• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Юрий Юдич: Здоровый образ жизни никак не связан с наличием алкоголя в магазине. А продажа алкоголя - не причина алкоголизма

Юрий Юдич: Здоровый образ жизни никак не связан с наличием алкоголя в магазине. А продажа алкоголя - не причина алкоголизма

Гости
Юрий Юдич
руководитель аналитической группы «Алкоэксперт»

Оксана Галькевич: "Кошелек или жизнь?" – может быть, так можно сформулировать дилемму, которая сейчас возникла перед законодателями Забайкальского края. А иначе можно сказать так: поступления в бюджет или здоровое, непьющее население?

Виталий Млечин: Дело все в том, что депутаты регионального Заксобрания решили увеличить временной коридор продажи алкоголя в крае с 8 утра до 11 вечера, это на целых 6 часов дольше, чем сейчас. Забайкальские законодатели не видят смысла в слишком строгих ограничениях, мол, уровень алкоголизации населения за время действия этих мер ниже не стал, он по-прежнему на 10% выше общероссийского.

Оксана Галькевич: В регионе каждый год регистрируют почти 23 тысячи пациентов с наркологическими расстройствами, это, между прочим, 2% численности населения этого края. Кстати, в рейтинге самых, простите, пьющих регионов Забайкалье только на 13-м месте, вот на Колыме или на Чукотке дела обстоят куда суровее, если верить данным такого проекта "Трезвая Россия", есть в нашей стране такой. В Магаданской области в 2016 году на одну магаданскую душу приходилось 14 с лишним литров алкоголя, и вы знаете, не какого-то там баловства, а вполне себе крепкого такого градуса.

Виталий Млечин: Но возвращаясь к забайкальским депутатам, они говорят, что время продажи веселящих напитков надо раздвинуть, потому что, мол, постоянный потребитель этой продукции просто начал пить суррогат, который умеет добыть в любое время.

Оксана Галькевич: Это точно.

Виталий Млечин: Действительно, это же не регулируется никак.

Оксана Галькевич: Ну то есть получается это что, забота о здоровье населения? Пейте, дорогие зависимые земляки, но только пейте, пожалуйста, настоящее…

Виталий Млечин: …которое продается в магазинах. Не только настоящее, но и с акцизными марками, это же поступления в бюджет. Их, точнее упущенную прибыль, депутаты тоже подсчитали: получилось, что только в этом году региональная казна недосчиталась 65 миллионов рублей. А деньги-то большие.

Оксана Галькевич: Да, большие деньги. Вот, собственно, кошелек или жизнь или здоровье, я же в самом начале так и сказала.

Итак, давайте будем разбираться, верны ли выводы депутатов Забайкалья и как нам справиться с алкогольной проблемой, спросим сейчас у нашего гостя: в студии программы "Отражение" Юрий Юдич, руководитель аналитической группы "Алкоэксперт". Юрий, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Юрий Юдич: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Вы, наверное, тоже слышали эту историю. Вот видите, говорят, что пить в нашей стране не стали, а вот переходят просто на подпольное производство, на некий суррогат, в тень уходят потребители. Это правда?

Юрий Юдич: Ну скорее всего абсолютное потребление не меняется. В общем вы правы, пить меньше не стали, условно эту проблему обозначим так. Хотя, может быть, официальная статистика покажет, что потребление сокращается, но это такая, знаете, математическая игрушка: количество официальных точек уменьшили, время продажи сократили, соответственно, потребление как бы снизилось, потому что оно снизилось в этих официальных точках. А в этой огромной зоне неофициальной продажи и неофициального производства мало кто измеряет, этих измерений нет, как бы и нет проблемы поэтому, понимаете.

Виталий Млечин: Так а почему же тогда делается такой вывод, что пить меньше не стали?

Юрий Юдич: Ну есть некое сообщество экспертов, ну и потом есть вещи, которые очевидны, особенно, как видите, в случае с Забайкальским округом, они очевидны, это небольшой по населению округ, в котором это все на глазах чиновников. Это, знаете, здесь в Москве чиновник далеко, алкоголик, как говорится, еще дальше от него, а там люди все общаются друг с другом, они видят, что как все ходили пьяные, так и ходят, просто продажи упали и упал сбор акцизов, вот вам и вся история.

Оксана Галькевич: Давайте подключим к нашей беседе телезрителей. Уважаемые друзья, хотим узнать, что вы думаете по этому поводу, стоит ли сокращать время продажи алкоголя? Поделитесь своим мнением, присылайте нам сообщения на короткий номер 3443, первые буквы не забывайте ставить "ОТР". Ответ формулируйте "да" или "нет", в конце этой беседы мы подведем итоги.

Виталий Млечин: Да, и выясни, что думают наши зрители.

Оксана Галькевич: Можно звонить нам в прямой эфир, естественно, и тоже присылать сообщения с вашим мнением, вообще как вы считаете, как нужно справляться с этой проблемой, не только голосовать.

Скажите, ведь во всем мире так или иначе набор мер, которые употребляются, используются в таких серьезных случаях, когда нужно бороться с алкоголизацией населения, примерно схож. И вот что же, мы делаем вывод тогда, что это все совсем не работает?

Юрий Юдич: И примерно такой же эффект получают и во всех странах, то есть возрастает… Банальный самый пример – это сухой закон в Америке, когда полностью ликвидация продаж алкоголя породила не просто нелегальные каналы, а породила целые кланы мафии. Сначала мафия была алкогольная, потом она стала наркомафией, – вот вам пример такой прямо хрестоматийный, можно всегда его приводить, к чему приводят запреты. Такова же история наших запретов российских. Самый последний, свежайший пример в памяти – это горбачевская антиалкогольная кампания, которая привела, в общем-то, не совсем она привела, но, скажем так, она, на мой взгляд, была одной из причин тех изменений, которые произошли в стране. Поэтому тектонические сдвиги возможны вообще в стране, если начинать вот так вот как-то оголтело бороться с потреблением алкоголя.

Оксана Галькевич: Ну хорошо, а не оголтело как тогда? Бороться-то все равно надо, вы же понимаете.

Юрий Юдич: Надо.

Оксана Галькевич: Это некий соблазн, который в неумелых руках превращается в беду, в болезнь. Как бороться не оголтело?

Юрий Юдич: Мы с вами конструктивные, позитивные люди, правда? Мы хотим, чтобы страна жила хорошо, чтобы наши соотечественники были такими непьющими, такими как бы здоровыми людьми, которые созидают, что-то делают хорошее. Казалось бы, как этого достичь?

С точки зрения многих представителей властей все просто: убрать алкоголь и все будет хорошо, все перестанут пить, станут ходить в фитнес-клубы или, если нет таковых или нет такой возможности, на спортплощадки, играть в футбол (думаю, теперь это будет модно), и все будет хорошо. На самом деле это не так, потому что это, знаете, как река: она течет, и если вы попытаетесь ее перекрыть, построить плотину огромную, просто перекрыть реку, то у вас ничего не получится, она все равно найдет путь, найдет обходной путь, она затопит окружающее пространство, но она все равно будет течь. То есть это неостановимый процесс, это так устроен человек, он будет искать какие-то способы для, скажем, перехода в иные состояния, чтобы снимать стресс или еще что-то. Просто вопрос меры, вот и все.

Виталий Млечин: А давайте дадим слово нашему телезрителю, нам позвонил Вадим из Ростовской области…

Оксана Галькевич: Может быть, неостановимый, но регулируемый же?

Виталий Млечин: Вадим, здравствуйте, говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Слушаем вас.

Виталий Млечин: Да, мы вас слушаем.

Зритель: Очень приятно, я люблю вообще вашу передачу, всегда жду с нетерпением и очень активно принимаю участие.

Виталий Млечин: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Зритель: Конечно же, я смотрю на цифры, время продажи ограничивать или не ограничивать, "да" 47%, "нет" 53%. Конечно же, нельзя ограничивать, очень правильно говорит эксперт. Ограничения никогда в жизни не приносили никакой пользы. Речь должна идти только о качестве продукции, о культуре питья. Поэтому нужно развивать виноградарство, которое было у нас на Дону испокон веков, нужно вина выпускать великолепные, а это мы уже можем. И самое главное, должен быть колоссальный контроль за качеством. Я сейчас вспомню, не знаю, знает ли молодой человек, когда-то завод "Кристалл" выпускал "Привет, водка", может быть, слышали такое?

Юрий Юдич: Ну разумеется.

Зритель: Мне удалось на одной серьезной свадьбе выпить рюмочку. Вы знаете, память об этом… Хоть целоваться можно, голова не болит, ничего, организм не травится.

Оксана Галькевич: С одной рюмочки-то что же голова должна болеть, я так понимаю? Она болит с гораздо большего количества.

Зритель: Нет, от смордюка будет болеть голова, а его выпускают в достаточном количестве…

Оксана Галькевич: А это что такое?

Юрий Юдич: Такое выражение: смордюк – типа что-то плохое, плохой алкогольный напиток.

Зритель: …контроля нет, это бизнес, который институт большие деньги. А никто не откажется от этих денег. Вот смотрите, как прекрасно вы с бензином сделали, раз! – и 3% от всего. Сейчас быстренько: нет, хотим… заправки. Так и в алкоголе: в алкоголе необходимо, может быть, я думаю, это было бы правильно, все-таки монополию ввести. Потому что раньше вот буфетчики брали "левую" водку, она не была "левой" по изготовлению, она была просто без печати. Все этим делали бабки, потому что замещали администратору, директорам, все это было. Надо признать, это порочно все было, а вот чистота продукта…

Оксана Галькевич: Да, Вадим, спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо, Вадим, очень интересная мысль. Но почему-то очень часто все сводится к тому, что надо просто взять, монополию ввести, национализировать. Действительно это может помочь каким-то образом?

Юрий Юдич: На вопрос про госмонополию я отвечал неоднократно, здесь у вас отвечал, еще раз повторюсь: у нас фактически в стране и так госмонополия, то есть у нас есть два момента, которые абсолютно держат вот в таких вот ежовых рукавицах алкогольный рынок, это даже круче, чем госмопополия. Первый момент – это лицензирование, второй – это акцизная политика. То есть все, они так зажаты, что они никуда, ни вправо, ни влево, поэтому оставим эти разговоры. Госмонополия – это просто некое такое слово, которое любит произносить какой-нибудь там не будем называть кто, какой-нибудь там почтенный политик, вот ему хочется так изображать это, госмонополия.

Я вот предыдущему звонившему, он даже потом скатился в какое-то такое описание потребления, наверное, не очень хорошо на телевидении, но в первой своей фразе он как раз сказал то, о чем хотел сказать я. То есть возвращаясь к реке, мы не можем ее перегородить, но мы можем ее перенаправить в другое русло…

Виталий Млечин: Корректировать.

Юрий Юдич: …то, которое нам нужно и полезнее. Поэтому, конечно, это перевод на вино как натуральный продукт, как продукт более гастрономичный, который употребляется с едой, соответственно минимизируя вред алкоголя, то есть сводя его просто к обычному такому…

Оксана Галькевич: Юрий, но это сложная работа. Вот финны, знаете, боролись-боролись с этой рекой…

Юрий Юдич: …пока не доборолись.

Оксана Галькевич: …и что-то как-то… И все-таки ограничили время продажи, причем так сурово ограничили, что приезжаешь из соседних российских регионов и понимаешь, что вообще практически невозможно ни в выходные приобрести, ни после 6 часов вечера в определенных регионах.

Юрий Юдич: Они сначала…

Оксана Галькевич: И вино там как-то, знаете, в ходу-то не очень широко, да.

Юрий Юдич: Ну здесь есть понятие типа потребления, конечно, во-первых. Во-вторых, финны все меры жесткие достаточно, которые были у них предприняты в начале, потом начали ослаблять, как раз они создали государственную сеть, которая продает в определенное время алкоголь. В результате у них так ничего особо и не поменялось, то есть ни с потреблением, ни со смертностью. Смертность от алкоголя – это еще одна такая малопонятная статистическая цифра, которая при желании может быть повернута в любое направление. Например, не знаю, у человека болело сердце, он выпил и скончался, извините. Но от чего он умер? – от сердца или от алкоголя? Может быть, он вообще 50 граммов выпил. Поэтому здесь можно мерить по-разному.

Я ни в коем случае не пропагандирую потребление алкоголя, но запретительные меры… Вы возьмите… Просто мы больше в такой философский разговор уходим, но, может быть, это и правильно, потому что если мы увидим проблему в ее таком масштабном аспекте, в аспекте вообще подходов к чему-либо, то вы поймете, что запретительная практика нигде не приводит… У кого-то есть дети, может быть, ребенок-подросток – что бывает, когда ему все время все запрещают? Он начинает бунтовать, сопротивляться, идти поперек того, что ему говорят. Не приводят запреты… А здесь такая субстанция, как потребление алкоголя. Понимаете, ну не остановить человека, когда он хочет выпить. Тем более Забайкальский округ, представьте себе, ему доехать в официальный магазин, он может задержаться по дороге, у него там кончится бензин, там плохие дороги. И вот он летел за этой бутылкой…

Оксана Галькевич: Так перенеси.

Юрий Юдич: Он ехал за этой бутылкой 100 километров в магазин, понимаете.

Оксана Галькевич: Так не пей.

Юрий Юдич: И он приехал без 5 минут 21, и перед ним закрывается… Ну как не пей?

Оксана Галькевич: Ну как? Ну вот так!

Юрий Юдич: Ну вы на Севере поживите, одни… Даже он на праздник хотел взять. Ну почему, немного можно выпить всегда.

Виталий Млечин: Давайте послушаем Дениса из Ленинградской области. Денис, здравствуйте, вы в эфире, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Я вот хочу сразу же на вопрос темы передачи ответить, что это как бы бесполезно, понимаете. Вот я в Гатчине живу, Ленинградская область, у нас сразу некоторые магазины перепрофилировались, допустим, вешают вывеску "Кафе", я алкоголь могу взять круглосуточно, только тебе открывают бутылку. Я думаю, с водкой ничего не будет, что у меня открытая бутылка будет. Праздники, вот у нас на День защиты детей закрывал. И все же это знают, понимаете, просто если власть на это смотрит, знаете, как обезьянки, "я ничего не вижу, я ничего не слышу".

Оксана Галькевич: Понятно.

Зритель: И по поводу того, больше будут пить там или меньше. Знаете хороший анекдот? Сын у отца спрашивает: "Папа, ты теперь будешь меньше пить?" – "Нет, теперь ты будешь меньше есть".

Виталий Млечин: Да, это известный анекдот.

Оксана Галькевич: Ну это в тяжелых случаях, когда папа уже не поддается никакому ни внушению, ни лечению. Спасибо большое.

Виталий Млечин: Спасибо, Денис.

Оксана Галькевич: Давайте сейчас обратимся к небольшому опросу, который провели наши корреспонденты на улицах нескольких городов. Вот спрашивали, по мнению людей, работают ли меры по снижению потребления алкоголя в вашем городе, в вашем регионе. Давайте посмотрим, что нам рассказали.

ОПРОС

Оксана Галькевич: Ну вот видите, самые разные мнения: кто-то говорит, что считает, что не найдешь, то и не выпьешь.

Давайте послушаем теперь мнение Алексея из Тулы, он нам дозвонился.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Алексей, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Я, конечно, не согласен с вашим гостем, который пролонгирует принятие алкоголя по любому поводу, по праздникам, по дням рождения, это как будто алкоголик со стажем, не хочется оскорблять, конечно. Но извините меня, почему нельзя снять стресс простым отжиманием, бегом вокруг собственного дома, даже во дворе, просто подышать пойти свежим воздухом? Никакая безработица, никакие стрессы не оправдывают принятия алкоголя, который является ядом. Я уже несколько лет не употребляю вообще алкоголь, вы попробуйте 3 месяца не принимать просто алкоголь вообще, вы другим взглядом посмотрите на мир.

Поэтому вот эти все потери прибыли кратно меньше того, что мы потом говорим о вытрезвителях, о Минздраве в том числе региональном, в который потом приходится направлять деньги на вымирающую Россию. Я повторяю, что из-за алкоголизма в том числе 76 регионов по-прежнему так и вымирают, в том числе и те регионы, которые обезлюживаются, от Якутии до Хабаровского края и Сибири. Поэтому никакой Север не оправдывает принятие алкоголя. Я работал на Севере: и чай с медом, и просто заваришь обыкновенное варенье с кипятком, когда сидишь за рулем по несколько часов… Очевидно, человек не был и не работал вахтой, когда просто 4 часа отдыхаешь, потом… Никакой алкоголь не восстанавливает никакие силы. Алкоголь ускоряет процессы не только старения, но и ускоряет процесс нашей и так без того никчемной порой жизни, который прежде всего не оправдывает…

Никакого вина натурального сейчас нет, одна бодяга, извините за выражение. Англия и Норвегия переходили на пиво и вино еще в XIX веке, это усугубило еще больше процесс алкоголизации общества. Я еще раз повторю: алкоголь – это яд, от него надо избавляться.

Виталий Млечин: Спасибо, Алексей. В общем, мысль понятна по поводу алкоголя, что алкоголь является ядом.

Оксана Галькевич: Юрий, скажите, может быть, нам просто терпения не хватает? Ну вот смотрите, я могу понять проблемы того же Забайкальского края с наполнением бюджета, ведь был посчитан, так скажем, упущенный доход, который мог поступить в бюджет, но не поступил, 65 миллионов, о которых Виталий сказал, я это могу понять. Но с другой стороны, смотрите, у нас новое поколение, дети растут в других условиях, они понимают, что правило такое: в 21:00 все закрыто, нельзя. Кто, так скажем, человек, склонный, тяжело поддающийся лечению, действительно найдет в любой ситуации, но человек, который растет в других рамках, понимает, что правила иные, уже и сформируется ведь иначе. А нам все не хватает терпения, нам надо бюджет наполнять. Может быть, так?

Юрий Юдич: Ну подождите, давайте так. Осталось мало времени, я быстро попробую сформулировать. Последний звонивший абсолютно правильно сказал, что есть здоровый образ жизни, он должен быть, но это никак не связано с наличием алкоголя в магазине, понимаете? То есть у тебя есть выбор, можешь не покупать.

Виталий Млечин: Никто же не заставляет в конце концов водку пить.

Юрий Юдич: Да, никто не неволит, не ходи туда. Сама по себе продажа алкоголя не является причиной алкоголизма, надо просто это усвоить и понять навсегда.

Второй момент, к которому вы так пытаетесь подвести, что вот это как бы заработок на пороке. Понимаете, это всегда так было, во все времена, просто подумайте, что это вековая история обложения алкоголя акцизом на чем-то ведь базируется. Поэтому просто нельзя эту проблему так вот победить одним махом.

И еще один момент в отношении запрета продаж. Я считаю, что сейчас ситуация как раз нормальная, то есть в принципе ограничение по продажам действительно… Вот вы правы в этом смысле, потому что действительно это и для молодежи правильно, потому что… Ну заработай деньги, пойдешь в кафе, сядешь в ресторане и культурно выпьешь вина и так далее. То есть ситуация по ограничению…

Оксана Галькевич: И заплатишь больше, правильно?

Юрий Юдич: Да. Ситуация по ограничению продаж сейчас нормальная, я считаю, в принципе она так и должна корректироваться на региональных уровнях, и должны быть некоторые послабления в сторону вина, натурального вина, которое есть, здесь я не согласен с последним звонившим, есть российское вино прекрасное, которое будет, которому создаются преференции, льготы, которое будет стоять на полке, будут его люди покупать.

Оксана Галькевич: Мы, кстати говоря, о развитии отечественного виноделия и поддержке наших виноделов будем говорить буквально завтра. Спасибо большое.

А теперь давайте подведем итоги нашего опроса, который мы в самом начале запустили. Уважаемые телезрители, мы спрашивали вас, нужно ли ограничивать, стоит ли ограничивать время продажи алкоголя, – смотрите, как разделились голоса: 44% наших телезрителей считают, что да, необходимо, остальные 56% говорят, что нет такой необходимости.

Виталий Млечин: Примерно поровну разделились.

Оксана Галькевич: Примерно поровну, но все-таки тех, кто против каких-либо ограничений, несколько больше.

Спасибо большое нашему гостю. В студии программы "Отражение" был Юрий Юдич, руководитель аналитической группы "Алкоэксперт". Ну а мы, друзья, с вами не прощаемся…

Виталий Млечин: Да, скоро увидимся, буквально через пару минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Стали ли россияне меньше пить?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты