООН уже почти однозначно говорят, что к середине столетия рост численности населения Земли прекратится. Понимаете? То есть это проблема.

И поэтому Владимир Вольфович очень прав, потому что нужно, если хотите (специально скажу), насильственно организовывать такие ситуации, где бы люди…

Александр Денисов: Поезда?

Анастасия Сорокина: Провоцировать.

Юрий Крупнов: …ехали в поезде, например, три дня и просто друг напротив друга сидели, понимаете, как это ни покажется хулиганством.

Анастасия Сорокина: У нас вчера еще предлагали отключить интернет, газ и электричество.

Узнаем, какое мнение у Сергея из Москвы на этот счет. Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Ну, мнение у меня очень простое. Я считаю, что государству необходимо, чтобы была рождаемость, восстанавливать заводы и фабрики, давать людям работу, чтобы у них была уверенность. Будет уверенность – семьи будут рожать. Но когда нет уверенности, то какая рождаемость? Если человек из Тамбовской, Рязанской области едет работать в Москву, а не по своему месту жительства, от семьи уезжает зарабатывать копейки – ну какая рождаемость может быть? Путин красиво говорит, хорошие слова говорит, но за словами-то пустота. Ничего же нет! Вот что самое главное.

Александр Денисов: Сергей, ну а в чем проблема? Приехал в Москву – познакомился с москвичкой. Что обязательно в Рязани жизнь строить? В Москве и строить.

Зритель: Я могу сказать так. Питер, Москва и крупные города – это население, а народ живет в деревнях и в моногородах. И всегда деревня давала городу население. Не будет деревень… В Москве, да, может быть, хорошо жить кому-то, но на периферии-то тоже люди хотят жить. Вы же сами со мной согласитесь. Когда у человека будет уверенность в завтрашнем дне, то почему он не родит? Он знает, что у него работа есть, хорошая зарплата, он живет у себя дома. Почему он не родит одного, двух, трех детей? Это же все понятно и ясно. То, что люди знакомиться не умеют – это чушь. У нас знакомятся молодые девчата и ребята.

Александр Денисов: А вы знакомитесь с женщинами или нет? Или вам семейные обстоятельства не позволяют уже?

Зритель: Почему? Я женат, у меня прекрасная семья есть.

Александр Денисов: Уже познакомились.

Зритель: И никаких проблем у меня не возникало. Если какая-то необходимость будет, то и не возникнет. Почему нет? Это нормально все. Вот такое мое мнение. А то, что говорят, что знакомиться не умеют, еще что-то – чушь все это!

Александр Денисов: Спасибо большое, спасибо.

Юрий Крупнов: Ну, спасибо за чушь, во-первых, поскольку я эти мысли высказываю. Но я и соглашусь, и не соглашусь с тем, что зритель говорит. Безусловно, социально-экономическая ситуация должна быть нормальной. И опять же, к сожалению, у нас уже с 50-х годов прошлого века, чтобы семья по стандартам сносно жила, то двое должны были работать.

Александр Денисов: Юрий Васильевич, но и не это ведь главное, как вы рассказываете…

Юрий Крупнов: Подождите! Нет, это все равно важно. Понимаете, я с вами согласен, но когда начинают противопоставлять и говорить: «А вот крестьянки сто лет назад рожали по десять детей в тяжелой экономической ситуации. Или в Африке…» – это все не годится. Потому что социально-экономическая ситуация – это очень важно. А многодетным семьям и квартиры надо давать, и так далее.

Но я еще раз хочу все-таки на другую сторону. Во-первых, в 60-х годах и уверенность в завтрашнем дне была, и стабильность, и в среднем не было разрыва такого дифференцированного, и так далее, но уже начался вот этот демографический кризис, если не катастрофа. А в Западном мире…

Александр Денисов: Юрий Васильевич, про афродизиаки мы говорили, вот эти усиливающие. Может быть…

Анастасия Сорокина: Знаешь, какой афродизиак от зрителей наших? Предлагают из Тамбовской области, из Белгородской области, из Вологодской области – просто сыплются сообщения! «Отмените алименты – будем жениться и рожать детей».

Александр Денисов: Да, вот я хотел предложить. Валентина Ивановна Матвиенко говорила про бесплатные квартиры. Может быть, вот это сильный афродизиак для многодетных семей, как думаете?

Юрий Крупнов: Я согласен в том, что… Там надо смотреть, потому что кому-то полквартиры бесплатно, а кому-то целую квартиру. У нас, кстати, в стране всего 6 тысяч семей, в которых восемь и более детей. Вы представляете? Это всего 6 тысяч. А мы им ничего не доплачиваем от государства серьезно. Поэтому и квартиры, и все это нужно.

Но при всем этом социально-экономическая ситуация ненормальная. Уже в советское время, еще раз повторяю, двое должны были работать, вся семья. А там дальше детские садики и прочее. То есть если мы хотим, чтобы у нас была большая русская семья, у нас женщина должна уже проще к работе относиться. Кто хочет, никого не надо заставлять. Но она не должна с 9 до 6 каждый день и так далее, потому что это… А с учетом московских дорог или других это уже, по сути, целые сутки. А где дети? И прочее.

Поэтому, в принципе, прав наш зритель в том, что мы должны идти к тому, чтобы мужчина мог один зарабатывать на семью из трех-четырех детей. Вот первый пункт. Для этого и рабочие места современные. Это то, что Международная организация труда называет «рабочие места высокой степени достоинства», где и соцпакет, и пятое-десятое, и зарплата, которая позволяет трех-четырех детей, и так далее.

Но при всем этом… Это как бы необходимые условия. Но при всем этом проблема колоссальная – не хотят. Семья – это колоссальный труд. Когда мы говорим, что человек, допустим, сад какой-то прекрасный сделал – слава ему и почет, мы им восхищаемся и прочее. Но вот семья, 30, 40, 50 лет тащить семью со всеми ссорами, любовью, с детьми, с проблемами детей – это колоссальный труд, это подвиг! И этот подвиг надо культивировать. И надо сделать так, чтобы люди хотели его совершить.

Александр Денисов: Спасибо большое, Юрий Васильевич.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Список афродизиаков для семьи составляли вместе с Юрием Крупновым, председателем Наблюдательного совета Института демографии, миграции и ранее городского развития. Не только улитки, но и льготная ипотека, бесплатные квартиры.

Юрий Крупнов: Прекрасно, прекрасно, прекрасно!

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Яков
Хочется сказать большое спасибо данному эксперту: чем больше его слушают, тем больше людей будут делать всё наоборот. Это самый эффективный пропагандист child-free.
Яков
Ещё раз перечитал расшифровку сюжета. Как же из эксперта прёт зависть к свободным от семьи и детей людям, необязательно согражданам. Ну хочется ему вкалывать не одно десятилетие - а ведь он сам признал, что воспитание детей это тяжёлый труд - его дело. Но ведь нет, жаждет загнать в это стойло всех. Скажу ещё раз и даже по слогам: не по-лу-чит-ся! Да здравствует свободный выбор людей! Нет пролайферскому терроризму!
Ирина Трофимова
Решение проблемы - многоженство. Так что дамы, хватит биться в истериках по поводу измен мужа. Это объективная реальность, никуда не денешься, иначе общество обречено на вымирание. )))
Афродизиаком могут стать льготная ипотека и бесплатное жильё