За ранней пенсией и запахом тайги

За ранней пенсией и запахом тайги | Программа: ОТРажение | ОТР

В регионах с суровым климатом предлагают снизить возраст выхода на заслуженный отдых

2019-11-12T14:43:00+03:00
За ранней пенсией и запахом тайги
Жителям Кыштыма выставили счёт в 25 млн рублей за подключение домовладений к газу. СЮЖЕТ
Владимир Путин призвал провести газ бесплатно к границам земельных участков
В России заработают сто центров занятости нового формата
Поставьте оценку мусорной реформе
Мошенники научились обходить ограничения новой системы техосмотра
Саммит по климату. Чего ждать от заявлений глав ведущих мировых держав?
Что нового? Хабаровск, Санкт-Петербург, Кострома
Послание Президента России Федеральному Собранию – 2021. Главное
Послание Президента: международная политика
Послание Президента: ответственность бизнеса
Гости
Сергей Кикевич
финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений»
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток)

Александр Денисов: Значит, и на Дальнем Востоке можно жить?

Анастасия Сорокина: Можно жить, Саша. В общем там хорошие условия. За ранней пенсией и запахом тайги вскоре можно туда будет отправиться. Депутаты предлагают снизить возраст выхода на заслуженный отдых для тех, кто живет в тяжелых климатических условиях. Т. е. вернуться к дореформенным 55 годам для женщин и 60 годам для мужчин.

Александр Денисов: Да, но вот начать решили с Дальнего Востока. На связи у нас Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета. Максим, добрый вечер. У вас вечер…

Максим Кривелевич: Добрый вечер.

Александр Денисов: …у нас день. А что у вас за зона такая получается, опережающего социального развития? Как говорится, все плюшки у вас. И 2% ипотека, и теперь вот пенсионный возраст прежний.

Максим Кривелевич: Ах, на самом деле не завидуйте. Это не настолько подарок, насколько разумная экономическая мера. Дело в том, что рост экономики определяется прежде всего потенциалом сбыта. У нас очень высокие цены, очень низкое отношение заработков к потребительской корзине. Поэтому рост экономики действительно сковывается тем, что у людей не хватает стимула для того, чтобы покупать товары, работы и услуги. А снижение пенсионного возраста означает, что люди получают дополнительный источник дохода в виде государственных пенсий, который направят на приобретение товаров первой необходимости. Т. е., как вы понимаете, эти пенсии не пойдут на приобретение «мерседесов» и яхт – не о тех деньгах мы говорим. И, в общем, не о тех категориях потребителей мы говорим. Эти деньги тут же вернутся в экономику посредством приобретения продовольствия, в том числе местного производства, ремонта обуви, оплаты за ЖКХ. Т. е. для государства это мера прежде всего чрезвычайно экономически выгодная. И уже во вторую очередь она имеет значение такое, скажем, восстановления социальной справедливости. Потому что действительно мы живем в очень тяжелых климатических условиях. Продолжительность жизни у нас гораздо меньше, чем, скажем, в курортных зонах кавказских регионов. Поэтому – да, здесь есть, конечно, компонент социальный, но в первую очередь это экономически обусловленная мера. Государство прилагает усилия к тому, чтобы как-то восстановить экономику в условиях затяжного экономического спада.

Анастасия Сорокина: Максим, а вот это привлечение людей – как вы думаете, мера станет стимулом? Или все-таки пока недостаточно одного снижения пенсионного возраста? Может быть, наоборот, будет эффект, что люди, получив такую льготу, уедут из региона?

Максим Кривелевич: Вы высказали 3 предположения, и я со всеми тремя согласен. Стимулом – да, станет. Да, недостаточная. И да, будет стимулировать определенно отток людей из региона. Нужно понимать, что социальные проблемы региона, социально-экономические проблемы – они очень глубоки. И одним каким-то шагом их не решить. Для того, чтобы их решить одним шагом, нужно ввести аналог перманентного дохода, который выплачивается каждому жителю штата Аляска. Где только за то, что вы живете в штате Аляска, вы получаете очень серьезное годовое вознаграждение. Те меры, о которых мы говорим, носят очень небольшой характер. И они скорее воздействуют не на ваш карман, а на ваше настроение. Но любые меры, связанные со стимулированием социально-экономического развития региона, очень положительны. Потому что у нас ситуация бедственная. У нас умирает людей гораздо больше, чем рождается. У нас уезжает людей гораздо больше, чем приезжает. И если государство просто, скажем, отвернется от региона, закроет глаза и скажет: «Ну, живите там как-нибудь», – то государство получит вот огромную пустыню. Огромную холодную пустыню. Поэтому слава богу, что в принципе про Дальний Восток вспомнили. Слава богу, что принимаются пусть несколько хаотичные, пусть несколько бессистемные, пусть несколько популистские, но меры по содействию социально-экономическому развитию региона. И то, что кто-то там, получив эту очень небольшую выплату, решит уехать в Краснодарский край, – ну что ж, слава богу, у людей свобода выбора, где жить. В целом это, конечно, будет способствовать закреплению людей в регионе. Но это не волшебная палочка.

Александр Денисов: Максим, а почему «популистские»? Почему вы говорите: «вполне популистские меры»? Вполне конкретные, мне кажется.

Максим Кривелевич: Нет, все очень просто. Нам сначала создали условия перманентного экономического кризиса, а теперь различными шагами убирают там полпроцента последствий, один процент последствий этого кризиса. Т. е. если действовать не популистским образом, а с точки зрения, скажем так, оптимизации регионального развития, то здесь просто нужно совершенно пересмотреть налоговую систему, нужно пересмотреть отнесение налогов и доходов по уровням учетной системы Российской Федерации, нужно пересмотреть всю систему регионального развития. Т. е. нужны такие реформы, которые гораздо глубже, нежели меры сейчас принимаемые.

Александр Денисов: Т. е. еще налоговые льготы дополнительно у вас ввести вы предлагаете?

Анастасия Сорокина: Или даже, скорее, с этого начать.

Максим Кривелевич: Да, конечно же. Дело в том, что у нас, вот наша ментальность последнего фронтира состоит в том, что граждане заинтересованы не в том, чтобы государство им что-то дало, – граждане заинтересованы в том, чтобы государство у них не отбирало. И любые попытки государства что-то забрать: введение системы ГЛОНАСС, введение системы «Платон», введение маркировки, ограничения потенциальные на автомобили с правым рулем, – вот все эти меры воспринимаются гражданами как некая атака на их законные права. Поэтому для того, чтобы граждане, что называется, вдохнули полной грудью и сказали: «Вот я налогоплательщик, и я этим горжусь», – государство, конечно, должно повернуть вспять все то, что напринимало за последние, наверное, лет 10.

Александр Денисов: Спасибо большое, Максим. Был на связи Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета.

Анастасия Сорокина: Есть у нас звонок из Волгоградской области, Людмила до нас дозвонилась. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я за это предложение очень-очень даже. И думаю, что даже вся моя молодежь будет за это голосовать, если будет проводиться рейтинг. Потому что это как бы новый подход к тому, который был у советской власти, когда отправляли на целину. Так что – вперед и с песней. Все, спасибо, до свиданья.

Александр Денисов: Спасибо, Людмила.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи у нас эксперт Сергей Кикевич, финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений». Сергей Александрович, здравствуйте.

Сергей Кикевич: Добрый день. Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте. Сергей, вот сейчас нам телезрительница сказала: «Вперед и с песней!» Вы тоже отправитесь на Дальний Восток вперед и с песней?

Сергей Кикевич: Ну, я там бываю иногда. Но переехать пока я не собираюсь.

Александр Денисов: Без песен, да, пока еще?

Сергей Кикевич: На мой взгляд, мера, безусловно, правильная. Единственное, что она должна решаться среди компетентных кругов, в том числе в парламенте, в Минфине. И не через голосование. Потому что мы знаем, что Дальний Восток это чрезвычайно важная для нашей страны зона, связанная с развитием экономики на ближайшие годы и на десятилетия вперед. Правительство говорит об этом каждый год, в том числе на Дальневосточном форуме. И понижение пенсионного возраста, так же как северянам, например (мы знаем, что северяне будут уходить на пенсию на 5 лет раньше), в принципе может стать еще одной стимулирующей мерой, которая вместе с другими – с налоговыми льготами, с созданием дополнительных рабочих мест, с открытиями территорий опережающего развития…

Александр Денисов: С «дальневосточным гектаром», еще мы забыли упомянуть.

Сергей Кикевич: «Дальневосточный гектар»? Ну, я, честно говоря, не уверен, что эта мера хорошо работает. Там есть свои проблемы. Так же, как и, может быть, в каких-то отдельных других областях. Но вот забота о дальневосточных пенсионерах – естественно, правильная вещь. Так же как забота о северянах, например.

Анастасия Сорокина: Сейчас есть такие мнения, что эти меры, которые примут на Дальнем Востоке, внесут некие опять разговоры о несправедливости. Почему там такие специальные преференции, а у нас вся остальная страна оказывается, скажем так, в других условиях? Вот уже пишут люди. Из Липецкой области: «Это актуально для всей страны. Верните пенсионный возраст». Также Рязань с этим солидарна, Ростовская область. Не окажется ли эта мера, которая вроде бы должна была помочь одному региону, губительной для других?

Александр Денисов: Так пусть переезжают, господи, в чем проблема?

Сергей Кикевич: Я то же самое хотел сказать. Если очень хочется – пожалуйста, езжайте и живите во Владивостокском регионе. Я думаю, что отчасти именно с этим и связана такая мера. Чтобы, во-первых, молодежь думала, прежде чем уезжать А во-вторых, чтобы оставались квалифицированные кадры на своих рабочих местах, которых очень часто не хватает.

Александр Денисов: Сергей, раз сказали, что часто бываете во Владивостоке. Я тоже там был в командировках, у меня не сложилось впечатление, что там какой-то суровый климат. Я, конечно, не говорю, что не нужно на этом основании отменять эти все предложения…

Анастасия Сорокина: Может быть, не в то время ты был, Саша?

Александр Денисов: Да. Но там вполне, вполне для жизни пригодный климат. Не сказать, что там жуть какая-то.

Анастасия Сорокина: Т. е. идея тебе понравилась.

Александр Денисов: Я бы с Аляской даже не стал бы сравнивать.

Сергей Кикевич: Но, знаете, приморский климат хорош летом. Но если вы туда поедете, как минимум, в февральскую стужу, то я думаю, что это будет не совсем то же самое. Поэтому – по-разному люди относятся. Нет, климат нормальный. Вот условия житья и работы, они отличаются от Москвы, это факт. Это не одно и то же.

Александр Денисов: Т. е. экономика там посуровее, чем погода, чем природа?

Сергей Кикевич: Безусловно. Молодежи сложнее находить рабочие места, сложнее учиться. Но, слава богу, появился Дальневосточный университет. Какие-то меры предпринимаются. Но пенсия – это вот одна из тех мер, которые просто обязательны для того, чтобы развивать этот регион.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Сергей Кикевич: И там не то же самое, что в Подмосковье.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи был Сергей Кикевич, финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений». А у нас на связи зритель – Александр из Москвы. Здравствуйте.

Зритель: Александр не только из Москвы, а с Таганки даже.

Александр Денисов: С Таганки?..

Зритель: Да. Так вот я хочу, дорогие ведущие, что сказать. Не только Дальнему Востоку, а всем за Уралом. Потому что – ну, представьте себе Норильск: там что, легче жить, чем на Дальнем Востоке? Нет, конечно. И, самое главное, надо вернуть пенсию вот эту, 60 и 55 лет, всем работникам, кроме банкиров, торгашей, офисному планктону, ученым, творческим людям. Которые с удовольствием будут работать до 60 или там до 70 лет. А представляете, горячие цеха – вдруг им сейчас всем надо выходить на пенсию в 65 лет! Это же ужас.

Александр Денисов: Александр, а вы знаете, я бы вот предложил даже банкиров и всю вот эту, так сказать, элиту, отправлять еще раньше. Чтобы они переставали драть с нас семь шкур и т. д. Чтобы пораньше успокаивались, так сказать, в своем стремлении наживаться на других.

Зритель: У меня предложение другое. Наверное, как вот «Справедливая Россия» и КПРФ: банкиры, торгаши и прочие-прочие – для них сделать налоговую систему такую, чтобы, представляете себе, наши олигархи и прочие 87% кладут себе в карман, а остальное на общий котел. Это же арифметика. Как с общего котла 13% можно обеспечить хорошей зарплатой, достойной, больше половины населения трудящегося? Невозможно. И потом, я считаю, что пенсию надо просто подравнять. Женщины у нас живут на 12 лет дольше мужчин – ну, и сделать для всех тогда уж 60, бог с ними.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Но вот это, кстати говоря, идея, которую тоже поддерживают наши зрители. И пишут, что надо сравнять пенсионный возраст. Но а многие опять сомневаются в том, что прежде чем что-то решать, нужно бы спросить у населения.

Александр Денисов: Да. Ну, и справедливости ради нужно отметить, что работники горячей сетки уже получили ту же льготу и тоже выходят раньше на пенсию. Так что там уже это введено.

Анастасия Сорокина: А мы идем дальше.

Александр Денисов: Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В регионах с суровым климатом предлагают снизить возраст выхода на заслуженный отдых