Правила для удалёнки

Правила для удалёнки | Программы | ОТР

Как контролировать исполнение работ в дистанционном режиме?

2020-09-24T12:45:00+03:00
Правила для удалёнки
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Неопределённость как норма жизни
Китай от бедности ушёл
Когда вернёмся к нормальной жизни?
Соломка для бизнеса
«Корона» пала?
ТЕМА ДНЯ: Жмём на газ!
«Жаворонки» работают лучше?
Гости
Виктория Пятница
управляющий партнер профессионального сообщества «HR -эксперты»

Петр Кузнецов: Наш Минздрав рекомендует нашим же предприятиям сохранить удаленную работу несмотря на то, что нового карантина в России, кажется, не планируется, по крайней мере об этом ранее заявили в Роспотребе. Но все же чем меньше будет передвижений по городу, не только по Москве, тем ситуация будет более стабильной, так считает мэр столицы Сергей Собянин.

Ольга Арсланова: Законопроект об удаленной работе продолжают сейчас дополнять и совершенствовать. Например, сегодня стало известно о том, что норма об увольнении за пьянство на рабочем месте на дистанционный труд распространяться не будет, как и норма о прогуле. При этом работодатель сможет разорвать с вами трудовые отношения, если вы не будете выходить с ним на связь определенное время.

Петр Кузнецов: Ранее был опрос РАНХиГС. Желание и дальше остаться на удаленке в будущем высказали только 10% респондентов, только 10%; 55% высказались за частично дистанционную работу, а треть мечтает вернуться в офис. И почти каждый 3-й сказал, что его работа требует прямого контакт с людьми, каждому 10-му надоело просто сидеть дома, 15% пожаловались на то, что им дома сложно сосредоточиться, и почти столько же, вот мы видим, ответили, что больше любят работать в коллективе. Это, соответственно, большинство тех, кто сказал, что против удаленки.

Ольга Арсланова: Вам нравится удаленка? Позвоните в прямой эфир, расскажите или напишите SMS.

Петр Кузнецов: Виктория Пятница с нами на связи, управляющий партнер профессионального сообщества «HR-эксперты». Здравствуйте, Виктория.

Виктория Пятница: Добрый день, коллеги.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, по-вашему, можно ли у нас удаленной работе прописать четкие правила и нормы?

Виктория Пятница: Вы знаете, я больше чем уверена, что мы к этому придем, потому что с удаленкой мы столкнулись не так давно, с вынужденной, очень многие, к слову, оценили эту возможность работы, и это здорово, замечательно, потому что экономит для работодателя ту же самую себестоимость рабочих мест, то есть это достаточно удобный формат, но не для всех, как показывает исследование РАНХиГС. Но тем не менее мы сейчас все больше уже начинаем задумываться о том, как контролировать, самое главное, исполнение работ на удаленном режиме, и сейчас очень много с этим связано тех же самых ключевых показателей эффективности деятельности сотрудников, то есть мы к этому придем в любом случае.

Но вот с точки зрения трудового законодательства здесь, конечно, очень много нюансов. В каком отношении? Ну, как мы с вами можем проверить наличие алкоголя у человека, если он у нас на удаленке? У нас даже летом уже были такие случаи, когда сняли изоляцию, но человек оставался на удаленном формате, при телефонном разговоре заподозрил работодатель, что не все в порядке, какой-то голос не такой...

Ольга Арсланова: Сотрудник нетрезв, да, но доказать невозможно.

Виктория Пятница: Да.

Петр Кузнецов: Микрофон плохой.

Виктория Пятница: Да, тут можно, в общем, сочинить все что угодно, принял таблеточку, лег спать, голова болит, приболел, что-то еще. Конечно, всегда остаются истории, что «приболел – вызови врача», но, с другой стороны, в том случае, о котором рассказываю я, у нас даже служба безопасности в компании организовала поездку на дом к сотруднику, для того чтобы попробовать замерить его, так сказать, текущее состояние, актуальное...

Петр Кузнецов: Ага, ага.

Виктория Пятница: Но тем не менее сотрудник взял...

Петр Кузнецов: И пропали.

Ольга Арсланова: Нет-нет, и что произошло дальше, прошу прощения?

Виктория Пятница: Сотрудник просто не открыл дверь, поэтому, соответственно, вот и что?

Ольга Арсланова: На что он по закону, в общем-то, имеет право, получается.

Виктория Пятница: Конечно, абсолютно, да. Поэтому здесь с точки зрения контроля очень большие вопросы. Ну и потом опять же, даже если мы что-то заподозрили и даже если что-то где-то попробовали к нему пробиться, то вот можно споткнуться о просто нежелание человека общаться.

Петр Кузнецов: И все-таки вот этот закон, который только обрастает правилами, может ли вот обозначенный вами случай разрешить справедливо?

Виктория Пятница: Вы знаете, на текущий момент времени я, честно говоря, не вижу такой возможности, потому что опять же человек не обязан открывать дверь, если к нему кто-то приезжает. Если мы говорим о том, что человек не выходит на связь в течение какого-то времени, это можно зафиксировать в принципе, наверное, можно здесь с точки зрения законодательства пришить какой-то криминал.

Но тут в чем еще могут быть проблемы? – в том, что тоже нужно понимать, забыл дома телефон или где-то забыл, или потерял, или украли. Ну то есть как мы потом будем разбирать кейс, если, например, человек говорит о том, что у него при поездке, допустим, в общественном транспорте был украден телефон? Да, наверное, имеет смысл обращение в милицию либо что-то еще как фиксирующий факт какой-то, но это очень много нюансов.

Мне кажется, что сейчас все-таки требуется более серьезная проработка, иначе мы столкнемся с огромным количеством кейсов, а прецедентов у нас, к сожалению, никаких судебных еще не было, поэтому сказать, как у нас будут развиваться в этом отношении дела, если мы вдруг пойдем в арбитраж, большой-большой вопрос.

Ольга Арсланова: Виктория...

Виктория Пятница: Или если сотрудник скажет о том, что увольнение произошло незаконно, и захочет восстановиться на рабочем месте, придет в трудовую инспекцию и, как мне кажется, вот с таким слабым юридическим обоснованием, конечно, сможет это сделать.

Ольга Арсланова: Как можно, как вам кажется, эффективно ограничить рабочий день удаленщика? Все люди, которых я знаю, работавшие на удаленке, пожаловались на то, что их рабочий день стал бесконечным.

Виктория Пятница: Вы знаете, я, честно говоря, уверенно могу сказать, что все зависит от организации труда самого человека прежде всего. Если мы сталкиваемся с удаленной работой, никто не отменял графики, никто не отменял табели. Сделайте себе daily на один рабочий день, на рабочую неделю, пропишите, чем вы будете заниматься, не знаю, в этой, в другой, в следующий час, где, когда у вас будут перерывы, и спокойно все это можно сделать. Поэтому здесь, мне кажется, это только вот добрая воля самого человека, как ему организовать просто свое рабочее время и свое рабочее пространство в том числе.

Потому что я понимаю людей, которые пишут о том, что им не хватает общения, что они не могут организоваться в рамках, например, дома, потому что, когда у тебя, я не знаю, в общей комнате, где дети, кошки, собаки, теща, у тебя стоит монитор и ты должен, я не знаю, заниматься продажами или закупками в рамках своей организации, очень большой-большой вопрос, как вы будете это делать эффективно. Но найти в доме, не знаю, в соседней комнате организоваться, закрыть дверь, попросить, чтобы не беспокоили, – ну то есть это все наши организационные моменты.

Петр Кузнецов: Виктория, два сообщения, от которых мне хочется оттолкнуться. Пишет нам телезритель из Ленинградской области: «Главное, чтобы пожарные не перешли на удаленку». И из Саратовской: «Работа на удаленке – прямой путь к сокращению. Уже сейчас работающим на удаленке не выплачивают надбавки, премии и так далее». Скажите, по-вашему, что же все-таки это за тип такой сотрудника, без которого можно обойтись в офисе? Потому что не первый раз встречаю такие опасения, что перевод на удаленку – это, знаете, уже полусокращение. И правильно ли все-таки его считать неполноценным сотрудником?

Виктория Пятница: Вы знаете, это полноценный сотрудник, давайте начнем с того. Невыплаты, о которых говорят, я понимаю прекрасно, это действительно тенденция, но эта тенденция в большей степени связана не с переводом на удаленную работу, а тупо с сокращением затрат, с необходимостью сокращения затрат по предприятиям.

Малый и средний бизнес переживает сейчас совсем не лучшие времена, крупный в том числе, поэтому все, что можно было, скажем, безболезненно для соблюдения трудового законодателя сократить, за исключением окладных частей, очень многие сейчас работодатели это сделали. И мне кажется, здесь мы тоже должны немножко с пониманием относиться к этой истории, потому что, ну да, остановились объемы бизнеса, падает спрос, поэтому, конечно, сейчас те же самые переменные премиальные части сокращаются либо идет отсрочка выплат. То есть я не думаю, что это прямо сильно связано с переходом на удаленную работу.

В части актуальности профессий, коллеги дорогие, давайте прямо честно скажем, если айтишник сидит у нас, на home office работает, на дистанционке, у него стоят какие-то задачи, которые он должен выполнить, мне в принципе как работодателю все равно, будет ли он сидеть у меня в офисе, занимать рабочее место, и я буду иметь дополнительные затраты на обеспечение этого рабочего места, квадратуру офиса, компьютеры, электроэнергию всевозможную...

Ольга Арсланова: Айтишник, в общем-то, в офисе не очень-то и нужен, не всегда нужен.

Виктория Пятница: Абсолютно.

Петр Кузнецов: Нет, ну тут, знаете, все от работодателя зависит. Понятно, что я банальные вещи какие-то говорю, в том смысле, что для многих работодателей, если он видит человека в офисе каждый день вот эти 8 часов, значит, он работает, если не видит, значит, нет.

Виктория Пятница: Это знаете как, если я как работодатель не умею контролировать работу своего человека, я не могу поставить ему показатели эффективности его труда, и главный показатель эффективности для меня – это видеть его лицо на рабочем месте, а желательно еще не то что с 9 до 18, а где-то с 9 до 20...

Петр Кузнецов: Да-да-да.

Виктория Пятница: ...не обращая внимания, честно говоря, абсолютно на то, чем он там занимается у себя за компьютером, занимается ли он работой или он в Facebook сидит, – ну как бы извините, это я такой работодатель, я такой работодатель.

Петр Кузнецов: Да, справедливо.

Виктория Пятница: Поэтому...

Ольга Арсланова: А многие, как вам кажется, с удаленки не вернутся в офис?

Виктория Пятница: Я думаю, что многие. Сейчас, во-первых, люди поняли для себя, что... Извините, возьмем ту же самую Москву: если я еду на работу 2 часа, например, в один конец, потом 2 часа в другой конец, у меня 4 часа времени моей жизни вылетает просто не очень продуктивно, скажем так, найду я, чем заняться в это время. Поэтому если есть возможность работать на дому и люди к этому готовы, им можно помочь организоваться, во-первых, как организовать пространство, как организовать рабочее время, чтобы это было безболезненно и для человека, и для его семьи.

Сейчас по той статистике, которая есть у меня, примерно малый и средний бизнес вернулся в офис где-то на 50–70%, то есть порядка 50%, иногда даже больше, людей остаются на home office, и это абсолютно безболезненно. Соответственно, сейчас работодатель может сократить, например, те же самые площади офисные, для того чтобы разгрузить финансовый бюджет свой, и людям это удобно, и работодателю удобно.

Другое дело, что, конечно, у нас с вами должны быть параметры. Если, например, у нас там работает на home office продавец, он в любом случае должен обеспечивать нам какое-то количество продаж, на какую-то сумму, какое-то количество звонков, по которым он может отчитаться. Причем очень многие, те же юристы, те же финансисты, по сути, наверное, все основные вот офисные направления... Понятно, что производственников мы с вами на home office не переведем, человек должен стоять на линии, отслеживать качественный выпуск продукции. Но вот сопутствующие функции – это вполне вероятно, поэтому я думаю, что за этим будущее.

Петр Кузнецов: Подведем итог, буквально минута у нас на это есть. Если удаленку сделают максимально удобной, пропишут четкие правила, больше людей захотят так работать, или наш человек все-таки, тут дело в том, что он просто не хочет столько времени проводить дома, уж тем более работать дома, какими бы максимально комфортными условиями ни были бы?

Виктория Пятница: Вы знаете, я могу сказать, что в любом случае считаю, что за этим форматом будущее. Конечно, сейчас, тем более в условиях изоляции, люди стремятся многие выйти в офисы, потому что они действительно замучились сидеть в четырех стенах, и здесь и коллектив, может быть, хочется увидеть, с другой стороны, просто уже занудились и хочется как-то выйти...

Петр Кузнецов: Ну и потом, мне кажется, ближе к новостям своего предприятия, просто ты как-то знаешь, что ждет, что говорят, что грядет, какие сокращения или наоборот.

Виктория Пятница: Вы знаете, мы в этом отношении тоже очень много рассуждали, в том числе и в период пандемии, в период жесткой изоляции. Если я как HR или как директор, собственник предприятия, неважно, я хочу поддерживать у своих сотрудников вовлеченность в бизнес-процессы, поддерживать их моральный дух, то никто мне не мешает... Посмотрите, сколько у нас технических средств связи, регулярные планерки в том же самом Zoom, если у тебя нет возможности купить какую-нибудь WebEx либо что-то еще дорогостоящее, Skype, то есть пожалуйста, все это можно сделать, просто нужно для этого желание. И конечно, сейчас люди очень многие хотят вернуться, но тем не менее, если рассматривать долгосрочную перспективу, я думаю, что с учетом развития технологий и с учетом вообще, в принципе тенденций дальнейших мы все-таки очень много будем переводить на дистант.

Петр Кузнецов: Спасибо. О Zoom и средствах связи мы как раз поговорим в оставшиеся 10 минут.

Это была Виктория Пятница, управляющий партнер профессионального сообщества «HR-эксперты». Говорили о правилах для удаленки.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)