За мусоровозами будут следить

Гости
Алексей Макрушин
заместитель генерального директора Российского экологического оператора

Тамара Шорникова: Все мусоровозы в стране подключат к системе наблюдения, это позволит отслеживать движение машин и контролировать, куда везут отходы, на действующий полигон, завод по переработке или на незаконную свалку.

Иван Князев: Машины начнут подключать уже в этом году, завершить процесс должны в 2022-м. Какие санкции грозят операторам за сход с маршрута? И что будет с незаконными свалками, ведь и сейчас в регионах часто знают, где они, видно, как туда заезжает техника? Что изменится с введением системы наблюдения, обсудим. Ну а вы расскажите, в вашем регионе есть такие свалки? Звоните нам.

Тамара Шорникова: Алексей Макрушин, заместитель генерального директора Российского экологического оператора. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей Вячеславович.

Алексей Макрушин: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да. Что это за система? Знакомы ли вы с подробностями, как это будет работать?

Алексей Макрушин: Ну посмотрите, система выстроена следующим образом. У нас уже сейчас все мусоровозы, которые перевозят твердые коммунальные отходы, должны иметь на борту систему ГЛОНАСС. Но проблема заключается в том, что у нас нет никакой единой базы данных, куда стекается эта информация, на основе которой Росприроднадзор и другие контролирующие органы могли бы увидеть, что у нас происходит с отходами, куда они на самом деле направляются. Поэтому мы планируем уже в этом году создать информационную инфраструктуру, для того чтобы такие данные принимать в государственную информационную систему учета твердых коммунальных отходов и в следующем году обеспечить включение всех мусоровозов страны в эту информационную систему, что позволит государству видеть все, что происходит с отходами с момента их образования до момента размещения на полигоне или их утилизации.

Иван Князев: Алексей Вячеславович, я не очень понял: а может, просто Росприроднадзор подключить к системе ГЛОНАСС, и не нужно создавать новую, тогда они будут видеть? Дать им доступ просто.

Алексей Макрушин: Конечно, Росприроднадзор... видеть данные из этой информационной системы, но, чтобы Росприроднадзор эти данные видел, надо прежде всего эти данные собрать в одном месте. Сейчас эти данные собираются, но собираются отдельными региональными операторами, органами исполнительной власти...

Иван Князев: Ну понятно. Просто, мне кажется, это дешевле будет, чем создавать новую систему, потом обязать региональных операторов оснастить все свои мусоровозы этой системой. Это же, понятно, ляжет на их плечи сначала, им придется тоже ее покупать, а они, соответственно, куда это все переложат? – на нас с вами.

Алексей Макрушин: Вот дело в том, что все машины оснащены этими системами, просто эти данные не собираются в одном месте.

Иван Князев: Да, понятно.

Тамара Шорникова: Да, но в любом случае это какой-то оперативный единый центр, в который будет стекаться вся информация с огромной страны, это люди, которые должны будут анализировать эту информацию, то есть дополнительные затраты в любом случае будут, я думаю, немаленькие.

Алексей Макрушин: Ну, здесь возникнут, конечно, затраты на создание информационной системы. Но тем не менее это позволит Росприроднадзору, уже и головному офису, не только территориальным офисам, и самим органам исполнительной власти субъектов наблюдать эту картину. Вот сейчас эти данные собираются в местных министерствах связи и фактически не используются. Мы же сможем уже обеспечить практическое использование этих данных, для того чтобы исключить возможность появления новых несанкционированных свалок.

Тамара Шорникова: Алексей Вячеславович, такой вопрос. Зачастую это открытая информация, где какая незаконная свалка есть, о ней знают жители города, региона, власти, те же контролирующие инстанции.

Алексей Макрушин: Все правильно. У нас, к сожалению, в большом количестве регионов не хватает легальных полигонов, для того чтобы размещать отходы. Для этого законодателями несколько лет назад была предусмотрена возможность для отдельных полигонов включаться в специальный перечень, который утверждает Минприроды в соответствии со своим приказом №303, и эксплуатировать эти полигоны до 2023 года.

Но тем не менее далеко не все полигоны вошли в этот перечень, и, с одной стороны, мы должны решать эту проблему быстрее, вводя в действие новые сортировки и новые современные полигоны, где будут размещаться «хвосты» после сортировки отходов. Но, с другой стороны, создание такой системы, которая будет прослеживать движение отходов, простимулирует регионы к тому, чтобы активнее двигаться в этом направлении, потому что у нас уже будет на руках иметься фактура, связанная с тем, что отходы поступают на какой-то объект, на котором они не должны быть.

Иван Князев: Ну вот это, конечно, Алексей Вячеславович, простите, очень интересное уточнение, «простимулировать», потому что ну понятно, что, если, грубо говоря, Росприроднадзор будет знать, что везут куда-то налево мусор выбрасывать, полигонов и мусороперерабатывающих заводов от этого в регионе больше не станет, по-моему.

Алексей Макрушин: Ну, здесь есть ситуация безвыходная, когда действительно... Условно, Дальний Восток, во многих местах на сотни километров в окрестностях...

Иван Князев: ...вывозят.

Алексей Макрушин: ...нет легальных полигонов, и там ситуация, прямо скажем, безвыходная. Но есть и ситуация, когда есть не так далеко легальный полигон, скажем, в 30–50 километрах, но отходы едут не на этот легальный полигон, а едут на несанкционированную свалку. Вот как раз таких ситуаций можно будет избежать.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем сейчас телефонный звонок, подключим телезрителей к нашему обсуждению. Ольга, Самарская область, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Ольга.

Зритель: Что у нас? У меня такой вопрос и такая информация, или как это сказать. В общем, у нас деревенька такая небольшая, мусор, вот как ввели эту программу о том, что... Алло, слышите меня?

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Иван Князев: Слушаем, конечно.

Зритель: По вывозу мусора, мусорная машина у нас ни разу не приезжала, но денежки собирают. А почему не приезжала, я вам скажу, даже я зафотографировала одно время: у нас зимой не проедешь, весной не проедешь, осенью не проедешь. Дороги не асфальтированные, вот, асфальтирована часть только в селе. Мусорный бак последний километр стоит от нашего последнего дома, вы представляете что? И как?

А квитанции приходят каждый месяц. И что, вы считаете, что, как говорится, мы должны платить? Я, например, не согласна, так как условия они свои не выполняют, это раз. Во-вторых, мы пенсионеры, у меня нет такой пенсии, сейчас тем более идет повышение цен на пластик и так далее, пакетик целлофановый стоит 1 рубль хлеб упаковать, вот, хотя говорят, что бесплатно, но нет, ничего бесплатного нет.

Иван Князев: Да, Ольга, понятно, понятно. Ну здесь, я не знаю, Алексей Вячеславович, сможем как-то прокомментировать?

Алексей Макрушин: Я прокомментирую. Вопрос, конечно, в том, что если услуга не оказывается, то у нас есть 354-е «Правила предоставления коммунальных услуг», исходя из которых возможна процедура перерасчета оплаты. Но при этом я обращу внимание, что как раз второй аспект вот этой задачи по прослеживанию движения мусоровозов – это не только борьба с несанкционированными свалками, но и оценка качества услуг. То есть если мы будем видеть, что мусоровоз не приехал, не забрал отходы и так далее, тогда и появляется уже возможность перерассчитывать плату за коммунальные услуги.

Хотя вот в данном конкретном случае я должен здесь немножко защитить и регионального оператора: если нет асфальтовой дороги к этому населенному пункту, то тяжелый мусоровоз, а мусоровозы – это объективно достаточно тяжелые машины, он не может проехать, особенно в осеннюю беспутицу. Здесь есть технические проблемы со сбором отходов в таких населенных пунктах, поэтому здесь необходимо с органами местного самоуправления прорабатывать, как именно организовать сбор отходов. Возможно, какой-то отдельный транспорт будет собирать отходы в этом населенном пункте и довозить их до ближайшего места на асфальтированной дороге, чтобы их забирал мусоровоз.

Тамара Шорникова: Ага. Алексей Вячеславович, но пока вот переговоры либо ведутся, либо нет, люди платят за услугу, ну вынуждены по крайней мере это делать. Соответственно, как такой вопрос решать? Возможно, на какой-то срок ее можно было бы отменить, например, во-первых? А во-вторых, вот вы говорите, что мы будем видеть, если мусоровоз куда-то не доехал, – в автоматическом режиме будут не начислять людям оплату за мусор или только по заявлению?

Алексей Макрушин: Нет, здесь это будет происходить только по заявлению, потому что здесь ситуации бывают совершенно разные. Существует график вывоза отходов, он может на самом деле санитарными врачами корректироваться, поэтому все-таки здесь надо разбираться в отдельных ситуациях.

Иван Князев: Ну вот обидно, что все в конечном итоге замыкается на рядового потребителя: дороги не сделал муниципалитет, мусоровозы не могут проехать, потому что у них машины не могут проехать, региональный оператор я имею в виду, а человеку разбирайся с этими бумажками, с заявлениями и так далее.

Алексей Макрушин: Но заметьте, мусор-то куда-то девается. Вопрос: а что происходит с мусором в этом поселке? Где он?

Иван Князев: Тоже непонятно, может быть, когда-нибудь приезжают, может быть, как вы говорите, налево кто-то даже сам и вывозит. Послушаем телезрителей.

Тамара Шорникова: Елена, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Добрый день. Меня зовут Базанова Елена Анатольевна, я живу в городе Орле. Сейчас очень обрадовалась тому, что я смотрю программу «ОТРажение», которая именно затронула меня как вот человека. Но человека не только как жителя города Орла, но как еще и работающего на мусоросортировочном заводе города Орла, одном из крупнейших заводов в Черноземье.

Дело в том, что у нас на заводе, я сама работаю так кладовщиком и могу вам с большой уверенностью сказать, что мусор до 70–80% привозимый к нам сортируется: пластиковые бутылки отдельно, молочные бутылки отдельно, стеклотара отдельно, металл – все сортируется, все подлежит именно не захоронению и утилизации на долгие века, а для дальнейшей вторичной переработки. Но дело в том, что мы можем перерабатывать аж 200 тысяч тонн в год, но у нас есть «Зеленая роща» оператор, который препятствует нашему заводу, нашей функциональной деятельности. Почему это происходит? Мы даже обращались видеосюжетом к Владимиру Владимировичу Путину, чтобы он нам помог...

Иван Князев: А как препятствует?

Зритель: А препятствует как? Несанкционированно собирают мусор, они как перевозчики, и увозят на полигон…, где у них нет лицензии ни на переработку, у них нет такого завода, у них нет ни объема хранения, они именно гасят весь мусоросортировочный завод наш, хотят привести нас в убыток. И факт тот, что, действительно, вы говорите в программе о том, что мы платим, но мы платим, мы еще и жители, жители большой нашей страны. Чтобы не захоранивалось это, которое будет веками храниться, эта пластиковая бутылка или молочная какая-то, или стеклянная тара, а чтобы это все перерабатывалось, а у них все это несанкционированные мусорки, все это вывозится, и люминесцентные лампы...

Иван Князев: Да, Елена...

Тамара Шорникова: Да, Елена, понятно.

Иван Князев: Елена, понятно, спасибо, поняли мы вашу мысль.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Ну это как раз тот случай, когда система может помочь.

Алексей Макрушин: Я кратко прокомментирую. Орловская область у нас уникальная, здесь действительно построено большое количество инфраструктуры по обращению с отходами. Другое дело, что часть инфраструктуры принадлежит региональному оператору, часть инфраструктуры эксплуатируется другими компаниями, соответственно, возникают конфликты, на какой из объектов везти отходы, потому что есть объекты и у регионального оператора, и у других организаций. Собственно, здесь прежде всего субъекту необходимо в территориальной схеме закрепить, на какой именно объект будут ехать отходы, и наша система позволит проконтролировать, что отходы попадают именно по назначению.

Иван Князев: Совсем коротко, Алексей Вячеславович: штрафы будут большими для тех, кто возит налево? Совсем, буквально 10 секунд.

Алексей Макрушин: Штрафы должны быть такими, чтобы действительно это стало невыгодно, большими.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Спасибо. Алексей Макрушин, заместитель гендиректора Российского экологического оператора.

«Переработка должна быть выгоднее слежки», – пишет нам телезритель из Карачаево-Черкесии.

Иван Князев: «В Таганроге мусорные контейнеры компании «Экотранс» бросили просто на землю, после дождей к ним не подойти. Кто должен обустроить эти площадки под баки?» – задается вопросом наш телезритель.

К следующей теме переходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Их подключат к системе наблюдения, чтобы отслеживать и контролировать движение машин