За рулём - будь здоров

Гости
Сергей Радько
адвокат, эксперт партии «Автомобильная Россия»
Антон Шапарин
вице-президент Национального автомобильного союза

Константин Чуриков: Ну и наконец можно поговорить о деньгах.

Оксана Галькевич: Да, поговорить об автолюбителях, друзья. Следующий год принесет нам несколько очень важных изменений. С марта следующего года медицинские справки, необходимые для получения и продления водительских прав, не нужно будет собирать, лично ходить по кабинетам медицинским. ГИБДД будет получать всю информацию о вас автоматически.

Константин Чуриков: Ну, многие эксперты говорят (вот я не зря оговорился, что тут надо говорить о деньгах), что коррупцию это не победит. Но вот что любопытно? Значит, во-первых, вся эта история должна стартовать – автоматическое перенаправление справок из структур Минздрава, то есть из поликлиник, в ГИБДД – с марта 2022 года.

Есть целый перечень заболеваний. Хочу обратить внимание, что это не только очевидные какие-то заболевания, как очень-очень плохое зрение, какие-то вообще сердечно-сосудистые проблемы, но и, например, плохое настроение, расстройство психики. По сути, насколько я понял список этих заболеваний (у меня он здесь распечатан), это не просто психические расстройства, но и, в общем-то, скажем так, расстройства настроения, аффективные расстройства.

Оксана Галькевич: Депрессия.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Не зря же к психологу тоже, к психотерапевту отправляют. К наркологу, по-моему, тоже отправляют перед тем, как права получать. Да, подтвердить свое психическое состояние.

Константин Чуриков: Да. Как это все будет работать? Вот очень интересно! И что сейчас собой представляют (ладно государственные) частные клиники, которые, как, в общем-то, считают многие автомобилисты, просто занимаются тем, что продают справки?

У нас сейчас на связи Сергей Радько, адвокат, эксперт партии «Автомобильная Россия». Здравствуйте, Сергей Александрович.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей Александрович.

Сергей Радько: Здравствуйте, здравствуйте.

Константин Чуриков: Сергей Александрович, ваше мнение. Что радикально изменится, ну извините за выражение, на рынке этих услуг?

Сергей Радько: Ну давайте сначала сразу оговоримся, что пока это только законопроект. И не факт, что он пройдет. И не факт, что он будет в таком виде. Поэтому, может быть, ничего не изменится вообще.

А сама идея заключается в двух моментах.

Первый момент. По врачам-то все-таки нам бегать все равно придется. Все лишь меняется в том плане, что справка, которая сейчас является бумажной, она вроде как будет в электронной форме. Если мы ее оформили и получили, как бы нам не придется брать эту бумажку и нести ее в ГИБДД, а просто при посещении ГИБДД для получения либо замены прав ГИБДД как-то само ее запросит через некую единую информационную медицинскую систему. Это первое, что предполагается.

Второе. Предполагается сделать такую историю, что если у водителя вдруг обнаружилось какое-то заболевание, которое является противопоказанием к управлению транспортным средством, то в этом случае МВД получает эту информацию, приостанавливает действие удостоверения, сообщает об этом водителю. Он должен пройти медкомиссию и либо подтвердить, что у него нет противопоказаний, либо это заболевание вылечить. И только потом он получает новое удостоверение или, например, возобновляется действие старого.

Какая-то очень запутанная схема, если честно. И не совсем понятно, для чего она нужна. Если говорить в отношении первой части, что справки будут просто электронными, то они как продавались, так и будут продаваться.

Оксана Галькевич: Ну, вообще-то, мы должны сказать нашим зрителям, что это, по-моему, уголовно наказуемая история – подделка документов, торговля. Да?

Сергей Радько: Их не нужно подделывать. Сейчас эта справка стоит реально копейки, 2–3 тысячи рублей. Раз в 10 лет ее можно оформить или, попросту говоря, купить. Это не так сложно. Правда, нужно пойти к наркологу по месту жительства, пойти к психиатру по месту жительства, а потом с этими справками идти в любую легальную комиссию.

Рекламы в Интернете очень много. Конечно, это должна быть официальная организация. Потому что если это будет неофициальная организация, ГИБДД их знает, они просто изымут справку на этапе выдачи удостоверения, направят в местное подразделение полиции, а те просто оформят дело по статье 327-й. И судебной практики по этому поводу очень много.

Оксана Галькевич: Я просто к тому, что если в справке содержится недостоверная информация – это уже преступление?

Сергей Радько: Дело в том, что информацию в эту справку вносят врачи. Если мы, конечно, дома, условно говоря, на принтере напечатаем ее, то, да, это будет подделка.

Оксана Галькевич: Понятно. Но вы говорите, что купить можно. Как же я куплю?

Сергей Радько: А если мы прошли всех врачей официально – психолога, вернее, психиатра, нарколога, а потом обратились к врачам, где есть специальная комиссия, – то здесь нет никакой подделки. И вся ответственность за содержание сведений, о годности к управлению, она лежит на враче, которую эту справку выдал. Но если водитель получил ее официально, то здесь никакого наказания нет и быть не может.

Константин Чуриков: Сергей Александрович, с другой стороны, сегодня нам коллеги рассказали историю. Ну, уже в возрасте человек сел за руль, и ему стало плохо – слава богу, на автозаправке. Он в этот момент не был за рулем, соответственно, заправлял автомобиль, ему нужна была помощь. Или мы вспомним, кстати говоря, случай Сергея Доренко. Помните?

Сергей Радько: С автобусом авария в Москве.

Константин Чуриков: Помните, как разбился Сергей Доренко? Слава богу, это было еще в выходной день. Как говорится, массовой аварии не случилось из-за этого. Вот если об этом подумать, то как вообще нужно перестроить систему медосмотров в нашей стране?

Сергей Радько: Если думать об этом, то тогда нужно вообще запретить людям садиться за руль, потому что, как говорил классик, человек внезапно смертен. И даже самый здоровый человек внезапно может умереть из-за какого-нибудь заболевания, о котором он не знает. Поэтому на сто процентов ни от чего застраховаться нельзя.

Конечно, может быть, надо систему несколько совершенствовать. Например, в некоторых странах есть такое положение, что по достижению определенного возраста – например, 70 или 80 лет – необходимо проходить этих врачей чаще. Да и то это по большей части формальность, потому что все равно понятно, что с годами заболевания накапливаются.

Если уж подходить совсем справедливо, то тогда нужно нас проверять чуть ли не каждый день, как это делается для водителей-профессионалов или, допустим, для пилотов авиации. Действительно, даже здоровый человек может почувствовать себя плохо за рулем, особенно, допустим, в условиях нынешней жары.

Оксана Галькевич: Ну да.

Константин Чуриков: Эсэмэсочка из Пскова: «Гаишников нужно самих на комиссию за справкой на склонность к золотым унитазам». Это наш зритель вспоминает случай в Ставропольском крае.

Оксана Галькевич: Сергей Александрович, вы сказали, что если так уж прямо совершенствовать, то тогда всем надо запретить. Но некоторым совершенно точно надо. Вот люди, которые систематически злоупотребляют алкогольными напитками. И знают все, что с ними происходит. Ну, естественно, никакими алкоголиками ни в каких медицинских документах они не значатся. Я не знаю, вот этот известный российский актер, который сейчас отбывает наказание, у него был диагноз «алкоголизм», а?

Константин Чуриков: Михаил Ефремов.

Оксана Галькевич: Да, Михаил Ефремов.

Сергей Радько: Очень хороший пример. Но на самом деле, если уж говорить о том, что при некоторых диагнозах надо ограничивать право управления – да, с одной стороны, это правильно, а с другой стороны, по сути, это загоняет проблему внутрь. Это мы знаем про актера, потому что, действительно, есть в Сети очень много роликов, где он очень сильно пьяный и ведет себя неадекватно.

Но простые люди вряд ли этим хвалятся. И если такая история будет, то все те, кто чувствуют, что он страдает алкоголизмом или какой-то нездоровой тягой к алкоголю, к наркотикам и тому подобное, он просто будет лечиться анонимно либо вообще не будет лечиться. В итоге официально он не будет считаться таковым. И ни о каких противопоказаниях ни медики, ни МВД не узнает. То есть проблема эта не решится все равно.

Константин Чуриков: Сергей Александрович, что касается Ефремова, то тут, в общем-то, вся Москва, вся страна знала, понимаете, и необязательно надо было быть завсегдатаем театров.

Давайте сейчас послушаем звонок – Александр из Петербурга. Здравствуйте, Александр.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте. В Эстонии я жил всю жизнь. Вы знаете, есть у этой, так сказать, темы две стороны. Дело в том, что люди перестанут болеть. Многие перестанут ходить и обращаться с жалобами на здоровье…

Сергей Радько: Вот! Совершенно верно.

Зритель: …дабы не попасть в этот «черный список». Потому что в Эстонии… Вот у меня несколько случаев. Один знакомый как-то сходил с ногой, у него левая нога болела. Так вот, через несколько лет… он уже забыл про эту ногу, а ему компьютер выдал в медицинском департаменте, то есть в полицейском департаменте, что он не может ездить на грузовике (а у него еще была машина «на ручке», то есть механическая коробка), он не может нажимать сцепление. Хотя у него все в порядке. Он так и не смог оправдаться. Ему запороли это дело, лишили категории С. И он ездит только на «автомате», на легковой.

Из чего я могу сделать вывод, что… Ну, дело в том, что в Эстонии очень высокая система компьютеризации, как вы знаете не хуже меня. Там система медицинского обслуживания совершенно другая. Абсолютно каждый человек в Эстонии закреплен к личному семейному доктору. Что бы ты ни делал, ты сначала идешь к семейному доктору. И никакая коррупция, никакая взятка, ничего там не прокатывает. То есть они этой своей исключительной честностью тебя могут поставить в положение, когда ты не сможешь время провернуть назад – и останешься без прав.

Поэтому я для себя решил, что я не буду болеть больше вообще. Ну, слава богу, я и так, в принципе, здоров. Но я десять раз подумаю, прежде чем пойти к доктору и пожаловаться, не дай бог, про зрение или что-то еще. Понимаете, какая штука?

Константин Чуриков: Александр, я как сын врачей хочу вам сказать, что это правильный такой самонастрой: все болезни от нервов. Не болейте! И мы все тоже не будем. Правильно, Александр! Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо, Александр.

Вот так, Сергей Александрович, такие последствия.

Сергей Радько: Вот хороший пример, кстати, по поводу того, что «не буду ходить к врачам». Представьте, вот тот законопроект, который сейчас есть, он предполагает, что если у человека появилось противопоказание, то об этом ГИБДД узнает и приостанавливает действие прав.

Простой пример – ухудшилось у водителя зрения. Что сделает нормальный человек? Пойдет и купит очки. Это стоит не так дорого и занимает от силы час-полтора-два с подбором и изготовлением.

Вот если он пойдет официальным путем к офтальмологу в районную поликлинику, то получается, что офтальмолог должен эту информацию выставить в эту единую базу, ГИБДД на этом основании человека извещает о том, что его удостоверение приостановлено, ему нужно принести справку, что он купил очки либо вылечил зрение – и только потом получить новое удостоверение. Вся суть заключается в том, что необходимо в этом удостоверении поставить отметку «Очки обязательно». Хотя понятно, что он все равно будет ездить в очках. Естественно, люди будут просто этого избегать.

А особенно я сомневаюсь, что информация об аннулировании удостоверения будет появляться очень оперативно. Представьте, поехали вы с семьей на Юг – и вдруг вас на полпути из Москвы, где-нибудь в Воронеже, тормозят и говорят: «А ваше удостоверение три недели назад аннулировано, потому что вы покупали очки полгода назад. Теперь вы дальше пойдете пешком».

Конечно, это какой-то формализм, который создает большое количество неудобств. Если человек плохо видит, то он реально за руль не сядет. Он купит себе нормальные очки и проблему устранит. Зачем же заставлять его бегать, проходить все эти круги ада, терять время и деньги? Конечно, это все, естественно, вызовет рост взяток и рост цен на услуги медиков.

Константин Чуриков: Кстати, вот я подумал, сколько на самом деле важных нюансов в обсуждаемой проблеме. Ну, сейчас, не секрет, многие очки не носят. Вот Оксана Глебовна у нас, например, в линзах все время. Я периодически тоже в линзах. Это уже не очки.

Второе. Нам зритель рассказывал по поводу того, что у человека проблемы с ногой, с чувствительностью ноги, и из-за этого он не может сесть за руль. Пардон, а когда у человека… Вот у нас у полстраны спина болит, понимаете? Когда спина болит, ты не можешь ни согнуться, ни разогнуться, ни ногой двинуть. Вот в этом перечне, в этом законопроекте перечня заболеваний что-то я не вижу защемления седалищного нерва, смещения позвонков, люмбаго. Или как это называется?

Сергей Радько: Ну, этого никто не проверяет, потому что… Ну что нужно? Проверяется зрение. Проверяется давление. Берется справка от нарколога и психиатра. А подробного исследования, допустим, опорно-двигательного аппарата не проводится. Конечно, если человек придет на костылях к терапевту, то он поинтересуется, а что у него случилось. Но ведь он же может прийти и без костылей, сымитировать полное здоровье, даже имея какие-то хронические серьезные заболевания.

Другое дело, что эта идея может быть актуальна для случаев, когда у человека есть серьезные заболевания, типа психического или наркологического. Но опять же, если эту проблему поднимать на таком уровне, то это вызовет просто желание лечиться анонимно, лечиться где-то в неизвестной клинике у врачей-знакомых либо не лечиться вообще. То есть опять же этих людей…

Оксана Галькевич: Что тоже плохо, да. Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Сергей Радько, адвокат, эксперт партии «Автомобильная Россия», был на связи у нас.

И сейчас еще один эксперт подключается к разговору – Антон Шапарин, вице-президент Национального автомобильного союза. Здравствуйте, Антон Владимирович.

Антон Шапарин: Да, приветствую вас.

Оксана Галькевич: Ваше отношение какое к этим возможным изменениям? Подчеркиваем: это только законопроект. Еще не факт, что он будет в таком виде принят.

Антон Шапарин: Ну, вы знаете, это как открытую огнестрельную рану подорожничком лечить, примерно то же самое. Какая у нас ситуация сейчас? Мы можем… Вот перед вами два компьютера, вы можете написать: «Купить справку для получения водительского удостоверения».

Константин Чуриков: А мы сейчас так и сделаем. Секундочку! Я сейчас так и сделаю. Так?

Антон Шапарин: И вы увидите огромное количество предложений. И вы можете даже купить себе, что называется, «под ключ», без прохождения психиатра и нарколога, как это совершенно без проблем и делается.

Константин Чуриков: Слушайте, тут столько услуг! Даже «Яндекс.Директ» помогает мне найти эту услугу.

Антон Шапарин: Да-да. Они активно рекламируются. Это все – организации, которые имеют медицинскую лицензию. Все официально, их справки принимают. И эта система существует годами. И совершенно комфортно все себя ощущают.

Почему так происходит? Потому что контрольные организации в сфере здравоохранения поощряют эту практику. Если вы в такую структуру приедете, время от входа и надевания бахил до выдачи справки будет исчисляться в минутах – примерно как пит-стоп на «Формуле-1». Самая длительная процедура, которую вы будете проходить, – это будет введение PIN-кода с вашей карточки. Никто ничего смотреть не будет.

И таких структур по всей стране – огромное количество. Людей, которые реально проходят медосмотр перед получением водительского удостоверения в стране – единицы. И это вылезает не только по водительским удостоверениям. То же самое было с разрешением на оружие у «казанского стрелка», который получил справку о том, что он может получить разрешение на оружие, а сейчас его экспертиза признает невменяемым. Да?

А как у нас происходит собственно проверка – человек наркоман или нет, состоит он на учете в психиатра? Ты приходишь в этот кабинет… Я не так давно эту процедуру проходил. Приходишь в кабинет. Врач открывает толстую засаленную книжку, смотрит: ты там есть по фамилии/тебя там нет. Значит, иди в кассу и оплачивай справку.

Константин Чуриков: Ну и все. Значит, ты здоровый, да.

Антон Шапарин: И все! Значит, ты здоров. Ты можешь туда прийти после употребления героина, и никто тебе не скажет, что ты наркоман.

Так что, к глубокому сожалению, вся эта система развалилась на корню. А сейчас пытаются за счет водителя навести тут некий своего рода порядок.

Константин Чуриков: Антон Владимирович, можно небольшую иллюстрацию? Сейчас попрошу нашу бригаду. По вашему совету я тут «вбил». Вот смотрите, какой баннер.

Оксана Галькевич: Купил уже что-то себе?

Константин Чуриков: Нет, мне не надо, я справки не покупаю. «Справка для ГИБДД. Быстро и недорого! 1 000 рублей. Оформление – 15 минут, без очередей. Конфиденциально». Друзья, осталось только кликнуть. Ну вот. Все так удобно, слушайте.

Антон Шапарин: Абсолютно. Главное – конфиденциально. То есть ты туда можешь прийти в совершенно любом состоянии. Я не знаю, можно написать совершенно любой список проблем медицинского характера, с которыми нельзя за руль, но все эти люди справки получат неминуемо.

Оксана Галькевич: Антон Владимирович, ну давайте поговорим о тех, кто все-таки честно выполняет свою работу. Вот людей интересует вопрос врачебной тайны. А не является ли это нарушением врачебной тайны, не будет ли являться – передача информации напрямую куда-то в ГИБДД, доступ, возможность доступа к такого рода базам?

Антон Шапарин: Вы знаете, у нас, к глубокому сожалению, любая тайная и конфиденциальная информация мгновенно становится явной. Вы можете зайти на миллион Telegram-каналов, где продаются базы (можете прямо сейчас, кстати), и купить себе базу регистраций ГИБДД и так далее.

Я, например, не так давно на себя нашел очередной заказной материал, в котором, например, авторы покопались в моих персональных данных, которых в открытом доступе абсолютно точно нет. Точно так же, как какие-то антикоррупционные расследования проводят, изучая базу цифровых пропусков, которые выдавала мэрия Москвы, и по ней понятно, кто откуда и куда ездил без особых сложностей.

Так что я абсолютно точно уверен, что если в каком-то виде эти данные медицинские будут передаваться, то доступ к ним будут иметь далеко не только специалисты, совсем не только специалисты.

Оксана Галькевич: Вы знаете, мы как раз примерно об этом сейчас будем говорить. Ну, не совсем о медицинских данных, а о личных, персональных данных. Продолжим разговор в следующем часе.

Константин Чуриков: Да. Но буквально… Все-таки, Антон Владимирович, понятно, что все сложно. Понятно, что многое плохо и нуждается, так сказать, в перестроении полнейшем. Но все-таки что вы предлагаете? Как вы предлагаете содержательно наполнить правильным духом эти законопроекты?

Антон Шапарин: К глубокому сожалению, как бы кому это не нравилось, необходимо забирать у частных клиник функцию по выдачу подобных справок. К глубокому сожалению, нужно загонять это в систему государственной медицины. Нужно действительно пропускать людей через полноценный и реальный медосмотр с врачами, со всей историей, не знаю, может быть, в рамках диспансеризации плановой, может, еще в каких-то рамках.

Обязательно нужно тестировать на наркотики. Причем я уверен, что вот именно здесь у нас будет огромное количество проблем. Потому что если смотреть статистику людей, которые отбывают наказание в местах лишения свободы, то вы увидите, что самые популярные преступления у нас связаны с наркотиками. Если вы будете смотреть при этом количество людей, которые официально в стране наркоманами числятся, то вы удивитесь, как там мало народу. А все мы знаем, что вокруг нас огромное количество людей употребляют различные вещества и не считают, что это проблема. А это факт, абсолютно точно.

Константин Чуриков: Хотя иногда совершенно точно хочется думать, что это не так и эти люди – во всяком случае не те люди, которых ты знаешь. Правда?

Оксана Галькевич: Спасибо.

Антон Шапарин: Мы можем играть в страуса, но реальность от этого не изменится.

Константин Чуриков: Спасибо. Антон Шапарин, вице-президент Национального автомобильного союза, был в нашем эфире.

Оксана Галькевич: Ну а дальше, друзья, как я уже и сказала, будем говорить о персональных данных, о том, как их защитить, потому что это может быть очень опасно.

Константин Чуриков: О новой неординарной госуслуге.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О законопроекте по автоматическому лишению прав заболевших водителей