• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Юрий Савелов: Надо исходить из доходов. Определить законом какую-то сумму, с которой не надо ничего платить. Но чтоб пять лет этот закон нельзя было отменить

Юрий Савелов: Надо исходить из доходов. Определить законом какую-то сумму, с которой не надо ничего платить. Но чтоб пять лет этот закон нельзя было отменить

Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»

Оксана Галькевич: Это снова мы, возвращаемся в студию программы «Отражение», продолжаем наш вечерний эфир. Меня зовут Оксана Галькевич.

Александр Денисов: И Александр Денисов. В начале следующего часа собираем у экранов комсомольцев – сегодня ВЛКСМ ровно 100 лет. Через Союз коммунистической молодежи прошли все поколения советских старшеклассников и студентов. Комсомольцы строили БАМ, новые города, электростанции. Попытаемся понять, почему комсомол не дожил до юбилея и почему у него так и не нашлось достойного преемника. Ждем ваших мнений – звоните и пишите.

Оксана Галькевич: Ну, еще напомним прямо сейчас, друзья, что мы сегодня запустили новый опрос для нашего проекта «Реальные цифры». На этой неделе спрашиваем вас, сколько в день вы тратите на проезд на общественном транспорте – из дома на работу, ну и, соответственно, потом обратно, со всеми возможными пересадками, если они вам необходимы. Пишите, пожалуйста, сумму, указывайте регион, где вы живете. Будем подводить итоги в эту пятницу.

Александр Денисов: Ну и переходим к следующей теме нашего обсуждения. В рубрике «Личное мнение» сегодня пойдет речь о так называемом законе о самозанятых, вот Госдума приняла его в первом чтении. Предполагается, к примеру, что репетитор, который преподает на дому, или механик, который чинит машины у себя в гараже, будет платить налог – 4% либо 6% (ну конечно, если захочет). Для этого ему нужно самому «выйти из тени» и зарегистрироваться через мобильное приложение «Мой налог». Законопроект предусматривает также штрафы для тех, кто вошел в налоговый режим, то есть уже зарегистрировался, но не платит. Есть еще условия, кто может воспользоваться такой системой налогообложения: доход должен быть не более 200 тысяч рублей в месяц, и если у тебя нет наемных работников. Что обещают законодатели? 1,5% от уплаченных налогов пойдет в Фонд обязательного медицинского страхования. Этот налоговый эксперимент начнется с января следующего года в четырех регионах – Москве, Московской области, Калужской области и в Татарстане.

Оксана Галькевич: Ну, в общем, ввели вас в курс дела, что называется. Теперь давайте узнаем, что по этому поводу думает предпринимательское сообщество. У нас в студии сегодня – Юрий Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России». Юрий Михайлович, добрый вечер.

Юрий Савелов: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Мы все подробно рассказали, хотим знать ваше мнение. Ведь было уже первое чтение – стало быть, будет второе и ожидается третье.

Юрий Савелов: И закон будет принят, да, ну, может быть, с какими-то поправками. Дело в том, что в последнее время только об этом и говорим: «Ну не трогайте пока самозанятых, дайте людям. Они ничего не просят от государства, сами себя обеспечивают, как-то пытаются выжить». Но все равно идет давление в этом направлении.

Вы знаете, я хочу вот понять. Ведь идет о чем разговор? Самозанятые определяются так – это те люди, которые не платят в фонды и нигде не зарегистрированы как бы, да? И цифра называлась… Сейчас называются миллионы, а буквально год назад говорилось, что это 20 миллионов человек. Ну, грубо говоря, у нас люди работоспособные – это от 18, по-моему, до 62 лет, их 73 миллиона. Вот 53 платят какие-то налоги, какие-то взносы, а на 20 миллионов не платят. Вы знаете, я до сих пор не могу понять, кто же эти 20 миллионов. С кого хочет государство брать эти деньги? И сколько так называемые самозанятые зарабатывают в месяц самостоятельно? Вот этих цифр нет, понять нельзя. Есть, допустим, предварительно, что государство недополучает в год 2–3 миллиарда рублей в казну. Ну, это же смешно, наверное, да? Дергать сейчас людей… Все-таки в стране есть из-за санкций, из-за курса доллара определенная обстановка социальная, накалена обстановка, поэтому, может быть, не нужно трогать опять этот сектор. Хорошо, что его трогают пилотно в четырех регионах. Вот сколько твержу об этом: ну давайте на всю страну. Вот сейчас посмотрим, что из этого получится. Хотя я думаю, что получится очень мало чего-то хорошего. Почему? Ну давайте попробуем разобраться.

Кто же все-таки люди самозанятые? Чем они занимаются? Ну, в Москве, допустим, я знаю, я привел вам несколько примеров. Вот человек, девушка, которая ездит делать маникюр, да? Вот она, значит…

Александр Денисов: По квартирам?

Юрий Савелов: По квартирам, по дачам, коробка. В интернете она. Ну, как правило, знакомый знакомому. Маникюр приходится делать часто, особенно женщинам. Она ездит, у нее есть свои клиенты. Сколько она зарабатывает? Ну, в Москве, может быть… мне трудно сказать, но, может быть, 100 тысяч в месяц. Сколько ей надо проехать? А если взять окраину, допустим, Московской области, самозанятого человека? Я хочу обратиться к телезрителям и попросить их сейчас, пока мы с вами разговариваем, пусть не стесняются и попробуют нам или позвонить, или написать. Ну не знаю, допустим: «Я из Самары, получаю… Марья Ивановна. У меня есть корова, я молоко от нее имею и продаю по соседям, имею доход определенный. Я понимаю, что я с него ничего не плачу».

Оксана Галькевич: Друзья, давайте так и сделаем. Уважаемые телезрители…

Юрий Савелов: Да, можно понять просто, кто такие самозанятые, что за люди.

Оксана Галькевич: Вот если вы попадаете в эту категорию самозанятых, вы понимаете, что вот эта история с законом о самозанятых дальше будет развиваться до самого финала…

Юрий Савелов: Да, и развиваться очень быстро.

Оксана Галькевич: …вы попадаете под действие этого закона – поделитесь с нами своим мнением, напишите нам, как вы зарабатываете и, если можно, сколько зарабатываете. У нас все на портале абсолютно анонимно.

Юрий Савелов: Да, не стесняйтесь. К вам никто не придет сейчас.

Оксана Галькевич: А можно и позвонить.

Юрий Савелов: Закона уже нет.

Оксана Галькевич: А вот звоночек у нас, кстати. Давайте примем?

Юрий Савелов: Ну давайте попробуем. Но я хотел бы просто продолжить как бы, а потом…

Оксана Галькевич: Ну давайте. Просто звонок уже прозвенел. Кто у нас в эфире? Тимофей, Тамбовская область. Тимофей, здравствуйте.

Зритель: Да, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый.

Александр Денисов: Тимофей, вы самозанятый или нет?

Зритель: Да, у меня четыре торговых точки, арендуемых в сетях, где я торгую, так сказать, мелочевкой. Но на самом деле я согласен с гостем, что эта проблема сейчас не актуальна. Хотя власти ссылаются на так называемые какие-то социальные блага, которые вообще в регионах не в полной мере предоставляются, несмотря на конституционное законодательство. Я не буду перечислять, начиная от Минздрава и всего прочего. Я предприниматель, мне по социальным поликлиникам ходить некогда, я обращаюсь в платные. Это во-первых. Тем более мы являемся драйвером так называемого мелкого бизнеса. Тем более на опыте Белоруссии я хочу сказать: два года назад было афишировано, что белорусские власти затратили гораздо больше средств на выявление так называемых самозанятых, чем собрали так называемых налогов, необходимых для подпитки нынешнего бюджета.

Александр Денисов: Послушайте, но вы же налоги платите, это же вас не касается. Раз у вас четыре точки, вы получаете прибыль, вы не относитесь к самозанятым, это совершенно другая история.

Зритель: Это не другая история. Понимаете, у нас есть различные схемы. Если бы я работал полностью вбелую, то я бы разорился. Я хочу сказать, что непосредственно сейчас… У меня вообще никто не числится на работе – вот в чем дело. Я просто хочу сказать, что, действительно, у нас, между прочим, очень много сейчас говорят о так называемых самозанятых. Правильно ваш эксперт сказал: «Не трогайте их, пожалуйста». Потому что у нас уже и на деревне предпринимают… Вот у меня есть личное подворье, а скоро будет патентирование. Ну, это прежде всего коснется не предпринимателей, а личного подворья. И нас оставят вообще без источников к существованию, что называется, и урожайной грядки. Вот в чем дело.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Александр Денисов: Но вы же налоги платите? Вы же налоги платите?

Зритель: Я плачу по минимуму.

Оксана Галькевич: По минимуму?

Юрий Савелов: По минимуму сил и возможностей.

Оксана Галькевич: Спасибо, Тимофей.

Зритель: По той ставке, которая называется минимальной…

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Тимофей.

Юрий Савелов: Это называется «по мере сил и возможностей». Потому что если он будет платить много, то ему придется позакрывать свой бизнес или, по крайней мере, его сократить. Это проблема для всей страны.

Александр Денисов: Но это не совсем наш случай. Точнее – совсем не наш, совсем не наш.

Юрий Савелов: Ну, совсем как бы не наш. Я говорю: маникюр, стрижка собак… Вот я знаю по Москве. Просто когда они определяют, что 200 тысяч в месяц дохода самозанятых, то…

Александр Денисов: Хотелось бы стать таким самозанятым.

Юрий Савелов: Да, я хотел бы посмотреть, на чем может заработать 200 тысяч самозанятый человек. Приведите мне пример. Который нигде не устроен и в месяц имеет доход до 200 тысяч рублей. Я не могу себе этого придумать. Ну, стрижка собак – может быть, потому что там все-таки… Ну и то это Москва. А в области такого нет. Хотелось бы услышать в области. Допустим, человек может сказать: «Да, я имею 150. Не торгую ни оружием, ни наркотиками, не занимаюсь еще кое-чем, не нарушаю закон и имею 150–200 тысяч дохода в месяц».

Александр Денисов: Юрий Михайлович, может быть, это продиктовано заботой о людях? Потому что они не платят ни в Пенсионный фонд, ни в Фонд обязательного медицинского страхования.

Юрий Савелов: Ну, поймите…

Александр Денисов: В итоге наступит момент, когда у нас лечиться будет только тот, кто платит налоги, все. И люди окажутся в ловушке.

Юрий Савелов: Любая страна не может себе позволить, чтобы лечился тот, кто платит. Если человек не платит – что, его лечить не будут? Он лежит на улице…

Александр Денисов: Ну, эти идеи высказываются периодически, так или иначе.

Юрий Савелов: Пусть они высказываются, не знаю кем. Но если человек упал на улице или сломал ногу – что, «скорая» проедет мимо, бросят в него окурок и скажут: «Лежи дальше, у тебя нет страховки»?

Александр Денисов: То есть вы считаете, что заботой не продиктовано?

Юрий Савелов: Конечно нет. Я сейчас немножко не об этом. Вы меня отвлекаете. Я хочу сказать, возвращаясь к самозанятым. Ведь поймите, дальше не только для самозанятых закон, вот сейчас он коснется очень многих. Мы говорим о самозанятых, которые не платят и нигде не зарегистрированы. Вопрос идет немножко о другом, еще глубже.

Допустим, человек платит налоги, работает – ну, преподаватель, скажем, в Рязани. И вдруг он берет дополнительные часы какие-то, ну, к ЕГЭ готовит пару учеников и берет за это (я не знаю, сколько это в Рязани стоит) тысячу-полторы рублей. Вот их тоже заставят с этой тысячи-полторы, допустим, заплатить налог. Вот он сказал про свое подворье, Тимофей, да? А преподаватель? Вы отработайте целый день, проведите несколько уроков, а потом еще вечером, проверив все контрольные, все задания, пойдите и дайте еще два часа личного репетиторства и получите с этого 3 тысячи рублей. Вот я хотел бы это тоже услышать. Вроде бы и не попадают под самозанятость. Видите, как интересно? А с другой стороны, это всех коснется. Понимаете? Вот их всех коснется, кто имеет дополнительный доход. Ведь из Госдумы раздаются голоса: «Давайте отнимать все деньги, о которых мы узнаем». Я сейчас вам расскажу, как это будет дальше интересно. Будем все отнимать, вот любой доход, который получили, даже если вы работаете, вам платят на основной работе зарплату, а вы дополнительно за репетиторство получили еще 20 тысяч рублей – у вас их все отнимут. Вы знаете, возникает такой вопрос: мы что, в банде живем? Если сейчас предприниматель не заплатил налогов (и неважно, по какой причине – человеческий фактор, незнание законов, миллион рублей за год или за два), то что делает государство? Оно выискивает их, штрафует его на этот миллион… вернее, этот миллион он должен уплатить и еще плюс максимум 40% налогов. Максимум. А почему у самозанятых так называемых должны забирать все? Где же тут справедливость? Почему это так? Ну что это за подход к делу? Человек просто не знает, что ему надо заплатить. Получил он свои 20 тысяч рублей…

А дальше еще может больше пойти – уже тогда можно развивать так называемое стукачество в стране. Ну, допустим, когда пришли ко мне люди, починили крышу, я им дал 30 тысяч рублей, позвонил в налоговую и сказал: «Иванов от меня получил 30 тысяч рублей. Вот доказательства на телефоне». Или я купюры переписал. И мне за это не 10%, а 50% вернут. На сегодняшний день это все цепляет одно другое. Может быть, вы сейчас скажете, что я сгущаю краски. Нет, господа, нет! Вот сейчас он сказал, хорошо, что в Белоруссии потратили больше денег, чтобы выявить. Вот чтобы их не тратить, лучше отдавать. Кто будет помогать в этом деле? У нас, конечно, было уже такое, но оно, к сожалению, пока не работает, процент маленький.

Оксана Галькевич: Юрий Михайлович, нам, кстати, говорят…

Юрий Савелов: А сделают 50%…

Оксана Галькевич: И люди пойдут.

Юрий Савелов: И люди пойдут. Знаете, извините, я не хочу этого делать – почему? Потому что я соседа завтра не приглашу к себе на рюмочку домашнего вина. Не дай бог, он что-то скажет, что я, может быть, кому-то что-то продал, и тут же… Уже начнутся немножко отношения у нас с друг с другом по-другому.

Оксана Галькевич: Юрий Михайлович, вы просили – и люди нам написали. Ну вот, смотрите. «Жена – консультирующий психолог, – доход не указан, – передают по знакомству. Является ли она самозанятой?» – спрашивает Дмитрий. Да, является, судя по всему.

Юрий Савелов: Конечно.

Оксана Галькевич: Московская область… Нижегородская: «Сиделка, 30 тысяч рублей».

Юрий Савелов: В месяц?

Оксана Галькевич: Да. Воронежская область: «Врач-пенсионер, выезжаю на дом на консультации. Доход – 5–10 тысяч рублей к пенсии». Калуга…

Александр Денисов: А вот косметологи, вы интересовались. «Косметолог на дому зарабатывает больше 200 тысяч рублей в месяц в Ростове. А в Москве, думаю, еще больше», – пишут из Ростовской области.

Юрий Савелов: Прекрасно! А насколько их много, если у нас 20 миллионов? Ну, допустим, если… Поймите, 4%. Там, кстати, вы не сказали, когда анонсировали. Там ведь вам придется еще и платить в Пенсионный фонд, но это уже самостоятельно, если вы хотите больше получать. Это в этом законе тоже прописано. Я и хочу понять, сколько таких людей, которые получают 200 тысяч. Пусть тогда нам попробуют дать информацию хоть какую-то, кто получает 20 тысяч, кто получает 30. 4% от 200 тысяч – 8 тысяч – можно заплатить? Я думаю, чтобы спокойно спать, а не на лавочках и не на вокзалах, можно заплатить. А вот чтобы с 20 тысяч 800 рублей – это уже немножко другая цифра. Пусть она вроде бы и небольшая, и тем более если она не постоянная.

Оксана Галькевич: Продолжим зачитывать, смотрите. «Строительные шабашки, – Ростовская область, – 25 тысяч рублей в месяц». Пенсионерка из Калужской области подрабатывает фрилансом – 4–5 тысяч рублей, «Много ли государство с меня получит?». Значит, Удмуртия: «Живу в селе, работы нет. Слежу за дачей», – или сдачей. В общем, 7 тысяч рублей в месяц.

Юрий Савелов: За дачей соседа. Там соседская дача.

Оксана Галькевич: Присмотр, да. «Работала няней, зарабатывала 6 тысяч рублей. Оплата почасовая. Сегодня надо прийти, завтра – не надо», – это нам из Тюмени написали. И вот Москва, не знаю, какой вид деятельности: «Дополнительный доход – 5 тысяч рублей». Вот все, что успеваю выхватывать.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, вот конкретный вопрос спрашивают: «Приведите аргументы, что я выиграю, заявив о себе. Зачем мне это нужно?» Вот хоть один аргумент есть?

Юрий Савелов: Вот я вам сказал. Если сейчас примут закон о том, чтобы отнимать у вас все, а еще к этому привлекать, так сказать, тех, которые будут стучать, – вот тогда и будете решать. У вас просто отнимут весь доход. Хотя я и говорю, что это бандитский какой-то подход.

Александр Денисов: Ну, отнимать все – вы имеете в виду штрафы? То есть если человек…

Юрий Савелов: Нет! Вот как раз они предлагают. Я не знаю, как это будет написано в законе. Как раз весь доход ваш, который вы получили, может быть, за год…

Александр Денисов: А как они узнают про него?

Юрий Савелов: А вот об этом я вам сейчас и сказал. Я вам позвоню и скажу, что у вас такие-то номера купюр, которые я вам дал, я вам заплатил за ремонт крыши 50 тысяч рублей – и мне 25 назад вернут. Примеров можно найти очень много, как узнать.

Александр Денисов: То есть стимулировать заявителей, что ли?

Юрий Савелов: Конечно! На 50%, не на 10%, не на 5%, а не 50%. К этому и придем.

Оксана Галькевич: Ну, это разовая акция, которая тебе поломает все отношения с людьми вокруг.

Юрий Савелов: Ну, вы знаете…

Оксана Галькевич: Одного соседа сдал – все, все остальные отвернулись.

Александр Денисов: А может быть, не будем так плохо о людях думать?

Оксана Галькевич: Ну, будем думать о том, что люди разные.

Юрий Савелов: Да, кто-то может кому-то насолить или еще что-нибудь, какие-то обиды старые вспомнить. Но к этому может прийти. И это очень сложная будет ситуация. А вопрос? Извините, вы сказали…

Александр Денисов: Хоть один аргумент приведите, что я выиграю, заявив о себе?

Юрий Савелов: Сейчас – ничего. Ну, допустим, если просто вы заявите о себе, то вы ничего не выиграете. Но если примут закон, еще раз повторюсь, вас могут найти, найти способы.

Александр Денисов: А ОМС, Пенсионный фонд – это разве не аргументы?

Юрий Савелов: А что?

Оксана Галькевич: Сам будешь платить.

Юрий Савелов: Ну, там 4%. В Пенсионный фонд вы сами должны платить, самостоятельно. Вы и сейчас можете в него заплатить, просто взять и заплатить в Пенсионный фонд на свой ИНН.

Оксана Галькевич: Валентина из Алтайского края, давайте с ней поговорим. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Меня зовут Валентина, да, Алтайский край. Супруг, получается, мы против категорически этого нововведения и просим всех депутатов не вводить. Хотя я понимаю, что это маловозможно, потому что на абсолютно других, высоких зарплатах живут, и им это сложно понять. В Алтайском крае прожиточный… ну, средняя зарплата – 25 тысяч. У нас город Барнаул притом, столица Сибири, очень крупный город. По молодости супруг пробовал налоги, все это проплачивать, ИП оформлять. Но это невозможно опять же, так как у нас постоянно, каждые пять лет снова и снова санкции и экономические кризисы. Мы из-за этого не потянули эти налоги платить. А сейчас просто ситуация такая, что после вторых родов я оказалась на инвалидности. В инвалидности мне государством, врачами всеми отказано – на том основании, говорят: «Только после операции мы можем вам выдавать эту инвалидность, пособие, после неудачной операции на грыжу позвоночную». То есть как я от этой операции отказалась… И опять же непонятно, где еще. И мама мне помогает, и родственники с лечением платным по частным клиникам. Просто сами выкарабкиваемся, как можем. Но банально сейчас два кредита потребительских, которые на еду брали.

Юрий Савелов: Представляете?

Зритель: И нас в минус засунуть. Я не знаю…

Оксана Галькевич: Спасибо, Валентина.

Юрий Савелов: Просто понимаете, что произойдет? Вот вы говорите, кто получает 200 тысяч, косметологи. И бабушка, торгуя вот здесь, где-то на окраине Московской области, пирожками на станции с доходом 8 тысяч. И все попадут под один закон. И все будут одинаково наказаны, у всех будут отнимать деньги. Тот, у кого 200 тысяч, он заплатит 4%, он зарегистрируется. А вот бабушка, которой надо муку купить, начинку, я не знаю, чай сделать, сколько она имеет? Завтра она не продаст свои пирожки.

Тут надо хотя бы подходить от дохода. Предложение какое? Допустим, телезрительнице отвечая. Предложение такое, что хотя бы оставить 30 тысяч рублей, с которых ничего не надо платить. И это законодательно, не меньше пяти лет, чтобы нельзя было этот закон отменить. Понимаете? Вот если вы нигде не работаете, вот вам 30 тысяч, ну пусть, 25 – значит, это в год 300 тысяч рублей. Если вы сможете их заработать – пожалуйста, регистрируйтесь. На вашем счету за год будет 300 тысяч, вы ничего не платите. Но, извините, больше 300 тысяч, вот тот, кто получает 200…

Оксана Галькевич: Юрий Михайлович, вы чувствуете разницу в вашем подходе, понимаете, и подходе, который предлагается? Вы говорите: оставьте хоть что-то. А там думают – выдрать все!

Юрий Савелов: Вот я об этом и говорю.

Оксана Галькевич: Выгрести до копеечки, по всем сусекам?

Юрий Савелов: Понимаете, даже президент сейчас сказал, что надо как-то осторожно. А с другой стороны, он говорит: «Налоги должны платить все». Но как платить? Давайте ограничения. Плюс возрастные мерки. Там от 18 лет до 62. Ну давайте, кто после 50 – с них не брать вообще ничего. Понимаете? Ну, допустим, с 50 до 55 брать меньше, а с 55 до 62 вообще ничего не брать. Пусть люди зарабатывают, как хотят. Ну, хотя бы тоже границу до 300–400 тысяч. Тогда люди зарегистрируются, тогда это будет происходить. Пусть с каждого рубля… Пусть даже не 4%, а пусть это будет 6%, допустим, но вот сумму в 300 тысяч не трогать. А будет 400 тысяч, то с 100 тысяч уже 6%. И мы тогда посмотрим. Кто получает 200 тысяч в месяц – ну, те 4% заплатят. А кто получает 20?

Оксана Галькевич: «Держу корову. Доход – 3 тысячи», – Ставрополье. Курганская область: «Ремонт персональных компьютеров – 3–4 тысячи». «Провинциальный тамада. Один заказ – 5 тысяч рублей. В месяц 2–3 заказа». Тоже можно легко посчитать.

Юрий Савелов: Фотографы, тамада, да.

Оксана Галькевич: Тюменская область: «Держу кроликов. Прибыль нынче планируется – 50 тысяч. Плюс прибыль от продажи навоза – 10 тысяч».

Юрий Савелов: Извините…

Оксана Галькевич: В год.

Юрий Савелов: 50 тысяч – это в год, наверное, да?

Оксана Галькевич: Да.

Юрий Савелов: Ну вот. И как можно людей этих сейчас подводить всех под одну гребенку, даже если мы проводим эксперимент в четырех областях? Ну как это можно делать?

Оксана Галькевич: «Сегодня 4%, – Ленобласть пишет, – а завтра – 40%. Я давно живу, все прекрасно знаю».

Юрий Савелов: Обязательно, обязательно. И почему я начал с того, чтобы это законодательно, ну, конечно, не на уровне Конституции, но чтобы за эти пять лет нельзя было отнять? Люди пойдут, понимаете, люди спокойно зарегистрируются, если будет неплохо. Сейчас Сбербанк знаете как делает? Если вы открываете у него счет как самозанятый (кстати, очень хорошая тема), он за вас регистрируется в налоговой. Вам нужно только прийти в одно место – в Сбербанк. Они сейчас запускают эту программу, мне вчера рассказывали. Вот приходите: «Савелов Юрий Михайлович, я самозанятый, откройте мне счет». Они вам открывают счет и регистрируют в налоговой. Но если вам дадут эту льготу – и не в 5 тысяч рублей в месяц, и не в 3 тысячи, а, еще раз говорю, тысяч хотя бы в 25–30 – ну извините, господа, если вы после этой суммы (300 тысяч) не будете платить, тогда я считаю, что меры должны быть жесткие, потому что налоги должны платить все. Мы, к сожалению… не к сожалению, живем в государстве с таким строем.

Оксана Галькевич: Давно живем, да.

Александр Денисов: Еще один звонок.

Оксана Галькевич: Сергей, да.

Александр Денисов: Сергей из Ставропольского края дозвонился.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Александр Денисов: Сергей, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте, добрый вечер. Очень рад, что к вам дозвонился. Мне давно хотелось по поводу этих 20 миллионов незарегистрированных свое мнение высказать. Я думаю, что как минимум половина этих людей просто безработные, а не регистрируются на бирже, потому что, во-первых, это унизительно – получать там эти 800 рублей. Так еще и работники биржи труда как говорят? «Ну, вы зарегистрируйтесь, а мы вам предложим работу, на которую вы не согласитесь. И мы вас как бы снимем с учета».

И вот эти цифры, которые только что звучали, я их в телефоне слышал, – это правильно. Я вот живу в деревне, уже довольно долго не работаю. Ну, так сложились обстоятельства. Не буду, как говорится, время отнимать у вас. Но я хочу сказать, что правильные цифры люди говорят. Люди, живя в селе, зарабатывают 30, 40, 50 тысяч в год – не в месяц, а в год, ну, занимаясь своим каким-то хозяйством. Какие с них можно еще брать деньги? Я не знаю. Во всяком случае, чтобы была статистика… Меня это очень сильно коробит, когда говорят: «Да у нас безработица – 3%». Ребята, тогда зарегистрируйте меня просто как безработного. Не надо мне платить, но знайте, что я безработный. Предложите достойную работу. Не на 4 тысячи, как тут мне как-то предложили, полставки за 4 тысячи. Я говорю: «Нет, ребята, спасибо. За эти деньги я работать, конечно, не буду». А предложите мне достойную работу – и я пойду на нее работать. И я думаю, что так думают многие. А здесь просто получается, что как бы и работы нет, и безработных нет.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Юрий Савелов: Вот еще просто подтверждает человек. С доходом, еще раз говорю, в 30 тысяч рублей… Но если вы получаете 200, а ваш доход 2 миллиона – уж как-нибудь вы 4% заплатите. Понимаете, да? Вот этой градации нет. Действительно, человек, торгующий молоком, пусть 25 тысяч в месяц имеет дохода, но там же надо учесть, что эту корову нужно кормить, комбикорм покупать, сено ей покупать.

Оксана Галькевич: Прививки ей делать, здоровье.

Юрий Савелов: Что-то делать. А это затраты уже. Может быть, для фермеров, небольших фермеров с малым хозяйством побольше сделать этот доход, 40 тысяч? Надо понимать, чем люди живут, прежде чем заявлять о таких – ну, как бы сказать? – громких вещах: «Давайте всех мы сейчас обложим налогами, все будут платить, потому что не платят». Надо хотя бы понимать, кто не платит, кто такие самозанятые. Надо хотя бы разбить на возраст, на доходы, хоть примерно понять. А мы всех под одну гребенку…

Александр Денисов: Ну, может быть, еще разобьют, первое же чтение.

Оксана Галькевич: Юрий Михайлович…

Юрий Савелов: Посмотрим. Если мы говорить не будем об этом…

Александр Денисов: То и не разобьют.

Юрий Савелов: А вот женщине отвечу. Она говорит: «Если закон примут, то ничего не может произойти». Знаете, у нас есть закон, уже ему года четыре: если общественные организации и просто люди собирают 100 тысяч подписей (кстати, я в этой студии об этом говорил), то этот закон можно пересмотреть, подать апелляцию. 100 тысяч всего – не такая большая цифра. А скольких он касается? 20 миллионов?

Оксана Галькевич: А вы думаете, люди для этого «выйдут из тени», чтобы подписать эту петицию?

Юрий Савелов: Ну, у вас Общественное телевидение, понимаете?

Оксана Галькевич: Нет, я про людей.

Юрий Савелов: Нет, подождите! Никуда выходить не надо. Зачем?

Оксана Галькевич: Подписи, подписи.

Юрий Савелов: Просто электронная подпись: «Я, Иван Иванович из Ростова, не согласен с этим законом, – пару строк, – потому-то и потому-то. Мой адрес и мои паспортные данные». Не все даже, не полностью, но чтобы идентифицировать можно было человека. Пожалуйста. Мы набираем как общественная организация 100 тысяч, выставляем эти подписи – пусть их пересчитывают, пересматривают, как на выборах. Мы говорим: не с нуля начинайте людей штрафовать, а начинайте штрафовать с 25 тысяч. Не с 3 или 5. Не надо с 5 тысяч эти подачки, потому что вы действительно ничего не оставляете. А вот именно сумма та, которая была бы интересна, чтобы люди регистрировались.

Александр Денисов: Давайте еще одни звонок примем, из Нижнего Новгорода Валентина дозвонилась. Валентина, добрый вечер.

Зритель: Да, здравствуйте.

Александр Денисов: Вы одобряете введение такого налога?

Зритель: Вы знаете, что касается городских, то я, например, «за». А вот что касается сельских людей, кто в селе живет, то там «против». А с городских почему «за»? Например, люди сдают квартиры. Почему люди окружающие должны терпеть неудобства какие-то? Плюс ко всему вот эти приезжие, как правило, имеют свои машины, они забивают своими машинами все дворы. Это во-первых. Тоже неудобства для тех, кто живет постоянно.

Во-вторых, например, те же сиделки. Вот у нас, например, сиделка приезжает на шикарной машине утром и уезжает где-то в 9–10 часов вечера. До 9 наши приезжают с работы, а машину негде поставить. Например, она занимает место, тоже поставить негде. То есть, короче говоря, та же массажистка, которая ходит угри выдавливать богатым женщинам, – извините меня, почему она не должна платить? Обязательно должна платить. То есть там все связано, что называется, с деньгами, которые, что называется, получают люди, ну, можно сказать, за просто так, имея какую-то, допустим, недвижимость или еще что-то такое, или наоборот, ходят к тем же богатым. Поэтому пусть делятся, извините меня, пусть тоже платят налоги.

Юрий Савелов: Это да. Но…

Зритель: А вот сельские – там действительно грех брать налоги, потому что там, извините меня, и коровы, и свиньи, и все остальное – это все трудно.

Александр Денисов: Это тяжелый труд, понятно, не квартиру сдавать.

Оксана Галькевич: Валентина, а если кто-нибудь из села в город ездит на работу к богатым женщинам что-то им делать?

Александр Денисов: Угри выдавливать.

Оксана Галькевич: Да. Должна платить?

Зритель: Ну, извините меня, из села таких людей там нет, которые бы ездили из села к богатым женщинам угри выдавливать.

Юрий Савелов: Правильно! Поэтому богатые не всех приглашают и не каждому доверят своих угрей. Это профессиональные люди.

Оксана Галькевич: Спасибо, Валентина. Вот так вот.

Юрий Савелов: Поэтому я и говорю, понимаете, у всех доход разный.

Александр Денисов: Кстати, очень многие советуют именно облагать налогом сдающих квартиры.

Юрий Савелов: А их облагают, они платят 13%. А как же?

Александр Денисов: Ну, кто сам добровольно заявил, кто договор подписывает.

Юрий Савелов: Нет, а их отлавливают, налоговая инспекция работает в этом направлении, штрафуют.

Александр Денисов: Отлавливают?

Юрий Савелов: Конечно. А как же? Сейчас многие… Ведь поймите, здесь еще такая система. Если вы работаете в правовом поле… Вот я вас просто впустил за 500 долларов, а через три месяца вы мне всю квартиру… И я никуда не могу обратиться. Я просто рискую. Значит, когда вы снимаете без договора, не зарегистрировав его, вы прекрасно должны понимать, какую квартиру вы получите, в какой квартире вы будете жить. Если вы его зарегистрировали и с этого платится налог, то вы в правовом поле, вы можете друг другу предъявить претензии – ну, как на Западе. Мы сейчас к этому придем. Мы идем уже приличными, большими шагами.

Оксана Галькевич: Ну, у нас процент все равно маленький, согласитесь.

Юрий Савелов: Нет-нет-нет, идем.

Оксана Галькевич: Да?

Юрий Савелов: Люди соглашаются. Потому что когда все поломано или нет оплаты – обратиться нельзя.

Александр Денисов: То есть риск потерять намного выше?

Юрий Савелов: Конечно. Когда в правовом поле, то все понятно, все прописано, все трещины в квартире, когда вы ее начинаете арендовать, там все прописано. И если появилась лишняя трещина над дверью, то вам придется ее компенсировать. Ну, это на Западе очень сильно развито.

Оксана Галькевич: Договор-то заключают на 11 месяцев, чтобы как раз не ставить его на учет в этих специальных органах и не платить налоги.

Юрий Савелов: Да, люди хотят уйти от налогов. Нет, сейчас идет борьба с доходом физических лиц. С юридическими три года боролись – собрали много налогов, заставили всех платить. Сейчас взялись за физических. Самое неприятное, как и с «юриками» – ну, там, может быть, чуть-чуть попроще. Но с «физиками» (я имею в виду – с физическими лицами) не было перегиба. Не заставили бы бабушку или человека, у которого одна корова, и она продает молоко по соседям, пусть что-то на рынок возит, и в месяц 30–40 тысяч простого дохода… Не говорим, что это прибыль, это доход. Еще раз говорю, прививки и все остальное нужно вокруг коровы. Я не знаю, тот же…

Оксана Галькевич: Посчитать все, да.

Юрий Савелов: Воду в колодце надо сделать, колодец построить. Все это надо, все убытки посчитать. Ей надо оставлять, понимаете, цифру приличную. А если мы всех подведем под одну гребенку, как всегда, даже экспериментируя – ну, это будет очень плохо, это будет опять неприятно в очередной раз.

Оксана Галькевич: Знаете, у нас про натурпродукты вспоминают наши телезрители. Нижегородская область: «У нас в деревнях самозанятые берут оплату водкой. Тогда что им – отливать придется?» Ну, имеется в виду, что налоговым органам.

Юрий Савелов: Я понимаю, да.

Оксана Галькевич: И вот из Дагестана пришло: «Если нас в семье шесть человек, а зарабатывает один отец, то нам как вообще?» Еще отца поставить на отчетность эту?

Юрий Савелов: А он попадает в самозанятые? Тут вопрос.

Оксана Галькевич: Ну, видимо, да.

Юрий Савелов: Ну, как это будет выглядеть? Понимаете, все зависит от дохода. Просто я повторюсь, потому что это очень важно. Какой доход у самозанятого? И еще раз хочу заострить свое внимание: под этот закон попадут все, кто имеет как бы неофициальный доход. Уже не будут разбирать – зарегистрированы вы, не зарегистрированы. Самозанятые? Вас завтра пригласят провести какой-то частный вечер, допустим, не знаю, в кругу 20 людей – вы проведете, два часа потратите, вам заплатят в конвертах по 50 тысяч, к примеру, или по 30. Сумма – дело не в этом. Вот как они будут считать? И вы тут же подпадаете под этот закон, у вас могут все конфисковать и еще вас за это наказать. Вот это будет следующий этап.

Оксана Галькевич: А потом ведь дойдет, может, и до того, что: «Вот нет у тебя работы – и чем ты занимаешься, на что живешь? А ну-ка, приди и расскажи. Ведь живешь же на что-то, как-то ведь платишь по счетам».

Юрий Савелов: Ну, это мое личное. Может, я ничего не ем. Как говорится, я не обязан отвечать…

Оксана Галькевич: А, то есть это я уже преувеличиваю?

Юрий Савелов: Да, вы доказываете.

Александр Денисов: Но в Штатах есть же такое? Ты купил дорогую машину – обязан отчитаться.

Юрий Савелов: Это отчетность за покупку, это немножко другое. А вот смотрите, как я еще понимаю. Это, может быть, то, что я не сказал. Эти люди – иждивенцы многие. Вы знаете, с доходом семьи в 200–300 тысяч, пусть даже по Москве, в дорогом регионе, уже одна половина не работает. И такие у нас есть люди. Какое их количество? Студенты. Все студенты же не работают. Люди, которые работали, три месяца не работают, ищут работу спокойненько. Что это? А это тоже целая армия. И вот я хочу до сих пор понять, кто же эти самозанятые. Люди, получающие по 5–10 тысяч? Или косметологи, у которых по 200 тысяч? Или суперпрофессионал-автослесарь, который в гараже у себя чинит машины? Кто они, у которых доход в 200 тысяч? Сколько в этой армии? Пока зарегистрировалось в стране 2,5 тысячи за два года предпринимателей – 600 в прошлом году и в этом 2 тысячи или 2,5. Кто это? Даже я примерно не знаю, кто это, чем они занимаются. Может быть, как раз в них косметологи и есть.

Оксана Галькевич: Юрий Михайлович, а зато, слушайте, как статистика-то поправиться! Развитие малого и среднего бизнеса. Сразу прирост какой будет!

Юрий Савелов: Вы знаете, отчетность поэтому и идет. Планировали патенты для частных лиц. А сейчас, чтобы получить патент, я должен быть ИП. Вот вам, пожалуйста, увеличение армии малого и среднего бизнеса, микробизнеса. А как частное лицо я не могу получить патент, только через ИП. Вот вся структура, регистрация. ИП – это малый бизнес, у нас растет.

Александр Денисов: Кстати, ИП же и платят те самые 6%, насколько я понимаю?

Юрий Савелов: Это на упрощенной системе налогообложения. А патент – там немножко другой расчет. Но там опять до определенной цифры – допустим, до 1,5 миллиона, меньше платите налогов. А после 1,5 миллиона вам придется платить вот эти 6% – там уже становится интересно. Ну, есть расчеты такие. Я вам говорю о другом: человек не может получить патент, как вообще планировалось, как частное лицо, а все через ИП. Идет увеличение списка большого предпринимательства. Конечно, вопрос очень серьезный, вопрос нужно решать, и пока не поздно. Хорошо, что сегодня в четырех регионах.

Оксана Галькевич: Пока.

Юрий Савелов: Посмотрим, будем собирать информацию, что из этого выйдет.

Александр Денисов: И хорошо, что в первом чтении пока.

Юрий Савелов: Я думаю, что он будет принят.

Оксана Галькевич: Юрий Михайлович, конечно, я понимаю, что подходим к финалу, но тем не менее. А не логичнее было бы, допустим, сейчас рассмотреть вопрос шкалы подоходного налога, увеличения… Господи, вылетело из головы!

Юрий Савелов: А, это?

Александр Денисов: Прогрессивная шкала.

Оксана Галькевич: Прогрессивная шкала, да.

Юрий Савелов: Мы как-то говорили об этом в вашей студии. Мое мнение – не ошибиться в цифрах. Знаете, есть такой анекдот. Когда свершилась революция, что произошло? Говорят: «Да чтобы не было богатых». – «А в двенадцатом году было, чтобы не было бедных». Понимаете? Если это прогрессивное, то тогда у нас все будут равные, все будут бедные? К чему люди будут стремиться? Здесь тоже опять очень осторожно. Человек должен зарабатывать, стремиться. Вам 25–30 лет, вы хотите, а вам скажут: «Завтра будешь получать не 500 тысяч, а миллион, и с миллиона отдашь 500 тысяч». Очень осторожно с этим дело. На эту тему можно поговорить. Наверное, он должен включаться, когда у вас доход 25 миллионов. Наверное, можете 5 заплатить.

Оксана Галькевич: Ну хорошо. Вопрос дискуссионный. Спасибо большое. Это было «Личное мнение». В студии программы «Отражение» сегодня был Юрий Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России». Спасибо большое, Юрий Михайлович. Ну а мы не прощаемся с вами, уважаемые друзья, впереди у нас большая тема, тема дня – будем говорить о 100-летии комсомола.

Александр Денисов: О комсомоле.

Оксана Галькевич: Так что, комсомольцы, добровольцы, оставайтесь с нами. Все к экрану!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты