• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Юрий Савелов: Малые предприятия с оборотом до 50 млн рублей надо вообще освободить от налогов. Почему государство этого не делает?!

Юрий Савелов: Малые предприятия с оборотом до 50 млн рублей надо вообще освободить от налогов. Почему государство этого не делает?!

Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»

Петр Кузнецов: Итак, мы снова в прямом эфире.

Ольга Арсланова: Добрый вечер!

Петр Кузнецов: Ольга Арсланова и Петр Кузнецов с вами еще полтора часа в прямом эфире. У нас две интересные темы.

Ольга Арсланова: Совершенно верно. Через полчаса мы вернемся к теме, к большой теме дня – мы говорим об алиментах. Одна общественная организация предлагает платить алименты, обязать платить алименты не только на детей, но и на супруга, который с этим ребенком проживает, если у супруга нет работы. Такая инициатива сейчас в Минтруде, Минтруд рассматривает. Что решит – пока неизвестно. Но у нас есть возможность обсудить эту идею вместе с вами. Кто и кому должен платить алименты? Обсудим в 8 вечера вместе с нашими экспертами. И конечно же, ждем ваших комментариев в прямом эфире.

Петр Кузнецов: И ждем ваших цифр в нашей рубрике «Реальные цифры». На этой неделе мы спрашиваем: сколько вы потратите на новогодние подарки? Вы заложили какую-то сумму? Присылайте, пожалуйста, ваш регион и эту сумму, а уже в пятницу мы подведем все итоги и посчитаем. Интересно, сколько в этом году стоит одарить всех чем-либо.

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем. Сейчас время нашей рубрики «Личное мнение». И вот о чем пойдет речь.

Петр Кузнецов: Дело в том, Владимир Путин перед Новым годом примет крупных бизнесменов в Кремле. Встреча состоится, но не на этой неделе. Об этом сообщил Дмитрий Песков.

Ольга Арсланова: Предновогодние встречи президента с бизнесом – это традиция. Как правило, нет четко определенной повестки, проходят такие встречи в режиме диалога. На предновогодних встречах в Кремле обычно подводят итоги года и обсуждают планы и ожидания на год следующий.

Петр Кузнецов: Ну, например, в прошлом году в Кремль были приглашены более 60 предпринимателей и топ-менеджеров государственных и частных компаний. Тогда президент поручил Правительству подготовить выпуск гособлигаций в валюте для возврата капиталов в Россию.

Ольга Арсланова: Ну что же, а сейчас мы приветствуем нашего гостя – члена президиума Объединения предпринимателей «Опора России» Юрия Савелова. И это его «Личное мнение».

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Юрий, здравствуйте.

Юрий Савелов: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Здравствуйте. Ну понятно, что здесь, как уже было сказано, все-таки больше крупные бизнесмены принимают участие в данном мероприятии. Тем не менее это такой большой форум, все за одним столом, в одном месте – может быть, даже впервые за год.

Юрий Савелов: 60 человек? Ну а как же, это огромные компании с огромным оборотом. И каждый из них имеет, вы знаете, отношение к стране даже. Допустим, взять «Роснефть» или «Сбербанк», «Газпром», да? Это лидирующие наши… Вот представители какого бизнеса.

Петр Кузнецов: Это – да. Но мы узнали, что все проходит без повестки и в каком-то диалоге. На самом деле на такой встрече действительно что-то решается, поднимаются темы?

Юрий Савелов: Конечно, конечно. Для президента это очень важно. Он слышит для себя какие-то, может быть, новые пожелания, что-то не хватает бизнесу. Ну а почему? Они же готовят вопросы, понимают, что времени очень мало, нужно самое актуальное.

Но дело в том, что президент встречается с большим бизнесом, а ведь на самом деле, допустим, в малом бизнесе зарегистрировано вообще 5 миллионов предприятий. Ну, сейчас 4,5 миллиона, по-моему, немножко сокращается. Представляете? Огромная армия. Ну, не будет же президент… Он приезжает на определенные форумы, встречи, но проводить именно с малым или средним бизнесом такие разговоры…

Ольга Арсланова: Хотя, казалось бы, у малого и у среднего бизнеса проблем ничуть не меньше, чем у большого.

Юрий Савелов: Да.

Петр Кузнецов: И связь все-таки есть.

Ольга Арсланова: Чем крупнее бизнес в нашей стране, тем, наверное, ему проще, потому что чем он крупнее, тем он зачастую ближе как раз к структурам.

Юрий Савелов: К государственным структурам.

Ольга Арсланова: И все равно есть возможность донести свою позицию.

Юрий Савелов: Конечно. Если что-то где-то происходит, закрываются международные рынки (я имею в виду, что нельзя туда), то, конечно, подключается государство, начинает помогать и решать вопросы.

Ольга Арсланова: Но если мы говорим все-таки о малом и среднем бизнесе, если бы вот такой собирательный образ малого и среднего бизнеса…

Юрий Савелов: Представители от малого и среднего бизнеса.

Ольга Арсланова: Представители. Сказали бы: «Обратитесь к президенту. Какие проблемы в первую очередь вы хотите решить?»

Юрий Савелов: Обращаемся к президенту.

Ольга Арсланова: Что вы готовы сказать?

Юрий Савелов: Вы знаете, проблемы общие. Вот решить, допустим, как это должен решить президент, именно президент, очень сложно, потому что здесь очень много факторов.

Ну, допустим, дорогие кредиты. Очень плохо стал малый и средний бизнес получать деньги. Ну, очень плохо, очень тяжело получить кредит, потому что банки страхуются, много невозвратов. А как развиваться без денег? Созданы определенные организации, которые под производство дают сейчас деньги.

Вот мы сейчас ставим линию, наше предприятие ставит линию по выпуску обуви – и нам дают под 5%. Несложно это было получить, хочу телезрителям сказать и вам говорю об этом. Несложно было получить. Три года назад я бы никогда этого не получил, даже полтора. Сейчас мы это получаем именно на модернизацию. Понимаете? Вы пишете заявку – вас рассматривают и дают вам деньги под 5% на 2–3 года, сколько вы там договоритесь, как считаете нужным, ну, что у вас за предприятие. Поэтому помощь есть.

А то, что вы говорите о бизнесе малом и среднем… Ну, мы готовы уже, в принципе, ко всему. Для бизнеса все самое такое неприятное прошло в 2016–2017 годах. Все стали платить налоги. Понимаете? Все. Нет сейчас такого, что у кого папа генерал в налоговой, тот не платит. Сейчас не платят налоги те, кто работают в тени. Но что такое «в тени»? Ну, торгуете вы наркотиками, оружием.

Сегодня я был в магазине, и я даже удивился, даже человеку перезвонил. Ходил к нотариусу, рядом небольшой магазинчик, торгует овощами. Я сначала не понял. Девушка, я у нее купил орешки, орешки свежие, врать не буду. Я говорю: «Чек мне пробейте». Она мне знаете что сказала? Говорит: «Мы…»

Ольга Арсланова: «…чеки не пробиваем»?

Юрий Савелов: Нет-нет. Она сказала очень интересно: «Мы на лицензии какой-то, я могу вам выписать». Я говорю: «Знаете, расскажите кому-нибудь другому. Мне просто некогда, а орешки у вас, я гляжу, вкусные». Я просто ей заплатил 300 рублей или 400, сейчас не помню. Но суть не в этом. Не может такого быть в стране. Вот они, конечно, не платят ни налоги, ничего, они это делают так. И такие вещи происходят.

Бизнесу тяжело – мы платим налоги, не можем получить кредиты. Покупная способность населения… Понимаете, вот вы сейчас будете проводить тему: сколько человек готов потратить. Бюджеты ограничены. В прошлом году он потратил, допустим, 30 тысяч на праздничный стол, а сейчас думает: «Может быть, в 25 уложусь». А это все отражается на малом и среднем бизнесе. Каждый меньше потратит на 5 тысяч рублей меньше – представляете, для страны, для бизнеса какая это «маленькая» сумма. Покупная способность населения – тоже большая проблема. Как ее может решить президент? Ну никак он ее, конечно, не решит.

Петр Кузнецов: Он призывает увеличить госзакупки у малого бизнеса до 5 триллионов рублей. И предпринимателей должно быть 25 миллионов.

Юрий Савелов: Это Майский указ президента, да?

Петр Кузнецов: Да.

Юрий Савелов: Для этого Правительство что-то делает. Госзакупки, я уже неоднократно говорил, стали легче, стали доступнее, но все равно разыгрывается на 25 миллиардов… Компании, госкомпании, корпорации с государственным участием разыгрывают тендеров на 25 миллиардов. Малому бизнесу достается – я не знаю, говорят, что 5 триллионов… А, 25 триллионов. Я сказал, что миллиардов? 25 триллионов в год закупок происходит. А вы сказали, что 5 триллионов отдать малому и среднему бизнесу. Вот здесь, конечно, надо довести цифры. Просто мы с вами запутались в нулях. Понимаете?

Петр Кузнецов: Все-все-все.

Юрий Савелов: Мы с вами запутались в нулях. Представляете, что такое 5 триллионов для малого и среднего бизнеса, когда малый бизнес считается… микробизнес, вернее, малый – 120 миллионов оборота в год. Представляете? Если действительно им позволят закупать на 5 триллионов, то это настолько будет сильная поддержка! Но там надо будет работать и работать.

Ольга Арсланова: Мы хотим обратиться к бизнесменам в первую очередь, которые нас смотрят. Расскажите, пожалуйста, какие проблемы вы считаете самыми важными? Что вам больше всего мешает в вашей работе? Позвоните и поделитесь. У нас, конечно, тут не встреча с президентом, но мы тоже федеральный канал. И я думаю, что…

Петр Кузнецов: Стол, в принципе, похож, хотя бы малая часть его, закругленная.

Юрий Савелов: Да, мы постараемся ответить. Ну, проблемы есть, проблем много. Допустим, взять компании, которые в этом году не сделали норму. Допустим, если прибыль была в прошлом году 10 миллионов рублей, то сейчас она может составить семь, пять. Не в убыток, но есть, я бы сказал, процентов десять компаний, которые ушли в убыток. Прибыль составляла 10–15 миллионов, а сейчас они отработали в минус пять. Такие сектора в экономике есть, не повально. Но есть еще 10%, может быть, даже 15% тех, которые нарастили свою прибыль. Но основная середина – те, которые ее потеряли. Ну, имеется в виду, еще раз говорю, что было десять в 2017 году, а в 2018-м осталось пять.

Петр Кузнецов: Я читал или слышал, что даже в кризис не было такого, столько не закрывалось.

Юрий Савелов: Ну, тут не то чтобы закрываются…

Петр Кузнецов: Ну, хотя бы появлялись в кризис. А здесь большая разница.

Юрий Савелов: Потери, да. Вот надо поднять заработную плату. Допустим, есть компания небольшая. Собирают рабочих или служащих и говорят: «Вот смотрите, у компании столько было прибыли, 2 миллиона в месяц, а сейчас – 500 тысяч, бухгалтер докладывает». Или 300. Из чего бизнесмену поднимать зарплату? Все же взаимосвязано.

Петр Кузнецов: Смотрите, тут перед Новым годом такой еще подарок, я не знаю (сейчас мы как раз расшифруем), закон «Об освобождении от наказания за мошенничество и растрату при погашении нанесенного ущерба». То есть по этим же статьям будут прекращать уголовное преследование.

Ольга Арсланова: Да. Более того – вот эти поправки в Уголовный кодекс, насколько я знаю, сегодня как раз Госдума и рассматривает.

Петр Кузнецов: Да-да, как раз.

Юрий Савелов: Рассматривает в каком чтении? Просто я немножко здесь этот момент…

Петр Кузнецов: Если я правильно понимаю, уже приняли в третьем.

Ольга Арсланова: Второе.

Петр Кузнецов: Второе?

Ольга Арсланова: Второе чтение, да.

Юрий Савелов: Потому что как-то он прошел…

Ольга Арсланова: Да, ключевое чтение сегодня.

Петр Кузнецов: Вопрос. Что вы думаете о либерализации этого процесса?

Юрий Савелов: О либерализации? Давайте еще раз просто остановимся.

Петр Кузнецов: «Об освобождении от наказания за мошенничество и растрату при погашении нанесенного ущерба». По этим статьям будут прекращены уголовные преследования.

Юрий Савелов: Все, я понял.

Ольга Арсланова: То есть, по сути, если ущерб восстановлен при экономическом преступлении, то человек в тюрьму не садится.

Петр Кузнецов: Станет ли проще?

Юрий Савелов: А вы знаете, как в Китае делают, допустим? У них же они вернули, по-моему, огромное количество – 40 тысяч – убежавших чиновников и бизнесменов. Они им говорят одно: «Если вы деньги вернете, то ваш срок сокращается, – ну, допустим, – с десяти лет до двух». И люди возвращают деньги.

Этим законом они хотят пойти по пути Китая. Хотя всегда Китай шел наоборот, он смотрел, как у нас это происходит. Они хотят пойти по пути Китая. Если человек вывез за границу 10 миллионов долларов, а потом оказался под уголовной ответственность, ему говорят: «Выбирайте – 12 лет или вы возвращаете…»

Петр Кузнецов: Ну, это очень важно – вернуть.

Юрий Савелов: Задача – деньги вернуть.

Петр Кузнецов: Конечно.

Юрий Савелов: Поэтому очень положительный закон. И кстати, очень поздно почему-то его рассматривают и очень быстро. Вернули деньги… Да, человек должен быть наказан, но он покаялся, он вернул все деньги. Может быть, даже ему какой-то назначат штраф или процент – допустим, не десять миллионов долларов, а вернет одиннадцать. Что здесь плохого? Может быть, какое-то условное наказание даже. Ну, так работали, так жили мы в своей стране – каждый хапал. А если человек готов вернуть, раскаялся? Знаете, есть раскаяние.

Прекрасный закон, прекрасный! Я, честно говоря, его пропустил. Но если он будет принят, если он будет работать так, как я говорю, то будет просто прекрасно. Насчитали вам миллион долларов…

Петр Кузнецов: По примеру Китая.

Юрий Савелов: Да. Или вам десять лет, вы их возвращаете – вам дают условно или вообще прекращают ваше преследование. Прекрасный закон, прекрасный! И там, наверное, сумма не указана, да? 100 тысяч рублей…

Петр Кузнецов: Сейчас я вам не скажу.

Юрий Савелов: Сейчас можно за 100 тысяч рублей получить пять лет.

Петр Кузнецов: Онлайн вам не скажу. Может быть, во время паузы…

Юрий Савелов: Получить пять лет, понимаете? Пять лет за 100 тысяч рублей. И таких примеров очень много.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем наших зрителей, у нас Андрей из Москвы на связи. Андрей, здравствуйте.

Зритель: Алло. Добрый день.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Вы слышите меня?

Ольга Арсланова: Да, слушаем.

Зритель: Вот такой вопрос. Я занимался бизнесом. Значит, одно предприятие у меня десять лет, сдаю баланс, второму предприятию два года. Вот из тех 4,5 миллиона, озвученных вашим гостем, ну дай бог, 20% работают, а все остальные просто не могут их закрыть. В Москве от 40 до 60 тысяч стоимость закрытия предприятия. Самостоятельно – ну практически невозможно!

Юрий Савелов: Я прекрасно вас понимаю. Люди их просто бросают, не сдают баланс. Еще хорошо, если вы сдаете. Многие вообще не сдают. Вы знаете, налоговые…

Зритель: Если не сдавать баланс, то штрафы за каждый налог – 200 рублей. То есть я «налетаю» тоже, так сказать.

Юрий Савелов: Да. Но у налоговой уже давно такое положение: если в течение трех лет никаких движений нет по компании, они просто ее могут вычеркнуть из реестра. И они это делают.

Зритель: Они могут вычеркнуть, но…

Юрий Савелов: Да. И мне кажется, даже по вашему заявлению они просто могут его ликвидировать, чтобы вы…

Зритель: Нет, по нашему закону, если я не сдаю баланс вообще, даже нулевой, идут штрафы.

Юрий Савелов: Я понимаю, о чем вы говорите. Я говорю о том, почему вы не хотите написать заявление и ликвидировать его. Или что? Зачем вы его держите?

Зритель: Я объясню, я объясню. Потому что путь такой, что надо написать заявление, подготовить промежуточный баланс с кредиторами, в «Вестник бизнеса» подать заявление.

Юрий Савелов: Нет, если он у вас работает… Если вы не работали, вы говорите, последние 3–5 лет, если у вас там движений не было по вашей фирме, то эти процедуры сейчас никому не нужны. Если вы, конечно, работали полгода, а потом хотите закрыть, то тут, конечно, очень серьезная процедура. А если вы не работали три года, у вас через счет ничего не проводилось, нулевой баланс – никто ничего у вас спрашивать не будет. Попробуйте сходить в инспекцию и написать заявление о ликвидации.

Зритель: Ходил в инспекцию бухгалтер и пришел именно с этими данными.

Юрий Савелов: Так, стоп! А у вас бухгалтер есть? Значит, зарплату получает еще, что ли? Значит, у вас движение есть по фирме?

Зритель: Я не получаю зарплату.

Юрий Савелов: А бухгалтер получает?

Петр Кузнецов: 3–5 лет не было движения, а бухгалтер…

Юрий Савелов: А бухгалтер работает.

Петр Кузнецов: Видите, как все запутано у нас?

Юрий Савелов: Конечно, все запутано, нельзя найти конец.

Петр Кузнецов: Спасибо большое, Андрей. Удачи вам!

Юрий Савелов: Конечно. Сейчас налоговая к этому относиться… «Я хочу закрыть». Ну, знаете, сколько фирм? Тот, кто звонит, совершенно прав, очень много фирм было открыто. Люди открывали, потом бросали, потом другую открывали фирму. Потом у него десять фирм, и он еще попадает в список, что якобы он занимается чуть ли не обналичкой, потому что на нем очень много фирм, он открывает. А оказывается – просто он не очень удачливый бизнесмен, пытался этим заняться, этим, этим…

Ольга Арсланова: Не получилось.

Юрий Савелов: Все налоги платил. Не получилось. А все фирмы на нем висят. Вот если там нет действительно движения, то пишет заявление: «Прошу вычеркнуть из реестра, из госреестра эту компанию».

Ольга Арсланова: Несколько сообщений. «С этого года у нас налог на коммерческую недвижимость – 2%, – пишет нам зритель из Белгородской области. – Заплатила. Думаю закрывать ИП. При этом не все платят 2%, есть отдельный список. Как работать? Как выживать? Почему государство не думает на перспективу, а надо сейчас обобрать всех и все? А потом – хоть трава не расти».

У государства тут есть вообще какая-то внятная стратегия? Действительно, как можно больше получить сразу или растить этих бизнесменов?

Юрий Савелов: Вы знаете, вот я почему сейчас… Я понимаю, о чем вы говорите.

Ольга Арсланова: Это выгоднее.

Юрий Савелов: Да, я понимаю, о чем вопрос. Вопрос очень интересный. Вы знаете, на сегодняшний день бизнес живет в совершенно других условиях и в другой стране, если можно так назвать. Вот до 2015-го, до 2016 года бизнес работал по-своему, по своим правилам и по правилам, которые диктовала налоговая. После 2015-го (а мощно – 2016-й и 2017-й) все стали жить по другим условиям. Вдруг ни с того ни с сего всех заставили платить налоги, и их с каждым годом стали увеличивать. Вот что с этим делать – никто понять не может.

Столкнулись все, особенно в 2016-м, в 2017 году, когда вы платили миллион рублей, а вдруг вам говорят, что надо платить четыре, налогов. Плюс увеличили на землю. И в Москве налог на землю, я вам говорю, увеличился в 10 раз: платили 25 тысяч в 2014 году, а потом стали… Сейчас мы платим за ту же землю, по-моему, 400 тысяч в квартал, а платили 25. Вот за какие-то 3–4 года все это увеличилось.

Мысль вот в чем. Я сейчас постараюсь ответить на этот вопрос. Просто бизнесу сейчас приходится работать в совершенно других условиях, чем работали тогда. Вот мы должны этот момент пережить как-то. Как мы его переживем? Кто-то выживет. Кто-то, наверное, потеряет желание заниматься бизнесом. Потому что как государство должно помочь? Значит, никто не должен платить налог на землю, да? Не будем платить. Давайте налог на землю не будем платить, на это. Мы хотим, чтобы у нас были хорошие дороги, социалка и все остальное, а налоги платить не будем. Откуда государство деньги возьмет?

То, что они большие – может быть, да. Какие-то налоги, может быть, действительно… Вот сейчас НДС всех ошарашил. С одной стороны, вроде бы 2% – немного. А с другой стороны, на предприятие нагрузка.

Петр Кузнецов: Как меня вчера поправил один из экспертов: 2 процентных пункта. Это несколько другой показатель.

Юрий Савелов: Ну, для нас это 2%. Имеется в виду – мы платили 18% НДС, а сейчас, с Нового года будем платить 20%.

Ольга Арсланова: «Мешают малому бизнесу, – вот смотрите, как раз нам тут уже написали из Пензенской области, – рост НДС, драконовские налоги, дорогие ставки кредитов, откаты и коррупция». Все указали?

Петр Кузнецов: Но при этом не обеспечить госконтрактами, вряд ли это поможет, а скорее освободить от многочисленных отчислений. Вот в ту сторону нужно работать с малым и средним бизнесом?

Юрий Савелов: Если брать, допустим, сколько платят в цивилизованных странах, то примерно такие же налоги должны платить… Я сейчас не защищаю налоги. Я сам за то, чтобы, допустим, малый бизнес вообще не платил налогов. Понимаете, с оборотом 120 миллионов платит всего 6%.

Петр Кузнецов: У них доля малого и среднего предпринимательства в ВВП до 60%.

Юрий Савелов: Вот я и говорю, что вообще…

Петр Кузнецов: То есть они там драйверы экономики на самом деле.

Юрий Савелов: А я и говорю, сделать: 50 миллионов, и вообще люди ничего не платят, ни в фонды никакие не отчисляют, ничего. Развивайте свой бизнес. Почему государство этого сделать не может? Вот до 50 миллионов. У вас есть небольшое предприятие, 25 миллионов. Допустим, торговлю можно убрать, услуги можно убрать, а оставить хотя бы одно производство. Вот есть производство, вы что-то производите, ткань какую-нибудь, я не знаю, расписываете эту ткань…

Петр Кузнецов: Да все что угодно.

Юрий Савелов: Да. И определить цифру. Я только за! 50 миллионов у вас оборот, вы начали с нуля, за два года поднялись до 50 миллионов. В Китае это применялось, об этом неоднократно говорилось. Мы просто затронули самую больную тему. Там даже за электроэнергию не платили. Понимаете? Главная задача была… А это конец девяностых – начало нулевых. Самая главная задача – заплатить людям зарплату. Он пишет заявление – и за электроэнергию он год не платит. У него энергоемкое производство, швейные машинки, огромные зарплаты. Людям платит зарплату? Все. Он говорит: «Я три года налогов вообще никаких не плачу, ни в какие фонды не отчисляю, я бухгалтера не держу. И ни одного бухгалтера, который считает людям зарплату. Я должен снять деньги наличные со счета и отдать им». Потом у них тоже карточки появились, у них потом появлялось, но на заре вот этого становления предприниматели ничего не платили.

У нас предлагались на два года каникулы – не сработало. У нас столько было инициатив, которые не работают. Их принимают, эти законы, а они просто не работают. Вот сейчас, в этот момент, может быть, производство именно… А об этом многие говорят – именно производство поддержать, малый и средний, небольшой бизнес, любой. Делаете вы тротуарную плитку, и ваш оборот не 3 миллиона рублей, понимаете, где у нас там льготы есть, а 50 – и вы ничего не платите. Открылись – все.

Петр Кузнецов: Давайте все-таки определим. Поддержка в чем заключается? Еще раз проговорим.

Юрий Савелов: Понимаете, когда говорят…

Петр Кузнецов: Говорят: «Вот вас обеспечат госконтрактами, пожалуйста, сейчас».

Юрий Савелов: Госконтракты? Ну, я их должен еще исполнить. Госконтракты-то разные бывают, понимаете? Мне нужны для этого средства, может, определенные.

Петр Кузнецов: Ну а если мы поймем, то с чего начать эту поддержку?

Юрий Савелов: Начать с того… Если я хочу открыть предприятие и у меня есть какие-то деньги, государство, допустим, должно мне сказать: «Открывайтесь, производите, мы будем за вами следить, но вы ничего не будете платить, вообще ничего первые три года». А три года, мы же видим, будут контролировать ваш счет. Это можно.

Знаете, я немножко сейчас вот так вам отвечу. Потому что раньше почему боялись это сделать? Потому что сразу очень много маленьких предприятий. Если у вас оборот 500, то я 10 открываю по 50. Сейчас налоговая… Вот сейчас как раз пришло это время. Налоговая настолько контролирует потоки денег! Понимаете? Вы легко можете открыть на себя предприятие, у вас нет другого предприятия, начать работать. У вас есть определенная сумма денег, стартовый капитал, 3–4 миллиона. Вы можете еще кредит взять и можете открыть предприятие. И три года – ни зарплату, ни налогов, ни в какие фонды – вы ничего не платите. Ваша задача – обеспечить людей зарплатой и развивать свое производство. Как было в Китае, это все проходили. «Пожалуйста, через три года мы к вам приходим». И налоговая отслеживает, какие деньги вам заходят, что вы делаете, что вы выпускаете. Это легко все делается электронно. Понимаете? Открывайте.

Петр Кузнецов: Кассовые аппараты, тут про кассовые аппараты как раз спрашивают.

Ольга Арсланова: Пишут люди нам, Волгоград: «Налоговая душит, ежемесячные вызовы на допросы. Причина – мало поступлений или снижение поступлений в бюджет. Страшно поднять зарплаты, так как это прямые затраты – и еще больше снизятся платежи в бюджет». То есть своим сотрудникам не может бизнесмен платить…

Юрий Савелов: Потому что налог. Я же говорил – налог на зарплату. Если вы хотите заплатить 100 тысяч рублей человеку, вы в казну и во все фонды должны заплатить еще 50. Это очень много.

Ольга Арсланова: Вот еще одна проблема из Москвы: «Чтобы официально закрыть фирму, надо пройти все круги ада. А если ее просто бросить, то директор и учредитель попадают в черный список на три года. Нельзя просто прийти и подать заявление о закрытии».

Юрий Савелов: Почему нельзя? На ликвидацию. Нет, если она у вас не работала – ну конечно, нельзя, просто бросить фирму. Сейчас же налоговая проверяет всех. Если вы в 2014-м, 2015-м, 2016 году работали, а в 2017-м не работали и хотите ее закрыть… Ну а как же у нас срок налоговой давности? Вас и будут проверять: 2014-й, 2015-й, 2016-й… А если у вас еще оборот был 200 миллионов в год, то как вы просто придете и закроете? Так не бывает.

Извините, у нас государство будет смотреть, какие грехи вы совершили за тот период. Там есть срок просто нулевого баланса, тогда не закрывают. Или – банкротство. Пожалуйста, банкротьтесь. И процедура сейчас очень сложна. Про банкротство вообще сейчас можно говорить отдельно.

Но мы сейчас говорим, чего не хватает бизнесу для развития. Мы затронули тему очень интересную. Государство должно в производстве… Этой теме уже лет восемь, но это сейчас, когда налоговая заработала, когда нет дроблений, ничего – открывайте! Есть желание? Есть какая-то накопленная сумма? «Хочу выпускать это». Пожалуйста! Приходите, пишете заявление в налоговую инспекцию: «Вот мой адрес, вот мой расчетный счет». Вам дают «броню» – и вы начинаете работать. И за вами следят. Все.

Петр Кузнецов: И льготные три года.

Юрий Савелов: Не льготные три года…

Петр Кузнецов: То есть вообще свобода?

Юрий Савелов: От 50 миллионов…

Ольга Арсланова: Слушайте, это просто у нас сейчас целый диалог. «Абсолютно прав ваш зритель. Закрыть организацию нелегко. Я сейчас занимаюсь и потратил только на нотариуса 10 тысяч рублей. Просто написать заявление нельзя».

Юрий Савелов: Ну, вы опять не слышите меня. Никто вам не даст закрыть просто так, даже не пытайтесь. Понимаете? Потому что, к сожалению, наши с вами грехи… Почему я говорю, что наши? Потому что все в них участвовали. Я – бизнесмен. Они не сгорают просто так. Если вы год не работали, то вы считаете, что вы можете просто закрыть. Никто не закроет. Поэтому, если вы хотите это сделать, вам придется попотеть.

Ольга Арсланова: Послушаем Татьяну…

Петр Кузнецов: Александр пишет, кстати, что в Китае пять лет налоги не платят бизнесмены. Александр, ну а нам достаточно трех.

Юрий Савелов: Нет-нет, там продолжение, просто упустил Александр, я говорил. Идете в их муниципалитет, как у нас говорят, или налоговую, пишете, что не хватает…

Петр Кузнецов: И продлевают?

Юрий Савелов: Да, еще продлевают.

Петр Кузнецов: Татьяна из Москвы на связи. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Я так долго слушала и хотела бы вернуться к началу.

Петр Кузнецов: Пожалуйста, конечно.

Зритель: Когда наш гость сказал, что предприятие, которое не выдало ему чек, прикрывшись какой-то лицензией и предложив… Это не тень, а это такая форма налогообложения. В Москве это стоит 10 тысяч рублей в месяц, это патент. В Подмосковье – тысяча, на минуточку, через дорогу. И 120 тысяч в год. Поэтому мы обязаны выписывать по требованию чеки, но не обязаны иметь кассового аппарата, при этом можем иметь терминал для карточек. Поэтому это не тень, а это оплата налогов, просто без обязательного владения кассой, скажем так.

Юрий Савелов: Значит, вы можете продавать все что угодно, как угодно, у вас должен быть огромный размер, может быть, целый магазин? Вы взяли лицензию – и все, что ли?

Зритель: Я говорю про маленькое…

Юрий Савелов: А там довольно немаленькое было предприятие – квадратов, наверное, двадцать площади торговой. Я вам не говорю про бабушку…

Зритель: До 50 закон разрешает.

Юрий Савелов: Странно. Это можно открыть… Подождите! Ну, в эфире не будем тратить время. До 50? Что, это каждый может открыть магазин до 50 и продавать, выписывать чеки бесконтрольно? Зачем мы тогда ставим аппараты с отчетом в центре отчетности? Ну, это немножко не так, конечно.

Зритель: Это с 2019 года начнется, вот эта установка, а пока еще действует такая схема налогообложения. Она в Петербурге, в Москве и в Севастополе. Это такой…

Юрий Савелов: А! Все, я понял.

Петр Кузнецов: Как много нового за эти полчаса узнали!

Юрий Савелов: Нет-нет. Я вас понял теперь. Это просто они держат эксперимент в трех регионах. Может быть, это так. Но как определить – 120 тысяч там у него оборот или нет? Сколько он торгует? Здесь немножко тема другая.

Так вот, вернемся просто к бизнесу и скажем то, что вот этого не хватает. И конечно, дешевые кредиты. Банки не дают сейчас кредиты, понимаете? Пожалуйста, должен быть залог обязательно, какая-то недвижимость. А без денег развития нет никакого. Тем более прибыли в компаниях сейчас не стало, на развитие стали выделять гораздо меньше. Главное – людям зарплату заплатить. Вернее, главное – налоги сначала, а потом людям зарплату, чтобы они как-то встретили хорошо Новый год. Вот о чем бизнесмен думает. А потом – уже развитие производства. А потом никто ничего не дает. А потом уже только развитие производства.

А развитие производства в нынешних рыночных отношениях не может стоять на месте, оно модернизируется, что-то выпускать должны каждый год, постоянно, раз в квартал даже. Все зависит от товара, который вы производите. Если этого не делать, вас просто съедят конкуренты. А как вы сделаете, как вы выпустите новый продукт? На него новое сырье нужно, разработать, дополнительные средства. Вот вам и застой, он элементарный. Тут даже не надо далеко ходить и как-то объяснять телезрителям, что такое застой в бизнесе и в экономике.

А если можно получить средства, если вас освободили от налогов даже (до 50 миллионов), если вам помогли 5% с оборудованием – пожалуйста, работайте, пожалуйста, проявляйте себя. Риски есть, конечно, но без рисков, понимаете, ничего не происходит гладко. Мы же хотим поднять свою экономику? Мы же хотим поднять бизнес? Мы хотим что-то производить?

Кстати, у нас экспорт увеличился. Сегодня только был разговор, что в стране увеличился экспорт – прекрасно! – и не только пшеницы, которой мы собрали 110 миллионов тонн, или сельской продукции, а фактически во всех отраслях, даже в легкой промышленности. Понимаете? Просто небольшие. Ну, это играют рубль и доллар. То, что мы производим у себя, если это наше сырье, по отношению к доллару у нас очень сладкая цена на нашу продукцию. Поэтому любые запреты, любые экономические какие-то санкции – они не работают.

Потому что вот что такое бизнес? Если продукт нужен, везут через три страны и привозят туда, куда наш продукт не должен попадать. Ну, бизнесмены это делают. Законом реэкспорт не запрещен еще. Конечно, в той стране, куда они это ввозят, у них запрещено законом. Ну ничего, они в другой стране сделают упаковку, напишут, что не Россия-матушка, а какая-то Made in China. Все это делается, поэтому мы это даже не учтем. Но все равно, когда за рубеж выходят, в другую страну, у нас это все под контролем, я имею в виду, и граница это все фиксирует. И это все увеличилось.

Ольга Арсланова: Еще несколько сообщений от зрителей. Курская область пишет: «Почему банки закрывают расчетные счета после одного дня работы без объяснения причин? Работать невозможно, оборот упал в три раза».

Юрий Савелов: Жесткая, жесткая тема.

Ольга Арсланова: «Строительство, оптовая торговля и автотранспорт».

Юрий Савелов: Жесткая тема на сегодняшний день – закрытие и блокировка счетов. Жесткая, бесконтрольная! Вот мы с вами не попадаем, но у меня очень близкий человек попал. Заблокировали счет, а он уехал за границу – и ничего сделать не может! Электронное письмо написал: «Разблокируйте, не могу улететь». – «Ну, ничего страшного». Ему сказали: «Если вы вернетесь…» Вернее, он привез документы вот на эти деньги, которые у него заблокировали, они затребовали. Сидит управляющий отделением, звонит и говорит: «Все документы, я их все вижу». А она говорит: «Пусть электронно их пошлют». А там был отказ уже. Если бы она послала их электронно, то ей был бы еще один отказ – и тогда она попадала бы в черный список.

А сколько таких разговоров? Я рассказал в Иванове директору одной фабрики, он сначала меня не понял. Я говорю: «Вот заблокировали, человек рассказывал». Он говорит: «Ой, у меня даже у рабочих блокируют». Я говорю: «Да?» – «Да, люди потом ходят, тратят свое время, разблокируют».

Вот здесь какая-то невыработанная система, и страдают очень много. Представляете, перед Новым годом нужно покупать подарки. Деньги в основном у всех на карточке, да? Ну, есть какие-то наличные. Вы заходите в магазине, набрали подарков, а вам говорят: «Извините, вот вам пришло 20 тысяч рублей, вы их не объяснили. И банк просто по закону о терроризме 20 тысяч рублей вам заблокировал». И вы стоите. И что делать?

Ольга Арсланова: А тут еще чудесная история, смотрите: «Закрыл ИП, так как повысили налоги, ввели абсолютно грабительскую онлайн-кассу. У меня был оборот 6 миллионов. А последней каплей стало то, что налоговая сняла деньги и заблокировала счет за то, что потеряла платеж по налогам. Вину признали, но разблокировать удалось через месяц».

Юрий Савелов: А сколько он потерял? Вот видите, здесь уже не работает…

Ольга Арсланова: Наказание никто не понес.

Юрий Савелов: Да. Я с человеком говорю: «В суд подавай». Он говорит: «Ну вот…» Знаете, как люди рассуждают? «Ну, в суд я сейчас пойду, время. Мне надо юриста найти, адвоката, заплатить ему 5–10 тысяч». Я говорю: «У тебя есть такая возможность финансовая? Просто послушай. Если мы делать в стране этого не будем…» Понимаете? Вот меня не касается – вроде и все. Я говорю: «Если ты этого не сделаешь – значит, у нашего соседа или у нашего родственника дальнего произойдет то же самое. И он этого не сделает. И все, что сейчас происходит – мы не будем говорить об этом на народном телевидении, да?»

А люди задают этот вопрос, я сам с этим столкнулся. Я говорю, очень близкий человек мне. И что с этим делать? Он за границей, у него все деньги заблокировали – и никто за это не отвечает. Вот пусть, как вы сейчас сказали, да, пусть извинятся, но пусть за это ему и компенсируют еще. Когда суды будут принимать (я тоже об этом говорил) серьезные штрафы по этим вопросам к тем людям, которые принимают решения, и наказывать не только организацию, а еще и их, кто поставил свою подпись… Они же электронно, все спрятались. Вы электронно посылаете все, и вам идет ответ: «Счет у вас не разблокирован». Объяснения нет. Ваши действия?

Ольга Арсланова: Ну, разблокировал робот… заблокировал, точнее, а не человек.

Юрий Савелов: Понимаете, о чем разговор? Должен кто-то все-таки нести ответственность. Я всегда говорю, вот интересный такой момент… Еще потрачу для телезрителей пару минут. От нас многое зависит. Вот вы пришли в магазин, на Новый год покупаете на стол. Вот колбаса, взяли 500 грамм. Приходите домой – а там 400. Ну, что-то не то, взвесили 400. Кто виноват, как вы считаете? Ну, я иногда задаю людям такой вопрос. Вот кто виноват? Варианты: продавец, вы или оба. Ну как? Вот кто виноват? Вы молчите. Вот вам недовесили. Люди говорят, допустим: «Конечно, продавец. Он вор!» Но это не совсем так, не совсем.

Петр Кузнецов: Поэтому мы и молчим.

Юрий Савелов: Да, не совсем так.

Петр Кузнецов: Мы понимаем, что не все так просто.

Юрий Савелов: Конечно. Потому что все-таки в нас вина. Должны весы контрольные стоять, вы должны взвесить. Вы часто в этот магазин ходите, раз в месяц вы попадаете.

Ольга Арсланова: Это уже совершенно другая тема.

Юрий Савелов: Ну да, я немножко…

Ольга Арсланова: Приходите к нам еще, мы ее обсудим.

Петр Кузнецов: Юрий, давайте очень коротко. Секунду! Давайте все-таки определим главное экономическое событие этого года, по-вашему.

Юрий Савелов: Экономическое?

Петр Кузнецов: И событие, определяющее что-либо в 2019 году, из всех анонсируемых событий.

Юрий Савелов: Вопрос интересный, потому что таких резких…

Ольга Арсланова: Ну, то, что влияет на вашу работу в первую очередь.

Петр Кузнецов: Да, безусловно.

Юрий Савелов: Позитивное вы имеете в виду, да?

Петр Кузнецов: Необязательно. Событие может быть и…

Юрий Савелов: Может быть и позитивным, и негативным, потому что их столько, очень много было в этом году. Кстати, и положительные тоже были, потому что… Ну, вот фабрику открываем. А негативные? Я не знаю. Вот с кредитами, конечно, проблема большая, денег не хватает бизнесу. Если все-таки здесь как-то бы лояльно банки и государство относились… Мы подписываемся всем своим поручительством, всем своим имуществом. Тяжело сейчас уйти на невозврат кредита, потому что будете выплачивать всю свою оставшуюся жизнь.

Петр Кузнецов: Надежды есть на 2019 год в связи с этим?

Юрий Савелов: Вы знаете, есть, есть. Какие-то определенные правила игры сейчас пытаются выстроить по поводу этих кредитов. Я думаю, что что-то улучшится. Но экономически, вот так, чтобы громко, чтобы действительно, да, вот это интересно… Если бы дали предприятиям (я имею в виду – производствам) до 50 миллионов – вот это было бы громко. А все остальное перетекает, малотекущее из года в год. Да, есть какие-то – тут вроде помогли на производство, тут. А вот назвать яркое что-то мне очень сложно.

Петр Кузнецов: Ну что же, будем считать, что создан такой задел.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Юрий Савел, член президиума Объединения предпринимателей «Опора России», и рубрика «Личное мнение». Приходите к нам еще.

Юрий Савелов: Спасибо.

Ольга Арсланова: До встречи.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты