За язык ответят!

Гости
Ярослав Нилов
председатель Комитета ГД РФ по социальной политике, труду и делам ветеранов
Людмила Дудова
член президиума совета по русскому языку при президенте РФ

Иван Гостев: Чиновников обяжут соблюдать нормы литературного русского языка. Минтруд готовит законопроект, который подразумевает контроль за грамотностью госслужащих. В большинстве фракций Госдумы готовы его поддержать. А вот некоторые эксперты считают такой контроль для чиновников унизительным.

Тамара Шорникова: Ну действительно – что, всех отправят сдавать экзамен? Или в каждое министерство направят по преподавателю русского языка?

Будем разбираться, как это будет работать, с чем связана подобная инициатива. И главное – что-то в работе чиновников поменяется? Мы перестанем, как говорил президент, сталкиваться с несправедливостью, черствостью, невниманием? Расскажите о своем опыте общения с чиновниками. А пока вы набираете наш номер, мы представим нашего эксперта.

Ярослав Нилов, глава Комитета Государственной Думы по труду, социальной политике и делам ветеранов. Здравствуйте.

Иван Гостев: Ярослав Евгеньевич, здравствуйте. И первый вопрос, который хочется вам задать: почему сейчас назрела такая необходимость? Массовая безграмотность в рядах чиновников?

Тамара Шорникова: Устали читать документы с ошибками из регионов?

Ярослав Нилов: Во-первых, я представляю в Государственной Думе фракцию ЛДПР. И наша фракция вносила закон «О защите русского языка». К сожалению, он поддержан думским большинством не был.

Что касается рассматриваемого сейчас предложения, то его можно было бы предметно обсуждать только тогда, когда оно будет подготовлено и внесено в Государственную Думу, где будут прописаны все механизмы, связанные с указанием, каким образом будет происходить это тестирование, кто будет проводить это тестирование, какие санкции, какие критерии оценки. Но в целом желание повысить уровень культуры, уровень образованности, уровень грамотности – это, конечно, стоит поддержать.

При этом я обращаю внимание, что русский язык достаточно сложный, и практически все документы для ответственного должностного лица готовят исполнители. И порой должностное лицо ставит подпись, не прочитывая полностью документ и не выверяя все ошибки, все неточности, все погрешности, не проверяя отсутствие запятых или грамотность…

Тамара Шорникова: Подождите. Как это не прочитывают? Сейчас любопытный рабочий момент. Как же так? Можно же подмахнуть что угодно таким образом.

Ярослав Нилов: Естественно, человек, находясь на соответствующей должности, ставя свою подпись под документом, несет ответственность. Но есть разные документы. И если, допустим, ошибка исполнителя…

Ну, например, «не/владелец транспортного средства» как пишется? В каком-то случае пишется слитно, а в каком-то случае пишется раздельно – в зависимости от контекста. Если «не владелец, а арендатор», то в этом случае раздельно. И может быть допущена ошибка. На смысл эта ошибка может не повлиять, но, с точки зрения правописания, это грамматическая ошибка. И чиновник, не вдаваясь глубоко в тонкости подготовленного документа, с точки зрения грамотности, может поставить свою подпись под этим документом. И конечно, он будет нести ответственность. И конечно, все замечания, с точки зрения правописания, будут адресованы именно к нему.

Но одновременно обращаю внимание, что гражданину, который получает ответ от чиновника, наверное, ему не важно, пропущена запятая или нет, есть ли грамматическая ошибка или нет. Ему самое главное, чтобы это была не формальная отписка, а чтобы его вопрос был решен.

Поэтому еще раз повторяю: с одной стороны, уровень грамотности нужно повышать. Действительно, мы периодически сталкиваемся с документами, которые содержат и стилистические, и синтаксические, и грамматические, и пунктуационные ошибки. Но, с другой стороны, еще раз повторяю, у нас постоянно наши граждане жалуются на то, что они получают отписки. И для них вопрос грамотности – это уже вопрос второго порядка.

Поэтому я за то, чтобы уровень повышался, но и ответственность чиновника повышалась при подготовке соответствующего ответа на жалобу гражданина, чтобы все те ответы, которые граждане получали, не выглядели как пустые и сухие отписки, а надо больше души добавлять, больше внимания. И даже если действительно какой-либо орган не уполномочен рассматривать или вопрос не в состоянии быть решенным именно на этом уровне, то нельзя человека оставлять наедине с этой проблемой и писать о том, что «данный орган не уполномочен, обращайтесь в суд». Наши граждане очень остро воспринимают такие формулировки, поэтому к качеству подготовки ответов, к стилю подготовки ответов ответственные чиновники подходят очень аккуратно и очень тонко.

Иван Гостев: Ярослав Евгеньевич, вопрос: а как будет осуществляться этот контроль, на ваш взгляд?

Тамара Шорникова: Как мог бы?

Ярослав Нилов: Я с этого и начал. Этот вопрос…

Иван Гостев: Есть ли какие-то мнения?

Ярослав Нилов: Вы знаете, что у нас сегодня при получении гражданства Российской Федерации также есть определенные тесты на знание русского языка.

Иван Гостев: Это будет таким же образом строиться?

Ярослав Нилов: И там такие вопросы содержатся порой, которые непонятно зачем погружены в этот тест. И не каждый гражданин Российской Федерации, даже имеющий высшее образование, наверное, найдет правильный ответ на данный вопрос. Поэтому, конечно, надо понимать, что должны быть какие-то основы, должны быть минимальные нормы, которые должны быть выполнены теми, кто претендует занимать соответствующую должность как на гражданской государственной службе, так и на муниципальной службе.

Тамара Шорникова: И еще один вопрос. По-вашему, вот такой жесткий спрос должен быть для всех чиновников без исключения? Или, к примеру, например, если речь идет о федеральных министрах, которые, по сути, рупор официальной власти, часто мы видим их интервью по телевизору, – вот их нужно тестировать, я не знаю, раз в неделю или раз в год, чтобы поддерживать качество русского языка? А если мы говорим, например, о тех же муниципальных служащих в отдаленных уголках, в разных регионах, условно, в регионах Кавказа, то насколько важным и принципиальным является здесь момент языка, его знание? Или важнее все-таки знание местности, местных проблем, умение наладить общий язык со всеми и конкретно помочь каждому гражданину?

Ярослав Нилов: Ну, во-первых, муниципальный уровень власти – это наиболее приближенный уровень власти к нашим гражданам. Это раз. Поэтому еще раз повторяю, что для граждан самое важное, чтобы их вопросы решались. И порой жесткий чиновник, который готов даже использовать в своих каких-то процедурах или решать сложные вопросы, используя грубую ненормативную лексику, порой он более уважаемый и востребованный среди граждан, потому что именно благодаря его стилю поведения вопросы решаются.

Министры чаще всего сами документы не готовят, а готовит аппарат. Министр отвечает за содержание и в целом ответственный за развитие государственной политики в том или ином направлении, в той или иной сфере. Поэтому мы должны разделить.

Еще раз обращаю внимание, что мы должны понять, о какой грамотности мы говорим. О правильности ведения диалога, о корректности ведения диалога, об использовании ненормативной лексики, о грамотном произношении слов в русском языке? Или мы говорим про документы, которые подготавливаются?

Поэтому, пока не будет готов законопроект, пока не будет все четко и ясно изложено в тех предлагаемых нормах, которые потом будут являться нормами права после рассмотрения, сложно сейчас делать какие-то выводы. Я могу только еще раз повторить, что в целом уровень грамотности при общении с гражданами, при общении друг с другом, при общении с подчиненными надо постоянно совершенствовать и повышать.

Тамара Шорникова: Он должен быть на высоте. Спасибо большое.

Иван Гостев: Спасибо большое.

Ярослав Нилов: И нужно понимать, что у нас происходит постоянная эволюция языка, появляются новые термины, новые слова, новые фразы, происходит некоторое упрощение. К этому лично я с пониманием отношусь. У нас эволюция языка происходит всегда. И одновременно надо готовить, качественно готовить соответствующие документы.

У нас порой в Государственную Думу проекты законов поступают с ошибками и описками, недоработками, в том числе в пояснительных записках, в том числе и правительственные законопроекты. И когда мы обращаем на это внимание, нам, депутатам, потом приходится ко второму чтению соответствующие поправки вносить, чтобы корректировать те нормы, которые предлагаются.

Тамара Шорникова: Ваш интерес к этому законопроекту или к такой идее понятен. Спасибо большое.

Иван Гостев: Спасибо большое.

Кстати, как раз об иностранных терминах. Нам эсэмэска пришла из Костромской области: «Русский язык замещается иностранными словами, без словаря не разберешься».

Тамара Шорникова: И еще несколько SMS. Вот зрители из Москвы и Московской области считают: «Да ничего не изменится в работе чиновников – просто наймут себе корректоров, чтобы не было проблемы, для галочки». На сайте нашего канала поделился телезритель мнением: «Мне безразлично – грамотно или нет. Главное – результат. А обычно все без результата, демагогия».

Позвоните нам, напишите, расскажите, какой у вас был опыт общения с чиновником. С вами вежливо общались или нет, на нормальном русском языке или как-то по-другому? И главное – решился ли ваш вопрос, решилась ли ваша проблема?

Иван Гостев: Потому что вот это даже важнее – решение вопроса. Ну, где-то можно в крайнем случае и потерпеть. Главное, чтобы действительно ответ был дан ясно, по делу и, как сказали, с душой.

Тамара Шорникова: Знаешь, такой менталитет – потерпеть. Вот почему?

Иван Гостев: Ну, вот так мы думаем.

Кстати, а как думает наш следующий эксперт? Мы сейчас об этом и поговорим. Мы общаемся с Людмилой Дудовой, членом президиума Совета по русскому языку при президенте Российской Федерации. Вы нас слышите? Здравствуйте, Людмила Васильевна.

Людмила Дудова: Да, здравствуйте. Слышу, слышу.

Иван Гостев: Здравствуйте. Отлично! Мы рады вас видеть.

Первый вопрос. Вот смотрите – практически все думские фракции готовы поддержать эту идею, но некоторые эксперты высказались «против», сказали, что это унижает чиновников, что их будут как-то проверять. Как вы считаете?

Тамара Шорникова: Почему только чиновников?

Иван Гостев: Да, почему только чиновников, а не врачей, не знаю, педагогов? Как вы считаете?

Людмила Дудова: Вы знаете, замечательно, что Дума с интересом и с поддержкой в большинстве своем отнеслась к этому мероприятию – к предложению о разработке системы мер и законодательных актов в поддержку официального языка, русского языка. В данном случае речь идет об официальном языке, о языке документов, о языке делового общения.

И понятно, что работа уже ведется довольно давно. И вопрос этот не новый. Он не просто назрел, а он уже перезрел. И Людмила Алексеевна Вербицкая очень много сил положила на то, чтобы эта законодательная инициатива была оформлена. И Совет по русскому языку при президенте Российской Федерации неоднократно обращался к этому вопросу.

Вот сделан следующий шаг. И мы думаем, что пакет документов законодательных будет принят, и этот пакет документов очень серьезно повлияет и на требования к уровню владения языком людей, занимающих ответственные государственные посты, и очень сильно повлияет на качество самих документов, которые выходят и из Государственной Думы, и из Совета Федерации, из разных министерств и ведомств, с которыми вынуждены мы работать, простые граждане. И эти документы должны быть грамотными, а значит – понятными, доступными.

Тамара Шорникова: Понятными, да. Это важное уточнение. Потому что часто, конечно, то, что написано…

Давайте вместе послушаем телефонный звонок, вопрос от телезрителя или мнение. Здравствуйте.

Иван Гостев: Здравствуйте. Салават из Ставропольского края, здравствуйте. Как вы считаете, вообще нужна такая инициатива для чиновников?

Зритель: Русский язык, в общем-то… Я учился в школе с углубленным изучением иностранного языка. Но для того, чтобы туда поступить (это было со второго класса, это еще в 80-х годах прошлого века), нужно было просто-напросто грамотно обращаться на русском языке.

Но дело в том, что сейчас, например, в школах, которые у нас в Ставропольском крае… К примеру, город Нефтекумск: там у них преподаватели русского языка даже не знают русского языка, они не умеют обращаться по-русски. К примеру, преподаватели в школе, которые пишут документы для того, чтобы просто-напросто запретить ребенку посещать школу или отправить его куда-то в другую школу, они просто-напросто пишут такие сообщения…

Тамара Шорникова: Ну, удивление вызывают как минимум. Скажите, если перейти от учителей все-таки к чиновникам, вас устраивает…

Иван Гостев: …уровень грамотности?

Тамара Шорникова: Да. Вам нравится, например, как ваши местные чиновники говорят? Вы смотрите интервью?

Зритель: Абсолютно не нравится.

Тамара Шорникова: А что не устраивает?

Зритель: Ну, к примеру, когда было постановление Правительства Российской Федерации о том, чтобы оплачивать деньги представителям медицины, медработникам, там просто-напросто была допущена очень грубая ошибка. Это не то что грубая ошибка, а это просто бестолковая ошибка, потому что просто-напросто господин Мишустин подписал то, что ему было навязано Министерством здравоохранения Российской Федерации…

Тамара Шорникова: Понятно. Спасибо за ваше мнение.

Иван Гостев: Да, спасибо большое.

Людмила Васильевна, хочу задать вот такой вопрос. Вы сами сказали о том, что этот вопрос назрел, даже перезрел. А почему мы сталкиваемся с такой реальностью? Приходим, допустим, к муниципальным чиновникам, среди которых, как мы рассчитываем, должны быть люди, которые гораздо более знающие, чем мы, учились и в институтах, и в школах. Почему мы сталкиваемся с безграмотностью?

Тамара Шорникова: Что у нас вообще с таким отборочным цензом сейчас? Как попасть в чиновники? Выясняется, что легко, да?

Людмила Дудова: Как попасть в чиновники – я не знаю. Я не чиновник, я работник высшей школы, поэтому мне трудно говорить, как туда попадают.

Но я вам хочу сказать, что, действительно, при подготовке руководящих сотрудников очень мало внимания уделяется именно в плане их подготовки в области лингвистической грамотности. Недостаточный размер и объем программ, включая просто минимальное количество часов, отводимых на культуру речи, на овладение языком, на лексику, которая связана с языком специальностей. Очень мало внимания уделяется письменной и устной речи, а чиновник и той, и другой речью пользуется активно. И разница между письменной речью и устной речью тоже очень серьезная.

Я вижу, что строкой бежит очень много замечаний, связанных с использованием иностранных слов. К сожалению, мы должны признать, что очень часто иностранные слова используются только потому, что создающие документы чиновники не знают альтернативы на русском языке. И это очень плохо, это очень плохо.

Тамара Шорникова: Простите, у нас очень мало времени. Коротко. Что? Экзамены вводить для чиновников, курсы обучающие? Не брать чиновников на работу, если плохо знают язык?

Иван Гостев: ЕГЭ для чиновников.

Людмила Дудова: Прежде чем вводить экзамены, нужно вести обучение чиновников государственному русскому языку с учетом сферы использования этого языка, ну а потом уже, конечно, вводить экзамен. Причем мониторинг языковой подготовки нужно проводить регулярно. И каждый, претендующий на занятие государственного поста или поста, связанного с взаимодействием с населением, устным или письменным, обязательно должен проходить соответствующий курс лингвистической подготовки.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Гостев: Спасибо большое, спасибо большое. Мы обсуждали вопрос с Людмилой Дудовой, членом президиума Совета по русскому языку при президенте Российской Федерации.

А я хочу напоследок одну эсэмэску прочитать. Как раз у нас с тобой спор возник, как лучше говорить – на крепком русском или нет? «Лучше бы матом разговаривали, чем отписки». Вот так считают наши зрители.

Тамара Шорникова: Следующая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Чиновников обяжут соблюдать нормы литературного русского языка