• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Юрий Свешников: Надо на уровне государства решить, какие у нас транспортные тарифы – социально ориентированные или экономически обоснованные

Юрий Свешников: Надо на уровне государства решить, какие у нас транспортные тарифы – социально ориентированные или экономически обоснованные

Гости
Юрий Свешников
президент Московского транспортного союза

Александр Денисов: Переходим к следующей теме нашего обсуждения. Невозможно было не заметить за прошедшую неделю с небольшим, сколько аварий происходит на наших дорогах именно с участием общественного транспорта.

Давайте посмотрим на кадры этих жутких дорожно-транспортных происшествий. 11 октября, Чувашия, трасса М7, 19 часов. Микроавтобус, который вез пассажиров в Москву, столкнулся с грузовиком, выскочившим на встречную полосу, 11 погибших. 9 октября, Орел: в 14:45 троллейбус на остановке «Дворец спорта» насмерть сбил трех пешеходов. Водитель троллейбуса объяснила следствию, что не смогла затормозить, потому что у нее «провалилась педаль». 5 октября, Тверская область – рейсовый автобус «ЛиАЗ» столкнулся с микроавтобусом Ford Transit. По предварительной версии, микроавтобус выехал на встречную полосу; 13 человек погибло. Губернатор Игорь Руденя заявил, что компания, которой принадлежал микроавтобус, перевозила пассажиров нелегально.

Что происходит на наших дорогах, сегодня обсудим с нашим гостем Юрием Юрьевичем Свешниковым, президентом Московского транспортного союза. Юрий Юрьевич, здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Юрий Свешников: Здравствуйте.

Александр Денисов: Статистика ужасающая. Впечатляет, что это произошло за одну неделю с небольшим.

Юрий Свешников: Ну давайте маленькое уточнение, что это не совсем относится к общественному транспорту, потому что в соответствии с действующим законодательством под транспортном общего пользования понимаются только регулярные перевозки. Как минимум половина транспортных средств, которые вы означили в этих вот резонансных…

Александр Денисов: Ну это были микроавтобусы, хорошо, формально это не…

Юрий Свешников: Да. Но вот сегодня я Интернет открываю, сегодня опять в Тверской области…

Александр Денисов: Опять в Тверской области было происшествие, да.

Юрий Свешников: …опять 8 машин, один грузовик…

Александр Денисов: Почему только после трагедий выясняется, что там у кого-то педаль проваливалась, Руденя заявил, что компания не имела права перевозить. Вот в Чувашии выяснилось, что работницы ехали в Москву, они наняли этот микроавтобус через приложение «BlaBlaCar», то есть это подается как некий поиск попутчика, но на самом деле это такой обычный малый бизнес, где люди подешевле ищут себе средство передвижения, нашли эту маршрутку, и она их повезла. На каком основании, имел ли право он перевозить?

Юрий Свешников: Ну формально по действующим законодательству это называется перевозкой пассажиров по заказу.

Александр Денисов: Да.

Юрий Свешников: То есть заключается письменный договор фрахтования транспортного средства, где заказчиком этой перевозки или фрахтователем становится либо юридическое, либо физическое лицо. Например, вы хотите организовать праздник, день рождения своего ребенка, для гостей вы заказываете автобус, он возит по каким-то мероприятиям, потом привозит. Это в чистом виде…

Александр Денисов: Здесь все понятно.

Марина Калинина: Но это должен быть профессионал и в нормальном состоянии транспортное средство.

Александр Денисов: Все понятно, что это бесконтрольно совершенно.

Юрий Свешников: Ну давайте так: нельзя сказать, что это бесконтрольно. На мой взгляд, экспертный взгляд, вы же меня как эксперта позвали, сегодня действующее федеральное транспортное законодательство и подзаконные нормативно-правовые акты достаточно полно описывают все процессы организации транспортного обслуживания. Поэтому когда такие знаковые ДТП происходят, поверьте, в эти транспортные компании приходят массовые проверки – и прокуратура, и Ространснадзор, и ГИБДД…

Александр Денисов: Но почему после трагедии? Почему не раньше? Почему мы начинаем разбираться, когда уже столько людей похоронили?

Юрий Свешников: Дело в том, что у нас действует опять-таки сегодня законодательство, по которому плановые проверки могут проводиться не чаще чем, допустим, 3 раза в год.

Александр Денисов: Вам не кажется, что мы идем на поводу у бизнеса? Почему мы сократили количество проверок, мы отдали это на откуп частным компаниям, думая, что так называемая рука бизнеса, экономики наведет порядок.

Юрий Свешников: Нет. Проверки в соответствии с действующим законодательством… Какие виды проверок? Есть же ежедневные проверки, предрейсовый медицинский осмотр водителя, который осуществляется медицинским сотрудником специального медицинского учреждения, которое имеет лицензию на право проведения предрейсового медицинского осмотра. Не любой медсестрой и не любым врачом, то есть это лицензируемый вид деятельности, это первое – предрейсовый и послерейсовый медицинский осмотр водителя транспортного средства.

Дальше – предрейсовый технический осмотр транспортного средства. Это специальный выпускающий механик, который сертифицирован, имеет специальный сертификат о том, что он имеет право осуществлять контроль предрейсового состояния транспортного средства. Так написано в законодательстве.

Александр Денисов: Вы думаете, там все это проводилось?

Марина Калинина: Смотрите, в законодательстве написано, но выполняется ли это на деле?

Александр Денисов: Реально ли это?

Юрий Свешников: Значит, давайте я тогда расскажу, какие телодвижения делают сегодня правительство и наши депутаты с точки зрения того, как улучшить транспортное законодательство. Потому что я считаю, что это хорошо, что это не по горячим следам, а это планомерная такая работа…

Александр Денисов: То есть совпало просто?

Юрий Свешников: Да, совпало. 9 октября, буквально на прошлой неделе в Госдуме во втором чтении был принят законопроект, который вносит поправки в закон о лицензировании отдельных видов деятельности, там появляется «новый» вид деятельности – перевозка пассажиров и иных лиц автобусами. Ведь раньше у нас лицензированию подвергались только регулярные перевозки, то, что мы в городе видим, такой-то маршрут, такой-то номер, это было лицензировано, все остальное, в том числе те микроавтобусы, которые мы видели, – это перевозки либо по заказу, либо перевозка собственных… Они не попадали под лицензирование, поэтому они уходили из-под жесткого лицензионного контроля, они попадали под уведомительный характер, под начало предпринимательской деятельности, попадали под действие 294-го закона, по которому как раз вот эти вот плановые проверки осуществлялись, так сказать, не так часто, как, может быть, хотелось бы.

Поэтому это поручение дал президент по результатам президиума Государственного совета, который в прошлом году прошел в Ульяновске, который был под эгидой как раз региональных, комплексных пассажирских перевозок, и в результате родилось протокольное поручение подвести все пассажирские перевозки под лицензирование. И вот плотно очень поработал здесь Минтранс, потому что через правительство шел закон, правительству поручили законопроект, он был внесен, во втором чтении он был принят. Я надеюсь, что в этой же редакции он и третье чтение очень скоро пройдет.

Что предполагается? За 120 дней после принятия этого закона правительство должно выпустить новые лицензионные требования с учетом особенностей всех этих…

Марина Калинина: Все в бумажки упирается, все сроки.

Юрий Свешников: Лицензионные требования – это те, которые специальные федеральные органы контроля и надзора будут проверять. У нас есть федеральная служба по надзору в сфере транспорта, в чью компетенцию входит именно проверка лицензионных требований и просто общетранспортных.

Александр Денисов: Давайте упростим – как это будет происходить? Допустим, едет маршрутка. Инспектор видит, тормозит ее и спрашивает: «Дорогой товарищ, что вы представляете? Где ваш путевой лист?»

Марина Калинина: Где ваша лицензия?

Юрий Свешников: Да. Отсутствие путевого листа – это грубое нарушение, потому что в уставе автомобильного транспорта написано: «Запрещается коммерческая перевозка пассажиров и грузов без оформления путевого листа».

Александр Денисов: То есть сейчас он не имел права этот путевой лист требовать, допустим, у той самой маршрутки из Чувашии?

Юрий Свешников: Давайте так: сейчас у нас все-таки вопросы контроля и надзора поделены. Правила дорожного движения у нас осуществляет ГИБДД, а за вопросы соблюдения транспортного законодательства отвечают органы Ространснадзора или Федеральной службы по надзору в сфере транспорта. Эти функции разделены, транспортное законодательство и законодательство в области обеспечения безопасности дорожного движения. Так вот сегодня ситуация такая, что в процессе движения только сотрудник ГИБДД имеет право остановить транспортное средство; органы Ространснадзора могут провести контрольно-надзорные мероприятия на конечных станциях, на конечных остановках маршрутов или еще где-то, где это транспортное средство стоит, либо, если это плановая проверка или внеплановая проверка, то на территории тех транспортных предприятий, где это базируется.

Марина Калинина: Давайте послушаем Ирину из Тверской области. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать, я проживаю в поселке Рамешки Тверской области, нахожусь в непосредственной близости от вот этой вот трагедии, которая произошла у нас. Я хочу сказать, что вот эти перевозчики, маршрутки, которые ездят до Твери, областного центра, не ездят, они летают, просто летают. Делаешь замечание водителю, водители не реагируют на эти замечания. Там такая дорога не очень хорошая, вот эти кочки, постоянно до такой степени подлетаешь, даже головой ударяешься об потолок.

Александр Денисов: А вы ездите на этих маршрутках как раз, одна из которых и столкнулась?

Зритель: Да. Нет другого выбора, понимаете? Рейсовые автобусы… У нас в Рамешках убрали автовокзал, то есть есть большие автобусы «Ikarus», которые ходят проходящие с города Максатиха, с города Бердск. Они едут более-менее хорошо. Но основная часть – это маршрутки, на которых мы передвигаемся до города. Выбора другого нет у людей, только так.

Александр Денисов: Ну и с каким чувством вы ездите? Вы видите, что водитель нарушает, – чувство опасности у вас или спокойствия?

Зритель: Конечно. Вы понимаете, у меня есть дети, я с детьми туда не сажусь, а есть людей, у которых необходимость ездить в город Тверь в больницу, в поликлиники, в районный центр на какие-то консультации, и это просто опасно. Вот такая вот ситуация произошла.

Марина Калинина: Да, спасибо большое. Юрий Юрьевич, вот мнение обычных людей, которые пользуются этим транспортом.

Юрий Свешников: Ну вы знаете, вообще все транспортное законодательство построено на презумпции того, что любой автомобиль является средством повышенной опасности, поэтому и предъявляются особенные требования ко всем вот этим видам контроля и надзора. Ну вот я не перестаю говорить на различных площадках, что вот эти квази- или псевдоперевозчики, которых многие называют маршрутками, хотя такого вида деятельности у нас в законодательстве не предусмотрено…

Александр Денисов: Это простонародное название.

Юрий Свешников: Да, маршрутки – это что-то, связанное с маленьким автобусом.

Александр Денисов: Что-то маленькое и нерегулярное.

Юрий Свешников: А насколько оно легально или нелегально, это вопрос, надо смотреть по документам, надо смотреть по тому виду деятельности. Они образуются там или появляются там, где недостаточно четко…

Александр Денисов: Где пробел, конечно.

Юрий Свешников: …органами власти организовано регулярное транспортное обслуживание. Возникают вот эти дыры, куда можно воткнуться, потому что если у тебя есть регулярные автобусы, они регулярно отправляются…

Александр Денисов: А иногда эти дыры делаются намеренно, чтобы дать место заработать компаниям.

Юрий Свешников: Никогда пассажир не сядет на эти вот непонятно какие автобусы, понимаете? Поэтому если… А тут возникает уже экономическая проблема, давайте немножко об экономике поговорим, потому что мы сейчас говорили о законодательстве, что делается в законодательстве, правильно делается, вводится новый закон о лицензировании, сейчас у нас постоянно действующая рабочая группа вместе с Минтрансом по поручению Координационного совета по законотворчеству Министерства транспорта, мы сейчас пишем новые лицензионные требования, на них срок сейчас очень короткий дан, в 120 дней правительство должен принять новые лицензионные требования. Федеральная служба по надзору в сфере транспорта разработала административные регламенты новые, которых раньше не было, у них такие полномочия появились, по проведению контрольно-надзорных мероприятий. Я думаю, что вот это все в сумме, подведение под лицензирование всех видов пассажирских перевозок, которые раньше частью контролировались, частью не контролировались, кстати, в том числе и школьные перевозки, перевозки школьными автобусами раньше тоже не лицензировались, это были перевозки для собственных нужд, то есть перевозки из деревень до ближайшей школы так называемыми школьными автобусами…

Александр Денисов: А сейчас?

Юрий Свешников: Сейчас они все подпадают, они будут все, по этому законопроекту они все будут подпадать под лицензирование соответствующим лицензионным контролем.

Марина Калинина: Вот эти автобусы школьные, например, коммерческие или принадлежат…

Юрий Свешников: Они принадлежат общеобразовательному учреждению, то есть так написано в правилах дорожного движения, это термин: школьный автобус – это автобус, который принадлежит общеобразовательному учреждению. Поэтому сказать, коммерческий или не коммерческий, тут сложно сказать.

Александр Денисов: Школьный

Юрий Свешников: Школьный одним словом, да.

Александр Денисов: Еще один звонок.

Марина Калинина: Да, из Волгограда нам дозвонилась Любовь. Любовь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я с Волгограда. Я хочу сказать вам… Я за рулем больше 40 лет. Короче говоря, вот эти большегрузы очень часто, почти 80% ездят так посередине дороги, по разделительной полосе. Даже сигналишь, мигаешь им светом…

Александр Денисов: Вы имеете в виду грузовики, которые выезжают на встречную полосу?

Зритель: Да-да, фуры всевозможные с разными грузами. Они просто так себя ведут нагло на дорогах на всех. А я каждый день практически на дорогах, поэтому очень часто вижу такое. И два раза встречался мне лукойловский заправщик, бензовоз, он в любую погоду едет по разделительной полосе, и ему «фиолетово», мягко говоря, кто там едет навстречу, он едет посреди дороги, никому он не уступает дорогу, единственно, если большегруз попадается, и все.

Марина Калинина: Ну да, это уже такая культура вождения.

Зритель: Да-да. Поэтому я не знаю, какие-то, наверное, меры все равно надо, разъяснительную работу вести или как-то, принимать какие-то меры по крайней мере к этим людям.

Марина Калинина: Спасибо за ваше мнение, за ваш звонок.

Еще есть у нас на связи Игорь из Хабаровского края. Игорь, здравствуйте.

Зритель: День добрый или вечер, у нас-то уже 22 часа…

Александр Денисов: Давайте и так, и так.

Зритель: Я вот что хочу сказать. На мой взгляд, тут частично вина лежит на профсоюзе водителей, потому что в советское время это был один из самых больших и сильных профсоюзов. Труд водителей автобусов однозначно должен оплачиваться только повременно, не должно быть зависимости зарплаты водителя от количества пассажиров или количества ходок. Даже введение тахографов, конечно, было широко разрекламировано, но я сам наблюдал картину, когда гаишники смотрели в ленту тахографа, я знал, что этот автобус доехал до Ванино и тут же поехал обратно, это порядка 600 километров…

Александр Денисов: С одним и тем же водителем, то есть подменного не было?

Зритель: Нет, с парой водителей, но у них, насколько я знаю, по правилам не более 8 часов непрерывно должен быть за рулем.

Александр Денисов: То есть они оба все-таки должны отдохнуть, да?

Зритель: Они оба перерабатывают, они на конечных станциях не отдыхают: он проехал 600 километров по нашим дорогам с перевалами, с грунтовками, развернулся, поменял пассажиров и поехал обратно.

Александр Денисов: И к чему это приводит? Не отдохнули и что? Как вы думаете?

Зритель: Вот случай был 2 года назад, у нас два автобуса столкнулись лоб в лоб, с человеческими жертвами. Я считаю, водители автобусов однозначно должны получать повременную заработную плату. Это, кстати, вопрос, по-моему, к исполнительной власти, это легко установить одним указом.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Вот тоже человеческий фактор…

Александр Денисов: Спасибо. Может быть, действительно установить?

Юрий Свешников: Мы вот уже начали говорить об экономике. В экономике самая сложная проблема здесь как раз, которая в том числе напрямую, на мой экспертный взгляд, влияет на безопасность перевозки пассажиров. Расходные обязательства перевозчиков у нас все время растут: топливо все время растет, стоимость транспорта растет, потому что он в большинстве своем сделан из импортных комплектующих, которые покупаются за евро и за доллары, все остальные расходы тоже растут, страховка все время растет, зарплату у водителя нужно как минимум…

Александр Денисов: А вы можете обязать компании вводить именно почасовую оплату, как говорит телезритель?

Юрий Свешников: А откуда компания возьмет эти деньги? Возьмем пассажирские перевозки: орган власти, губернатор или мэр установил тариф, он устанавливает тариф не исходя из расходных обязательств того или иного перевозчика, кто перевозит пассажиров, а исходя из каких-то своих соображений, скорее всего из покупательной способности своего населения. И вот рост расходных обязательств перевозчика, которые все время растут, кстати, в том числе из-за принятия федеральных нормально-правовых актов: нужно дополнительное оборудование ставить, те же самые тахографы за 50 тысяч рублей на борт, ЭРА ГЛОНАСС, ГЛОНАСС, какие-то сейчас трекеры придумывают, еще что-то такое – это все расходные обязательства. Топливо все время растет, ремонт растет, запчасти растут, аренда растет, все это растет, а тарифы не растут, и в этом самая большая проблема. Когда был еще один Госсовет в 2015 году, президиум Госсовета о безопасности дорожного движения, я там этот вопрос поднимал, что давайте наведем порядок в экономике, потому что если мы в экономике транспорта не наведем порядок, то говорить о безопасности дорожного движения бесполезно, потому что перевозчики все равно останутся на этом рынке, но для того чтобы в эти тарифы низкие, которые в 2 раза ниже себестоимости, укладываться, они начнут экономить на безопасности. Вот мы такой результат и получаем.

Александр Денисов: И вот зритель только что говорил…

Марина Калинина: Смотрите, сейчас просто сообщение пришло от водителя, который 10 лет на пригородном маршруте отработал: «И медосмотр, и предрейсовое техническое состояние автобуса – это формальности, еще и работают водители без отдыха». Вот человек, который непосредственно с этим…

Александр Денисов: И зритель, кстати, говорил: тахографы есть, их проверяют, тем не менее все равно не соблюдается.

Юрий Свешников: Вот опять к экономике возвращаемся. Значит, откуда берется квалификация водителя? Она сидит в зарплате. Зарплата сидит в тарифе. Низкая зарплата – низкая квалификация водителя. Высокие тарифы, не могут органы власти такие тарифы позволить, особенно… У нас все время какие-то электоральные циклы, выборы там, выборы здесь, поднимать тарифы невозможно. Поэтому наконец мы достучались до президента, и президент в 2016 году по результатам президиума Госсовета дал поручение Министерству транспорта разработать методику определения начальной максимальной цены контракта в случае заключения госконтракта с перевозчиками. По сути это означает четко посчитать его расходные обязательства. И только с 1 июля этого года эта норма стала обязательной для всех органов власти, которые устанавливают тарифы.

Потому что еще раз говорю, до этого момента в среднем по стране тарифы были зачастую в 2 раза ниже себестоимости, не говоря о какой-то рентабельности транспортной компании, вне зависимости от того, государственная она или частная. Нет рентабельности, ты не можешь обновлять подвижной состав, ты не можешь положенные 2.5 водителя на автобус принять, потому что нет таких денег, каждому водителю нужно платить зарплату, ее нужно платить высокую.

Александр Денисов: Но все-таки чтобы с этим моментом разобраться, тахографы есть, их проверять можно, но тем не менее люди все равно работают на износ. И все равно они должны отдыхать, а они не отдыхали и поехали. Так же вот введете нормативы и опять они будут выполняться спустя рукава,

Юрий Свешников: С трудом себе представляю... Давайте так: высшие органы государственной власти, скорее всего, должны все-таки принять, у нас тарифы социально-ориентированные или экономически обоснованные. Вот когда мы решим на уровне государства эту проблему… То есть это тарифы, по которым могут ездить люди, которые получают среднюю зарплату 17 тысяч рублей, или это тарифы исходя из всех расходных обязательств, которые диктует сегодня транспортное законодательство для транспортной компании плюс определенная рентабельность. А наши ученые доказали, экономисты транспортные, что рентабельность транспортной компании, для того чтобы она работала устойчиво, должна быть не менее 9.5%. Нет такой рентабельности сейчас.

Александр Денисов: Бог с ними, с тарифами, я имею в виду нормативы. Вы их принимаете, они должны соблюдаться. Но вот звонивший только что водитель сказал, что они могут работать как угодно, без отдыха, без всего. Не получится ли, что вы примите эти нормативы, а опять их никто не будет соблюдать, они будут кататься, как и прежде катались?

Юрий Свешников: Ну давайте…

Александр Денисов: Я, например, ни разу не видел… Вы говорите про Ространснадзор, я ни разу не видел этих инспекторов, как они выглядят вообще? Марина, ты видела хоть раз?

Юрий Свешников: У них очень красивая форма.

Александр Денисов: Мы водим машину.

Марина Калинина: У них очень красивая форма.

Юрий Свешников: Они в большей степени работают не как сотрудники ГИБДД…

Александр Денисов: Их не видно, да?

Юрий Свешников: Сегодня, кстати, сотрудников ГИБДД в поле тоже не очень видно.

Александр Денисов: Нет, сотрудники ГИБДД попадаются.

Юрий Свешников: Да, иногда в машинах, а они работают в основном на транспортных предприятиях, потому что осуществляют лицензионный и постлицензионный контроль. Они осуществляют плановые и внеплановые проверки, они осуществляют рейдовые осмотры, но не так, что они на дороге ловят машину, а в основном там, где есть начальные и конечные точки маршрутов, на разворотных площадках, на конечных точках, на автостанциях, на автовокзалах. Там они работают.

Александр Денисов: Ну почему они проверяют, что, например, западает педаль у того же водителя троллейбуса из Орла?

Юрий Свешников: Давайте так: для чего проводится предрейсовый технический осмотр транспортного средства? Для того чтобы выявить неисправности, при которых запрещена эксплуатации транспортного средства. Перечень этих неисправностей прописан в правилах дорожного движения. Значит, не было организован достаточным образом именно предрейсовый технический осмотр этого транспортного средства.

Марина Калинина: О чем нам и пишут наши зрители.

Давайте послушаем еще Сергея из Ярославля. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Вот я только что услышал, вы абсолютно правильно сказали, что в поле гаишников, ГИБДД практически стало не видно. У меня достаточно большой стаж вождения, я вижу, допустим, с советских времен стояли, нарушителей штрафовали, каким-то образом пресекали эти нарушения. Сейчас же гаишника увидеть в городе, в городе или по области, это загадывать желание можно.

Александр Денисов: То есть вы соскучились по инспекторам на дороге?

Марина Калинина: Камеры же есть, они вам все пришлют.

Зритель: Конечно, соскучился. Понимаете, любой инспектор как бы стимулирует водителя. Если они стоят постоянно где-то в каких-то даже определенных местах… Те же самые, допустим, пьяные водители не поедут. А если они будут стоять в еще больших местах, значит, они и там не поедут. Проезды на красный свет, нарушения проезда перекрестков превратилось в систему. Можно вот включить камеру, у нас «Ярнет» есть, посмотреть по Ярославлю, за один… сколько нарушают, проезжают, допустим, неправильно эти перекрестки, никто их не штрафует. На двух перекрестках только сделана видеофиксация нарушений, это же неправильно.

Александр Денисов: То есть вы считаете, что инспекторов стало меньше, нарушений, соответственно, стало больше?

Зритель: Конечно.

Александр Денисов: Спасибо.

Юрий Свешников: Ну мы идем все-таки к цифровой экономике, поэтому…

Александр Денисов: А почему, кстати, меньше стало инспекторов на дорогах? Даже целые посты закрываются.

Юрий Свешников: Во-первых, сокращается просто численный состав, а потом действительно ставится система технического контроля.

Александр Денисов: А это нас спасает?

Юрий Свешников: Ну…

Марина Калинина: От пьяных водителей камеры явно не спасают, а штрафы – пожалуйста.

Александр Денисов: От нелегальных маршруток так называемых?

Юрий Свешников: Ну вы знаете, я всегда на любых площадках спорю: чисто нелегальных сегодня перевозчиков, я даже не знаю, по пальцам можно пересчитать. Потому что я еще раз говорю, есть устав автомобильного транспорта, федеральный закон, который четко совершенно говорит, что любые пассажирские перевозки на территории России могут быть трех видов: либо регулярные, либо перевозки по заказу, либо такси. Никаких других видов перевозок – ни шопинговых, ни вахтовых, ни каких-то других… Каждый перевозчик сам для себя должен определиться, либо он работает по регулярному маршруту в соответствии с расписанием, либо он работает по письменному договору фрахтования транспортного средства и становится легальным, либо у него легковой автомобиль, такси и он получает специальное разрешение на право заниматься этим.

Александр Денисов: Хорошо, назовем «неконтролируемых». Вот в Чувашии…

Марина Калинина: Подожди, общественный транспорт…

Юрий Свешников: Транспорт общего пользования.

Марина Калинина: Насколько устаревший у нас парк вот этих самых автобусов в стране?

Юрий Свешников: Давайте так, я цифру приведу вообще по автобусам в стране, такие цифры периодически публикуются на коллегии Минтранса отчетные, которые раз в году проходят, цифру я запомнил: по последней коллегии, 65% автобусов в Российской Федерации старше 10 лет, а это значит, и старше 15, и старше 20.

Марина Калинина: А какой нормативный срок у них?

Юрий Свешников: Никакого нормального срока нет. Единственный нормативный документ, который был принят, есть ограничения, это для организованной перевозки групп детей, там стоял срок в 10 лет, но трижды и даже четырежды переносилась эта норма, сейчас мы еще раз убедили наши органы власти в том, что надо перенести, потому что кто докажет, что 10-летний Mercedes хуже, чем 3-летний «ЛиАЗ»?

Александр Денисов: Послушайте, ну есть здравый смысл: кто из нас сейчас в здравом уме пойдет и купит себе 10-летнюю машину? Мы же понимаем, что мы купим просто ведро с гайками и болтами, это же очевидно.

Юрий Свешников: Нет, если вы купите 10-летний Mercedes, то это не ведро с гайками, он еще 10 лет проработает гораздо лучше, чем некоторые другие марки.

Александр Денисов: А я не уверен.

Юрий Свешников: А я уверен, и статистика это показывает.

Марина Калинина: Когда купишь, расскажешь.

Юрий Свешников: В Германии есть такая организация…, которая недавно опубликовала свои данные: в Германии 48% автобусов 20-летних проходят их государственный технический осмотр с первого раза.

Марина Калинина: У нас буквально пару минут осталось, Андрея из Брянска послушаем. Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Очень быстро, пожалуйста, у нас время заканчивается. Слушаем вас.

Зритель: Мне кажется, вы упускаете один важный момент. Почему у нас такие катастрофичные столкновения, так много жертв? У нас нет разделительных отбойников. Человек может заснуть, может быть с сердцем плохо, может приступ какой-то быть. Он не должен врезаться лоб в лоб. Посмотрите, какие дороги в Европе, обязательно, редкая дорога не имеет вот этих отбойников разделительных. Самые страшные столкновения, вылетел бы он в кювет, не было бы столько жертв.

Марина Калинина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо. Почему так мало отбойников?

Юрий Свешников: Обеими руками «за». Наверное, нам нужно будет этот серьезный вопрос поднимать, я как сопредседатель Координационного совета по законотворчеству в Минтрансе, наверное, надо будет этот вопрос поднять нашим автодорожникам, может быть, в какие-то нормативы строительства как минимум федеральных дорог, где есть большие скоростные потоки, эту норму обязательно вводить. Потому что есть железная, четкая совершенно взаимосвязь между наличием отбойника и сокращением количества серьезных ДТП.

Марина Калинина: Спасибо большое. Юрий Свешников, президент Московского транспортного союза.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

Сергей
Во Владивостоке автобусы стоят на остановках по 15-20 мин, набирая пассажиров, а потом гонят, сломя голову, устраивая гонки с друг другом на дорогах - подрезая, на большой скорости. После 20.00 сходят с маршрутов и народ, который вынужден работать до 20.00 или 21.00 - рыночная экономика, фактически 12 часовой режим везде - пешком добираются домой по темноте, по холоду, через 5-6 остановок. Получается отсутствие нормального общественного транспорта заставляет людей пересаживаться на личный, тем самым усугубляя и без того плохую экологическую обстановку в городе. Машины оплетают весь город - под окнами зданий. Пожарным не проехать, люди задыхаются. Вот такая круговерть получается.
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты