За машиной – к белорусам

Гости
Игорь Губарь
автоэксперт (г. Минск)
Александр Гусаров
автомобильный журналист

Иван Князев: За машиной – в Белоруссию: старая новая тенденция вновь наметилась в России. Почему? С одной стороны, все просто, дешевле и дилеры не навязывают коврики в салон за 250 тысяч, бывает даже такое. Но есть нюансы. Как правильно оформить документы, например, и есть ли там вообще какие-то подводные камни? Какие? Узнаем у экспертов. Ну а кто покупал машины у соседей у наших, позвоните расскажите, как это было, поделитесь опытом.

Марина Калинина: С нами на связи Игорь Губарь, автоэксперт из Минска как раз. Здравствуйте, Игорь.

Иван Князев: Здравствуйте, Игорь.

Игорь Губарь: Добрый день. Простите, застали меня в нерабочей обстановке...

Марина Калинина: Ха-ха.

Игорь Губарь: ...но тем не менее я готов рассказать об этой ситуации.

Иван Князев: Ничего страшного.

Игорь, много едут за машинами сейчас уже?

Игорь Губарь: Нет, на удивление нет. Сначала ехали те, кто знал об этом, у кого были друзья или родственники где-то здесь, в Белоруссии, и по совету, естественно, они приезжали сюда. Притом приезжали не только за новыми машинами, но и за подержанными. Сейчас, конечно же, побольше, достаточно прошерстить немножко интернет, тот же YouTube, чтобы увидеть, что отчеты о таких поездках стали появляться. Но все-таки немного.

Марина Калинина: Ну а на фоне того, что такой спрос со стороны россиян к автомобилям, которые продаются в Белоруссии, у вас там цены не начали расти?

Игорь Губарь: М-м-м... Вы знаете, пока не заметно. И вообще, такая проблема, мне кажется, проблема только для россиян, потому что здесь в Белоруссии продать машину, в общем, да кому угодно, не было каких-то препонов для этого. Скажем, буквально пару дней назад я беседовал с семьей из Грузии, которая здесь покупала, в салоне Nissan выбирала между Geely PRO, Geely Atlas PRO и почему-то Tesla S, вот. Но тем не менее как бы они покупали совершенно спокойно. Если вы гражданин государств единой экономической зоны, то вообще покупка не составляет никаких совершенно проблем. Если вы гражданин какого-то другого государства, тут уже есть нюансы, связанные прежде всего с юридическими лицами и т. д.

Иван Князев: Игорь, а сориентируйте нас по ценам. Наверняка же знаете, сколько что стоит в Москве, например, или в России и у вас в Минске.

Игорь Губарь: Буквально пару дней назад тоже возник вопрос у моего коллеги из Москвы о покупке автомобиля. Мы сравнили цены, оказалось, что цены совершенно одинаковые, отпускные цены, то есть те, которые указаны на ценниках.

Иван Князев: Так.

Игорь Губарь: А вот те, которые указаны в дилерских прайсах, они отличаются очень серьезно. Скажем, если тот же взять, я не знаю, Nissan X-Trail из популярных моделей или Renault Duster, то паритет цен будет абсолютный, то есть столько, сколько стоят в Москве машины эти, столько же стоят они и в Минске. Но вот знаменитые эти накрутки, все вот эти вот коврики и прочие решетки радиатора, которые по 300 тысяч рублей стоят, этого в Белоруссии нет. Конечно же, можно заказать, но вряд ли их даже найдут по такой цене. Поэтому цены одинаковые, накрутки разные.

Иван Князев: Ну вот, просто какие?

Марина Калинина: В том-то и дело.

Иван Князев: Какая разница получается в конечной стоимости того же X-Trail?

Игорь Губарь: Да-да. Ну, если мы посчитаем, скажем, что за то, чтобы приехать в Минск, там переночевать пару ночей, допустим, найти машину, оформить и туда-сюда, россиянин потратит тысяч 20, наверное, учитывая, если он полетит на самолете, а не поедет на автобусе. А разница в цене на тот же самый X-Trail может достигать 200–250 тысяч рублей...

Иван Князев: Ощутимо.

Игорь Губарь: Вот выгода, мягко говоря, ощутима, да. И самое главное, что здесь эти машины есть, здесь пока что нет дефицита.

Марина Калинина: А вот я хотела спросить, потому что в России все кричат про дефицит, что просто нет машин в наличии.

Игорь Губарь: Да.

Марина Калинина: Связано это там и с чипами, и еще с чем-то, и т. д., и т. д., просто что конвейеры стоят. В Белоруссии такого нет, насколько я понимаю?

Игорь Губарь: Пока так явно это не проявляется, хотя, скажем, некоторых моделей нет. Допустим, Renault Logan нет, а есть Renault Logan Stepway, как ни странно, ну вот тем не менее это вот факт, и довольно давно уже. С другой стороны, здесь нет такой проблемы, как приобретение машины в принципе. Скажем, сейчас очень популярно, вот те россияне, о которых я говорил, которые приезжают в Беларусь за машинами с родственниками, они покупают часто машины подержанные, притом годовалые, двухлетние, даже на гарантии, которые оказываются гораздо дешевле, чем такое же предложение, такие же предложения в России почему-то. Обычно всегда везут «бэушку» из России в Беларусь, а здесь получается наоборот. Притом очень много этих машин было на юридических лицах, то есть обслуживались идеально, с четкой историей совершенно, читаемой на всех этапах, а при этом цены значительно меньше. Это странно, конечно, но такой вот изгиб рынка.

Иван Князев: Игорь, а сориентируйте нас еще и по оформлению, вот какие там есть нюансы. Вот вы говорите, с родственниками ехали и т. д. Что может, какие сложности могут возникнуть? Как это правильно сделать?

Игорь Губарь: Я, честно говоря, о сложностях не знаю. Могут возникнуть сложности, вы наверняка слышали о том, что якобы был запрет на продажу автомобилей белорусскими дилерами россиянам, ну и вообще как бы гражданам не Белоруссии...

Иван Князев: Ну такой негласный запрет, оговоримся.

Игорь Губарь: Ну, вы знаете как, некоторые дилеры и представительства белорусские работают напрямую с российскими представительствами, и понятно, что российскому представительству не всегда выгодно продавать машины, которые отправлены были в Беларусь, а не продавать свои. Вот поэтому такое как бы вот соглашение было, но законы Союзного государства этому не способствуют, скажем так. То есть формально, по закону, любой человек, живущий в России или в Белоруссии, может, опять же очень общо, обладая теми же правами, соответственно, может совершенно спокойно купить любую машину в любом месте вот этого союзного пространства. Но были, да, такие случаи.

Если сейчас прозвонить по всем дилерам, конечно же, никто не скажет, что нет, у нас нельзя покупать, не знаю, Volkswagen, допустим, или Opel, или Nissan. Даже те машины, которые производятся в России, продаются в Белоруссии совершенно спокойно россиянам, для этого не нужно ничего, кроме паспорта и денег, в буквальном смысле этого слова, ну и, естественно, созвона, желательно не приезжать просто так вот с кондачка, выложив там чемодан денег, просить, чтобы им, не знаю, Bentley подогнали. Конечно же, нужно узнать о наличии конкретной комплектации, потому что все-таки немножко отличаются по комплектации, по пакетам российские и белорусские поставки, наличие, соответственно, этой машины, и вопрос документов решится сам собой, поскольку дилеры, как правило, готовят тот пакет, который нужен покупателю.

Марина Калинина: Ну, так все россияне приедут к вам в Белоруссию, раскупят все машины, вам ничего не останется, ха-ха.

Иван Князев: Ха-ха.

Игорь Губарь: Ничего-ничего, мы потом обратно повезем их.

Марина Калинина: Ха-ха.

Иван Князев: Через какое-то время.

Игорь Губарь: Это... такая игра, которая продолжается уже лет, наверное, 20. Сначала были красные номера, потом ввозили из России на падение курса и т. д.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Игорь Губарь, автоэксперт из Минска, был с нами на связи.

И сразу поговорим еще с одним экспертом уже нашим, московским. У нас Александр Гусаров выходит на прямую связь со студией, автомобильный журналист. Александр, здравствуйте.

Александр Гусаров: Добрый день.

Иван Князев: Как вы все это дело прокомментируете?

Марина Калинина: Что, поедем в Белоруссию за машиной, ха-ха.

Александр Гусаров: Ха-ха. Вы знаете, на самом деле я с Игорем говорил вот буквально вчера еще на эту тему как раз. С одной стороны, действительно, нет никаких вроде как запретов, потому что официально никто этого запретить не может. Но проблемы в любом случае существуют, потому что вы были правы, Марина, вы сказали, что машины могут раскупить, нужно учитывать количество населения и количество возможностей россиян и белорусов.

И к большому сожалению, вот тут получается, что мы можем в принципе оголить рынок соседней республики, и это случится довольно быстро, потому что, когда дилеры в Москве предлагают купить велосипед за 100 тысяч рублей... Нет, велосипед, может быть, и хороший, может быть, я бы и купил, но я не хочу его покупать вместе с автомобилем, вы сами понимаете, это как бы не совсем нормальная ситуация. Те же пороги за 500 тысяч рублей – это просто безумие, это какая-то реально вакханалия творится на рынке. Мне кажется, что имеет смысл, то, что правильно сказал Игорь, надо созваниваться. Если вдруг у вас стоит такая острая, дикая необходимость в приобретении автомобиля, то надо созваниваться и ехать – ехать, лететь на самолете, ехать на попутных, еще что-то, или кто-то вас довезет, ну только так.

Потому что, по большому счету, есть проблема, она, к сожалению, не решается, она не решится вот прямо сейчас. Мы говорили уже у вас в эфире о том, что проблема общемировая и нехватка автомобилей скажется в результате на всех рынках. Опять возвращаюсь к тому, сколько народу живет в Белоруссии и сколько народа живет в России, соответственно, разница очень большая. И мы можем выгрести и тот рынок, и тогда он оголится полностью. Может быть, реально вот эта проблема существующая заключается в том, что, вполне возможно, те же представительства, которые, естественно, контролируют ситуацию на всех рынках союзного пространства, они могут отдать негласное распоряжение о том, что не продавать россиянам, чтобы не стояли пустые автосалоны в той же Белоруссии.

Марина Калинина: Александр, а скажите тогда, вот купили машину, допустим, в Белоруссии, привезли ее в Россию – как оформлять ее здесь? Вот здесь есть проблемы?

Александр Гусаров: Тут вообще не должно возникнуть проблем, потому что все документы сейчас электронные, это все занимает какие-то совершенно небольшие... Соответственно, покупаем там, тут же... Либо, если вам вдруг там, предположим, по ситуации вы находите человека, друга, товарища, родственника, который приобретает его на себя, документы, переоформление, оно занимает буквально действительно несколько минут, это не самая большая проблема, ее фактически нет, это не проблема вообще, поскольку ни с какими сложностями столкнуться при постановке автомобиля на учет в России вы не должны.

Иван Князев: Александр, в том числе и наши телезрители интересуются, вопрос такой: что быстрее случится, наши дилеры, у них вдруг проснется совесть и они перестанут делать накрутки, или белорусские автосалоны начнут задирать цену?

Александр Гусаров: Ха-ха. Я думаю, что мы просто выгребем рынок и им не на что будет задирать цены.

Иван Князев: То есть третий вариант.

Александр Гусаров: Денег много не бывает. Как бы вы сами понимаете, что в какой-то период, когда, ну взять 2019 год, ну и вообще все предыдущие годы, когда люди работали, может быть, даже иногда себе в убыток, те же дилеры, рассчитывая заработать на техобслуживании последующем, предлагали и резину, и какие-то скидки, и страховки, и все это было включено в стоимость автомобиля, как бы сейчас такого нет. Честно говоря, если бы...

У вас если нет такой вот прямо дикой, острой необходимости в покупке нового автомобиля, я считаю, покупать машину по тем ценам, которые предлагают в России, ну нужно быть не вполне нормальным человеком. Потому что, ну смотрите, когда накрутка на автомобиль составляет порядка 1 миллиона рублей, через 5 лет, через 3 года вы попытаетесь его продать, и вы попытаетесь эти деньги себе вернуть, но вы их никогда не вернете. То есть это фактически вы берете пачку денег и просто сжигаете, просто кидаете в камин и она у вас сгорает. Ну это как бы смысла нет никакого, на мой взгляд.

Марина Калинина: Ну а что вы тогда посоветуете? Подождать?

Александр Гусаров: Честно? – ждать. Потому что ситуация с чипами рано или поздно разрешится. Естественно, автопроизводители будут делать все возможное, для того чтобы заполнить все рынки. Ну или, кстати, есть еще вариант, тот, кто не задирает цены и у кого автомобили есть в наличии, – это «китайцы», но тут как бы опять же надо выбирать по качеству автомобилей, по маркам. На мой взгляд, два автомобильных производителя из Китая, это одна из самых сильных игроков на рынке, и у них автомобили ничуть не уступают по каким-то, может быть, они уступают «европейцам», но ничуть не хуже «корейцев», это вот честно.

Иван Князев: Но ненамного.

Александр Гусаров: Ненамного хуже.

Иван Князев: Александр, по поводу наших союзных государств, союзных отношений. Совсем недавно был в Абхазии, интересное явление обнаружил: у них почти 90% автопарка праворульный, и в основном все «японцы», и даже такие модели, которых у нас я и не встречал. И они не то что там, они даже не то что не русифицированные, они не англизированные, даже там немецкого языка, то есть там иероглифы сплошные. Как они туда попадают? Почему? И можно ли их к нам привезти купить?

Александр Гусаров: Можно, как покупает весь Дальний Восток, и вот эта вот байка существующая, которую активно поддерживают господа, живущие на Дальнем Востоке, в Хабаровском крае, о том, что, оказывается, по их мнению, японцы для собственного рынка делают автомобили лучше, чем для европейского. Ну, я был неоднократно в Японии, был на заводах компаний различных больших и маленьких, и я могу сказать, что на одной ветке конвейера собираются машины как для Европы, так и для Японии, так и для Англии, просто идут разные комплектации, разницы нет...

Иван Князев: Просто как они в Абхазию попадают? Почему именно там они все праворульные? Там другие таможенные условия? Что там происходит?

Александр Гусаров: Про Абхазию вообще, в принципе... Нет, они стоят дешевле. Попадают они точно так же, как попадают на Дальний Восток: их привозят паромами и распродают. Стоят они на самом деле действительно дешевле, потому что это подержанный транспорт. Честно говоря, я никогда не владел праворукой машиной, и я считаю, что это не совсем безопасно, не совсем удобно в наших условиях, я бы этого делать не стал.

Иван Князев: Но просто, казалось бы, абхазам было бы проще купить в России, это ближе и это должно быть дешевле, чем везти праворульные машины из Японии.

Александр Гусаров: Здесь очень важный момент. Вы понимаете, когда вы можете купить автомобиль за 300–500 тысяч, а он будет в принципе с небольшим пробегом... Дело в том, что в Японии еще очень надо знать законодательство: например, они, как правило, не ездят в субботу-воскресенье на машинах с большим объемом двигателей, у них даже есть машины, которые до литра, у них специальные номера, ну государственные регистрационные знаки, и за эти машины ты не платишь дополнительных налогов. Если ты выезжаешь на каком-нибудь Nissan GT-R в субботу или в воскресенье, ты платишь больше. Они стоят там недорого, пробеги у них на самом деле не очень большие, соответственно, даже при растаможке в лоб они получаются намного дешевле. Плюс надо учитывать еще тот факт, что в Японии существует собственный рынок, там огромное разнообразие этих автомобилей...

Иван Князев: Да, Александр, у нас, к сожалению, совершенно нет времени про японский рынок поговорить...

Марина Калинина: Суть мы поняли.

Иван Князев: Суть мы поняли, да, в Абхазии они получаются дешевле. Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо. Александр Гусаров, автомобильный журналист.

Мы вернемся совсем скоро, оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
У них дешевле и без допуслуг. Но в постановке на учёт есть нюансы. Какие?