За расходами россиян станут следить. Разрабатывается система, которая покажет узнать платёжеспособность каждого

За расходами россиян станут следить. Разрабатывается система, которая покажет узнать платёжеспособность каждого
Кого и как учить? Китайцам въезд запрещён. Хакеры атакуют банки. Опасен ли 5G? Передел рыбного рынка. Индексация для работающих пенсионеров
Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Гости
Игорь Костиков
председатель «Финпотребсоюза»
Олег Лагуткин
генеральный директор бюро кредитных историй «Эквифакс кредит сервиз»

Константин Чуриков: Мы, как всегда, на своей волне, да? Об экономике, о деньгах…

Оксана Галькевич: На своей волне, да. Друзья, снаряды все ближе и ближе, можно так сказать. Цифровые технологии и банковские карты совсем скоро могут начать работать против тех, кто ими активно пользуется (я имею в виду – использует пластик) и при этом не может подтвердить документально официально свой доход. Дело в том, что банки с разными организациями уже вовсю ищут способ, как оценить ваши доходы, анализируя ваши расходы – естественно, по электронным транзакциям, как вы поняли.

Константин Чуриков: Ну да, мы поняли это слово. А поле для анализа весьма обширное. Россия в числе лидеров по использованию пластиковых банковских карт. Эксперты даже говорят о «русском чуде». Имеется в виду развитие этих технологий в нашей стране. На начало этого года в России было выпущено – вы только вдумайтесь! нас 146 миллионов, да? – 272 миллиона карт, расчетных и кредитных. Одна-две карты на каждого жителя в страны, если посчитать чисто арифметически.

Оксана Галькевич: И при этом доля розничных платежей (тоже это интересно) сейчас уже в нашей стране выше 60%. А через четыре года, по крайней мере этого ждет очень Центральный банк России, будут все 80%. То есть этих карт станет еще больше, расчетов станет еще больше.

Вот что при этом – при таком обширном поле для деятельности – даст анализ расходов и доходов нашим финансовым институтам? Какие инструменты они получат в руки? Давайте попробуем сейчас в этом разобраться.

У нас в студии сегодня – председатель совета «Финпотребсоюза» Игорь Костиков. Здравствуйте, Игорь Владимирович.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Игорь Костиков: Добрый день.

Константин Чуриков: Сразу вопрос к зрителям. Пожалуйста, проголосуйте, напишите нам. У вас есть проблемы с получением кредита? Либо «да», либо «нет» – отвечайте, 5445. Скоро подведем итоги.

Игорь Владимирович, я правильно понимаю, что не насытились банки, мало берем мы кредитов, и надо теперь, чтобы, в общем, те, кто официально не могут подтвердить происхождение средств, чтобы они тоже были вовлечены в эту «машину»?

Игорь Костиков: Ну, на самом деле, конечно, мы знаем, что Центробанк пошел на исключительные меры: с 1 октября у нас есть ограничение по кредитованию. Теперь вы должны соответствовать требованиям по доходам, для того чтобы получить кредит. Наконец-то, слава богу, потому что до этого у нас этого не было, и это считалось нормальным. Слава богу, мы все-таки входим в некую цивилизацию. И те граждане, которые не должны брать кредит, они не смогут этот кредит взять.

Но есть другие способы. Пластик, кредитный пластик… Мы говорим вообще о картах (272 миллиона), они не все кредитные, но там огромная доля кредитного пластика. И кредитный пластик предоставляет огромные возможности по потребительскому кредитованию населения.

Причем, конечно, сейчас все банки говорят о том, что низкие будут ставки, льготные периоды, кешбэки и так далее, и так далее. Все это хорошо, но в конечно итоге бесплатный сыр бывает только в мышеловке. И мы прекрасно понимаем, что когда заканчивается бесплатный период, кредиты по пластику по цене выше, чем кредиты потребительские.

Оксана Галькевич: Игорь Владимирович, но это же надо понимать просто. Понимаете, мы так тоже совсем не можем говорить, что пластик вреден, кредитный пластик…

Игорь Костиков: А я не говорю, что он вреден.

Оксана Галькевич: Просто надо в этом разбираться.

Игорь Костиков: Я не говорю, что он вреден.

Константин Чуриков: Подождите. Секундочку! Я сначала-то думал… Я человек, который уже больше не берет кредитов. Ипотеки одной хватило. Все! Спасибо.

Оксана Галькевич: Кредитных карт нет?

Константин Чуриков: Нет. Я просто вот о чем подумал. Значит, банки будут анализировать текущее потребление потенциальных заемщиков…

Игорь Костиков: Будут.

Константин Чуриков: …чтобы в будущем решать – выдать или не выдать кредит.

Игорь Костиков: Сейчас первый этап, который мы видим, который происходит. Конечно, банки стимулируют использование кредитного пластика, чтобы выдавать потребительские кредиты.

Константин Чуриков: А, вот оно что!

Игорь Костиков: Это одна сторона. А вторая сторона – естественно, накапливается определенный массив данных, та самая Big Data, Большие данные, которые в целом позволяют анализировать поведение рынка. И в отношении конкретного гражданина – каждого из нас – у банка появится профиль наших доходов и расходов, понимание, как мы тратим, как мы не тратим, на что нам давать, а на что не давать, что приносит доходы банку, а что не приносит доходов банку.

Оксана Галькевич: Игорь Владимирович, мне кажется, мы можем ведь пойти и в другую сторону. Это исключительно для того, чтобы какими-то новыми кредитными продуктами нас нагрузить? А может быть, здесь вопрос о самозанятых, о людях, работающих в тени, тоже может быть поднят?

Игорь Костиков: Это всего касается.

Оксана Галькевич: Полезная информация не только для банка, но и для налоговой службы, для государства.

Игорь Костиков: Это всего касается. Вопрос заключается в том, где вот эта грань находится, понимаете, где грань того личного пространства, которую нам государство должно обеспечить как гражданам, потому что мы знаем, что в Конституции оно нам предоставлено. И вот где эта грань? Она пока еще не очень ясна.

И это касается не только нашей страны. Это проблема очень многих стран, потому что этот процесс идет во всем мире. Собственно говоря, контроль за персональными данными – это та самая проблема, которая на сегодняшний день возникает, поскольку есть некая позиция о том, что персональные данные в конечном итоге останутся единственной собственностью, которая есть у гражданина.

Константин Чуриков: И еще же есть понятие…

Оксана Галькевич: Подожди! Данные останутся единственной собственностью?

Игорь Костиков: Нет, они являются единственной собственностью. И сейчас идет борьба за то, чтобы обеспечить гражданину право на эту собственность.

Константин Чуриков: Подождите. Но еще же есть понятие банковской тайны. Правильно ли я понимаю, что в данном случае банки будут накапливать эту информацию, в «общий котел» ее скидывать и друг с другом обмениваться?

Игорь Костиков: Это все с этим связано, это все с этим связано. Во-первых, если банк для себя использует – ну ладно, тут как-то еще мы внутри находимся. Но зачастую, когда вы приходите в банк и заключаете договора кредитные, на какие-то конкретные услуги, то там прямо написано, что вы разрешаете…

Оксана Галькевич: …пользоваться личными данными. Да?

Игорь Костиков: В маркетинговых целях. И как только появились «маркетинговые цели» – значит, вы предоставляете банку возможность ваши данные использовать так, как они хотят. И тут, конечно…

Оксана Галькевич: А не подпишешь – не получишь.

Игорь Костиков: Да. И тут возникает вопрос. Потому что на самом деле в ЕС сейчас идет достаточно большая дискуссия о том, каким образом обеспечить те самые права граждан на свои персональные данные, и в конечном итоге – даже обеспечить получение платных услуг. То есть если кто-то пользуется вашими персональными данными – чтобы за это можно было получить деньги. Речь идет об этом.

Оксана Галькевич: А, то есть банк берет с меня вот это согласие на использование, а я могу на этом подзаработать, да?

Игорь Костиков: Да. Вот сейчас идет обсуждение. Потому что это ваша собственность. Потому что в конечном итоге у вас остается только цифровая собственность, у вас больше ничего нет.

Константин Чуриков: Нам звонит Станислав, Город над вольной Невой, Санкт-Петербург.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Станислав.

Зритель: Здравствуйте. Я вот что хочу сказать. Я самый глупый человек в нашей стране и в то же самое время главный враг наших банков, потому что за свои 80 лет я не то что у банков, а даже у ближайших родственников в долг не взял ни одной копейки. Представляете?

Константин Чуриков: Подождите. Вы самый умный человек тогда, получается. Станислав, не скромничайте!

Оксана Галькевич: Вам нужно опытом делиться.

Зритель: Да. Так вот, наша страна довела людей до ручки. У них денег нет, допустим, на операцию или на семена, картошку посадить не на что и так далее. Они берут деньги в кредит, а потом кредит не могут вернуть. Они стают должниками.

И вот теперь практика появилась, что эти банки обращаются в суды на пролонгацию этих долгов на их ближайших родственников – на родителей и детей. Вот так зарождалось в XVIII веке крепостное право. Если в договоры будет записана пролонгация долгов на родственников, то это ничто иное как крепостное право. Мы уже сейчас живем в феодальном режиме, в феодальных отношениях, а теперь будет еще и крепостное право. С чем я вас и поздравляю!

Константин Чуриков: Да уж, поздравлять не с чем. Спасибо за ваш звонок. Нам уже объяснили, что у нас сейчас режим кейнсианства, мы все закредитованы.

Оксана Галькевич: У нас очень комплексный режим, я бы сказала. Он включает в себя черты и того, и этого.

Игорь Костиков: Да, у нас оно не чистое.

Оксана Галькевич: Видите, даже феодальные какие-то черты наш телезритель видит.

Игорь Костиков: Ну, я могу сказать. Речь, конечно, здесь идет не о картах, а о том, что у нас недавно стала обсуждаться тема и появилась возможность… вернее, обсуждается тема о том, что можно предъявить претензии к родственникам заемщиков. В общем, это вызывает довольно бурную реакцию, поскольку зачастую родственники не имеют понятия о том, что кто-то взял эти деньги. Понятно, когда родственники, которые ведут единое хозяйство. А те, которые не ведут единое хозяйство? То есть, в общем, не очень понятная история.

Константин Чуриков: Подождите. Родственников-то дергают и долбят (извините за выражение) и при жизни всякие коллекторы и так далее.

Игорь Костиков: Нет, это коллекторы.

Константин Чуриков: А тут еще ты можешь случайно, так сказать…

Игорь Костиков: Нет, сейчас шла речь о том (если вы помните, мы обсуждали даже здесь, по-моему, месяц назад), что банки предложили включать весь круг родственников в число ответственных по кредиту.

Оксана Галькевич: А давайте узнаем сейчас, как идет работа, собственно говоря, над этой цифровой версией программы (как вообще это выглядит), которая позволит анализировать расходы, доходы, понимать вообще все о человеке. К нашей беседе сейчас присоединится Олег Лагуткин, генеральный директор бюро кредитных историй «Эквифакс Кредит Сервисиз». Это компания, которая, собственно говоря, и разрабатывает, в общем, эту программу, я так понимаю, занимается этим проектом.

Здравствуйте, Олег.

Олег Лагуткин: Да, добрый день.

Оксана Галькевич: А где вы?

Олег Лагуткин: Слышно меня?

Константин Чуриков: Да, слышно. И уже видно.

Оксана Галькевич: Вот! Слышно и видно даже, да.

Олег Лагуткин: Добрый день.

Константин Чуриков: Олег, расскажите, что все-таки подразумевает эта система?

Оксана Галькевич: Система, программа, проект.

Константин Чуриков: Зачем это нужно? Какая конкретная информация нужна банкам для того, чтобы принимать решения о выдаче или невыдаче кредита?

Олег Лагуткин: Знаете, я сейчас просто боюсь выступить в очень негативном свете с учетом тех комментариев, которые сейчас были сделаны, поэтому можно я немножко переиначу вопрос? А кредит – это вообще хорошо или плохо?

Константин Чуриков: Не-не-не! Подождите, подождите! Вопросы задаем мы. Пофилософствуем позже.

Олег Лагуткин: Хорошо, согласен.

Константин Чуриков: Сейчас давайте об этом. В чем суть? Какие данные вы будете собирать?

Олег Лагуткин: Смотрите. На самом деле все немного не так, как сейчас было описано. Эта система…

Оксана Галькевич: Техническое задание ваше.

Олег Лагуткин: Эта система позволяет не узнать ваши доходы, а она позволяет вас отнести в ту или иную категорию. Этого более чем достаточно для банков. Никаких точных цифр. Никакая налоговая, нечего этого пугаться, налоговая из этой системы не может получить ничего.

Константин Чуриков: Олег, а вы будете узнавать характер покупок? Например, один человек пошел в магазин и купил, я не знаю, мясо, хлеб и булку, а другой, я не знаю, в онлайн-казино расплатился и что-то там попробовал выиграть.

Олег Лагуткин: Смотрите, тут есть одно табу: транзакциями владеет только платежная система, по которой вы делаете… Ну, собственно говоря, не знаю, VISA, MasterCard, МИР или еще что-то. Транзакции не покидают пределы этой системы. Выдается только некий ваш рейтинг относительно ваших доходов. Он реально как светофор.

Константин Чуриков: Подождите. Секундочку!

Оксана Галькевич: Рейтинг чего?

Константин Чуриков: Секунду, секунду!

Оксана Галькевич: Склонности к рискованным операциям, к кредитам каким-то?

Олег Лагуткин: Нет, на самом деле вот то, что сейчас говорил коллега по поводу того, что сейчас с 1 октября введено отношение ваших доходов к вашим расходам по кредитам – это история правильная. Только на самом деле в этом потоке забывается, что в России львиная доля людей живет в «серой» зоне, по которой невозможно понять, а какие у них доходы. А как это понять? Ну за пределы Москвы и Питера выйдите – там же другая жизнь.

Оксана Галькевич: Вот! Ваша система поможет это понять, Олег?

Олег Лагуткин: Эта система поможет не допустить ошибок кардинальных.

Константин Чуриков: И дать им кредит. Дать репетитору, водителю, нянечке, домработнице кредит, правильно?

Олег Лагуткин: Смотрите, система проходит очень узкой гранью. С одной стороны, она дает понимание об уровне доходов этого человека, но, еще раз, только в рамках светофора, не более чем. Никаких точных цифр, ничего. Никаких, никаких, никаких.

Соответственно, для того чтобы тот человек, который не может себе взять, позволить кредит… С чем сейчас, собственно говоря, и борется государство, чтобы люди не закредитовывались. Это легко сказать: «чтобы люди не закредитовывались». А как ты узнаешь, какой у него доход? Как «правильному» человеку дашь, а «неправильному» не дашь? Сказать легко, а сделать гораздо сложнее. Система настроена только на то, чтобы не допустить ошибки в три раза, образно говоря, в два раза…

Константин Чуриков: Олег, вы такие честные! Поэтому, раз уж так честно отвечаете… А налоговой эти полученные данные не передадите?

Оксана Галькевич: Если попросят.

Олег Лагуткин: Подождите. Какие данные? Вы не услышали…

Константин Чуриков: Ну смотрите. Мы говорим о неких людях в тени, которые где-то чем-то зарабатывают деньги. Вы изучаете их потребительское поведение. Правильно? Правильно.

Оксана Галькевич: Вы понимаете, что человек безработный официально, например, но транзакции-то есть.

Константин Чуриков: Да. Налоговой очень нужны эти сведения, эта уникальная информация.

Олег Лагуткин: Какие? Налоговая имеет право и сейчас по вашей карте запросить, и гораздо больше, чем этот «светофор» несчастный, о котором мы говорим. Налоговая придет и спросит. Налоговая сейчас может узнать все ваши счета в банках и запросить у них выписки вообще очень легко, не нужны никакие «светофоры». И там будет: и где вы покупаете, и что вы покупаете, и вообще…

Оксана Галькевич: Но дело в том, что сейчас-то эта информация в таком несистематизированном виде. Понимаете? Бегать просто за жителями малых городов или сельской местности, вычислять наугад. А тут уже в каком-то инфографичном и системном виде, информация обработанная будет.

Олег Лагуткин: В каком инфографичном виде?

Оксана Галькевич: Ну, я имею в виду, что этот ваш «светофор». Это я в виде такой инфографики себе представила, знаете: красный, желтый и зеленый.

Константин Чуриков: Какое воображение!

Оксана Галькевич: Ну, тут уже обработанная информация, уже понятно, какие люди к какой категории относятся. «Ага! Значит, вот этих берем и обрабатываем, а за этими не ходим».

Олег Лагуткин: А сейчас вы не можете такую же инфографику запросить у ваших… простите, не у ваших, а у платежных систем? Вы можете еще более детализированную запросить.

Оксана Галькевич: Хорошо.

Константин Чуриков: Подождите. Олег, вы мне несколько минут назад сказали, что вся информация, кто что купил, внутри платежных систем. Вы хотите сказать, что…

Олег Лагуткин: Я говорю про налоговую.

Константин Чуриков: А, про налоговую. Я понял.

Олег Лагуткин: Налоговая и суд имеют доступ ко всему вообще, к чему захотят.

Константин Чуриков: Я просто подумал, что вдруг «Росбанк» не знает, что я сегодня по карте купил чашку кофе внизу. «Росбанк», наверное, в курсе. Спасибо.

Олег Лагуткин: Понимаете, еще раз, тут вопрос… Понимаете, если не делать такую систему, то тогда невозможно построить систему. Не знаю, есть разные мнения. Очень сложно построить систему, которая не позволит закредитовывать граждан, потому что реально очень сложно узнать, какой доход у человека. Тогда выберите: вы за «белых» или за «красных».

Оксана Галькевич: Олег, то есть, по сути дела, речь идет о некой системе безопасности, разработкой которой вы занимаетесь? Вот так?

Олег Лагуткин: Своего рода, да.

Оксана Галькевич: Ну хорошо.

Константин Чуриков: Вот мы и пофилософствовали. Сказали, что кредиты – это хорошо.

Оксана Галькевич: Хорошо. Пусть тогда ваш «светофор» будет счастливым. Вы сказали: «Несчастный «светофор» этот». Пусть у вас все получится.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Олег Лагуткин, генеральный директор бюро кредитных историй «Эквифакс Кредит Сервисиз», был у нас на связи.

Константин Чуриков: Олег нас еще слышит. Игорь Владимирович, я понял, что я ничего не понял.

Игорь Костиков: Нет, на самом деле можно много систем создать. И то, что мы слышим – это, я так понимаю, не единственная система, которая создается. Мы знаем, что наши крупные банки имеют подобного рода системы уже сегодня и развивают их дальше.

На самом деле проблема-то в другом. Проблема в том, насколько это является информацией, которая исключительно принадлежит гражданину, и только он имеет право на ее использование, а насколько она может быть использована третьими сторонами.

Константин Чуриков: Я одного не понимаю. Почему целеполагание такое: «Давайте еще как-то людям втюхивать кредиты»? Вот я этого не понимаю!

Оксана Галькевич: Подожди. Олег сказал, что как раз другая цель.

Константин Чуриков: Олег представлял другой лагерь. Смотрите. У нас министр экономического развития говорит о том, что чуть ли не финансовый кризис может возникнуть как раз из-за «кредитного пузыря».

Игорь Костиков: Да.

Константин Чуриков: У нас информация странная пришла из Минэка, и мы тоже об этом говорили: каждый второй заемщик отдает больше 50% дохода.

Игорь Костиков: Ну, мы с вами знаем, что у нас есть некий…

Константин Чуриков: Это из серии «горшочек, не вари».

Игорь Костиков: Да. У нас на самом деле есть некий водораздел между Правительством и Центральным банком, у них разные взгляды на этот счет. И на самом деле «Финпотребсоюз» уже давно говорил о том, что нельзя так нагружать население, особенно…

Ну, с банками сейчас как-то более или менее разбираются. У нас огромное количество микрофинансовых организаций, кредитных кооперативов, ломбардов, на которые даже те ограничения, которые у нас 1 октября возникли, не распространяются. То есть народ все равно туда идет, так сказать, кредитуется. Те организации, которые «побелее» – там пожестче. Те, которые «посерее» – там попроще. И кредитный ком растет все равно.

Плюс надо иметь в виду… Ну хорошо, мы сейчас ограничили кредиты, да? Вот человек платил, но плохо расплачивался, перекредитовывался. А что ему сейчас делать? Он не может больше перекредитовываться. Куда ему бежать? Как он должен это все делать? Он ищет другие ходы, где ему взять кредит подороже.

Оксана Галькевич: В «серую» зону уходит либо в какие-то кабальные условия.

Игорь Костиков: Да-да-да. То есть механизмов нет, потому что банки все равно не идут на реструктуризацию задолженности, все равно это очень тяжелая история. Что бы мы ни говорили, как бы Центральный банк ни призывал их это делать, они это не делают. Им зачастую легче списать кредит, чем дать реструктуризацию.

Оксана Галькевич: Так они же и этого не делают.

Игорь Костиков: Списывают, списывают.

Константин Чуриков: А вариант – сделать так, чтобы у человека было больше вероятности найти более оплачиваемую работу – государство не рассматривает?

Игорь Костиков: Ну, это уже другая история, это же не финансовый рынок.

Константин Чуриков: Хорошо. Ольга из Петербурга.

Оксана Галькевич: Ольга из Петербурга, да. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Ольга, я из Санкт-Петербурга. Вот я хотела вам рассказать такую историю. Вот смотрите.

Нам с мужем по 50 лет. Мы работали, у нас обоих хорошая пенсия, мы пенсионеры. Мы никогда не брали кредитов. В принципе, мы и не нуждаемся в этом. Но мы решили попробовать взять. Мы свои данные все подали. Вы знаете, нам отказали – сказали, что плохая кредитная история. Хотя у нас на счетах несколько вкладов есть, мы на днях купили квартиру. Вы понимаете? Если нам не давать, то кому давать? Хотя нам этот кредит в принципе был не нужен.

Игорь Костиков: У вас вообще кредитной истории нет.

Оксана Галькевич: Кредитной истории нет.

Константин Чуриков: Ольга, а чем это все объяснили?

Зритель: А ничем. Плохая кредитная история.

Оксана Галькевич: То есть ее просто нет, да? Я правильно понимаю? Ее просто нет, этой истории кредитной.

Зритель: Ее нет, да. Мы никогда не брали, мы не нуждались в этом. Получается, что… Наоборот, сделали бы вывод: хорошо, что человек никогда… Но у нас же счета есть в банках.

Константин Чуриков: Ольга, подождите. Мы сейчас видим парадокс. Вот нам пишет работник микрофинансовой организации из Кемерова: «Займы берут в основном нищие и приезжие в МФО». Вы говорите, что вы, я так понимаю, состоятельная семья, вы готовы ипотечный кредит взять, а вам не дают.

Давайте мы сейчас гостя спросим: что у нас за такой перевертыш образовался?

Оксана Галькевич: Кредит кредиту – рознь.

Константин Чуриков: Богатым не дают, а бедным – пожалуйста.

Игорь Костиков: Нет, на самом деле проблема очевидна. То есть та система, которая предусмотрена в определении кредитных рисков – это оценка поведения гражданина, если он брал кредиты. В данном случае оба члена семьи никогда не брали кредиты. Естественно, у банка по тем критериям, которые есть, возникает очень высокий риск невозврата, поскольку в поведении этих людей никогда не было возврата кредита.

Константин Чуриков: Немножко маразм.

Игорь Костиков: Ну, это во всем мире, к сожалению, такая ситуация.

Оксана Галькевич: А когда люди приходят…

Игорь Костиков: То есть надо начинать с того, чтобы взять кредит на телефон или взят кредит на какую-то мелочь.

Оксана Галькевич: Ну понятно. А когда люди приходят в микрофинансовую организацию и не могут подтвердить вообще то, что у них есть работа, доход какой-то и все прочее, то им как-то…

Игорь Костиков: Да, да, да, абсолютно.

Оксана Галькевич: Там нет высоких рисков, да?

Игорь Костиков: Ну, это микрофинансовая организация, мы же прекрасно понимаем, это не банк. Я думаю, что если бы они пошли в микрофинансовую организацию, то микрофинансовая организация без всякого затруднения выдала бы им кредит. То есть это не тот вопрос. Только другие будут ставки, другие будут условия.

Оксана Галькевич: На такие суммы лучше… Давайте не будем такого советовать людям.

Константин Чуриков: Нам очень многие зрители жалуются на то, что они не хотят брать кредиты, просто эти банки напоминают о себе постоянно – звонками, сообщениями «бомбят». Как быть?

Оксана Галькевич: Как отбрить?

Константин Чуриков: Вот! Как отбрить?

Игорь Костиков: Это называется – недобросовестная практика, агрессивное поведение финансовых институтов по продвижению кредитов.

Константин Чуриков: Как отбрить?

Игорь Костиков: Отбрить? Просто говорить: «Мне не нужно». Все.

Константин Чуриков: Ну слушайте, каждый день! Замучаешься.

Игорь Костиков: На самом деле мне тоже звонят…

Константин Чуриков: Потом же хочется сказать…

Игорь Костиков: Мне тоже звонят, и я могу сказать. Через какое-то время перестают звонить. Когда вы в пятый раз им сказали, что вам не нужно, то они уже больше не звонят.

Константин Чуриков: Я начинаю хамить, извините, я не выдерживаю.

Оксана Галькевич: Вы думаете?

Игорь Костиков: Мой опыт такой.

Оксана Галькевич: У меня всегда вопрос: где они мой телефон берут на самом деле?

Игорь Костиков: Вопрос опять же к тому, как охраняются персональные данные. Это та тема, с которой мы с вами начали – о том, что персональные данные являются собственностью. Надлежащим образом и до конца материальной защиты ваших прав на персональные данные до сих пор нет, поэтому вы их и отстоять-то не можете. Вы можете пожаловаться в Роскомнадзор, который проведет процедуры, начнет изучать, кто это сделал. Но это уйдет месяц, прежде чем до кого-то доберется (и доберется ли вообще).

Вопрос в том, что нам, конечно, необходимо устанавливать материальную ответственность тех, кто распространяет незаконно персональные данные. Мы видели недавно несколько случаев в одном из крупных банков, прямо один за другим, когда базы попадали на рынок за три копейки – всех граждан. То есть тема довольно серьезная.

Оксана Галькевич: Тема обширная.

Константин Чуриков: Я не знаю, радоваться ли результатам нашего опроса. Мы спросили: «Есть ли проблемы у вас с получением кредита?» У большинства проблем этих нет.

Игорь Костиков: То есть дают всем, продолжают давать всем.

Оксана Галькевич: Спасибо. У нас в студии был Игорь Костиков, председатель совета «Финпотребсоюза».

А мы, друзья, еще не прощаемся. Расскажем о том, что будем обсуждать вечером.

Константин Чуриков: Потому что вечером мы вернемся.

Оксана Галькевич: Да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски