Закошмарили?

Гости
Игорь Строганов
кандидат экономических наук, доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
Александр Хуруджи
правозащитник

Тамара Шорникова: Сейчас как раз о бизнесе: что предлагают, как ему помочь. С самозанятых хотят снять часть ограничений – по видам деятельности, например. Сейчас самозанятым запрещено продавать товары, подлежащие маркировке, заниматься медицинской деятельностью, перевозкой пассажиров и багажа, перепродавать товары, кроме бывших в употреблении.

Иван Князев: Кроме того, тем, кто официально зарегистрировался в этом статусе, предлагают разрешить уплату взносов в фонды социального страхования и ОМС, чтобы иметь право на больничный, декретный, в случае потери трудоспособности. Сейчас число самозанятых в стране достигло двух миллионов человек. Налоговый режим, удобный и простой сервис – все это привлекает, но, если снять эти ограничения, темпы выхода из тени могут быть выше, так полагают, во всяком случае, авторы инициативы.

Тамара Шорникова: Давайте обсудим. Если вы самозанятый или подумываете им стать, позвоните, расскажите в эфир о своей работе, о плюсах и минусах, о том, что пугает, например, с тем чтобы взять и зарегистрироваться в новом статусе, ждем вашего мнения, вашего опыта.

Александр Хуруджи, независимый защитник, сопредседатель партии Роста.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр Александрович.

Александр Хуруджи: Здравствуйте. Я уже не сопредседатель партии.

Иван Князев: Бывший сопредседатель.

Тамара Шорникова: Да, представляем вас в эфире. Вы можете представиться.

Александр Хуруджи: Я руководитель комитета по правозащите партии «Новые люди».

Тамара Шорникова: Спасибо вам. Итак, что касается тех возможно снятых ограничений, о которых сейчас говорят. По-вашему, какие из них реальны, то есть можно обсуждать, что да, это действительно нужно снимать, какие – нет. Потому что, например, читала мнение экспертов, что вот так взять и разрешить заниматься всей деятельностью не совсем правильно, потому что, например, та же медицинская деятельность – это все очень серьезно и так далее. Как контролировать качество услуг? Если будут продавать какие-то товары то же, кто и как это будет контролировать? Что вы думаете по этому поводу?

Александр Хуруджи: Во-первых, это временный режим, который государство изначально вводило на десять лет, это эксперимент, который стартовал в 2019 году. 2 250 000 человек уже вышли из тени. На сегодняшний день ФНС создало уникальный по удобству инструмент для того, чтобы было удобно работать самозанятым, и большинство людей действительно очень быстро присоединились к сервису, и ни у кого не возникает сложностей с тем, чтобы работать.

Но сейчас предложения, которые вышли от Бориса Титова, их готовила Марина Блудян, я ее очень уважаю как эксперта, и они проработаны, я их видел.

Они позволяют тем людям, которые занимаются сейчас теми же косметологическими кабинетами, оказывают услуги, продавать различные дополнительные средства по уходу за кожей, потому что сейчас они вынуждены это делать из-под полы. И соответственно, проанализировав, выявили такую сложность и предложили: «Почему бы это не узаконить, почему не расширить?»

Тем более что предприниматели исправно платят налоги, и вообще с темой сейчас предпринимательства главное – не перегибать палку, потому что у нас много хороших режимов, и люди готовы выходить из тени, готовы открыто работать, но им порой это не позволяет законодательство, как происходит сейчас с водителями. То есть формально ты, вроде, можешь заниматься перевозками, но лицензию такси получить не можешь, и соответственно, они вынуждены оформляться в различные организации, туда отстегивать деньги и по факту, конечно же, клиент не получает никакой дополнительной гарантии.

Поэтому то, что предложил Титов, я поддерживаю и считаю, что это очень хорошая инициатива. Я надеюсь, что ее проработают, и самозанятые будут так же защищены. Спасибо Марине Блудян, что предложила ПСС решить проблему, чтобы они были более защищенными.

Тамара Шорникова: Что касается отчислений в фонды социального страхования, обязательного медицинского страхования, с одной стороны, это все действительно выглядит логичным. Ты работаешь, ты зарабатываешь, в том числе, и в копилку государства, как минимум в субъекты регионов отчисляются налоги. Можно продумать то, как обеспечить и человеку доступность медицины, каких-то социальных гарантий?

Иван Князев: Если вдруг заболеешь, чтоб хоть какая-то защита была.

Тамара Шорникова: Но тоже видела, возможно, немного эгоистичное мнение, что человек наемный трудится лет двадцать, отчисляет кучу времени, много денег и, соответственно, получает больничный. И вот самозанятый, вчера зарегистрировался, и уже имеет право на те же соцгарантии. Справедливо ли это? В полном ли объеме гарантировать больничный и декретный или какую-то часть от них? Что по этому поводу думаете?

Александр Хуруджи: Во-первых, давайте предположим, что человек, который стал самозанятым, тоже до этого не был тунеядцем, он тоже где-то работал, как правило, и тоже платил налоги. Ему государство, фактически, предоставило возможность сделать первый шаг в бизнесе. Он этим шагом, этой возможностью воспользовался, и вполне возможно, из него вырастет дальше предприятие, или он продолжит, и когда этот эксперимент закончится, станет ИП.

Сейчас он находится в той стадии, в которой есть, и государство должно дать ему возможность цивилизованно платить налоги и, соответственно, цивилизованно работать с банками, с фондом социального страхования и получать необходимые страховки. В противном случае он вынужден будет где-то оформляться для того, чтобы получить такой же точно полис, и это ненормально, потому что это дополнительная бюрократия, которая не влияет на эффективность экономики. Только повышая эффективность экономики в комплексе и уменьшая количество барьеров, можно победить бедность, то, что вы до этого обсуждали.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Александр Хуруджи, правозащитник, был с нами на связи.

Резонные вопросы задает наш телезритель: «А что на самом деле дает статус самозанятого, кроме того, что ты платишь налоги?» Если так, по большому счету, подумать, ты оказываешь какую-то деятельность, но тебе, мало того, что нужно зарегистрироваться и добровольно платить налоги, больше никаких бонусов нет. Кроме того, что тебя не придут, не оштрафуют, не возбудят уголовное дело. Серьезный вопрос, на самом деле.

Тамара Шорникова: Возможно, потому что ты участник правовой системы?

Иван Князев: Хочешь быть честным. Нужно быть честным.

Тамара Шорникова: Если ты зарабатываешь, то ты вынужден платить те самые налоги. Это просто обязанность гражданина.

Давайте послушаем телефонный звонок. Лариса, Свердловская область. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы слышите меня?

Тамара Шорникова: Да, отлично.

Иван Князев: Да-да-да, Лариса.

Зритель: Я хочу предложить следующий вариант, как поддерживать самозанятых, и нужно ли поддерживать всех самозанятых, а в том числе, всех предпринимателей.

Есть два вида поддержки – одна материальная, то есть возможность дать накопить первоначальный капитал, чтобы стать самозанятым, а другая поддержка, я бы сказала, нематериального характера. Допустим, есть такой вид людей, которые имеют намерение стать самозанятыми, но они не знают, что это возможно. Если человек, допустим, представляет предложение, как увеличить возможность работы другим, как создать новые рабочие места для конкретных предпринимателей, он реализует свое право авторское на предложение – это тоже его труд. В чем здесь поддерживать человека материально? Ему нужно просто дать возможность связаться с конкретными предпринимателями, особенно, если это касается тех продуктов и тех товаров, которые будут востребованы большим количеством потребителей. Если не дают возможность связаться с предпринимателем, как человек свяжется?

Иван Князев: В смысле, почему? Кто ему должен давать такую возможность? И почему человек сам, если он хочет этим заниматься, не ищет какие-то выходы?

Зритель: А как он свяжется? И как он будет искать этих предпринимателей? Я могу сказать на опыте, что у нас в некоторых случаях в Свердловской области заявляют: «Вы нам не нужны». Все. Почему не нужна? Я же предоставляю рабочие места.

Иван Князев: А вы хотите их заставить?

Зритель: Почему заставить? Хотя бы обратить внимание, ведь человек дает новые рабочие места. Все. Но у нас обычно так говорят: «Но вы же сами будете зарабатывать от реализации своего предложения?», на что человек заявляет: «Но это же не грабительский процент».

Но, что я хочу сказать относительно того, кого нужно поддерживать. Поддерживать нужно тех предпринимателей, которые представляют, прежде всего, рабочие места (это касается и прежней темы) для людей, которые действительно не могут сами трудоустроиться.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое. Мы, правда, пока о самозанятых – это те люди, которые работают сами на себя, как раз их отличительная черта и критерий самозанятого – не иметь наемных работников, пока говорим об этой категории бизнеса, но вам спасибо за звонок.

Сейчас послушаем эксперта. Игорь Строганов, кандидат экономических наук, доцент кафедры предпринимательства и логистики Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Игорь Алексеевич.

Игорь Строганов: Да, добрый день.

Иван Князев: Игорь Алексеевич, помните 1990-ые годы, когда в какой-то момент разрешили торговать всем и везде, и как хочешь, и где хочешь, понятно, там были издержки у этой системы.

Тамара Шорникова: В виде «крыши»?

Иван Князев: Нет, я про другое.

Игорь Строганов: В виде рэкета.

Иван Князев: Рэкет, налоги не платили.

Тамара Шорникова: И убийства иногда.

Иван Князев: Но смотрите, это был прекрасный способ в тот сложный период многим людям просто выжить. Понятно, наверное, что сейчас это уже невозможно, но, если в целом, дать самозанятым максимальную свободу, какие здесь могут быть нюансы? Не будем мы сейчас говорить про оказание медицинских услуг. Хотя, знаете, в царской России, до революции, была частная практика частный доктор приходил. Такой же самозанятый. Профессор Преображенский на дому принимал.

Игорь Строганов: Здесь масса вопросов, связанных, в первую очередь, с тем, что большая часть того, что предполагается дать предпринимателям-самозанятым – это лицензируемые области деятельности, то есть то, что требует получить медицинскую лицензию, лицензию на торговлю какими-то акцизными товарами, и прочие варианты, то, что требует жесточайшего государственного контроля, то, что, в общем-то, либо опасно, либо сложно, либо, соответственно, нуждается в определенных методах контроля, и все это означает очень простую вещь. Если мы это разрешаем делать всем, то мы получаем огромный неконтролируемый серый рынок, в котором государство, в принципе, просто утонет, с точки зрения какого-либо контроля и понимания.

Иван Князев: То есть это невозможно будет проконтролировать никаким образом?

Игорь Строганов: Абсолютно невозможно. У нас сложности с контролем крупных фирм, которые оказывают те же самые медицинские услуги и акцизные услуги и так далее, а мы еще дадим миллионам людей возможность это же делать.

Смотрите, человек хочет торговать алкоголем, но официально это запрещено частникам. Разрешаем. Он должен получить лицензию. Лицензия стоит несколько миллионов рублей, плюс он официально должен подключиться к ЕГАИС. Каким образом он будет это делать? Он заплатит эти миллионы, подключится к ЕГАИС (это еще сколько-то там крупных сумм), и как он это отбивать будет? То есть ему нужно работать в тех оборотах, которые превышают статус самозанятого, тогда это бессмысленно.

Тамара Шорникова: Возможно, он не сунется в дорогой алкогольный рынок, но, например, это позволит ему торговать теми же косметическими уходовыми средствами, которые маркируются, парфюмерия и так далее?

Игорь Строганов: А кто будет отвечать за качества и последствия? Человек купил эту парфюмерию у продавца, намазался, получил прыщи, проблемы, кто за это будет отвечать? В данной ситуации сейчас можно подать претензию в магазин, можно подать претензию в косметическую клинику, можно попытаться заявить по правам потребителя, а в случае самозанятого? «Я где-то купил, я вам продал, я ни за что не отвечаю». У меня сразу возникает вопрос, что здесь в ответственность, контроль и какая-то безопасность потребителя.

Иван Князев: Игорь Алексеевич, как это в Европе делается, например, когда фермер, пускай даже самый небольшой, какую-то свою продукцию произвел, приехал в город, быстренько продал, и так далее. Там тоже все прямо так контролируется, все и везде?

Игорь Строганов: Фермер – это немного другое, все-таки. Фермер, что у них, что у нас, у нас очень близкое законодательство в этом плане, он получает определенное разрешение на торговлю, он проходит у ветеринарного врача санитарный контроль.

Иван Князев: Понятно. Я просто сейчас ищу варианты, на чем людям можно заработать, и так, чтобы это было несложно, чтобы вот это список расширить.

Тамара Шорникова: Тогда уж домашний винодел, что ли.

Игорь Строганов: Слушайте, на самом деле достаточно много вариантов деятельности. Опять же, хочешь ты чем-то большим заниматься – бери патент. Патенты сейчас расширили на двадцать пунктов, там и мясное разного рода, там и колбасы, и сосиски, и прочее, и чем-то там достаточно серьезным можно заниматься. Самозанятый – это достаточно особый режим для фрилансеров, и вы совершенно правильно задали вопрос, вот здесь был: «В чем смысл для человека быть самозанятым?». В общем-то очень простой – платить налоги и не платить штрафы за незаконную предпринимательскую деятельность. И все, по большому счету.

Иван Князев: Тогда действительно, чтобы хотя бы больничный оплачивали.

Игорь Строганов: Так кто будет его оплачивать? Если человек работает на кого-то, ему это оплачивает работодатель. Здесь, в этой инициативе, насколько я понимаю, предлагается возможность самостоятельно оплачивать налоги.

Иван Князев: Да, да.

Тамара Шорникова: Самостоятельно отчислять.

Игорь Строганов: То есть он сам себе будет оплачивать свой больничный, сам себе оплачивать страховку и сам себе оплачивать пенсионные взносы. В принципе, это-то правильно, почему бы и нет? Надо дать эту возможность добровольно. Хочешь оплачивать? Молодец, оплачивай, в какой-то момент, никто из нас не застрахован, будут проблемы, соответственно, их решаешь.

Тамара Шорникова: Да, Игорь Алексеевич, буквально двадцать секунд осталось. Говорят, много, почти два миллиона самозанятых, но при этом другая цифра – 20-30 миллионов у нас в тени, и мы прекрасно понимаем, что у нас в подъезде кто-то обувь ремонтирует, там что-то продают, там репетиторствуют, вряд ли они все зарегистрированы. Так все-таки, что должно стимулировать, как привлечь больше самозанятых в легальную зону?

Игорь Строганов: Объяснить очень простую вещь, что дальше будет только хуже с точки зрения контроля, что государство все равно наращивает контроль и безопасность предпринимательства и будет требовать и лицензии и налоги, и прочее.

Тамара Шорникова: Регистрируйся, пока не поймали.

Иван Князев: Это система кнута, а хотелось, конечно бы, пряника. Спасибо. Игорь Строганов, доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ им. Г. В. Плеханова был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Да, а после новостей поговорим о цифровом рабстве, а может быть, раю. Что это для нас?

Иван Князев: Наступил он уже или нет?

Тамара Шорникова: Да, вот и обсудим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Какие ограничения для самозанятых тормозят обеление рынка