Юрий Оболонский: Детский сад - очень сложный технический объект. Но сейчас они строятся по остаточному принципу

Юрий Оболонский: Детский сад - очень сложный технический объект. Но сейчас они строятся по остаточному принципу
Коронавирус: эпидемию не остановить? Проблемные регионы. Без потрясений: детский хоспис. Работа над поправками в Конституцию. Маткапитал – на игрушки
Глобальные эпидемии: что нам грозит?
Как сегодня относятся к китайцам в России. Сюжет из Челябинской области, Благовещенска и Москвы
Сергей Лесков: Государственные деньги часто токсичны. Особенно для бизнесменов, поэтому они и не рискуют участвовать в нацпроектах
Ирина Киркора: Когда каждый гражданин знает Конституцию и закреплённые в ней свои права, ему будет проще общаться с любым должностным лицом
Дмитрий Журавлёв: В чистом рынке выживает только производство табуреток. Всё, что имеет 2-3 уровня технологических связей, в этой системе не выживает
Что нужно знать о коронавирусе нового типа 2019-nCoV
Эпидемия спама
Маткапитал - на игрушки?
Владимир Малахов: Общая сумма тепла на планете меняется очень мало
Гости
Юрий Оболонский
сопредседатель Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет»

Анастасия Сорокина: «Не дошкольное образование, а детский сад». В своем послании Владимир Путин возмутился, почему миллиарды из бюджета выделяются, а мест в детских садах и яслях не хватает. Процесс лицензирования новых дошкольных учреждений постоянно затягивается. В Министерстве просвещения после этого засуетились: почему деньги есть, а садов нет?

Прямо сейчас мы обсудим с нашим гостем. В студии у нас – Юрий Владимирович Оболонский, сопредседатель Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет».

Юрий Оболонский: Добрый день.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Юрий Владимирович, почему деньги есть, а садов нет? Ваш ответ.

Юрий Оболонский: Ну, у нас неделя выдалась на интересные сюрпризы. Владимир Владимирович нам сделал прекрасный подарок новогодний, где, во-первых, рассказал о прекраснейшей программе, которую он анонсировал, скажем, о выделении огромных денежных средств, которые…

Мы – «Национальный родительский комитет» – всегда об этом говорили. Большой пласт людей в нашей стране, около 20 миллионов – они не в совсем хорошем финансовом состоянии. Поэтому вот эта поддержка, которая будет выделяться в ближайшие годы, начиная уже, как Владимир Владимирович сказал, с 1 января, она очень здорово поддержит наши семьи, которые имеют небольшой достаток. И они уже к 1 сентября, когда мы с вами систематически делаем передачу, соберут этот рюкзачок в совсем другой настроении.

Так почему же деньги есть, а нет садов? И самое главное – садов хороших, тех, которые были бы в шаговой доступности и, самое главное, технологичные. Я сделал такую небольшую справку, экскурс в 2019 год, где Роспотребнадзор… Вот «Газета.Ru» опубликовала такие интересные сведения: на начало 2019 года без центральной канализации находится 1,3 тысячи детских садов; без систем водоснабжения – 1,4 тысячи детских садов; требуют капитального ремонта – 1,6 тысячи садов. Это я открываю вам еще одну нишу, над которой надо работать, работать и работать нашим губернаторам.

Александр Денисов: Как же они моются?

Юрий Оболонский: И следующий шаг. Владимир Владимирович затронул такой вопрос: выделено, и должны были быть освоены и внедрены десятки тысяч, по-моему, 70 тысяч, если не ошибся, или 7 тысяч детских садов, а только 50% из них введено в эксплуатацию.

Александр Денисов: Точно скажу: создано 78 тысяч мест.

Юрий Оболонский: Вот-вот.

Александр Денисов: А предоставлено 37. Половина. А остальные – что-то там с лицензированием. А что это за лицензирование?

Юрий Оболонский: Лицензирование, совершенно верно. Я не зря просто вам назвал эти предварительные цифры. А за 2019 год тоже тысяч не хватает. Как можно лицензировать такие объекты? Поэтому и новострои, которые многие строительные компании финансируют по остаточному принципу, там чего-то не хватает, канализации.

Вот что такое объект, детский сад? Это же очень сложный технологический объект. Почему? Потому что там дети будут находиться. Для этого должно быть водоснабжение, канализация, должны иметь место определенные территории для того, чтобы дети… какие-то процедурные кабинеты и так далее и тому подобное.

Александр Денисов: Вы все знаем, Юрий Владимирович, что должно быть. Вы нам раскройте секрет, как они строятся, по какому принципу.

Юрий Оболонский: По остаточному принципу они делаются.

Александр Денисов: Вот что и получается у них.

Юрий Оболонский: Огромное количество… Я опять же статистику смотрел, чтобы не просто мы здесь философствовали. В Тюмени, в Перми, в Краснодарском крае, даже в Питере, в таком городе-миллионнике передовом, казалось бы, существуют объекты, где… Например, вводятся высотки, которые новые, модные, красивые, симпатичные. И рядом стоит домик на несколько тысяч квадратных метров, который предназначен, например, для 400 детишек, но он не достроен, не хватило денег. Здесь уже все введено в эксплуатацию, родители уже хотели бы своих детей привести в этот детский сад. Казалось бы, администрацией города все спланировано, а застройщик не выделил эти деньги, потому что… Что-то не доделал. Или эта канализация…

Александр Денисов: Давайте сразу внесем ясность. Есть так называемые проекты софинансирования.

Юрий Оболонский: Совершенно верно.

Александр Денисов: То есть они берут социальную нагрузку, развивают территорию.

Юрий Оболонский: Конечно, конечно.

Александр Денисов: И они обязаны… Причем с льготами.

Юрий Оболонский: Совершенно верно, по налогам, по налогу на имущество, возвращаются какие-то субвенции и так далее и тому подобное.

Александр Денисов: Да-да-да, потом возвращаются. И они все равно не достраивают. То есть они плюют откровенно.

Юрий Оболонский: Абсолютно.

Александр Денисов: Вот история была в мае этого года. Дрозденко, губернатор Ленинградской области, он им сказал, уж извиняюсь за жаргон…

Юрий Оболонский: Я об этом и сказал, что Питер.

Александр Денисов: «Вы что, нас за терпил держите?» – этим застройщикам. И он жестко остановил стройки, там несколько комплексов жилых, где они вот так плевали.

Юрий Оболонский: Совершенно верно.

Александр Денисов: А почему плюют? Почему не боятся ничего?

Юрий Оболонский: Они не боятся почему? Потому что ответственности, значит, такой нет. Значит, нет таких статей в Уголовном кодексе, которые бы привязывали и наказывали таких застройщиков, которые, в принципе, наше будущее ставят в такое неприглядное положение.

Потому что, например, «Национальный родительский комитет» говорил еще 10–15 лет назад, да и сейчас… Потому что если мы не будем уделять «воронке образовательной»… А что такое «образовательная воронка»? Это детский сад, школа, младшие классы и подготовка в институте. Сделать это как единый объект воспитания личности человека, человека-творца, как говорили в наши советские времена. А сейчас что делают? Потребителя готовят. А в потребительском обществе человек на последнем месте вообще получается. Поэтому в детском саде ребенок, беззащитные родители…

При этом частные детские сады сдаются абсолютно четко, по графику. Но там нужно минимум 20–30 тысяч в месяц, а то и 50, и 60 тысяч в месяц. И, пожалуйста, попробуйте еще заработать такие деньги, чтобы свое чадо отвести в такой детский сад. И те сады финансируются по графику. Почему? Есть мотивация. Если ты не сдал, то тебе не заплатят. Это же мотивационный принцип.

Значит, здесь нет мотивации просто-напросто. Здесь нужна, я считаю, жесткая ответственность, вплоть до уголовной, таких предпринимателей, которые практически наших детей и наши семьи обрекают на такое состояние.

Даже в Москве здесь у нас огромное количество, идет перегрузка детских садов, и они начинают перебрасывать уже внутри города. «Где получше ситуация?» – «В Ясенево». – «Там и заполняем». И из соседних районов начинаются миграционные процессы, детей перемещают. Сначала можно было, например, не 20. А потом начинают загружать 25, потом – 30 в группе. И так далее. Ну это же неправильно!

По любым нормам… И самое главное, что нормы постоянно сдвигаются таким образом, чтобы уплотнять и квадратный метр на койку, и игровые комнаты. Все делается так, чтобы настолько уплотнить, что на самом деле детям развиваться именно в той парадигме, как я говорил, воспитательной подготовки к школе становится очень сложно, практически невозможно.

И еще один вопрос – нагрузка, например, на такие мощные города, как Москва и Питер. Если про них мы говорим, то здесь еще и миграционная нагрузка, потому что к нам мигранты приходят. Многие из них налоги не платят, то есть к нам в бюджет не поступают деньги. А детей-то своих они опять же куда девают? Они идут в те же детские сады, в те же школьные образовательные учреждения.

Александр Денисов: Что-то я не встречал детей мигрантов.

Юрий Оболонский: Да есть!

Анастасия Сорокина: Тебе повезло.

Александр Денисов: Да?

Юрий Оболонский: О чем вы говорите? В Новой Москве это суперпроблема!

Александр Денисов: Вы знаете, я слышал про их сады частные. Это я слышал.

Юрий Оболонский: В Новой Москве это суперпроблема, потому что школы перегружены просто до невозможности, где концентрируются рынки. Ну, они же все равно…

Александр Денисов: Школа – это одно. А чтобы в сад брали… Сейчас и москвичам-то невозможно попасть в сад. Точнее, они попадают, но с трудом, ждут и так далее.

Юрий Оболонский: Конечно.

Александр Денисов: А чтобы мигрантов брали в сад… Настя, сталкивалась с таким?

Юрий Оболонский: Во-первых…

Анастасия Сорокина: Они со временем из мигрантов превращаются в немигрантов.

Юрий Оболонский: Конечно. Понятие «мигрант» – понятие очень относительное. Вы, наверное, думаете, что это просто человек, работающий на стройке, живущий где-то там в бытовке.

Александр Денисов: Ну да, я так думаю.

Юрий Оболонский: Нет совершенно. Мигранты сейчас во многих рынках заняты, особенно в ЖКХ и в сфере услуг, они доминируют. Мало того, они выдавливают граждан Российской Федерации, в том числе москвичей. Это целая проблема.

Когда я участвовал в выборах в 2016 году и именно лоббировал интересы «Национального родительского комитета», в Ломоносовском районе, в Гагаринском это проблема номер один. Новая Москва – проблема номер один. И жители указывают именно на эти проблемы.

А если мы отойдем, как говорится, за МКАД, в регионы, то вот с детскими садами вообще катастрофическое состояние, перегружены школы, детские сады. Сейчас я был в Крыму, последний год систематически туда ездил по проблеме медицинского обслуживания. Там очень интереснейшие проекты мы сделали с федеральным университетом, со службой «скорой помощи» и с Ассоциацией заслуженных врачей, где сумели безвозмездно составить программу оптимизации работы «скорой помощи» как первичного звена – кот как энтузиасты. Просто мне было интересно, почему «скорая помощь» приезжала полтора года назад за 20 минут, за 30 минут, а не за 5–10 минут. Как оказалось, если сделать оптимизацию, то можно сэкономить за год 80 тысяч выездов «скорой помощи». Вы представляете? Вот так.

Анастасия Сорокина: Сейчас слово «оптимизация» звучит очень настораживающе.

Юрий Оболонский: Нет. Есть логистические схемы, при которых… Ты пододвинул объекты скорой помощи непосредственно к потребителю. То есть изменяется мировоззрение. И оно должно везде меняться. Например, не пациент должен бегать за врачом, а врач должен идти к пациенту.

И здесь то же самое. Нужно губернаторам (опять же нужно постоянно обращаться к губернаторам) изменить отношение к социальным объектам, сделать их после послания Владимира Владимировича проблемой номер один, повесткой номер один. Нужно достроить все эти 30 тысяч объектов срочно.

Александр Денисов: Это отставание только по прошлому году.

Юрий Оболонский: Конечно, конечно.

Александр Денисов: А с каждым годом оно будет увеличиваться.

Юрий Оболонский: Так вот, нужно это сделать номером один. И сделать так, чтобы все застройщики только этим и занимались – школы и детские сады. Почему? Потому что это наше будущее. Если мы не будем заниматься нашим будущим вот сейчас, то завтра это будущее ударит нас.

Анастасия Сорокина: Дадим слово зрителям. Из Иркутской области на связи с нами Оксана. Здравствуйте.

Юрий Оболонский: Там вообще катастрофа, в Иркутской области.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: У нас проблема. Мы живем в 20 минутах от районного центра в поселке. У нас, к сожалению, в поселке детского сада как такового нет. Мы арендуем помещение у ФСИН. Соответственно, оно совершенно не приспособлено для детей. У нас только в прошлом году для детей провели горячую воду, до этого была только холодная вода.

Юрий Оболонский: Об этом я и говорил.

Зритель: На все наши вопросы, когда же у нас все-таки будет построен детский сад, ответ один. То у нас не было возможности построить котельную, теперь у нас нет территории, на которой можно было бы построить этот детский сад. Аренда у нас детского сада заканчивается на следующий год. И мы как родители не знаем, что будет с нашими детьми, куда мы пойдем, куда мы поедем.

Александр Денисов: Да, спасибо за рассказ.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Юрий Оболонский: Понимаете, опять же мы возвращаемся. Иркутская область, Пермский край… У нас по всей стране строительство детских садов идет по остаточному принципу, о котором мы говорили. Первое, на что обращают внимание – это на чем можно заработать деньги. Это строительство апартаментов, офисов, квартир, где можно получить быстрые деньги. А где нужно в социалку вложить, в наше будущее… Мы же не можем детский сад построить и завтра получить отдачу. Конечно нет. Значит, местные власти считают, что это неинтересно.

Александр Денисов: А другой схемы строительства социальных объектов у нас не существует? Только в нагрузку к коммерческому? Только так? А вот так, чтобы целенаправленно построить детский сад – в принципе это уже все, мы забыли про это?

Юрий Оболонский: Нет, почему? Есть программы, особенно в таких городах, как у нас в Москве, существуют программы. Но все равно здесь основная часть привязки идет…

Александр Денисов: «В таких городах, как у нас в Москве». Это где еще?

Анастасия Сорокина: «Как у нас в Москве». Да, интересно – где?

Александр Денисов: Да-да-да.

Юрий Оболонский: Там, где мы живем. Здесь у нас, конечно, огромная стройка идет. Опять же нас беспокоит сейчас то, что у нас будет старое жилье ломаться, а строят эти новые высотки. И здесь будет безумное уплотнение.

Опять же возникает вопрос. Казалось бы, прекрасная вещь, да? Мы сломали десять пятиэтажек, а здесь построили два красавца-объекта. Но только, как мы видим, вместо двух красавцев-объектов по 15 этажей выставляют один 50-этажный или 70-этажный объект. Возникает вопрос: а где будут люди парковаться? И самое главное – вот эти граждане, жители Москвы, которых они сюда поселят, или опять же мигранты, которые заработают и купят жилье, куда они будут ходить в школу и в детский сад? Вот это меня интересует.

И не возникнет ли такой вопрос, когда мы понастроим огромное количество коробок, прекрасных, красивых, но нам – жителям Москвы, жителям Петербурга, Перми, Иркутска, Ялты, Симферополя – не будет куда своих детей из этих прекрасных объектов недвижимости вести? Вот в чем проблема. Или же будет, но там вместо 15 детей в группе, как должно быть в принципе, самое идеальное…

Я провожу сам психологические семинары. Если ты хочешь довести до человека (клиента, пациента) какие-то мысли, научить его, то это группа из 15 человек. Если ты занимаешься чёсом – пожалуйста, 50, 70, 100. Проблем никаких нет. Но это уже чёс.

Это не будет воспитательная, образовательная программа, это не та уже программа. Это просто мы охранника даем, который будет следить за тем, как наши дети, 30 человек в группе… Например, мне рассказывали, что в одной школе в Крыму 40 человек занимаются на уроке. Ну как можно преподавателю справиться с 40 детьми и довести до каждого то, что он должен любить Родину, должен знать, как математика работает, таблицу умножения и так далее? И потом спросить. А как можно с такого ребенка спросить? Как можно с такого преподавателя, воспитателя… Опять же образовательные вещи – это отдельная история. Мы не будем, наверное…

Анастасия Сорокина: Есть у нас материал из Екатеринбурга. Посмотрим, что там за ситуация с детскими садами.

СЮЖЕТ

Анастасия Сорокина: Вернемся к планам, к тому, что вроде бы сейчас должно измениться. 270 тысяч новых мест, 147 миллиардов рублей. Если нет того самого контроля, о котором вы говорили, не будет ли опять, что все обрадовались: «Вот сейчас достроят! Вот деньги выделят!» – а по факту…

Юрий Оболонский: Нас очень беспокоит эта проблема. Почему? И очень хорошо, что премьер-министром сейчас стал налоговик, который умеет считать. Я надеюсь, он построит систему так же, как в налоговой, когда будут контролировать именно расходование денежных средств.

Александр Денисов: А что там ее строить? Все же просто! Каждого губернатора вызвать на доклад и сказать: «У тебя по плану должно быть столько-то мест. Они у тебя есть?» – «Нет». – «Почему?» Вот и весь подсчет.

Анастасия Сорокина: «К такому-то числу…»

Юрий Оболонский: На самом деле все еще проще. Вот я был только что на Гайдаровском форуме, где выступало несколько губернаторов, которые рассказывали, казалось бы, другую проблему – цифровизация в кадровой политике.

Так и здесь. Для того чтобы что-то делать, нужно сначала всех губернаторов собрать и показать тот объект, который в идеальной форме, то есть составить модель идеальную. А потом заставить эту модель исполнить. И все, больше ничего не надо. И чтобы они не нарушали ни на одну копейку, ни на один день ни траты, ни сроки, ничего. Или наказывать просто-напросто жестко и бескомпромиссно, потому что…

Вот сейчас навалятся, я уверен, навалятся всей страной, все чиновники, губернаторы, будет KPI поставлен всем губернаторам. И в конечном итоге мы построим эти детские сады, сроки и так далее и тому подобное. Но они опять же забудут про следующие вещи. Мы построили эту недвижимость, детские сады, а ее нужно обслуживать. Коммунальное хозяйство должно соответствовать. Потом – медицина. То есть там должны быть медики, там должны находиться воспитатели.

Александр Денисов: Забудьте! Уже давно никаких ни медсестер, никого нет в детских садах.

Юрий Оболонский: Ну а как без этого? Я не знаю. Мы опять же об этом… Сколько раз мы на вашей передаче говорили, что здесь это все комплексная проблема. Мы здесь сделали, про это забыли. А потом следующее послание Владимира Владимировича или премьер-министра, который будет нам говорить: «Ребята, мы детские сады построили, но теперь будем заниматься производством в институтах медсестер, ординатура», – и так далее.

Опять же и в этом послании было: медицине и образованию уделить самое что ни на есть первейшее значение. Если мы говорим о детских садах, о школах… Опять же говорю: это единый комплекс. Ясли (мы еще не забываем), детский сад, школа – это должно быть единым контрольным оком государства осмотрено, проверено. Должна быть внедрена успешная модель. И должен каждый срок контролироваться на самом высоком уровне.

Должен взять ответственность, я считаю, губернатор, самый главный. И он должен отвечать своей должностью, если этот объект не введен в эксплуатацию должным образом. В том числе комплекс, где должны быть медсестра, воспитатель самого высокого уровня, а не просто так взять… Опять же возьмут какого-то мигранта из Узбекистана и поставят туда воспитателем. Нет, нам нужен высококвалифицированный, сертифицированный специалист в каждом детском садике, в каждой школе. Если мы передаем ребенка в это учреждение, мы, родители, должны быть спокойны и уверены, что мы его заберем здорового, на каком-то образовательном уровне и передадим уже в следующий институт – в школу.

Здесь должна быть своеобразная цифровизация. Понимаете, да? Женщина и ее муж, родив ребенка… О чем заботится у нас Владимир Владимирович? Чтобы у нас население, граждане росли. Родители не должны думать о нашем следующем шаге, а мы должны пойти на работу, получить заработную плату, сдать ребенка сначала с детский сад, в школу, в институт и передать в народное хозяйство.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. У нас в студии был Юрий Оболонский, сопредседатель Всероссийского общественного движения…

Юрий Оболонский: Спасибо и вам. С праздниками!

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски