Законодатели хотят запретить продажу телефонов и телевизоров с импортным ПО

Законодатели хотят запретить продажу телефонов и телевизоров с импортным ПО
Кого и как учить? Китайцам въезд запрещён. Хакеры атакуют банки. Опасен ли 5G? Передел рыбного рынка. Индексация для работающих пенсионеров
Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Гости
Алексей Ульянов
директор «Института повышения конкурентоспособности», кандидат экономических наук

Петр Кузнецов: Следующая тема, кстати, в продолжение. IPhone уходят из России, по крайней мере это вот моя первая реакция, не знаю, «Apple» уходит.

Ольга Арсланова: То есть не только наука, но и технологии уходят из России.

Петр Кузнецов: Новость из Госдумы тоже, кстати, связана с чрезмерной защитой. Депутаты в первом чтении приняли законопроект, по которому на отдельные технически сложные устройства, продаваемые в России, должно устанавливаться программное обеспечение российского производства.

Ольга Арсланова: Вот этот закон, эти поправки уже называют «поправками против Apple». С 1 июля следующего года выставлять на полки магазинов компьютеры, телевизоры и смартфоны без нашего софта нельзя. Пока неясно, на какие конкретно модели или виды гаджетов требование будет распространяться: право определять и вести этот специальный список делегировали все-таки правительству.

Петр Кузнецов: Да, пока они фигурируют как «сложные технические устройства». Ну и неважно, успеют ли поставщики за оставшиеся 7 месяцев, получается, найти на нашем рынке конкурентоспособных разработчиков, дальше убедиться в надежности ПО, договориться о цене. Важно здесь другое – цель-то в итоге какая у этого законопроекта?

Ольга Арсланова: Это самый главный вопрос…

Петр Кузнецов: Ну и последствия, естественно.

Ольга Арсланова: …зададим его Алексею Ульянову, директору Института повышения конкурентоспособности. Здравствуйте, Алексей.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Алексей.

Алексей Ульянов: Доброе утро.

Петр Кузнецов: Давайте сразу же с практического, что ли, смысла начнем. Это делается, чтобы иностранные компании покупали у нас права на ПО, на наше программное обеспечение?

Ольга Арсланова: Кому это нужно?

Алексей Ульянов: Вы знаете, мне кажется, что у нас цель законодательных инициатив Госдумы вообще непонятна.

Ольга Арсланова: Ага.

Алексей Ульянов: То есть есть, конечно, такая благая тема, как импортозамещение, и вот ощущение, что некоторые наши народные избранники просто хотят отличиться, либо зачастую наводят тень на плетень, либо занимаются совсем не тем. Мне вот приходит на аналогию ситуация с нашими санкциями, то есть когда у нас некоторые высокопоставленные чиновники и, скажем так, богатые россияне попали под санкции, им правительство оказало помощь, а…

Ольга Арсланова: Алексей?

Петр Кузнецов: Алексей, у вас не установлено программное обеспечение российского производства?

Ольга Арсланова: Вот иностранный софт подводит нас. Мы сейчас будем связываться с Алексеем.

Смотри, действительно, о чем говорят сейчас все эксперты, – о том, что Apple может уйти из России, потому что в свои гаджеты они ничего не предустанавливают, там, по-моему, технически это даже невозможно.

Петр Кузнецов: Это ладно, не забывай объем продаж: все-таки iPhone в России у нас продается мало, поэтому «Apple» будет, опять же мне так кажется…

Ольга Арсланова: Они уже сказали о том, что они вполне могут уйти с нашего рынка.

Петр Кузнецов: «Ну хорошо, нет так нет, это не самый широкий рынок для нас».

Ольга Арсланова: Но тем не менее другие эксперты говорят, что Китай уже по сути поставил такой ультиматум производителям гаджетов, смартфонов и прочих устройств.

Петр Кузнецов: Китайский рынок для них…

Ольга Арсланова: И никто с китайского рынка не ушел.

Петр Кузнецов: Не ушел.

Алексей Ульянов к нам возвращается, директор Института повышения конкурентоспособности.

Ольга Арсланова: Здравствуйте еще раз.

Алексей Ульянов: Да.

Петр Кузнецов: Алексей, спасибо, что вы по-прежнему с нами. Расскажите нам, сейчас мы об iPhone начали говорить, естественно, потому что первым делом iPhone приходят в голову. Как это делается в плане установления программного обеспечения в данном случае российского? Значит, есть iPhone, коробка. На какой стадии устанавливается это программное обеспечение? – на стадии изготовления? Или это уже как-то по приезде к нам, в Россию? Это где-то в каком-то перевалочном пункте делается?

Алексей Ульянов: Вы знаете, тоже вопрос на самом деле остается. То есть были ситуации, когда, например, «Samsung» устанавливал на свои телефоны свои собственные приложения, но тема, скажем так, не пошла, то есть каждый должен заниматься своим делом, видимо. Есть идея, чтобы устанавливать это уже и у дилера, мы помним, что было дело ФАС знаменитое, когда, значит, против «Google» по предустановке его приложений.

Но вот мне кажется опять же, что тема с этими приложениями, скажем, как минимум либо опережает, либо наводит тень на плетень. У нас есть замечательное приложение «Яндекс», которое пользуется большим спросом. Если посмотреть на топ устанавливаемых приложений россиянами, то приложения вот этой компании уважаемой активно устанавливаются. Многие банковские приложения тоже наши россияне устанавливают, и никакой поддержки не требуется, мы тут совершенно конкурентоспособны. Но вот разработки программных продуктов, например, офисов, то есть есть у нас, например, «МойОфис», российская разработка. Может быть, она еще выглядит не настолько шикарно, как продукция «Microsoft», но чиновники вполне бы могли ею пользоваться, и кстати, некоторые ведомства это делают.

Но вот давайте государство вот это импортозамещение, у меня такой месседж, все-таки начнет с себя, пусть разберется с теми коррупционерами, которые покупают, значит, импортный софт, пусть установят у себя миллиарды, сотни миллиардов денег, которые сейчас потратятся на нацпроекты, они в первую очередь пойдут на поддержку отечественного софта, а потребители частные пусть голосуют ногами.

Ольга Арсланова: Алексей, а вот вы «Яндекс» упомянули – так, может быть, это делается как раз в интересах таких крупных российских игроков, для того чтобы их поддержать? Возможно.

Петр Кузнецов: Алексей?

– Извините, связь прервалась.

Петр Кузнецов: Даже по телефону.

Ольга Арсланова: Спасибо. Алексей Ульянов был с нами.

Петр Кузнецов: Но в конечном итоге мне все-таки кажется, что решать-то потребителю, каким программным обеспечением пользоваться, далеко не чиновникам, которые принимают законопроект.

Евгений Лифшиц к нам присоединяется, руководитель «Агентства кибербезопасности». Евгений Александрович, приветствуем вас.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Евгений Лифшиц: Здравствуйте, добрый день.

Ольга Арсланова: Ну вот мы попытались разобраться, кому эта предустановка отечественного софта может быть выгодна, а мы сейчас с вами попытаемся разобраться, кто в первую очередь от этого может пострадать. Как вам кажется?

Евгений Лифшиц: Разобраться пока не получилось, но давайте попробуем.

Смотрите, на самом деле нужно помимо просто софта чуть-чуть глубже копнуть. Для решения государственных задач, для решения бизнес-задач нужно смотреть не только клиентские приложения, а в первую очередь серверные приложения и базы данных, на которых это строится. Тут, к сожалению, дела чуть похуже, потому что российских баз данных единицы можно назвать, есть разработки ВПК, военной промышленности российской, но массово в бизнесе не используются, потому что они как раз менее конкурентоспособны, не могут конкурировать с такими гигантами, как «Oracle», IBM и другими.

Ольга Арсланова: Так.

Евгений Лифшиц: Именно на базе баз данных строятся крупные информационные системы для бизнеса, для военной промышленности, для инженерных и инфраструктурных проектов, и вот там большая сложность. Большая сложность у нас с конструкторскими системами, на которых проектируются самолеты, новые вертолеты, новое оборудование, машиностроение. Это тоже огромная проблема.

Ольга Арсланова: Так.

Евгений Лифшиц: То есть если мы говорим про приложения, как «МойОфис», про который было сказано, или какие-то там рабочие места чиновников, это самая маленькая проблема, я бы это даже проблемой не называл. А такие крупные системы, которые не поддерживаются… У нас перед глазами встает опыт, что, например, немецкая компания SAP отказалась от… санкционной нашим компаниям, чтобы… «Роснефти»…

Ольга Арсланова: Понятно.

Евгений, тем не менее вот эта идея поддерживается на уровне Администрации президента, ее одобряют. Кто пострадает-то в итоге? То есть в принятии мы уже не сомневаемся.

Евгений Лифшиц: Ну нет, кто пострадает? Пострадают те, кто используют сейчас в своих целях иностранное ПО, а аналогов отечественного ПО нет.

Петр Кузнецов: Ну смотрите, давайте так: какие компании потенциально, кроме «Apple», могут «отвалиться» в этом случае? Мы выяснили, что доля продаж iPhone в нашей стране от общего рынка у них невелика, потери у «Apple» будет несущественные.

Ольга Арсланова: Мы хотим понять просто, клиенты, мы все пострадаем в итоге?

Петр Кузнецов: Другие компании и мы все пострадаем в том плане, что нам ждать в связи с новой стадией установки нового программного обеспечения повышения цен на телевизоры и смартфоны?

Евгений Лифшиц: Нет, пострадает в первую очередь бизнес.

Петр Кузнецов: Бизнес?

Евгений Лифшиц: Ну конечно, да.

Петр Кузнецов: Наш?

Евгений Лифшиц: Ну конечно. Если бизнес заставляют локализовывать те решения, которые локализовывать дорого и некачественно, то есть по уровню этот софт отстает, то конечная продукция будет более дорогая и менее конкурентоспособная.

Ольга Арсланова: Давайте еще раз с этими iPhone разберемся, это то, что наших зрителей интересует. Правильно ли мы понимаем, что сейчас после принятия этих поправок купить iPhone можно будет только нелегально, «серые» схемы и так далее?

Евгений Лифшиц: Да нет, я не думаю, что это возможно. С точки зрения iPhone, я думаю, они там адаптируются к условиям нашего рынка.

Ольга Арсланова: То есть все-таки они пойдут навстречу, вы считаете?

Евгений Лифшиц: Нет, на какую-то встречу, конечно, пойдут, просто тут вопрос глубины этой локализации, которая потребуется.

Ольга Арсланова: Да, спасибо. За глубиной локализации будем вместе с нашими законодателями, судя по всему, следить. Мы благодарим за комментарий Евгения Лифшица, руководителя «Агентства кибербезопасности».

Петр Кузнецов: Еще раз напомним, в принципе тревогу бить пока рановато, потому что законопроект принят в первом чтении, но вот уже по нему с 1 июля…

Ольга Арсланова: …с 1 июля 2020 года.

Петр Кузнецов: К следующему лету все должно, через 7 месяцев, получается, все должно уже быть на нашем…

Ольга Арсланова: А кто не предустановит, тому штраф минимум 200 тысяч рублей. Но мы, естественно, следим за новостями.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски