Закон для соседей

Гости
Наталья Чернышева
эксперт в сфере ЖКХ
Анатолий Минин
член правления квартирного товарищества

Иван Князев: Ну а сейчас вот о чем. В России разработан закон о защите прав соседей. Его уже окрестили в том числе журналисты законом о тишине, но разработчики поясняют, что это не совсем так. Фактически новые правила могут регулировать, как соседям жить в многоквартирном доме, сами люди могут устанавливать свои правила. Ну, не хотим, чтобы в подъезд заходили после полуночи, – значит, нельзя; не хотим, чтобы сосед продавал квартиру молодой шумной семье, так как у нас в доме одни пожилые, – значит, нельзя продавать. Немножко утрированно, конечно, но суть примерно такая.

Тамара Шорникова: Та же история с магазинами на первых этажах, правилами выгула собак во дворе, установкой шлагбаумов и многим другим, в принципе все то, что сейчас можно наблюдать в некоторых европейских странах. Как отмечают авторы законопроекта, он закладывает фундамент соседских отношений. Но не возникнут ли трудности при его применении? Все ли жильцы могут регулировать сами, не нарушая уже действующего законодательства? Спросим у экспертов. А вы расскажите, какие правила проживания в вашем доме, есть ли они вообще. Знаете ли вы в принципе, кто у вас сосед, кто живет рядом?

Иван Князев: Кто сосед, кто живет рядышком.

Сразу же вот несколько SMS у нас пришло, вообще посыпались SMS. К вопросу о соседях: «Стоит неимоверная жара, окна сутками открыты – несмотря ни на что этой ночью до 3 часов молодежь гуляла во дворе: смех, мат, скандалы, играли в карты», – и так далее, и тому подобное. Ростовская область: «Я всю сознательную жизнь прожила в деревне, соседка досталась прямо фашистка, причем подкованная юридически, хуже ничего быть не может, так что я очень рада новому закону».

Тамара Шорникова: «Если надо сделать ремонт в студии, а на площадке таких 12, а еще сверху 12 и снизу, письменно как-то предупреждать? А то потом кто-то скажет, что «меня не предупредили», – это вот сообщение из Москвы. Сейчас будем обсуждать все моменты с экспертами.

Иван Князев: Да, вместе с экспертами разберемся. Сейчас у нас на связи Анатолий Минин, член правления квартирного товарищества из Таллина. Анатолий Николаевич, здравствуйте.

Анатолий Минин: Здравствуйте.

Иван Князев: Анатолий Николаевич, мы вот специально сегодня вас пригласили поучаствовать в нашем разговоре, потому что, я так понимаю, так или иначе, это признают даже авторы вот этого нового законопроекта, копируется модель западного, я не знаю, как это можно сказать, сожительства людей в многоквартирном доме, когда они сами принимают решения, когда сами решают, как им жить, по каким правилам. Расскажите, как это происходит вот, например, у вас в Таллине.

Анатолий Минин: Ну, в Таллине это сделано следующим образом. Во-первых, в законе о квартирных товариществах есть статья, в которой указано, что, значит, собственники квартир, которые создают квартирное товарищество, могут в устав внести положения, в которых оговаривают правила проживания людей в данном квартирном товариществе. То есть сразу указывается, можно там содержать, например, домашних животных, каких и так далее, и в какое время, значит, шуметь уже нельзя, скажем так. Ну и если появляются такие соседи, которые никак не реагируют на замечания, которые поступают от соседей, на замечания правления квартирного товарищества, тогда правление вправе собрать собрание, поставить вопрос об отчуждении недвижимости этого человека, который вот не может никак жить со всеми вместе, дружно.

Иван Князев: И закон это позволяет?

Анатолий Минин: И этот вопрос решает уже суд.

Иван Князев: Закон это позволяет?

Анатолий Минин: Да. У нас есть союз квартирных товариществ, который, в общем, все это дело достаточно подробно рассказывает, собирает постоянно всякие конференции, обучение как руководителей, членов правления, так и, значит, бухгалтеров и так далее. Там есть юридическая служба, которая вот берет эти дела и доводит их до суда.

Тамара Шорникова: Анатолий Николаевич, на моменте обсуждения вот тех самых общих правил для какого-то жилого комплекса драк не бывает? Потому что у нас, естественно, сейчас посыпались сообщения: «Вот я кому-то еще о какой-то вечеринке буду рассказывать». Вообще, мой дом – моя крепость, это вот в нашем сознании очень крепко сидит.

Анатолий Минин: Ну, мой дом – моя крепость, крепость заканчивается за входной дверью в вашу квартиру, и в любой крепости есть устав, по которому крепость живет. Поэтому нарушение устава, естественно, наказывается. Ну, я вам скажу, что конфликты бывают, конечно, все люди разные, у всех разные, так сказать, характеры и все остальное, но всегда можно договориться, в общем.

Иван Князев: Анатолий Николаевич, расскажите, пожалуйста, какие-нибудь самые необычные такие правила, которые вы...

Тамара Шорникова: О которых договорились.

Иван Князев: Да, о которых договорились, просто нам чтобы понимать, до чего можно дойти, куда может зайти все-таки...

Тамара Шорникова: Знаю, что, например, в Швейцарии в некоторых кантонах после определенного часа вечером нельзя пользоваться смывом в туалете, потому что это нарушает тишину. Вот есть ли что-то подобное в Таллине, какие-то необычные действительно договоренности?

Анатолий Минин: Да необычных я не знаю, честно говоря. Конфликты были всякие, когда шумят, туда-сюда, но обычно этим занимается сначала правление, беседы...

Иван Князев: Нет, может, они просто с вашей стороны обычные, а для нас они покажутся какими-то... экстравагантными.

Анатолий Минин: Да? Ну нет, вы знаете, одинокие в основном люди, их все раздражает, беспокоит, они начинают стучать соседям вверх, вниз, в правую, в левую стенку и так далее. В конце концов, беседуем, разговариваем, в конце даже в таком случае, когда ну никак не получается найти какой-то компромисс, предлагаем просто купить другую квартиру и уехать на другое жилье.

Иван Князев: Ха-ха, тихо-мирно предлагаем, приходим вечером, стучим...

Анатолий Минин: Ну, стараемся так, тихо-мирно, без всяких этих самых конфликтов. Ну и потом, есть органы власти, которые муниципальные органы, которые воздействуют со своей стороны. Есть полиция, участковый, так сказать, который тоже принимает участие. Как-то так договариваемся, в общем.

Тамара Шорникова: А принимает участие полиция?

Анатолий Минин: Обязательно.

Тамара Шорникова: Я объясню, смотрите, у нас сообщение, например, из Москвы пришло: «Нам участковый предложил купить домик в деревне после жалоб на асоциальных соседей».

Анатолий Минин: Вы знаете, у нас были такие ситуации, такие случаи, когда мы обращались к участковому. Он приглашал всех, все стороны, собирал информацию, передал эту информацию в суд, суд назначил штраф хулиганам, и хулиган продал квартиру и съехал.

Иван Князев: Вот что пишут нам наши телезрители. Оренбургская область: «Как мне будет легче от этого закона, если сосед предупредит меня о ремонте? Что мне, на это время из дома уезжать?» Краснодарский край: «У нас через дорогу магазин и кондитерский цех, достали уже основательно». Тульская область: «Отвратительно, когда в раскрытые окна валит табачный дым, и ничего не поделаешь, курят ведь в своей квартире». Кто-то предлагает усилить штрафы до 20 тысяч, это из Челябинской области. А вот оттуда тоже интересное сообщение: «У нас соседи продают самогон и при этом получают социальные выплаты», – ха-ха.

Тамара Шорникова: Так, может, надо просто делиться с соседями, тогда жалоб не будет?

Иван Князев: Откат делать.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телезрителей вместе. Людмила, Московская область.

Зритель: Да-да, я здесь.

Тамара Шорникова: Слушаем ваш рассказ.

Иван Князев: Какие у вас соседи?

Зритель: Можно говорить, да?

У нас в доме завелся барабанщик, то есть человек, который играет на ударных установках. Он репетирует в своей квартире, определить мы это не можем. Я ходила и в соседнем подъезде по всем квартирам, узнавала, кто это у нас такой музыкант, в своем подъезде. Кто-то слышал, кто-то не слышал, кто-то снимает квартиру, боятся сказать, допустим, что они слышат, молча терпят это, потому что живут, допустим, без договора в квартире. И поэтому мне вот самой не удается его вычислить.

Я бы для начала хотела просто с ним поговорить по-человечески: сделай нормальную звукоизоляцию, сделай сабвуфер потише, потому что он годит, во время разучивания определенных вот этих па, трам-та-та-та-там, трам-та-та-та-там, он может это трам-та-там десять минут одно трам-та-там без всякого музыкального сопровождения, только вот этот сабвуфер бу-у, бу-у гудит, вот. И он может это репетировать. И ночью, один раз до половины шестого утра он репетировал...

Тамара Шорникова: Ох ты.

Зритель: Да, он может и весь день... То есть тихий час, дети, внуки спят, он не обращает ни на что внимания. Постучишь ему по батарее, вот стучишь ему настойчиво на каждый, наконец до него доходит, что именно ему сигнал этот подают, он делает потише, может даже совсем отключиться. Но как вычислить, это я совершенно не представляю.

Обращалась в полицию, полиция приняла заявление, но как, говорит, вы представляете, мы его найдем? В квартиры заходить они не имеют права, обыскивать – что, они будут обыскивать, как? Ну, все равно им пришлось отработать это заявление, но сказали, что они не смогли обнаружить. То есть то, чему их учат, полицейских, они не используют эти навыки, способы получения информации, чтобы вычислить как-то...

Иван Князев: Ну понятно...

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: В общем, у вас история, как пела Эдита Пьеха: «Мы с соседями не знали И не верили себе, Что у нас сосед играет На кларнете и трубе», – только на барабанах.

Зритель: Нет, я не ханжа, я сама люблю музыку...

Иван Князев: Спасибо вам большое, спасибо.

Анатолий Николаевич, понятно, мы уже узнали, как у вас такие проблемы могут решаться. Мне еще хотелось, знаете, поговорить о разных вопросах коммунальных, вот. Насколько мне известно, вы уже говорили об этом, у вас они достаточно быстро, просто и прозрачно решаются.

Анатолий Минин: Да. Вот я буквально одно слово вашей слушательнице Людмиле хотел сказать. Вы знаете, у нас были такие случаи, когда вот там барабанщики и бутылочники начинали шуметь после установленного времени тишины. Мы сразу вызываем патруль полицейский, в течение 2–3 минут приезжает группа, они входят в дом и решают вопрос.

Иван Князев: Ну понятно. А как вы решаете вопросы коммунальные, благоустройства и так далее?

Анатолий Минин: А теперь по поводу коммунальных. Я хочу вам сказать по поводу всех коммунальных услуг, что дело в том, что квартирное товарищество – это юридическое лицо, оно имеет право заключать прямые договора с поставщиками услуг. Я имею в виду, вот, например, электроэнергию мы покупаем там, где, мы считаем, нам выгодно.

Я вам честно скажу, что союз квартирных товариществ, который создан в Эстонии, намного это дело как бы облегчает нам. Например, если только один дом, одно квартирное товарищество заключает договор с организацией, которая предлагает электроэнергию, например, из трех-четырех, то цена будет, в общем-то, скажем так, максимальная, а если вы участвуете в покупке электроэнергии через союз квартирных товариществ, то тогда, представляете, 1 700 товариществ, и цена для этого союза совсем другая, и мы получаем очень хорошую скидку, например, по электричеству.

То, что касается вывоза мусора, уборки, значит, территории, нанимаем управляющую компанию, которая выполняет различные мелкие работы, обслуживание систем – мы сами заключаем договор с той компанией, которая нас устраивает. Перед этим, согласно нашему уставу, мы должны получить предложение от трех-пяти фирм и из них уже выбрать, вот правление выбирает фирму, которая нам подходит, выносит на собрание, собрание принимает решение, вот так.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Понятно. Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Анатолий Минин, член правления квартирного товарищества, это был прямой мост с Таллином.

Давайте послушаем еще один звонок от наших зрителей. Людмила, Санкт-Петербург.

Зритель: Алло, добрый день.

Значит, у меня вопрос такой. Моя соседка выше этажом, она любительница разводить в своей квартире, как раз над помещением туалета, и кормить голубей на металлическом карнизе со стороны, естественно, улицы. Во-первых, шум, ну и самое страшное – это, конечно, фекалии, которые засыхают, естественно, пыль, дождь, все это, естественно, влетает в квартиру. Ниже этажом вечно, как говорится, стояк, все карнизы, они заполнены фекалиями, от которых, соответственно, в курсе, что возможно заболевание туберкулезом, вот, специфическим, это вопрос один.

Второй вопрос касается управляющих компаний. У нас уже многие годы к нам к каждому из квартиросъемщиков приходят от двух управляющих компаний квитанции. Чиновник сказал, что существует зазор в законодательстве, который не позволяет эту проблему решить, вот, хотя, казалось бы, если в списке существует лицензия на управление конкретной управляющей компанией, тогда непонятно, квартиросъемщики, оплачивающие услуги другой, куда идут эти деньги. Ну как бы два таких вот этих вопроса, на мой взгляд, очень серьезные, которые надо каким-то образом решать.

Тамара Шорникова: Ага, спасибо вам за ваш звонок.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Будем обсуждать как раз сейчас с экспертом. Наталья Чернышева, эксперт в сфере ЖКХ.

Иван Князев: Здравствуйте, Наталья Юрьевна.

Наталья Чернышева: Здравствуйте, добрый день.

Иван Князев: Наталья Юрьевна...

Наталья Чернышева: Слышала вопросы.

Иван Князев: Да-да-да.

Наталья Чернышева: Значит, что касается голубей и соседки, которая кормит голубей и мешает другим соседям, которые живут под ней, я считаю, что как раз в таких ситуациях и должен помочь новый закон для соседей, потому что, в общем-то, все вопросы подобного рода должны обговариваться именно жителям конкретного дома, конкретного подъезда. Вот этот закон, он должен нести в себе различные положения, которые будут тем или иным образом это регулировать. Сейчас это действительно очень сложно сделать, ну вот в таких ситуациях это только разговаривать с соседями, с соседкой, вот которая так делает, и просить ее кормить голубей хотя бы на улице, потому что...

Иван Князев: Просить ее этого не делать.

Наталья Чернышева: ...они в любом случае вредят.

Иван Князев: А что касается вот этой истории с двумя управляющими компаниями?

Наталья Чернышева: Это очень странная история, я бы с удовольствием посмотрела на эти счета. Потому что я считаю, что вот то, что ей говорят, что это зазор в законодательстве, – это отговорка, потому что не могут приходить одинаковые счета от двух разных управляющих компаний, потому что компания управляющая только одна может быть в доме. Либо они занимаются разными услугами, ну то есть как бы дублироваться услуги не должны, если они дублируются, то, конечно же, нужно подавать жалобу в жилинспекцию. Я считаю, что вот на этот же случай тоже можно подать жалобу в жилинспекцию и в прокуратуру, пусть они разбираются, смотрят, потому что так быть, конечно же, не должно.

Тамара Шорникова: Наталья Юрьевна, вот две SMS буквально. Первая, Вологодская область: «Законов много, и много не исполняется». И SMS, вернее сообщение, которое пришло в чате на сайте нашего телеканала: «В подъезде все хмурые, серьезные, нервные, загруженные своими проблемами, никто друг с другом особо не разговаривает, – пишет нам телезритель Алексей. – Поздороваешься – смотрят как на сумасшедшего. Как такие люди будут о чем-то договариваться?»

У нас есть действительно ограничения по шуму в ночное время и так далее, и тем не менее все равно страдаем мы периодически от вечеринок или ремонта ночью от соседей. Вот сейчас новый законопроект, который вроде как создает плацдарм для новых отношений, взаимодействия, – что-то из этого выйдет? Какие-то санкции предусмотрены за нарушение тех же самых договоренностей?

Наталья Чернышева: Дело в том, что было действительно очень много жалоб, да и сейчас их много, на соседей, когда люди действительно не знают, что им делать и что предпринять, жалоб таких было практически 25–30% от всех. И действительно, полиция очень часто не помогает, иногда даже какие-то жители могут использовать ложный вызов в полицию на каких-то соседей, которые им не нравятся. Ну то есть разные бывают ситуации. Я считаю, что что-то надо было делать обязательно, и хотя бы действительно можно начать с такого закона. И он не должен быть догмой, что называется, а должен быть гибким и, естественно, должен изменяться, если практика покажет, что что-то там не соответствует действительности...

Иван Князев: Я просто хочу переформулировать мысль: может, наоборот, когда будет работать этот закон, соседи сами и быстрее договорятся, как кто у себя в доме должен вести, нежели, например, все время звать полицию и так далее, и тому подобное?

Наталья Чернышева: Я очень на это надеюсь.

Иван Князев: Просто вопрос, какие полномочия там у них будут, вот, кто ответственный, с кого спрашивать, как это вообще должно выглядеть.

Наталья Чернышева: Ну, в каждом доме это по-своему решается. Я так понимаю, что этот закон все-таки дает достаточно большую свободу действий для жителей, для собственников и они будут решать сами. То есть вот, например, если кто-то собирается делать ремонт, то он должен предупредить соседей, когда он это будет делать, в какие часы, и, если жителям это не нравится, они будут иметь возможность это скорректировать, попросить его делать по-другому.

И кроме того, конечно же, я понимаю, что этот закон был сделан в принципе по образу и подобию законов, которые есть в других странах, но надо учитывать, что, например, в Америке, в Европе дома не такие большие, как у нас. Все-таки многоквартирные дома как у нас, это у них чаще всего муниципальное, социальное жилье, а чаще всего у них дома на две-четыре квартиры, где договориться, конечно, гораздо проще.

Иван Князев: Ну да, у них там в этом плане попроще, когда 25 этажей и 10 подъездов.

Наталья Чернышева: У нас договориться сложнее, да, у нас это будет работать сложнее.

Иван Князев: Хотя и даже в таких случаях люди объединяются, и причем объединяются для достижения каких-то совместных решений и тому подобного.

Тамара Шорникова: Да. О том, как объединяются соседи в Иркутске, Краснодаре и Нарьян-Маре и что из этого получается, в нашем следующем сюжете, давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Ну вот когда общее дело, общие интересы, объединиться не так уж сложно.

Наталья Юрьевна, смотрите, когда интересы сталкиваются, вот вы говорите, да, человек, например, делает ремонт в своей квартире, шумит. По новому закону, да, придут к нему соседи, много соседей, скажут: «По нашим правилам, у нас теперь такие правила, этого делать нельзя». Он им в ответ скажет: «Ну извините», – и пошлет куда-нибудь подальше. В Таллине мы вот услышали от нашего предыдущего гостя, что есть законодательно, можно, грубо говоря, чуть ли не его не выселить и квартиры лишить. У нас-то здесь какие будут сложности?

Наталья Чернышева: Тоже у нас были такие случаи, когда жители настаивали на выселении, даже доводил это суд уже буквально до решения о выселении, вот в Челябинске, например, был такой случай. Я считаю, что, конечно, это не очень правильно, только если житель действительно ведет асоциальный образ жизни, как это было в том случае, то возможно такое использовать, но это очень, конечно, редко. Я считаю, что всегда, конечно, можно договориться. Мы, например, в своем доме договаривались, когда сосед делал ремонт, ну понятно, что жителям нужно все-таки обустраиваться тоже, он скорректировал время, когда у него рабочие будут это делать, удалось.

Иван Князев: Просто что именно поменяет этот закон? Как бы, как вы говорите, договориться и раньше можно было.

Наталья Чернышева: Ага. Я думаю, что этот закон все-таки обяжет людей договариваться. Раньше это делалось исключительно по доброй воле, а теперь он обяжет людей договариваться. Пока он принят только в первом чтении, он будет дорабатываться, и я так понимаю, что он может корректироваться. Если будут все-таки штрафы выше, я считаю, это будет стимулировать людей. В принципе я считаю, что и, скажем, на особо злостных нарушителей, которые совершенно не обращают внимания на своих соседей, можно найти управу и через полицию и все-таки позволять полиции, например, забирать каких-то злостных нарушителей. Я думаю, что, может быть, ночь в участке будет для них действеннее, чем, например, штраф.

Но всегда это нужно решать, я считаю, сообща, именно с соседями, и если это не один, например, человек на другого пишет жалобы, а несколько, действительно житель мешает всему подъезду, то, я считаю, это должно решаться по закону как можно скорее, потому что раньше это действительно было сложно сделать.

Тамара Шорникова: Спасибо. Наталья Чернышева, эксперт в сфере ЖКХ.

Иван Князев: Вот что пишут нам наши телезрители, еще немножко SMS. «Собак выгуливают соседи в 4–5 утра, они лают в подъезде, на улице, просыпаемся, больше уже не уснуть». Пишут, что также шумят, делают ремонты, это из Тюменской области.

Тамара Шорникова: Чувашия: «За 3 месяца я собрала у своих окон, где кухня, 350 окурков, площадь примерно 3х5 метров, потратилась на перчатки 20 рублей».

Иван Князев: А вообще, как написали из Кировской области, «соседи – это сложный общественный организм», ха-ха.

Тамара Шорникова: Скоро начнем обсуждать еще одну сложную тему. Жарко на большой территории в стране – как справляетесь, как работаете в такую погоду? Идет ли на какие-то уступки работодатель, меняет ли условия труда, как помогает вам? Расскажите.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В Госдуме приняли в первом чтении поправки в Жилищный кодекс. Что они привнесут в нашу соседскую жизнь?