На оплату услуг ЖКХ будет больше льгот, но цены всё равно вырастут

На оплату услуг ЖКХ будет больше льгот, но цены всё равно вырастут | Программы | ОТР

Разбираемся в тарифах и новых правилах

2020-08-04T20:30:00+03:00
На оплату услуг ЖКХ будет больше льгот, но цены всё равно вырастут
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Константин Крохин
председатель Союза жилищных организаций Москвы
Илья Долматов
директор Института экономики и регулирования инфраструктурных отраслей НИУ ВШЭ

Константин Чуриков: Ну что же, жилищно-коммунальный вопрос, похоже, становится вопросом политическим. Премьер-министр Михаил Мишустин подписал постановление Правительства об упрощении доступа к субсидиям на оплату ЖКХ. Теперь не надо будет собирать квитанции и справки, все будет автоматически.

Оксана Галькевич: Еще Подмосковье решением губернатора Андрея Воробьева снизило тарифы для миллиона жителей – и тоже с 1 августа. Глава Свердловской области Евгений Куйвашев собирается на полгода заморозить рост платежей.

Константин Чуриков: А хабаровский врио губернатора Михаил Дегтярев обещает понизить коммунальные тарифы, причем по всем видам услуг, если Москва даст на это деньги. Есть информация, кстати, что федеральный центр уже перечисляет (я уж не знаю, на это или на что-то другое) 1,3 миллиарда рублей.

Вот что за этим на самом деле стоит? Ну, причины понятны. А вот сбудется, не сбудется? И надолго ли все это? Сейчас мы спросим наших экспертов.

На связи с нами Константин Крохин, председатель Союза жилищных организаций Москвы. Константин Викторович, здравствуйте.

Константин Крохин: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Константин Викторович, видимо, за этим стоит большое желание помочь людям, да? Вот это бремя тяжело нести, бремя платежей ЖКХ. Так? Я правильно понимаю?

Константин Крохин: Я тоже надеюсь, что именно это – главная причина. Более того, на примере пособий для детей и пособий по безработице, когда минимум документов требовался людям для того, чтобы получить данную помощь, вот по этому примеру решили поступить и с субсидиями на жилищно-коммунальные услуги. Это ожидаемо было. Тем более когда мы стремимся к всеобщей цифровизации, упрощение порядка получения субсидии – это очень важный и своевременный шаг.

Константин Чуриков: По поводу субсидий. Я не очень понял такой сюжет. Кажется, это только в планах Правительства – цифровизировать экономику и наблюдать за доходами домохозяйств. Но что я вижу, например, в статье «Российской газеты»? «Право на получение субсидии имеют граждане, у которых на оплату ЖКУ уходит больше определенной доли дохода». Если, например, постановление Правительства говорит о том, что теперь все будет автоматически, то это что означает? Что автоматически государство знает, какие доходы у людей?

Константин Крохин: Ну конечно. У нас на сегодняшний день налоговая служба – достаточно цифровизированное ведомство. По большому счету, все доходы, легальные доходы, которые существуют, они давно уже сведены и учитываются в цифровом формате. Поэтому если говорить об этой части, то это вполне ожидаемая и вполне, на мой взгляд, реализуемая мера.

Оксана Галькевич: Константин Викторович, мы с вами не раз говорили о том, что, в принципе, можно считать, что тарифы ЖКХ требуют аудита. Можно обнаружить, что где-то они и завышены. Вот смотрите. Здесь (то, что мы с Костей привели), в общем-то, обошлись и без аудита. Значит, можно было и так, оказывается? Знаете, как в анекдоте: «А что, можно было?»

Константин Крохин: Вы знаете, эта новость в отношении регионов, которая была озвучена… Вот были названы несколько регионов, где тарифы не будут повышаться. Здесь, мне кажется, есть небольшое лукавство.

Дело в том, что, согласно федеральному законодательству, у нас два раза в год можно повышать тарифы – 1 января и 1 июля. И когда любой регион говорит о том, что он не будет повышать до конца года, то на самом деле он ничего нового не принимает, никаких решений. Он и не имеет права. На самом деле нигде они и не повышаются до 1 января, потому что 1 июля тарифы уже повысились. Поэтому здесь немножко лукавства. И я тут новости особой не вижу.

Константин Чуриков: Тогда мы просто поставим сейчас знак вопрос: «Политики занялись ЖКХ?».

Ну смотрите. Понятно, что в некоторых регионах выборы. Кстати, это не в Подмосковье, где, например… Кстати, зрители тут усомнились и пишут: «Нет, неправда, вообще ничего не поменялось. Да, на карантине сняли 300 рублей за капремонт, а теперь вернули». Я просто напомню, что это с 1 августа. Возможно, если вы это почувствуете, то не скоро. Тем более вы должны входить в какую-то льготную группу, насколько я понимаю.

Тем не менее сам сигнал о чем говорит? Прозрели или как?

Константин Крохин: Ну, я вам скажу тему. Эта тема два или три месяца обсуждалась – формат поддержки населения в сфере жилищно-коммунальных услуг. У нас действительно упали платежи, потому что у людей были затруднения финансовые, с работой неясно и так далее. Но каких-то таких явных и прямых поддержек со стороны государства не прозвучало. Есть освобождение от уплаты пени до конца года, но сам основной долг все равно остается.

Я полагаю, что государство, чиновники, которые следят за этой ситуацией, они почувствовали, что есть спрос на такую услугу со стороны государства, на такое послабление, и продекларировали. Это мы называем «словесные интервенции». Они сказали, что вот они увидели эту тему и попытаются теперь что-то сделать.

Ну, откровенно, в том, что было названо, я не увидел никакого новшества, потому что… Я глубоко сомневаюсь, что тариф будет отменен. Вспомните, 1 июля в среднем на 6% повысились тарифы по всей стране. То есть в каких-то регионах – на 4%, где-то – на 6%, где-то – на 5%. Но эти же тарифы не откатятся назад. И я не увидел ни одного постановления правительства регионального о том, что тариф уменьшился.

Поэтому, учитывая, что прозвучал Хабаровск, тут вообще видна, скажем так, определенная политическая составляющая, чтобы придать каких-то положительных баллов новому врио губернатора. Но я не увидел конкретики, которая бы позволила сделать вывод, что действительно тарифы уменьшились.

Оксана Галькевич: Константин Викторович, а вообще в принципе вот эти истории из регионов, которые пришли, с квитанциями ЖКХ, с этим бременем – это поддержка населения в первую очередь? Или, может быть, это поддержка ресурсников, которые страдают от неплатежей, я не знаю, управляющих компаний? Как это понимать?

Константин Крохин: Нет, я считаю, что вот здесь есть позитив. Государство и региональные чиновники решили обратиться именно к населению, потому что речь идет об этих нормативах, о субсидиях именно населению.

Если говорить об управляющих компаниях, то достаточно того, что жителям будут помогать. Жители наши в нашей стране в своем большинстве платят своевременно и стараются выполнять свои обязательства в срок. Поэтому если людям дадут финансовую возможность погашать эти обязательства, то другой помощи управляющим компаниям не нужно.

Если говорить о ресурсоснабжающих компаниях, прежде всего теплоснабжающих и прочих, то там у нас эта мутная вода с тарифом осталась. И я полагаю, что какие-то сложности, которые они сегодня испытывают от того, что население стало платить не в срок, а с просрочкой, тем более что государство разрешило просрочку, отменяя пеню, – это не большая проблема для них. Им нужно улучшить администрирование. И я полагаю, что они справятся без серьезных каких-то форм поддержки со стороны государства.

Еще раз повторюсь: позитивный сигнал в том, что государство поняло, что нужно помогать населению. Надо им дать возможность платить за жилищно-коммунальные услуги – и все это по цепочке разойдется так, что сбалансируется, и в отопительный сезон мы войдем подготовленными.

Константин Чуриков: Наш воображаемый приз уходит в Москву нашему зрителю, который нам пишет: «Напоминаю, работодатель не индексирует зарплату два раза в год». И как он прав!

Давайте сейчас послушаем Ларису, нашу зрительницу. Лариса, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Рассказывайте про ваше ЖКХ. Лариса из Орла.

Оксана Галькевич: В Орле как у вас там?

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Я хотела бы вопрос задать по поводу субсидии на ЖКХ. У меня не хватает денежных средств – 20 тысяч на троих с детьми. Я работающий пенсионер. И вот чтобы подать на субсидию, теперь квиточки надо собирать целый год.

Константин Чуриков: В общем, с 1 января, согласно подписанному Михаилом Мишустиным постановлению, не надо будет собирать квиточки. Подождите. 20 тысяч на троих? Я бы на этом заострил внимание.

Зритель: Да.

Константин Чуриков: А на ЖКХ сколько уходит, на жилищно-коммунальные услуги?

Зритель: 3 700.

Константин Чуриков: Хорошо. Значит, у нас остается, получается, 16 тысяч на все про все.

Зритель: Я пенсионер, работаю, получаю минималку. Плюс еще то, что пенсия у меня – 11 700.

Константин Чуриков: Так, подождите! В сумме 20 тысяч у вас на всю семью? Слушайте, ну здесь уже… Кстати, я не понимаю, какой может быть заявительный характер. Странно, что до сих пор как-то не выявляли таких людей, если Правительство и Федеральная налоговая служба о нас много чего знают.

Зритель: Нет, дело в том, что я получала алименты, а теперь детям исполнилось в июне месяце 18 лет. У меня двойня. По 18 лет им исполнилось – и алименты прекратились.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Константин Викторович…

Константин Чуриков: Я еще хотел спросить. Можно?

Оксана Галькевич: Давай.

Константин Чуриков: Поскольку говорим об этих субсидиях… Была вообще майская какая-то история: Минстрой предложил расширить круг получателей льгот, то есть снизить предельный порог, который сейчас в большинстве регионов – 22%. Ну, если столько от семейного дохода уходит на коммуналку, то, соответственно, субсидия. И снизить его до каких-то других, более приемлемых величин. Что с этим проектом?

Константин Крохин: Вот я бы сейчас ответил по ситуации со зрительницей.

Константин Чуриков: Давайте.

Константин Крохин: Вы обратите внимание, что у нее расходы – 3 700. А ведь это расходы, которые меньше пресловутых 22%. Это то, о чем говорилось ранее – что нужно снизить эту планку. То есть получается, что вроде бы формально женщина не подходит под эту субсидию, под получение субсидии, но, с точки зрения реальности, конечно, это безобразие. То есть уровень жизни, эти доходы… Надо в любом случае помочь. То есть нужно изменить подход к оценке нуждаемости.

И второе – вот этот механизм, о котором сегодня говорится, заявительный характер. Вот у человека один источник дохода. И вот расходы. То есть, в принципе, и те, и другие сведения содержатся в государственных информационных системах. Это прежде всего ГИС ЖКХ, которая работает у нас сейчас вовсю, и там все эти платежи есть этой семьи. И второе – это доходы, которые получает гражданка. Они тоже через налоговую службу, через Пенсионный фонд видны.

То есть никаких квиточков, ничего не надо. Достаточно подать заявление через Госуслуги. Есть паспорт, человек там зарегистрирован. И все! То есть я полагаю, что это облегчение направлено как раз на такой случай.

И второй момент – то, о чем говорилось. Все-таки уровень в 22% – это тот уровень, который должен установить… вернее, изменить должен регион, исходя из своих финансовых возможностей. Как мы понимаем, в каких-то регионах, финансово обеспеченных, это сделано, как в Москве, а в других регионах это не сделано. Поэтому это мероприятие, эта инициатива со стороны федерального правительства должна контролироваться, чтобы дать возможность регионам ее исполнить.

Оксана Галькевич: Константин Викторович, так и получается, что более или менее состоятельные регионы, такие как Москва, они в состоянии помогать своим малообеспеченным гражданам. А регионы победнее (так аккуратнее выразимся), как тот же Орел…

Константин Крохин: Дотационные, дотационные.

Оксана Галькевич: …они такой возможности не имеют. И они, конечно, даже и не будут с такими инициативами выступать. Вы же понимаете. Ну куда? Это же для них еще одна финансовая нагрузка, дополнительная.

Константин Крохин: Я это понимаю. Но в данном случае речь шла о том, что это инициатива федерального правительства, а не регионов. И я хочу сказать, что федеральное правительство должно быть последовательным. Если такая инициатива выдвигается, она провозглашена и дает какие-то политические дивиденды, то тогда правительство должно финансово помочь регионам.

А когда я говорю про словесные интервенции, то это как раз вот этот случай. Вы правильно задали вопрос, что в мае об этом сказали, у нас уже август на дворе, а оно не реализовано. Вот таких интервенций нужно меньше. Нужно, чтобы правительство, обещая помощь, в течение квартала могло бы ее реализовать. А реализовать это можно, только обеспечив финансирование. Вот это тоже пример, который… Вы правильно на него обратили внимание. Ну, он пока не реализован.

Константин Чуриков: Ну да. То есть такая новость без новости. Я сейчас вчитался: «Минстрой предлагает рекомендовать субъектам Российской Федерации установить региональный стандарт».

Оксана Галькевич: Это называется «отпустить эту ответственность на уровень регионов». Но результат…

Константин Крохин: Извините, я бы сказал резче. Это называется «кому должен – всем прощаю», да? То есть разрешить регионам помочь людям. Они как бы это разрешение имеют, они не нуждаются в новом разрешении.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Константин Крохин, председатель Союза жилищных организаций Москвы, был у нас на связи.

Друзья, очень много от вас сообщений. Вот пишут люди нам: «Тарифы-то повысятся с 1 июля. Газ уже с 1 января повысился. Теперь снова поговаривают об этом. Это просто удавка какая-то! А помощи практически нет».

Константин Чуриков: «ЖКХ – это оброк на население. А деньги пойдут туда, куда барин решит».

Поскольку сложная проблема, одним экспертом ее не осилить, сейчас к нам присоединяется Илья Долматов, директор Института экономики и регулирования инфраструктурных отраслей Высшей школы экономики. Илья Алексеевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Илья Долматов: Добрый день.

Константин Чуриков: Ну а вы как смотрите на эту проблему? Просто какая-то имитация деятельности, а на самом деле ничего не меняется? Или все-таки какие-то озарения в период пандемии пришли? Потому что приходили новости о том, как снизились реальные располагаемые доходы у людей, о том, как многие люди в нашей стране потеряли работу. Вот у вас какая информация?

Илья Долматов: Ну, в сфере ЖКХ две стороны. Одна сторона – потребители. И она отличается не очень хорошей ситуацией, как вы правильно отметили, снижением доходов. Поэтому понятно, что это довольно большая проблема.

С другой стороны, мы видим, что государство ряд мер принимает. С одной стороны, это отмена таких штрафов за неуплату до конца этого года – что дает возможность хотя бы как-то не наращивать вот эти пени и штрафы, которые могут быть. Но, с другой стороны, понятно, что потом оплата все равно возникнет. И для ресурсоснабжающих организаций это необходимо.

С другой стороны, мы понимаем, что, в принципе, государство сохранило те темпы роста тарифов, которые оно обозначило в конце 2019 года. Хотя ряд субъектов Российской Федерации предприняли попытки заморозить тарифы. Например, Московская область по газу заморозила тарифы на три месяца. И не только в части коммунальных услуг, а в части капитального ремонта ряд регионов пошли на такие меры, по сути, по отмене платежей на какой-то период. То есть какие-то точечные решения по ряду регионов наблюдаются.

Но в целом какой-то тотальной заморозки тарифов не произошло. Ну, как мы и говорили, это скорее сбалансированное решение, потому что все равно в последующем пришлось бы наращивать и покрывать эти долги либо за счет опережающих темпов роста тарифов, либо за счет дополнительных средств, которые должны выделяться либо региональными властями, либо федеральными.

Оксана Галькевич: По поводу выделения дополнительных средств, Илья Алексеевич, как вы считаете? Ну, про региональные бюджеты давайте не будем говорить, потому что… Мы буквально на прошлой неделе обсуждали плачевное состояние бюджетов большинства регионов в нашей стране. Федеральный бюджет. Как вы считаете, есть еще возможность, так скажем, что-то «раскубышить», чтобы напрямую помочь именно выделением какой-то финансовой помощи, направленной на снижение тарифов ЖКХ или, может быть, просто на погашение каких-то долгов?

Илья Долматов: Ну, на мой взгляд, самой действенной мерой является как раз понижение этого федерального стандарта с 22%, допустим, до 15%. В СМИ проходила информация, что такая инициатива рассматривается. Это была бы, на мой взгляд, в нынешних условиях самая действенная мера, потому что она бы затрагивала адресно как раз тех, кто в этом в первую очередь нуждается – ну, по сути, малоимущие слои населения. И понятно, что это была именно такая точечная поддержка.

То есть понятно, что в федеральном бюджете денег много не бывает. И понятно, что есть и другие социальные приоритеты, которые доводились до населения с подачи президента. Поэтому понятное дело, что в условиях опять-таки сокращения нефтегазовых доходов, в общем, федеральный бюджет не отличается сейчас большими возможностями. Наоборот, я думаю, что сейчас идет оптимизация по всем статьям. Поэтому в этих условиях, конечно, нужно именно понять, чтобы эти деньги точечно сработали. На мой взгляд, это, конечно, как я уже сказал, понижение федеральных стандартов.

Оксана Галькевич: Илья Алексеевич… Костя, прости, пожалуйста.

Константин Чуриков: Давай.

Оксана Галькевич: А аудит тарифов? Как вы считаете, может быть, можно было бы этой работой заняться? Посмотреть, где что перегрето. Вдруг обнаружатся действительно такие места, такие тарифы. Как вы считаете?

Илья Долматов: Вы знаете, во-первых, на региональном уровне и со стороны федерального уровня в лице Федеральной антимонопольной службы, по сути, ежегодно такая экспертиза проводится. Федеральная антимонопольная служба отчитывается о том, что она где-то выявляет завышенные тарифы и приводит их в соответствие. Где-то регионы пытаются оптимизировать расходы. И я думаю, что каждый губернатор в этом заинтересован и такую задачу ставит. То есть это, в общем, не новый механизм. И так как постоянно довольно активное внимание уделяется именно сфере ЖКХ, то я думаю, что там потенциал не такой высокий.

Речь идет именно о том, что, скорее, такую неэффективность, которую мы видим, допустим, в коммунальной сфере, ее необходимо решать с помощью инвестиций, на которые, к сожалению, не всегда хватает средств. Это долгоокупаемые проекты, которые требуют опять-таки финансирования в настоящий момент, а эффект будет через какое-то время.

Поэтому, в общем, эти вопросы должны балансироваться между темпом роста тарифов, между инвестициями, которые можно в рамках этого темпа роста себе позволить. В общем, это задача, которая, еще раз говорю, ежегодно решается: где-то, может быть, более успешно, а где-то – менее успешно. То есть мы видим и запуск концессионных соглашений, и реализацию различных инвестиционных программ. То есть здесь нужно уже смотреть предметно на конкретный регион, на конкретную компанию.

Константин Чуриков: Илья Алексеевич, мы вас поняли. То есть в любом случае звучит эта фраза «темп роста тарифа». То есть в любом случае у него будет какой-то темп, у этого роста, да? Надеяться на то, что оно перестанет расти, просто невозможно?

Илья Долматов: К сожалению, как я уже неоднократно говорил, в основе темпа роста тарифа лежит инфляция. А инфляция – это общеэкономическое явление для нашей экономики.

Константин Чуриков: А инфляция у нас медленная, Илья Алексеевич. ЦБ говорит, что она очень медленная у нас.

Илья Долматов: Так у нас и тарифы за последнее десятилетие… Их темп рост на протяжении последних нескольких лет не превышает в среднем 4%. То есть в этом отношении 10 лет назад у нас темпы роста тарифов были двузначными цифрами, а сейчас это 4%. Они коррелируют именно с инфляцией, поэтому эти вещи взаимосвязанные.

Константин Чуриков: Сейчас я быстро скажу. Нам по этому поводу Ульяновская область пишет: «На основании чего, кто и когда издал указ, что управляющая компания может поднимать тарифы на воду со 120 рублей до 214 за кубический метр?» Это нам пишут. Причем дом новый.

Оксана Галькевич: Нам оттуда звонят, из Подмосковья. Вячеслав, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Вас беспокоит Старостин Вячеслав Александрович, город Раменское, ветеран труда, 75 лет.

Константин Чуриков: Очень приятно.

Зритель: У меня к вам такой вопрос. Вот о чем думает Государственная Дума, когда отменяет компенсацию за долги? Размер долга не указывается. У меня два года назад было 15 тысяч, и они мне отменили этот долг, то есть компенсацию. Если сейчас посчитать, то я бы уже давно этот долг выплатил. Правда, этот долг можно еще назвать псевдодолгом. Вот о чем думают политики в этом смысле?

Константин Чуриков: А вот эти 15 тысяч вы за что конкретно накопили, за какую услугу жилищно-коммунальную?

Зритель: Ну, за ЖКХ.

Константин Чуриков: Нет, ну понятно.

Зритель: Вода, отопление…

Оксана Галькевич: По квитанции.

Константин Чуриков: По совокупности, да? А как сейчас решаете вопрос? Сейчас рассчитываетесь вовремя?

Зритель: У меня сейчас сил нет идти и разбираться с ЖКХ. Дело в том, что… Знаете, как мой долг получился? В платежках я указывал показания счетчиков. Потом было постановление, что надо по телефону, но я пропустил это дело. И они мне стали по номиналу считать, то есть по три куба на человека. Но дочка-то уехала, она замуж вышла.

Константин Чуриков: Понятно.

Зритель: И у нас накопился долг по воде.

Константин Чуриков: Понятно, Вячеслав Александрович.

Зритель: Странно. Ну как? А идти и разбираться… По водяным счетчикам у нас все в порядке. Я никогда, в общем-то, не крал и этим заниматься не собираюсь. И вот это удивительно!

Константин Чуриков: Поняли вас. Сейчас разберемся в вашей удивительной проблеме.

Илья Алексеевич, человек ничего не крал.

Илья Долматов: Ну, здесь в любом случае разбираться, к сожалению, придется. То есть нужно все равно обращаться в жилинспекцию, чтобы вот это ограничение сняли. Я думаю, что сейчас все эти принятые постановления Правительства… Ну, может быть, эту историю можно как-то решить, так как там речь идет о долгах за последние три года. Ну, еще раз подчеркну, что два года прошло. Наверное, в ближайшее время это снимут. А через какое-то время, если не удастся погасить этот долг, то, наверное… Ну, либо ждать, либо погасить его.

Оксана Галькевич: Ну, ждать-то, наверное, не нужно, потому что, мне кажется, это только усугубит все эти проблемы, проблемы этого человека. Поэтому, конечно, при первой возможности нужно собраться с психологическими силами, в том числе и физическими, дойти и начать разбираться уже.

Константин Чуриков: Спасибо большое. Илья Долматов, директор Института экономики и регулирования инфраструктурных отраслей Высшей школы экономики.

Москва пишет, причем не в прозе, а в стихах…

Оксана Галькевич: Костя, я хотела это прочитать! Эх…

Константин Чуриков: Давай, давай, давай! У тебя лучше получится.

Оксана Галькевич: «Знаем – нету наказанья без тяжелого греха. Вирус – это воздаянье за тарифы ЖКХ». Частушка.

Константин Чуриков: Будем изучать тарифы, будем обсуждать в эфире. Интересно, чем сердце успокоится с 1 января, когда, по идее, все льготы и субсидии на оплату коммуналки должны будут начислять автоматически.

Мы уходим сейчас на новости, а через 20 минут вернемся. Как вернемся!

Оксана Галькевич: После этого мы вернемся, друзья. У нас будет интересное «Личное мнение», у нас в студии… не в студии, а в гостях по Skype будет генеральный директор Центра политической информации, политолог Алексей Мухин. А после этого поговорим о безработице и безденежье. Присоединяйтесь, пожалуйста, к нашим беседам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)