Заговор против вакцины

Заговор против вакцины | Программы | ОТР

Как идёт борьба фармкомпаний и целых стран за рынок?

2020-12-14T14:58:00+03:00
Заговор против вакцины
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Наталья Макеева
заместитель директора Центра геополитических экспертиз
Вадим Покровский
академик РАМН, заведующий отделом Центрального НИИ эпидемиологии

Денис Чижов: Ну а мы переходим к следующей теме. На днях официальный представитель Минобороны России Игорь Конашенков заявил, что против российской вакцины от коронавируса ведется масштабная информационная кампания. По его словам, на зарубежные гранты в интернете готовится серия псевдоаналитических расследований и лжесвидетельств очевидцев о якобы опасности российской разработки.

Ольга Арсланова: В Минобороны увидели какой-то заговор, заявили, что детально известно, какие средства и ресурсы брошены из-за рубежа на дискредитацию отечественной вакцины. Ну, каких-то конкретных обвиняемых там пока не называют, но отмечают, что как-то либо хорошо, либо никак не говорят о нашей вакцине в медиапространстве разных стран.

Денис Чижов: Ну вот попробуем выяснить, сколько здесь конспирологии, а сколько реальности.

Ольга Арсланова: Да вообще, да, поговорим о том, как сейчас проходит война вакцин, насколько эта война и борьба острая, за что, собственно, производители вакцин борются и как в этом участвуют представители страх, в которых вакцины разрабатываются.

Денис Чижов: К нам присоединяется Наталья Макеева, заместитель директора Центра геополитических экспертиз. Здравствуйте, Наталья Владимировна.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Наталья Макеева: Здравствуйте.

Денис Чижов: Ну вот, на наш взгляд, действительно звучит так, вроде бы такая теория заговора: вот мы сделали вакцину, а нам весь мир мешает. С другой стороны, ведь рынок фармпрепаратов – это действительно огромный рынок с сумасшедшим бюджетами, и в принципе слова Игоря Конашенкова в этом контексте звучат абсолютно оправданно и справедливо. Ваше мнение?

Наталья Макеева: Ну, вы знаете, дело в том, что западные технологи всегда решают несколько проблем и несколько задач. Борьба за рынок – это только часть ситуации, на самом-то деле, по большому счету, незначительная и скорее техническая, чем стратегическая.

Дело в том, что, на мой лично взгляд, тут нужно рассматривать это как своего рода, можно так сказать, заговор, но направленный как на внутрироссийскую ситуацию, так и на ситуацию вокруг России в мире. Внутрироссийская – это попытаться убедить наше население, поскольку речь идет в том числе о русскоязычных публикациях, что вакцина неправильная, что власть делает опять что-то не так, что не прививайтесь. Тут даже не медицинский вопрос, а задача создать напряженность внутри страны, то есть есть болезнь, есть вакцина, вакциной якобы, в кавычках, прививаться нельзя.

Но немаловажна внешняя ситуация, то есть ситуация вокруг России. Дело в том, что, поскольку вирус затронул все без исключения страны мира, то тот, у кого есть вакцина, тот, в общем-то, владеет в значительной степени влиянием, владеет ситуацией. Вы представьте себе, страна, где люди мрут сотнями, вдруг появляется некая иностранная вакцина, которая начинает спасать граждан, сразу другое отношение у граждан этой страны и у властей. Даже если вакцина была не передана, а продана за деньги, все равно по большому счету морально эта страна очень многое должна. И я в связи с этим...

Ольга Арсланова: Наталья Владимировна, я прошу прощения, смотрите, сейчас болеют по всему миру, вот вы правильно сказали, это важно, доз вакцин совершенно точно даже разных производителей хватит на всех, и все равно будет еще и дефицит. За что вообще воевать, не очень понятно.

Наталья Макеева: Ну так это вопрос политики. Я же говорю не о рынке фармкомпаний, да, хотя он всегда тоже есть, там кто чье купит. Речь идет о влиянии.

Ольга Арсланова: Так.

Наталья Макеева: Вакцина есть мало у кого. Самый интересный, кстати, такой факт сообщу, что вакцина есть у Кубы даже, они сделали свою вакцину, правда, там небольшие объемы производства, едва покрывающие внутренний рынок; может быть, они, конечно, нарастят, но вряд ли Куба станет серьезным поставщиком вакцины в мире. Вот в данной ситуации речь идет о политических вопросах, то есть о вопросах влияния именно на ситуацию, о налаживании отношений с теми странами у России, которые еще недавно вводили против нее санкции. То есть, на мой взгляд, западные стратеги во многом решают именно эту задачу, а не вопрос того, что та или иная фирма поставит или не поставит свою вакцину.

Я напомню ситуацию с полиомиелитом. В советские времена, в середине XX века страшная эпидемия разразилась в Японии, умирало и оставалось калеками огромное количество детей, эта болезнь бьет в большей степени по детям. И тогда японские власти отказались от российской вакцины, а у нас ее делали просто в каких-то неимоверных количествах и мы вполне могли совершенно бесплатно или за небольшие деньги поставить ее в Японию. Японские власти отказались от нашей вакцины с формулировкой: «Пусть наши дети лучше будут мертвыми, чем красными», – это известная ситуация.

Ольга Арсланова: Ага.

Наталья Макеева: И сейчас, в общем-то, под влиянием западных стратегов многие страны мира могут оказаться практически в такой же ситуации, когда люди будут страдать, умирать, но до них не допустят российскую качественную вакцину именно по политическим причинам.

Денис Чижов: Наталья Владимировна, знаете, вот кроме коронавируса что в этой ситуации пугает? Если, как заявил официальный представитель Минобороны, ведется такая информационная кампания с бюджетами, проплаченная, да, то на международной арене в информационной войне России, как бы это не наш конек вести информационные войны. Вот сможем ли мы даже при наличии качественной действительно вакцины как-то победить в этой информационной битве?

Наталья Макеева: Да, вы знаете, к сожалению, приходится признать, что военные наши зачастую готовятся к войнам предыдущих поколений. У нас совершенно великолепное оружие, у нас совершенно гениальные военные разработки, но, к сожалению, чтобы победить в современной войне, в том числе в ее каких-то локальных битвах, этого недостаточно. Нужны сетевые лаборатории, которые бы формулировали точки зрения, формулировали возможные ответы, работали бы с информацией. Насколько мне известно, вот эта сфера у нас находится по большому счету в зачаточном состоянии, то есть она у нас только начинает развиваться, в отличие от сферы вооружений, которая у нас ну просто великолепна, я еще раз повторю, и многие разработки просто гениальны и опережают западные аналоги лет на 20–30, если не больше.

У меня нет уверенности, что именно в информационной сфере в данном случае мы сможем переломить ситуацию. Но мы, к сожалению, в плане вот так вот физической, технической опережаем Запад, а в плане информационной они, к сожалению, пока что доминируют, не мы, а они. То есть у нас хорошая вакцина, у нас гениальные вооружения, у нас есть прорывные технологии во многих других сферах, но мы не можем это правильно преподнести, не можем правильно работать в информационной среде, ну просто надо называть вещи своими именами. Пока это так, но только пока, учимся этому.

Ольга Арсланова: Ну а насколько это критично? Я говорю, что, предположим, эта война ведется и эта вакцина, очевидно, не будет востребована на рынках Запада. Но мы сможем прививаться сами, мы сможем продать ее в страны третьего мира, я так понимаю, что эта работа уже идет.

Наталья Макеева: Ну, понимаете, в чем дело? Во-первых, опять же повторюсь, речь идет о политических вопросах. Безусловно, мы покрываем внутренний рынок, мы поможем нашим ближайшим соседям и нашим партнерам по всему миру. Что касается стран Запада, то, вы знаете, в последнее время там, на мой взгляд, начинают потихоньку брать верх вообще здравые силы. И там многие не только простые люди, еще и политики начинают осознавать, что, в общем-то, Россия является скорее естественным партнером европейских стран, а не США.

То есть на самом-то деле, если страны Европы и сама Европа хочет действительно суверенно исходить из собственных интересов, а не из интересов США, ей нужно перестать быть очередным придатком Вашингтона и принимать суверенные решения. А в данном случае просто в интересах, прагматичных совершенно интересах стран Запада, европейских стран – это ориентироваться на Россию в политической, экономической и во многих других сферах, включая военную.

Денис Чижов: Наталья Владимировна, но вот насколько, с вашей точки зрения, вообще цинична вот эта борьба стран, когда речь заходит о вакцине? Ну вот как в «Маугли», когда к водопою все выходят, должно быть такое перемирие некое. А здесь вроде бы вакцина, это глобальная угроза для всего человечества, и тем не менее страны здесь тоже вместо того, чтобы объединиться, все равно умудряются конкурировать, причем такими недостаточно «чистыми» методами, я про информационную войну.

Наталья Макеева: Ну, вы знаете, тут не конкуренция в буквальном смысле слова, это часть, собственно говоря, это локальная битва в более глобальной ситуации, то есть войны Вашингтона за мировое доминирование, то есть речь идет именно об этом. Причем с нашей стороны ничего не происходит, это делают именно страны Запада под руководством США.

Но что касается циничности, ну давайте посмотрим, чем эти люди занимались всю свою историю. Сначала это делали Великобритания, Франция, Испания в своих колониях, насколько цинично там действовали эти люди. Потом насколько США в XX веке цинично просто и без всяких моральных ограничений решали свои стратегические и тактические цели, сколько войн развязали эти люди и сколько миллионов жителей различных стран погибло в этих войнах. То есть если мы начнем перечислять войны, которые развязали США, уйдет достаточно много времени, это десятки стран, там, где войны начинались именно с подачи США, цветные революции, именно горячие конфликты... США являются единственной страной в мире, которая применила ядерное оружие против другого государства, на всякий случай напомню. То есть сейчас они говорят, что они там светочи демократии, но сколько крови они пролили только во вторую половину XX века, просто страшно об этом подумать. Поэтому, вы знаете, к цинизму, я думаю, этим товарищам не привыкать.

На нашей стороне с одной стороны правда, а с другой стороны моральные ограничения, потому что Россия никогда, вообще никогда в своей истории не действовала теми же методами, что и Запад. У нас есть определенные религиозные, морально-этические ограничения, да, и это, конечно, минус, если мы говорим о глобальных процессах, но по большому счету это наш плюс, потому что за тем, кто действует морально, за ним в конечном итоге сила.

Ольга Арсланова: Спасибо за комментарий. Заместитель директора Центра геополитических экспертиз Наталья Макеева была в эфире.

Давайте все-таки к вакцинам непосредственно вернемся, потому что война-то все равно вокруг них разворачивается. Это оружие, возможно, этой войны. Сейчас мы ждем следующего эксперта, а пока пообщаемся с вами.

Денис Чижов: Примем звонок, Бисингалей из Оренбургской области. Бисингалей, здравствуйте, вы в эфире.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Ну и что, нам объявили войну, не покупают у нас эту вакцину, и бог с ними, они ее не покупают. Вы лечите свой народ. Если вакцина наша эффективная, пускай мы примером докажем, что мы можем лечить и вылечить свой народ.

Ольга Арсланова: Ага.

Денис Чижов: Ну вот исследования проводятся какие-то, доказываем.

Ольга Арсланова: А вы, кстати... Эксперт наша сказала о том, что в том числе хотят и внутри страны дискредитировать вакцину. Вы лично доверяете нашей вакцине?

Зритель: Нет, у нас 140 миллионов населения...

Ольга Арсланова: Но вы доверяете? Не 140 миллионов, а конкретно вы, Бисингалей из Оренбургской области.

Зритель: ...дискредитировать нашу вакцину, пускай они не прививаются, это будет десятая или двадцатая доля.

Ольга Арсланова: Понятно.

Зритель: В советское время мы росли, нас прививали и от оспы, и от кори, и от всего, нас не спрашивали, там была железная дисциплина: надо? – значит, привейтесь, все на этом. Сейчас же распустили народ и выступают...

Ольга Арсланова: Бисингалей, все-таки лично вы готовы привиться российской вакциной? Вы ей доверяете?

Зритель: Другого у нас выхода не, нам надо лечиться. Выпустили вакцину, мы ей доверяем.

Ольга Арсланова: Хорошо, спасибо.

Заведующий отделом Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Вадим Покровский у нас в эфире. Вадим Валентинович, здравствуйте.

Вадим Покровский: Приветствую вас.

Ольга Арсланова: Вы видите сейчас признаки войны между странами, которые вакцины производят?

Вадим Покровский: Ну, если компетентные органы сообщают, что такая война есть и кто-то собрался бороться против нашей вакцины, российской, так, по-моему, это реклама нашей вакцины. Почему? Потому что, если бы она была плохая, никто бы с ней бороться не стал. Так что мне кажется, что тут есть положительный момент, и он говорит о том, что да, мы вполне конкурентоспособны, и это беспокоит, может быть, кого-то на Западе. Я думаю, что здесь особо беспокоиться не стоит, вакцина сама за себя постоит.

Денис Чижов: Вадим Валентинович, а на ваш взгляд, можете какой-то, не знаю, рейтинг, что ли, составить по вакцинам, какие страны все-таки сейчас в топ выбились. Ну вот наша вакцина насколько хороша? Китайская, кто еще?

Вадим Покровский: Ну, я бы так сказал, что если у нас в основном государственные предприятия производят, то на Западе это, конечно, транснациональные компании, там никогда точно даже не установишь, кто является действительно их хозяином, но это старые мощные фармацевтические компании, названия все на слуху, я не буду их озвучивать, чтобы не сказали, что я что-то рекламирую. Да, они работают хорошо, вполне способны создать вакцины. Но только время покажет, какая вакцина является самой перспективной.

Здесь, во-первых, процент людей, которые привились и не будут заражаться, очень важен, пока мы полных данных не имеем по всем вакцинам. Второе: нужна будет многократная привычка или однократная, то есть, конечно, выиграет та, где меньше прививок. Выиграет та, где лучше условия хранения, потому что холодильники на -70 градусов в Африку поставить будет очень трудно, там электричества нет, чтобы эти холодильники работали, даже если поставят их, то есть масса вопросов. И стоимость, вот здесь может как раз неожиданно выйти какая-нибудь страна типа Индии или Китая, которые сейчас работают более тихо, но они могут выбросить на рынок более дешевые и эффективные продукты.

Но сейчас в основном речь идет о третьей фазе, это когда эффективность вакцины оценивается, насколько вакцина защищает население, но будет еще четвертая фаза, это отдаленные побочные эффекты, длительность сохранения иммунитета. То есть это соревнование между вакцинами продлится еще года 4, когда будет ясно, какая из них лучше. И тут может появиться еще и новая какая-нибудь, более совершенная, то есть этот процесс будет бесконечным, мы будем за ним наблюдать, пока не устанем или пока какая-то не выиграет.

Ольга Арсланова: А какие могут выводы сейчас делать простые жители? Просто информации очень много из разных источников, где-то какие-то непонятные исследования, результаты...

Вадим Покровский: Да. Я думаю, торопиться просто не надо, прислушиваться надо к мнению в первую очередь Роспотребнадзора, это наиболее компетентная в этой области организация, и ориентироваться вот на достоверные, проверенные, убедительные свидетельства.

Денис Чижов: Хорошо, если Роспотребнадзор нам рассказывает и мы можем доверять по нашим вакцинам, а если человек хочет сравнить все-таки нашу вакцину и какую-то иностранную, то там кого послушать объективно?

Вадим Покровский: Ну, на самом деле сейчас в интернете можно найти хорошие публикации, даже если они на английском языке, сейчас переводчики хорошие во всех этих поисковых системах, они дают достаточно четкое представление, поэтому при желании каждый может разобраться. А вот, конечно, слушать, читать только одни заголовки, мотивированные кем-то, которые могут быть мотивированы, скажем, теми же производителями вакцин, я бы не стал, лучше слушать тех, кто непосредственно не связан с этим производством.

Денис Чижов: Вадим Валентинович, сейчас мы примем звонок, вы тоже, пожалуйста, послушайте и потом прокомментируйте. Нам дозвонилась из Казани Татьяна. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Ольга Арсланова: Добрый день, да, мы вас слушаем.

Зритель: Да. Я хотела высказаться по поводу вакцинации, которая сейчас проводится, массово внедряют это все в народ. Я, конечно, считаю, что ни одна вакцина 5 месяцев не делается, как это сейчас быстро все закрутилось, и я бы не хотела стать каким-то подопытным кроликом, чтобы потом посмотрели, подействует эта вакцина на меня и как она подействует. Кто будет за это отвечать? Какие-то документы покажут людям, из чего она составлена и сделана, да? То есть результат вообще непредсказуемый, как и от любой другой вакцины, наверное.

Денис Чижов: Ну вы, Татьяна, прививаться не собираетесь, как я понимаю, по крайней мере в ближайшее время?

Зритель: Нет, конечно, нет.

Денис Чижов: А сколько должно времени пройти, чтобы вы... ? Или какую информацию вы ждете, чтобы уже «да, я готова»?

Зритель: Ну, во-первых, я бы хотела, чтобы подход в любом случае был каким-то индивидуальным, потому что даже видимо, наверное, здоровые, чисто визуально, люди со своей иммунной системой и все по-разному будут реагировать на эту вакцину. И сказать, что у меня, допустим, хорошая иммунная система и я выдержу эту вакцину, она подействует на меня так, как надо, я не могу. Какие-то, может быть, анализы проводить, достоверную информацию о вакцине, из чего она сделана. Кто понесет ответственность за то, что вакцина, например, подействует на меня обратным каким-то образом?

Денис Чижов: Сделает хуже, ага.

Ольга Арсланова: Спасибо, да, понятно.

Денис Чижов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Вадим Валентинович, у нас вот таких мнений очень много на SMS-портале. Люди побаиваются.

Вадим Покровский: Это говорит о том, что люди у нас достаточно грамотные. Действительно, надо, конечно, знать точные результаты всех исследований. Ну вот пока по «Спутнику V» еще не опубликованы данные по третьей фазе, ну и по сути дела уже началась четвертая фаза, то есть массовое исследование эффективности этой вакцины. Но здесь пока подход чисто добровольный. Конечно, там администраторы на местах могут давить на сотрудников и говорить, что они должны привиться, но это неправильно, это они делают только чтобы план поскорее выполнить, нет, потому что прививание добровольное, и те, кто сомневаются, они могут отказаться.

Но для участников во всяком случае третьей фазы, прежде чем участвовать, они все читают очень долго информированное согласие, там несколько десятков страниц, и только после того, как они все прочтут, о всех возможных побочных эффектах, они подпишут или не подпишут согласие. То есть идет очень тщательное изучение этого препарата, вот как я сказал, а в четвертой фазе как раз выяснится, какие могут быть неожиданные реакции, все ли люди одинаково переносят эту вакцинацию.

Потому что все-таки для второй и третьей фазы идет отбор определенных достаточно здоровых участников, то есть мы все эти данные получим в течение года. Ну и к этому времени, конечно, будет возможность всем уже принять решение, прививаться или нет, пока что в принципе у нас нет достаточного количества, чтобы всех прививать, поэтому пока добровольцы шагают впереди и благодаря им мы скоро получим точные знания.

Денис Чижов: Ага. Давайте еще один звонок примем, нам Надежда из Владимирской области дозвонилась. Здравствуйте, Надежда.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, добрый день.

Зритель: Я бы хотела вот что. Просто жалко, что сейчас установлен на вакцину возрастной ценз, вот. Мне вообще-то 73 года, я бы, например, привилась вакциной.

Денис Чижов: И вас не пугает, что она только несколько месяцев...

Ольга Арсланова: Плохо изучена пока?

Денис Чижов: ...изучается?

Зритель: Ну не знаю. Я вообще доверяю нашим вакцинам. Я всю жизнь... Я вообще-то медработник бывший, всю жизнь работала с прививками, и я доверяю нашим прививкам, сама всю жизнь от гриппа прививаюсь, и дети мои прививаются, все родственники практически.

Ольга Арсланова: Понятно, спасибо большое. Вадим Валентинович...

Вадим Покровский: На подходе вакцины возрастные, вакцина «Вектора», вакцина Института Чумакова, вакцина из сывороток, там будут все возрастные группы прививаться. Для детей специальное исследование, но детям особенно прививаться не нужно. Поэтому, конечно, в первую очередь мысль о старшей возрастной группе, эти вакцины будут для нее предназначены, так что все получат возможность привиться.

Ольга Арсланова: Но учитывая, да, что это самая группа риска, прививать нужно.

Вадим Покровский: Ну, естественно, что мы все, специалисты, стоим за вакцинацию. Конечно, надо получить все полные объективные данные, и если нет энтузиазма, а какие-то сомнения, то не торопитесь, придет время, у вас будет возможность привиться. Я еще раз говорю, пока такого количества вакцины, чтобы прививать всех, даже желающих, нет, пока становитесь в очередь.

Ольга Арсланова: Ага.

Денис Чижов: Хорошо. Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Денис Чижов: Ну, будем следить, будем читать, как посоветовал наш эксперт Вадим Покровский, Роспотребнадзор, что он нам рекомендует по этому поводу, и потом принимать решение.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как идёт борьба фармкомпаний и целых стран за рынок?