За торговлю в соцсетях накажут?

За торговлю в соцсетях накажут? | Программы | ОТР

Надо ли приравнять её к предпринимательской деятельности?

2020-11-13T22:28:00+03:00
За торговлю в соцсетях накажут?
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Алексей Петропольский
руководитель Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов Московского отделения «ОПОРА РОССИИ»
Алексей Фёдоров
председатель комитета по развитию электронной коммерции ТПП РФ

Иван Князев: Торгово-промышленная палата предлагает приравнять торговлю в соцсетях к предпринимательской деятельности и штрафовать продавцов, не зарегистрированных как индивидуальный предприниматель или компания. Коснется это только тех, кто продает коммерческие партии товаров объемом более 1 миллиона рублей в месяц.

Сейчас в России, согласно Административному кодексу, за предпринимательскую деятельность без регистрации в качестве ИП или юридического лица полагается штраф в размере от 500 до 2 тысяч рублей. Торговля без лицензии, если она, обязательно грозит штрафом от 2 до 2,5 тысяч рублей для граждан, от 4 до 5 тысяч рублей для должностных лиц и от 40 до 50 тысяч рублей для юридических лиц.

Дарья Шулик: Ну, задача подобной инициативы в принципе вполне себе благородная, перекрыть каналы торговли через соцсети бизнесу, который ведет дела под видом частных лиц. Но нужна ли в нынешних условиях такая вот инициатива? И кто еще попадает под эту гребенку? Попытаемся разобраться вместе с нашими экспертами.

Мы сейчас подключаем к нашему разговору Алексея Федорова, председателя Комитета по развитию электронной коммерции ТПП Российской Федерации. Алексей Владимирович, здравствуйте.

Алексей Федоров: Добрый день.

Дарья Шулик: Алексей Владимирович, ну, насколько я знаю, вы тот самый человек, который пришел к Сергею Катырину, главе ТПП, и предложил вот эти самые новшества. Объясните, почему именно сейчас? Почему такая необходимость нужна в этом?

Алексей Федоров: Вы знаете, тут история довольно простая. Жизнь на самом деле не останавливается никак, и мы все наши инициативы давно согласовывали с предпринимательским сообществом, давно согласовывали со всеми, кто работает в интернете, в российском сегменте интернета. Мы их проговаривали, мы их вносили на всеобщее обсуждение, на экспертное обсуждение, и сейчас просто так совпало, что именно во время пандемии мы эту историю можем вынести наверх, наконец о ней всерьез поговорить.

Ну и ко всему прочему, честно вам сказать, это происходит еще и потому, что очень большое количество от граждан пошло к нам обращений в Торгово-промышленную палату, обращений о том, что развелось огромное количество мошенников. Вы только что говорили о черной пятнице и о мошенничестве с ценами и скидками, и во многом это справедливо, где-то на 5% на самом деле, потому что 95% скидок, конечно, правдивые. Но вот с точки зрения мошенников в интернете действительно ситуация становится все печальнее и печальнее, потому что огромное количество контрафакта, я не говорю про контрабанду, появляется на сайтах, товары продаются левые, «серые», всякие разные странные под известными брендами и так далее, и так далее. И граждане, не очень разбираясь в том, что они покупают, гонятся за дешевой ценой и покупают кроссовки известной марки по цене в 4–5 раз дешевле, чем они стоят на официальных сайтах, думая, что это настоящие кроссовки, а потом к ним приходит черт знает что, простите за выражение, из Китая.

Так вот защитить этих людей можно очень просто – нужно просто внести историю, что агрегаторы, маркетплейсы, классифайды так называемые будут отвечать, будут агентами, это нормальная ситуация, перед государством за тех клиентов, которые торгуют больше, чем на 1 миллион в месяц, или осуществляют больше 50 продаж за этот самый календарный месяц. Вот представьте себе, я...

Иван Князев: То есть, я прошу прощения, Алексей Владимирович, просто сразу уточнить: маркетплейсы – это вот эти сайты, на которых мы можем зайти, что-то увидеть и купить? Социальные сети опять же туда попадают, я правильно понимаю?

Алексей Федоров: Социальные сети, когда они работают классифайдами, на самом деле это так, да.

Иван Князев: А расскажите нам вообще об этой схеме. И давайте сразу, наверное, различать тех людей, которые какую-то свою продукцию производят и реализуют через социальные сети, пускай даже на миллион в месяц, и тех, кто все-таки мошеннической какой-то деятельностью занимается.

Алексей Федоров: А почему разделять, простите пожалуйста? У нас есть предпринимательская деятельность. Если человек очень хороший, замечательный, кстати говоря, надеюсь, получающий от государства всякие субсидии и дотации, я надеюсь, он это делает и ему помогает его регион и федерация, это действительно сейчас главная история, помочь малому бизнесу в стране.

Так вот он производит чапельники и эти чапельники в количестве 50 штук по одной штучке продает на известном всем каком-то маркетплейсе. Так почему это не называть предпринимательской деятельностью? Почему мы говорим: «Ой, этот человек один сидит дома, один на своей деревне делает чапельники и продает их». В чем проблема ему стать хотя бы самозанятым? 4%, 4% с оборота – о чем мы вообще говорим? Более того, мы настаиваем на том, чтобы он даже сам ничего не платил, за него все это заплатит маркетплейс.

Иван Князев: Ну да, с этой стороны здесь, конечно, с вами невозможно не согласиться, как минимум самозанятым зарегистрироваться можно.

Хорошо, по поводу механизмов – как вы будете отличать тех людей, которые небольшую деятельность ведут, от тех, кто действительно много зарабатывает? Хорошо, вот нам сегодня звонила наша телезрительница, говорит, что разводит домашнюю птицу, благополучно продает ее, наверное, в том числе и через социальные сети, и для нее это в нынешних условиях заработок, вот. Как вы будете? Вы придете к ней домой, посчитаете, сколько она продала? Какие схемы вообще?

Алексей Федоров: Ни в коем случае. Повторюсь, смотрите, если такси, большой агрегатор такси (не буду называть, какой, всем известный) не работает сейчас с частными лицами, у которых есть машины, нужно быть либо самозанятым, либо ИП, индивидуальным предпринимателем. Тогда с тобой работают, и тогда большая сеть, агрегатор такси является налоговым агентом, он собирает все деньги от клиентов, и он сразу отчисляет все деньги за этого ИП в налоговую службу.

И налоговой службе просто и легко работать, ей не нужно собирать налоги с миллионов людей или с десятков тысяч, и человеку, который работает за рулем, очень спокойно, он свои деньги легализовал, он на эти деньги может все что угодно покупать, к нему никогда больше не придут с вопросами, откуда у него эти деньги взялись, он их честно заработал. Ну черт возьми, можно спать спокойно!

Иван Князев: Хорошо, человек печет торты и продает через социальную сеть.

Алексей Федоров: Молодец, здорово.

Иван Князев: Вы тоже к нему придете?

Дарья Шулик: Через какой агрегатор? Как его ловить?

Иван Князев: Как вы его ловить будете, через какие агрегаторы?

Алексей Федоров: К нему никто не придет, в этом-то вся и история. Если он зарегистрирован как ИП или самозанятый, то он спокойно торгует...

Иван Князев: А если нет?

Алексей Федоров: А если нет, соцсеть скажет: «Сорри, мы тебе блокируем аккаунт, пока ты не станешь самозанятым. Ты продал больше 50 тортов, на твою карту поступило больше 1 миллиона рублей, в этом случае, прости, дорогой, мы с тобой физически работать не сможем. Но наказывать тебя никто не будет, просто мы с тобой сейчас не будем работать. Зарегистрируешься самозанятым, мы за тебя заплатим 4%, и будешь ты спать дальше спокойно, все у тебя будет хорошо». Никаких телодвижений гражданину в нашем видении делать не нужно, за него все сделают другие, большие серьезные компании.

Дарья Шулик: Ну то есть тут получается, что социальная сеть выступает как платежная система, благодаря которой... ?

Иван Князев: Во-первых, платежная система, во-вторых, какая-то площадка для продаж.

Алексей Федоров: Обычная история.

Иван Князев: Да, спасибо вам.

Алексей Федоров: Это отлично, это нормально.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Дарья Шулик: Спасибо, Алексей Владимирович.

Иван Князев: Алексей Федоров, председатель Комитета по развитию электронной коммерции Торгово-промышленной палаты России, был с нами на связи.

Уважаемые друзья, если вы занимаетесь такой деятельностью либо, наоборот, какие-то услуги находите в тех же, например, социальных сетях, на каких-то сайтах, напишите, расскажите нам, как вы с ним взаимодействуете, много ли услуг заказываете. Ждем ваших звонков, хотим узнать тоже ваше мнение.

Ну а сейчас спросим еще одного эксперта, как с этим быть. Алексей Петропольский, руководитель Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов Московского отделения «Опоры России». Здравствуйте, Алексей Игоревич.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Алексей Игоревич.

Алексей Петропольский: Добрый вечер.

Иван Князев: Алексей Игоревич, ну тут, понимаете, с одной стороны, действительно все правильно нам наш предыдущий эксперт рассказал. Но сейчас у нас пандемия, казалось бы, люди теряют доходы, мы сегодня говорили о том, что бизнес к концу года свернется в каких-то неимоверных количествах. Вот, может быть, уже отстать от людей, которые хоть какую-то деятельность еще ведут?

Дарья Шулик: От предпринимателей, пока они еще есть?

Иван Князев: Да-да-да.

Алексей Петропольский: Конечно, нужно отстать, нужно вообще не собирать год никаких налогов. Отсрочки никому не помогли еще: поверьте, те, кто не смогли оплатить до ноября налоги, они их и в марте не смогут оплатить, потому что денег элементарно нет, и копить долги – это худшее дело в кризис.

Если мы с вами говорим о микробизнесе, торгует кто-то через соцсети, то здесь тоже, действительно, у всех очень по-разному. Кто-то торгует на 5–10 тысяч рублей в месяц даже, а кто-то торгует на миллионы, даже десятки миллионов рублей. Надо сказать, что вот эти самые блогеры с большой аудиторией, а бывает, что их собирают в целый пул, где аудитория 10–20 миллионов человек, они спокойно могут продать услуг или товаров на 20–30 миллионов рублей, и, как правило, эти продажи, увы, но происходят «всерую». То есть люди просто переводят деньги с карты на карту...

Иван Князев: Ну да.

Алексей Петропольский: ...либо на мобильный телефон и, конечно, налоговая об этом никак не узнает, по сути десятки, а то и сотни миллионов рублей налогов в казну никаким образом не попадают. Вот с ними, по всей видимости, бороться нужно, на них, как правило, опять же кризис никак не влияет, поскольку продажи в интернете, как показала прошлая пандемия и эта, только растут.

Иван Князев: Ну а в каких объемах, о каких цифрах можно говорить? Насколько выросла именно вот онлайн-торговля?

Алексей Петропольский: Если мы берем прошлую пандемию, то она от прошлого периода, допустим, март, апрель, май, выросла на 25–30%. Это существенный рост, поскольку многие не могли пойти элементарно в магазин и искали те же продукты, товары в интернете, покупали их, в том числе альтернативы какие-то покупались через социальные сети, всячески площадки типа Avito и прочих, где между физлицами происходил оборот товаров, который никоим образом не происходил «вбелую».

Дарья Шулик: Алексей Игоревич, вот у нас есть сообщение из Воронежской области, которое, наоборот, поддерживает эту идею, говорят: «По-моему, классная идея, это подтолкнет к легализации мелкого бизнеса». Действительно к легализации, либо, наоборот, будут пытаться...

Иван Князев: ...новые ходы какие-то искать?

Дарья Шулик: Да, новые какие-то ходы, чтобы их все-таки не заметили?

Алексей Петропольский: Ну понимаете, все должно отталкиваться от критериев. Те люди, кто действительно на миллионы торгуют, конечно, им заплатить 4% как самозанятому либо 6% как ИП несущественно. А человек, который, допустим, перепродает какие-то товары, но на 50, на 100 тысяч в месяц, ему купить кассу, зарегистрировать себя как ИП, встать на налоговый учет, установить весь софт и прочее, прочее, для него все это выйдет в копеечку, и эта «копеечка» начинается от 50 тысяч рублей.

И поймите, если это еще происходит не систематически, допустим, торгует он только летом, а в остальное время вообще не занимается, а ИП ему нужно содержать, в ПФР 27 тысяч платить, кассу обслуживать, интернет оплачивать, все это вместе выведет его просто в минус, и он будет, будем говорить так в кавычках, банкрот. И вот таких людей подавляющее большинство, поэтому они и прячутся, потому что элементарно денег нет.

Иван Князев: Но вы же понимаете, с одной стороны обидно, мы все время призываем, уважаемые предприниматели, граждане, ищите какие-то новые ходы, какие-то новые пути, пытайтесь переформатировать свой бизнес, на новую основу выйти, а здесь опять двадцать пять получается.

Алексей Петропольский: Конечно. Потому что государство, вот прошлый спикер говорит, что, мол, всем помогают, как бы найти какую помощь малому бизнесу... Ну вы поймите, кредит для бизнеса недоступен; прямых выплат тем, кто страдает сейчас, в пандемию, никто никаких не сделал; отсрочка и каникулы – это накапливание долгов, пусть и беспроцентных, но в отсутствие выручки и бизнеса это просто отсрочка неминуемой смерти. И собственно, говорить о том, что действительно человек понимает, куда он платит налоги, на сегодняшний момент у подавляющего большинства микробизнеса просто нет. Если такое понимание появится, поверьте, люди в очередь встанут, чтобы налоги оплатить.

Дарья Шулик: Алексей Игоревич, давайте вот как раз узнаем мнение наших телезрителей. У нас есть звонок из Красноярского края, к нам дозвонился Сергей. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Вот у меня вопрос такой. Есть, допустим, в Красноярском крае у нас много лиц, которые занимаются перепродажей автомобилей, то есть покупают и перепродают, то есть там как раз большие суммы. И они из-за этого не дают рынку, то есть автомобили стареют, а сама цена на машину остается та же, а то еще завышают. Будут ли таких людей наказывать, то есть перекупов автотранспорта?

Иван Князев: Алексей Игоревич?

Алексей Петропольский: Ну смотрите, здесь ведь тоже проблема в том, что все эти сделки происходят «всерую», будем говорить прямо, подавляющее их большинство происходит по минимальной стоимости в договоре, а все остальное отдается наличными под расписку. То есть машина «продается» за 300 тысяч рублей, а по факту она может стоить несколько миллионов, при этом налоговая узнает только о цене ниже покупки, поскольку если ее будут продавать дороже, то с разницы в цене должны будут уплачены налоги, причем это, как правило, физические лица и это 13%.

Никто эти налоги, естественно, платить не хочет, и сами перекупщики этим пользуются, при этом, когда находят машины повыгоднее, они не дают рынку действительно сильно падать и сразу их перепродают дороже, тем самым как бы спекулируя. Но увы, капитализм на этом и построен, что каждый может найти себе возможность и заработать, и только рынок может урегулировать сам рост цен или их падение. Пока есть спрос, увы, будет и предложение.

Иван Князев: Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо, Алексей Игоревич. Это был Алексей Петропольский, руководитель Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов Московского отделения «Опоры России».

А у нас есть звонок, Ирина из Московской области. Ирина, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас, Ирина.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Вы меня слышите?

Дарья Шулик: Слышим.

Зритель: Я бы хотела сказать, что вот торговля в соцсетях – это, возможно, единственная какая-то возможность для обнищавшего населения, которое может в принципе купить, возможно, где-то даже подержанные вещи, но которые сейчас себе может позволить человек купить, что-то еще.

А вот с вашим экспертом я не совсем согласна по поводу капитализма и законов капитализма: по-моему, нигде нет такого, что народ должен платить налоги, а из бюджета потом все будет разворовываться, ну либо очень много, и идти исключительно как бы в карман чиновников. По-моему, уже дошло до того, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих, и если еще туда залазят с налогами и со всеми регулированиями, которые неэффективны, то это уже, по-моему, беспредел какой-то со стороны государства.

Иван Князев: Ну, с излишними налогами, излишними регулированиями, уточним.

Дарья Шулик: Спасибо, Ирина.

Иван Князев: Спасибо вам, Ирина.

Ну кстати, не все наши телезрители считают так, как наш предыдущий дозвонившийся, потому что говорят, что на самом деле всех вот таких вот торгашей надо давным-давно уже в налоговую отвести. Но некоторые пишут, что «не надо лишать народ права на жизнь, на торговлю»; кто-то говорит, что «уже не знают, как с людей деньги лишние содрать».

Дарья Шулик: Мнения разделились, что называется.

Иван Князев: Да, мнения разделились, это на самом деле хорошо.

Сделаем небольшой перерыв, потом вернемся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Надо ли приравнять её к предпринимательской деятельности?