Юрий Савёлов: Сейчас все ждут, пойдут ли контейнеры, будут ли производится товары в Китае

Юрий Савёлов: Сейчас все ждут, пойдут ли контейнеры, будут ли производится товары в Китае
Стоматология: вам бесплатно или хорошо?
Стоматология не по зубам. Наркоманы выходного дня. Переходим на российское ПО: что будет с рынком электроники?
Никита Кричевский: Людям нужно осознание того, что в них заинтересованы, что им помогут, если что
Юрий Мельников: Дешёвые энергоресурсы невыгодно экономить
Александр Хуруджи: Предприниматели не должны бояться ошибаться. А риски надо страховать
Инвестиции в российский бизнес. На примере производства холодильных витрин в городе Орёл
Максим Руссо: Дети на заказ с желаемыми свойствами – мы хотим спортсмена или мы хотим математика – это разве что через полвека станет возможно
«Взял кредит на зубы». Откуда такие цены в стоматологии? И станет ли в поликлиниках меньше зубных кабинетов?
Почему «голливудская улыбка» так дорого стоит, и как жители регионов находят деньги на лечение зубов?
Реальные цифры: ваши поправки в Конституцию
Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»

Александр Денисов: «Жизнь висит на нитке, но заботятся о прибытке». Бизнес вовсю старается не упустит, так сказать, свое на волне страхов и паники перед китайским коронавирусом. ФАС уже поручила проверить цены на повязки и противовирусные препараты.

Вот сегодня как раз поговорим с Юрием Михайловичем Савеловым, членом президиума объединения предпринимателей «Опора России», о тех, кому эпидемия, а кому и мать родна. Юрий Михайлович, здравствуйте.

Юрий Савелов: Здравствуйте.

Александр Денисов: Последние, так сказать, сводки с фронта борьбы с вирусом.

Жертвами нового коронавируса (сейчас мы выведем графику на экран) в Китае стали уже 213 человек, заражены почти 10 тысяч человек. Под медицинским наблюдением находятся свыше 100 тысяч граждан Китая. Еще около 100 человек почти в 20 странах заболели. Всемирная организация здравоохранения признала вспышку чрезвычайной ситуацией международного значения. В России заболевших пока нет.

Анастасия Сорокина: Премьер-министр России Михаил Мишустин 30 января подписал распоряжение о закрытии границы России на Дальнем Востоке из-за распространения коронавируса. Автомобильные и железнодорожные пункты пропуска в Амурской области, Еврейской автономной области, Хабаровском, Забайкальском и Приморском краях закрыты были сегодня в полночь.

Александр Денисов: Вот сейчас мы как раз на экране и покажем эти пограничные пункты, которые были… Вот это наша граница с Китаем, которая была закрыта. Конечно, речь не идет о полной блокаде, бизнес-контакты по крупным контрактам продолжаются. Вот с такой оговоркой сегодня об этом заявили официальные власти России.

Юрий Михайлович, безусловно, урон экономике будет, это неизбежно. Прежде всего…

Юрий Савелов: Да, конечно. Особенно китайской экономике.

Александр Денисов: Да. Ну, соответственно, всем, кто… А кто с Китаем не имеет дел?

Юрий Савелов: Весь мир практически.

Александр Денисов: Да. Прежде всего нужно, конечно, разобраться с вирусом, решить проблему. А деньги – это уже, так сказать, второе. Хотя для вас… Вы смеетесь. Для вас первое, я понимаю.

Юрий Савелов: Смотря для кого и на чем второе. Если это повязки, если это медикаменты – понятно, здесь никаких завышений, никаких, так сказать, высоких ставок не должно быть. И за этим государство должно следить. Здесь даже не обсуждается.

Александр Денисов: Даже в Китае подорожали в шесть раз, что ли.

Юрий Савелов: И там закрывают сразу. Показывали аптеку, которую просто закрыли, которая должна будет сумасшедший штраф выплатить, в которой подорожали повязки. Просто закрыли, и все. Вот у нас должно происходить то же самое с аптекой. Если повязка стоит 100 рублей, а вы продаете ее за тысячу, то должны просто закрыть, и все, чтобы быстро навести порядок.

Александр Денисов: А чему там 100 рублей стоить? Господи…

Анастасия Сорокина: У нас уже появились…

Юрий Савелов: Они стоят и по 800. Вот в Китае она стоила, по-моему, 50 юаней… Я сейчас не помню, я могу в цифрах ошибаться. Это чтобы телезрители понимали. Ну неважно. В 10 раз они подняли.

Александр Денисов: Да-да-да, такое было.

Юрий Савелов: И сразу закрыли. Пусть у нас будет такое же жесткое отношение, особенно в провинциях, в Москве, где угодно, потому что это здоровье наших граждан, и здесь зарабатывать – огромный грех.

Но есть другие товары, давайте к ним немножко вернемся. Я везу ткани, допустим. Никакого отношения нет. Мы до сих пор… Вот вчера получили два контейнера. То бишь проблем больших нет. Все прошло ту границу, нашу границу прошло.

Но уже начинает на нашем рынке быт ажиотаж. Ткани мы везли, доллар был 61. Вроде бы цена должна немножко подвинуться вниз, как это происходит: доллар понижается, импортные товары тоже понижаются. Нет, идет разговор на рынке… Все сидят и замерли. Нет, никто не понижает ничего, все держат цену.

А что еще сейчас, после 5-го, произойдет? Цена может просто подскочить. Ну, не сразу, конечно, и в зависимости от группы товаров. Не сразу в разы, но на какие-то вещи, конечно, вырастет. Вернее, на какой-то пункт она обязательно вырастет, если пойдут сбои с поставками. Ну, это экономика.

Александр Денисов: Вы знаете, все можно списать… Настя, сейчас. Все можно списать на эпидемию. Валютные скачки начались, и спекулянты говорят: «Нет, ну понимаете, это вирус». Как вирус влияет на валюту? Я вообще не понимаю!

Юрий Савелов: Вот именно.

Александр Денисов: Но – влияет вообще на все. Начнут на это списывать…

Анастасия Сорокина: Такое ощущение, что уже на вирус, наоборот, экономика влияет.

Александр Денисов: Юрий Михайлович?

Юрий Савелов: Я сейчас вам скажу. В интернете идет сейчас такой фейк (так можно назвать), что подорожает оборудование, техника из Китая к 23 февраля и к 8 марта. Ну, сразу хочу сказать телезрителям: не верьте в это! Почему? Все, что должно было продаваться 23 февраля и 8 марта, все уже лежит на складах. Ну, потому что сам процесс доставки занимает очень много времени – от трех до шести месяцев. Поэтому в феврале никто не привозит эту технику.

Анастасия Сорокина: Зато сколько было новостей по поводу посылок из Китая: что вам вместе с посылкой с AliExpress пришлют и этот вирус. И это тоже…

Юрий Савелов: Нет, это немножко другое. Я говорю, когда создают ажиотаж, чтобы люди приходили сейчас, брали китайскую технику, потому что ее не будет на 23-е.

Александр Денисов: Ну, спрос подстегнуть.

Юрий Савелов: Конечно, вот это. Люди должны понимать, что все, что они готовы были купить к 23-му и к 8 марта, все будет на складах, поверьте мне, потому что уже все завезено. А вы говорите о том, что…

Анастасия Сорокина: Вместе с посылкой с AliExpress из Китая привезут тебе коронавирус.

Юрий Савелов: Ну, пока подтверждений нет. И посылки никто не останавливал. Вот они как идут, как люди их получают, так и получают. У правительства есть уверенность в том, что через посылки пока он не передается. Вот если в какой-то стране будет замечено, что вирус передается не только от человека к человеку, то вот тогда опять начнутся проблемы большие. Тогда и наши товары… А почему? Потому что их там производят, в Китае. В контейнеры загрузили. А кто их загрузил? Больной человек, здоровый? Мы получили эту ткань, отправили ее на производство – и там все заболели.

Александр Денисов: Ну, вроде бы уже доказали, что от человека к человеку передается все-таки. А посылка – это все-таки от человека к человеку, Юрий Михайлович.

Юрий Савелов: А нашу ткань в контейнерах тоже люди грузят те же, они же ее обрабатывают. Все то же самое.

Александр Денисов: Поэтому, конечно, испуг оправдан в некоторой степени, конечно.

Юрий Савелов: Нет, испуг оправдан. Но я думаю, что сейчас китайская сторона… Я имею в виду, что и в портах, и на пунктах отправления будут проверять и ставить свое какое-нибудь клеймо, что проверено, там нет бактерий коронавируса. Потому что невыгодно, чтобы товары не выходили. Они должны это доказывать своим партнерам. И они в этом кровно заинтересованы. И они начинают это делать сейчас.

Тут вопрос в другом немножко. Вы знаете, что может произойти ажиотаж и подъем цены на китайские товары после 5-го? Все импортеры…

Александр Денисов: А почему вы 5-е упоминаете? До 7-го вроде бы…

Юрий Савелов: Новый год вы имеете в виду?

Александр Денисов: А, после Нового года?

Юрий Савелов: Конечно.

Александр Денисов: Я понял.

Юрий Савелов: Будут ли работать фабрики или не будут? Разрешат ли им? В каких провинциях фабрики будут работать? Там же люди у них разъезжаются по всей стране. Они не смогут, может, сейчас к фабрикам вернуться. На фабрике работало 200 или 500 человек, а приедет всего 100 из других провинций – значит, фабрика не может выполнить те заказы, которые были запланированы на февраль. А это очень много, это огромное количество. Огромное количество видов продукции из Китая мы везем. У нас же огромный оборот с Китаем. Я имею в виду – по деньгам и по виду товаров. Вот тут могут начаться проблемы.

И если мы понимаем, что наши фабрики, с которыми мы работаем в Китае, а их восемь или двенадцать, и четыре из них или, наоборот, восемь говорят: «Нет, ребята, нам разрешат работать только с 1 марта», – и вот тогда начнется очень «интересное» для нас, потому что то сырье или тот товар, который мы получим за это время, он останется. И мы будем думать, какую цену на него поставить, что происходит на рынке.

И здесь даже я не вижу никаких… Как бы сказать? «Кому война, а кому мать родна», – как вы говорите. Нет. Ну нет на рынке товара! Значит, есть шанс мне, наверное, или заработать, или, в общем…

Анастасия Сорокина: Для кого-то откроются новые возможности.

Юрий Савелов: Совершенно верно. Поэтому здесь цены могут пойти. Все будет известно с 5-го по 10-е число. Если фабрики у них заработают в том же режиме и продукция будет отгружаться, отправляться и производиться, то на экономику сильно это не повлияет, на повышение цены продукции и сырья из Китая. А если нет, то тогда нужно ожидать…

Вот кто слушает, кто с экономикой связан, кто понимает, у кого есть какой-то интерес к китайским товарам или к китайскому сырью, те должны понимать. Вот 15 февраля будет известно, что цена в апреле на огромные виды товаров, на огромные группы может вырасти – не знаю, от 5 до 10%. Тут трудно сказать. В зависимости от товара, от вида товара, от того, насколько он нужен тому или иному человеку. Вот эти проблемы могут возникнуть. И не только у предпринимателей, но и, соответственно, у тех, для кого они это все производят, для кого они это все везут. Вот с этим мы можем столкнуться.

Анастасия Сорокина: Те, кто сейчас находятся на границе, они уже опасаются того, что будет дефицит товаров из Китая.

Юрий Савелов: Вот я вам и говорю. Конечно, все опасаются. И мы опасаемся. Я вам про ткань рассказал. Люди цену не снижают, но и не повышают еще. Если хотите взять сегодня ткань, чтобы переработать, чтобы из нее что-то пошить, то вот старая цена. Хотя доллар был ниже. Она, по идее, должна на 3–5 рублей быть дешевле. Все ждут, пойдут ли контейнеры, будет ли производиться товар в Китае. Вот тогда мне будет очень интересно.

Но Китай, еще раз говорю, кровно заинтересован в том, чтобы сбоев не было. Но все равно в каких-то провинциях каким-то предприятиям запретят работать. Я думаю, что это однозначно. Ну, будем надеяться, что это не будет так массово.

Александр Денисов: А у вас производство в каких промышленных городах?

Юрий Савелов: В разных. Вот в Ухане нет, допустим. Но есть две фабрики в одной провинции, которые… Вот они восемь, по-моему, закрыли. Мы ждем информацию.

Александр Денисов: То есть в одной из закрытых все-таки ваша?

Юрий Савелов: Попалась, да. Но они не основные, мы не так много везем. И если их не будет, то на нас это не сильно повлияет. А вот есть провинции, и если на них наложат арест, если так можно выразиться, то вот тогда действительно могут быть проблемы. Вот такая ситуация по экономике.

Ну, будем надеяться, что все-таки все будет хорошо и Китай сделает все для того, чтобы… Вернее, будем надеяться, что все-таки коронавирус передается только от человека к человеку, а не через продукты, не через товары. Тогда большого сбоя и ажиотажа не будет.

Анастасия Сорокина: Выслушаем зрителей. На связи Киров, Эльвира на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я Эльвира Александровна, я врач-бактериолог с 36-летним стажем, врач высшей категории в прошлом. В настоящее время я пенсионерка.

Вот когда говорят, что коронавирус может попасть с посылками, с какими-то товарами, мне удивительно и смешно это слышать. Все прекрасно понимают, что такое вирус. Вирус – это прежде всего внутриклеточный паразит. И когда он выходит из нашего организма в окружающую среду, он моментально погибает. Если человек находится в радиусе 1,5–2 метра, когда он кашляет, то он должен непосредственно с этими частицами слюны попасть в организм человека. И тогда действительно… И еще вопрос, в каком количестве должен попасть. Тогда действительно человек может заразиться. А может и не заразиться.

И когда говорят, что на поверхности посылки может прийти этот коронавирус, я категорически возражаю и опровергаю. Поэтому не бойтесь, что вот этот вирус может попасть с посылкой, с тканью, например, как говорят, с какими-то предметами. Если бы он был настолько агрессивен, настолько заразен, то тогда бы действительно он так моментально и быстро распространялся не только в Китае, но и по всему миру. Однако мы что видим? В нашей России вообще ни одного случая не зарегистрировано. То есть действительно у нас понижена температура, влажность где-то высокая, и она не способствует размножению и развитию этого вируса. Поэтому надо еще рассматривать с этой точки зрения.

Александр Денисов: Спасибо вам большое, Эльвира.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Эльвира Александровна.

Александр Денисов: Успокоили, успокоили.

Юрий Савелов: Врач со стажем, вирусолог, вот он нам говорит. Наверное, тогда ничего… Но все равно, если там они не будут производить продукцию, передается или не передается с товарами, но их просто не допустят до работы (у них же там ограниченная связь, на фабрику просто не приедет нужное количество людей), то могут быть проблемы. Но будем надеяться, что они будут не такие большие. Вот это останавливает.

А вообще это проблема, конечно, туристов. В туристическом бизнесе тоже проблемы большие. Ну, здесь уже как бы все на лицо. Туда мы перестали ездить, оттуда к нам тоже…

Александр Денисов: Ну, с этим уже вопрос закрыли, да.

Юрий Савелов: Да. И цифры уже называются очень приличные, насколько мы пострадаем в туристическом бизнесе, а насколько – Китай. Ну, здесь все понятно. А на какое время будет закрыто? Это необходимость, здесь никуда не деться. Ну, какой-то бизнес, значит, «попал». Вот форс-мажор, если можно так назвать.

Александр Денисов: У вас в контрактах, кстати, прописаны такие случаи?

Юрий Савелов: Ну, форс-мажор везде прописан, в любом международном контракте.

Александр Денисов: И вам нужно доказывать, что именно это форс-мажор – вот эта эпидемия? То есть это автоматически не признается?

Юрий Савелов: Это уже на усмотрение суда.

Александр Денисов: Это если вы в суде окажетесь.

Юрий Савелов: И смотря что прописано.

Александр Денисов: В арбитраже, да?

Юрий Савелов: Если у вас прописано, что как раз… ну, не коронавирус, допустим, а вирусная какая-то эпидемия, которая препятствовала… Именно в контракте. Если возникла какая-то эпидемия, которая препятствовала вывозу товару или производству его, то признать это форс-мажором. Нет, форс-мажорные обстоятельства есть, которые перечислены. Но я думаю, что такие вещи, как вирус, коронавирус, можно отнести, конечно, к этим обстоятельствам.

Анастасия Сорокина: А не кажется ли вам, что вот сейчас история вокруг вируса как раз насчет экономики… ну, скажем так, вот этот ажиотаж как раз вокруг его развития тоже каким-то образом должен повлиять на экономические отношения? Что, раньше люди не болели, не было вирусов?

Юрий Савелов: Ну как не болели? 2002–2003 год…

Анастасия Сорокина: Было?

Юрий Савелов: Я вам рассказываю, я это помню. Это было 18 лет назад. Ну, я это хорошо помню. Мы только начинали работать с Китаем, мы хотели туда выехать. И вот пошел такой ажиотаж, если не больше, потому что…

Александр Денисов: С атипичной пневмонией?

Юрий Савелов: Да-да-да. Там Китай еще умалчивал это. Здесь ВОЗ подключилась, хотя… Извините, я просто отвлекусь. ВОЗ же признала это всемирной проблемой уже. Да?

Александр Денисов: Да.

Юрий Савелов: Это официально. В 2002–2003 году мы не полетели в Китай, хотя пока таких запретов не было. Мы просто сидели, у нас был небольшой офис, два человека должны были лететь. А мы уже начали работать. Мы говорим: «Нет, давайте мы лучше переждем». И мы не полетели.

Александр Денисов: Но пережили же. Может быть, и в этот раз тоже, Юрий Михайлович…

Юрий Савелов: Ну, мы не летим. Без необходимости сейчас никто никуда не летит. Все ведется по Skype. Может быть, раньше этого не было. Сейчас много по Skype ведется переговоров. Это же как за соседней стенкой. Все легче стало, чем 20 лет назад. А 20 лет назад требовалось…

И китайцы учились экономике, и мы тоже. В общем, много было недопонимания, очень много было непонятного – и не то что в переводе, а вообще. Просишь перчатки: «А можно дюжину перчаток не за 1 доллар, а за 80 центов?» Китайцы говорят: «Конечно, можно». Ну все, по рукам ударили, деньги оплатили. Приходят перчатки. Они должны весить по 54 грамма, а они весь по 38, то бишь с такими большими дырочками. «А что это такое?» – «Ну, вы же просили по 80 центов. Мы вам говорили, что хорошие будут стоить доллар. А вы хотели по 80 центов».

Александр Денисов: Юрий Михайлович, вы мультфильм про восемь шапочек не смотрели?

Юрий Савелов: Я и говорю, что мультфильм. Но это было в Китае в те времена. Я просто о чем сейчас говорю? О том, что присутствие тогда было необходимо, потому что очень многое обсуждалось – вплоть до таких вещей, которые я сейчас рассказал, до этих дырочек.

Сейчас – нет. Сейчас много отработано, идет по накатанной. Необязательно присутствие. Даже на выставки выезжаем мы, которые у них проводятся, вот EXPO будет… Ехать, не ехать? Примерно уже понятно. Да, можно съездить, посмотреть. А так связи за 20 лет очень плотные налажены. Если взять все поездки, которые компания совершила туда, то их, конечно, будет огромное количество.

Анастасия Сорокина: Выслушаем зрителей. Московская область на связи. Нина, здравствуйте… Ой! Василий из Санкт-Петербурга.

Зритель: Алло.

Анастасия Сорокина: Василий, да, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Вот лично я не верю. Как это может быть? В большом мире люди заболевшие есть, а в России нет.

Александр Денисов: Ну, мы уникальные, Василий. У нас иммунитет, сибирские морозы.

Юрий Савелов: Врач же сказал, что сибирские морозы тоже играют свою роль.

Зритель: У нас телевидение уникальное.

Александр Денисов: Конечно.

Зритель: И говорят то, что есть. Вот это у нас уникальное, ого-го!

Юрий Савелов: Ну почему же? Вам же вот сейчас предоставили возможность высказаться. Говорите. Есть заболевшие, нет? Почему так категорично?

Зритель: Я не могу знать, есть или нет заболевшие.

Юрий Савелов: Нет.

Зритель: Я говорю о том, что во всем мире есть заболевшие, во всем, во всем фактически.

Юрий Савелов: Ну не во всем. Там всего пятнадцать…

Александр Денисов: Понятно. Василий не верит. Спасибо за ваш скепсис.

Нина из Московской области. Послушаем, что она скажет.

Зритель: Я как-то параллельно вклинилась к вам. Добрый день.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Очень рада, что я дозвонилась. Я призываю всех быть оптимистами и нагнетать поменьше обстановку. У меня такое мнение складывается, что товары дорожать не будут в связи с тем, что люди все-таки… У нас столько идет этих разговоров, нагнетается все! Люди будут опасаться заказывать, ну, ограничат немножко. И я думаю, чтобы привлечь, чтобы не упал спрос на их товар, не будут они поднимать цены, даже если, может быть, какой-то будет убыток, будут что-то терять.

Юрий Савелов: Нина, я вам коротко…

Зритель: Это мое мнение. Хочу, чтобы оно совпало.

Юрий Савелов: Я понял, понял. К сожалению, Нина, я вам отвечу коротко. Поднятие цен на какую-то группу товаров от нас не зависит. Зависит только спрос. Если в магазин приходят десять человек за одной и той же продукцией, а хватает только на пятерых… Ну, предприниматель, воленс-неволенс… Вот тут уже зависит, как говорится, от совести, от желания.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, понятно, Китай – это такой всемирный цех, всемирная мастерская, но тем не менее можно же бизнес и переориентировать. Ну, белорусы тоже ткани делают. Я понимаю, вы возразите. Европа, итальянцы…

Юрий Савелов: Не так просто, потому что существует закон цены и качества. Понимаете, если вы хотите перебросить в другую страну, то они или под вас должны делать, как в Китае, чтобы цена…

Александр Денисов: Ну понятно, контракты все заранее, конечно.

Юрий Савелов: Дело не в контрактах даже. Почему? Мы все рынки своей продукции примерно знаем. Мы знаем, что делает Белоруссия. Мы знаем, что делает Европа. Мы знаем, что делает Китай. Мы знаем, что делает Узбекистан.

Александр Денисов: В России ткани тоже делают.

Юрий Савелов: Извините, самое главное забыл.

Александр Денисов: Да-да. Вы уж как-то…

Юрий Савелов: И вся эта группа тканей, которую мы используем, она имеет цену и качество. Вот эта может быть по пять долларов, эта по доллару, а это по десять. Понимаете, да? Вот просто взять Китай и заменить в какой-то стране пока невозможно, потому что, допустим, мы используем некоторые ткани, которые используют вторсырье.

Александр Денисов: Вы знаете, вот мы пришли к выводу, что все-таки нужно самим. Китай сам собой, и говорить за него не нужно. А мы… Вот что-то где случилось – и все, у нас тут же пошло и поехало, так сказать, трещина пошла, все по швам разлезлось.

Анастасия Сорокина: Уязвимость.

Александр Денисов: Да. Может быть, Юрий Михайлович, нам и самим выстраивать, как говорится, вертикальную структуру бизнеса?

Юрий Савелов: Да конечно. Нет, дело в том, что сейчас… Понимаете, если говорить о нашей экономике, то сейчас то, что произошла смена Правительства, и курс, который высказал президент… А вообще очень интересные вещи, да? Ведь сейчас на первого ребенка маткапитал – это 400 с лишним тысяч.

Александр Денисов: 466 тысяч, да.

Юрий Савелов: Ну, я имею в виду… Дело не в этом. Эти деньги все вольются в экономику. Понимаете? Вот 4,5 триллиона рублей государство за последние два-три года просто вольет в экономику, чтобы мы с вами через материнский капитал могли их потратить внутри страны. Там, правда, ограничено. Вот эта вещь ограничена, конечно же.

Александр Денисов: Да, там цели…

Юрий Савелов: Да, цели. Квартира…

Анастасия Сорокина: Говорят, что вроде бы миллион семей могут воспользоваться сейчас этим.

Юрий Савелов: Да. Квартира, на ипотеку, по-моему, на лекарства.

Александр Денисов: На образование тоже, по-моему.

Юрий Савелов: Смотрите. Есть предложение у меня такое очень интересное. Почему, допустим, не создать сайт, чтобы этот маткапитал использовать на ребенка через этот сайт? Сейчас я объясню. У нас есть немножко времени? Чтобы поднять нашу экономику.

Вот на сайте наши предприятия размещают продукцию, которую мы производим только в России, в нашей стране. Ну, я имею в виду – продукция для грудничков, для детей. Вот семья, у которой родился ребенок, первенец, 450 тысяч, она может открыть этот сайт, посмотреть продукцию, которую выпускает Россия, наши предприятия. Они сейчас все под штрихкодом. Вы можете провести сканером или телефоном – и там будет написано, где эти подгузники сделаны: в Австралии, в Германии или у нас в Смоленске. Но суть не в этом. Пожалуйста. И семья говорит: «Вот 100 тысяч могу потратить на этот сайт». Выбрала себе…

Александр Денисов: Инвестировать, как говорится?

Юрий Савелов: Нет. Дослушайте. Выбрать себе подгузники, набрав свой номер рождения ребенка. Эта фабрика российская вам их присылает, а государство оплачивает российской фабрике. Деньги попадают тут же в экономику – производство от этого увеличивается, рабочие места. Замкнутый цикл. Понимаете? Все опять начинает крутиться-вертеться. А не просто ограниченное… Допустим, если вы хотите что-то новое выпустить, какой-то продукт для детей, игрушку или что-то, то сразу патентуйте, чтобы китайцы у вас ее не «слизали» – ни название, ни саму начинку, как говорится.

Александр Денисов: Всех чебурашек, да. Юрий Михайлович, интересно говорите. У нас Наталья с Камчатки дозвонилась. Камчатка-то не спит. Интересно, о чем думает.

Анастасия Сорокина: Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте всем. Да, не сплю. И не одна я не сплю, вся семья не спит, переживаем. Мы в декабре месяце сделали ранее бронирование на 5 мая на курорты Китая. Сейчас в связи с этой обстановкой мы решили сдать эти путевки. Когда оформляли, нас предупреждали, что если вдруг форс-мажор, то 10% из нас высчитают. А на сегодняшний день, вот буквально несколько часов назад мы разговаривали с туроператором, и она говорит, что наша семья не одна такая, много людей хотят. Но с нас сейчас требуют 50% неустойки. Хотя и в договоре, и везде просто не проговаривалась эта сумма и эти проценты. Представляете?

Александр Денисов: Ответите, да?

Юрий Савелов: Да-да-да.

Александр Денисов: Наталья, Юрий Михайлович сейчас ответит.

Юрий Савелов: Да. В договоре-то что-то есть у вас? Форс-мажор прописан, допустим?

Зритель: Нет. В договоре и устно, и письменно было сказано, что 10% от стоимости. Ну ладно, я согласна 11–12 тысяч…

Юрий Савелов: Ну подавайте в суд тогда. У вас же написано, что при форс-мажорных обстоятельствах… А коронавирус – это форс-мажорное обстоятельство. Подавайте в суд. И я думаю, что суд встанет на вашу сторону, будет на вашей стороне.

Зритель: Ну, во-первых, это суд, а это опять нервы, здоровье и деньги. А во-вторых, они нам говорят, что еще до мая есть время. Хотя по центральному телевидению говорят, что если и будет какая-то вакцина, то это не раньше мая. А у нас на 5 мая путевки.

Александр Денисов: Спасибо большое, Наталья.

Юрий Савелов: Вы знаете, Наташа, вам лететь не нужно. Ну это понятно. Зачем себя подвергать риску? А вот по поводу возврата – наверное, вопрос должен быть решен. Форс-мажорные обстоятельства.

Александр Денисов: Стоит в суд обратиться, конечно.

Юрий Савелов: Конечно, стоит обратиться в суд. Ну, потерять 10%, но сохранить здоровье. Не надо рисковать, поверьте мне. Эта поездка, наверное, этого не стоит. А вернуть нужно 90%.

Александр Денисов: В конце концов, грамотный иск с адвокатом – 3 тысячи, не больше.

Юрий Савелов: Я думаю, что да. Ну, в связи с этим ажиотажем суды будут принимать правильные решения.

Александр Денисов: Конечно, конечно.

Юрий Савелов: Чем быстрее вы подадите в суд, тем быстрее будет принято правильное решение в вашу пользу.

Александр Денисов: Насчет вакцины. Быстро это не делается, да?

Юрий Савелов: Конечно.

Александр Денисов: Только штамм передали.

Юрий Савелов: Я слушал вирусологов. Ну, шесть месяцев, год. Но ехать не нужно, поверьте мне. Не нужно рисковать просто с этим всем.

Немножко к маткапиталу, потому что тема интересная, и, наверное, нашим телезрителям. Вот это надо использовать. Это вливание средств в экономику, если мы говорим об экономике, развитие этой отрасли, необходимой для детей до года. Фирмы могут между собой конкурировать. На сайте будет отмечаться продукция за 200 тысяч рублей, плохая или хорошая. Все это может вестись.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, спасибо вам большое. Интересные предложения. Интересно с вами общаться. Все темы затронули, с разных сторон рассмотрели коронавирус.

А сейчас расскажем о том, о чем пойдет речь вечером у нас. Мы не уходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски