Закусали до смерти!

Гости
Мария Лежнева
директор Ассоциации «Благополучие Животных»
Борис Кокотов
президент Национальной ассоциации природопользователей, член экспертного Совета Комитета ГД по экологии и охране окружающей среды

Ксения Сакурова: Ну а в ближайшие полчаса поговорим, что делать с бездомными собаками. Новости приходят из разных регионов. В Самарской области пенсионерка умерла после нападения бродячих собак. В Уфе и Рязани от укусов бездомных псов пострадали дети. И новости такие же приходят от жителей Воронежа и Казани. В общем-то, во всех регионах России есть такие проблемы.

Иван Князев: Причем новости эти приходят не первый год. С 1 января 2020-го вступил в силу федеральный закон «Об ответственном обращении с животными». Там прописано и то, что нужно делать с бездомными: отлавливать, стерелизовать, помещают в приюты. Но проблема остается.

Тут Роспотребнадзор сообщает, что ежегодно за помощью в медицинские учреждения с укусами собак обращаются свыше 350 тысяч человек, 30% из них – дети.

Поговорим на эту тему вместе с нашим экспертом. Борис Кокотов у нас в гостях, президент Национальной ассоциации природопользователей, член Экспертного совета комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды. Здравствуйте, Борис Владленович.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Борис Кокотов: Добрый вечер.

Ксения Сакурова: Ну и прежде чем перейти к разговору, давайте посмотрим сюжет из Воронежа как раз на эту тему.

СЮЖЕТ

Ксения Сакурова: Вот такая ситуация в Воронеже, ну и не только там.

Борис Владленович, а как так получается, что собак есть кому поймать (ну, мы слышали, что обратились жители к муниципальной власти), поймали, что-то с ними сделали, возможно, чипировали, стерилизовали, как того требует закон, и снова выпустили.

Борис Кокотов: На самом деле вы правильно заметили, что где-то год назад, с 1 января 2020 года, вступил в силу федеральный закон «Об ответственном обращении с животными». Дело в том, что когда этот закон был принят, мы все полагали, что таким образом тот правовой вакуум, который возникал в связи с тем, что было непонятно, как регулировать обращение с животными, с домашними животными, которые оказались в так называемой естественной среде обитания, как это часто говорят специалисты, вот появилась возможность это регулировать.

Но дело в том, что закон как бы создает условия для того, чтобы можно было заниматься, скажем так, регулированием этого вопроса. В законе есть определенные положения, которые распределяют обязанности по регулированию обращения с подобными животными между соответствующими уровнями власти.

Скажем, чтобы было понятно, например, в Москве… Ну, мы возьмем за пример Москву. В субъекте Российской Федерации должны принимать меры… принимать нормативно-правовые акты, которые регламентируют вопросы обращения с подобными животными. В Москве есть ряд нормативных документов, которые регламентируют порядок отлова животных, содержание их в так называемых приютах и так далее.

К сожалению, как всегда, что называется, зри в корень. Проблема в деньгах, в финансировании. Дело в том, что когда… Вот был сюжет. Мы видели, что жители говорят о том, что животных отлавливают, а потом выпускают. И тут же была определена проблема – их негде содержать.

Дело в том, что, скажем так, эта процедура отлова животных, а затем возвращения их, или какие-то операции, связанные с ними, она достаточно многоплановая. То есть животное надо сначала отловить. Потом происходит как бы период карантина, когда животное находится в карантине. Затем происходит период или этап вакцинации. Затем происходит этап социализации.

А это тоже важно, потому что животные разные бывают, в том числе животные агрессивного поведения. Когда мы говорим про выпуск животных в окружающую среду или просто в среду их обитания, безусловно, законом запрещено выпускать в окружающую среду или в среду их обитания агрессивных животных. Вопрос в том, почему агрессивные животные, не социализированные, оказываются в так называемой среде обитания.

Ну, повторяю еще раз: вопрос, наверное, в том, что их негде содержать. В Москве, например, я скажу и для телезрителей, и для вас, коллеги, животных вообще не выпускают. Животных, которых отлавливают, их содержат в специальных приютах. Они разные: есть муниципальные приюты, есть приюты государственные, есть приюты частные, безусловно. Там создаются определенные условия. Ну и самое главное, что животные не оказываются в среде обитания. Они сами не подвергаются опасности и не подвергают опасности тех людей, которые в итоге, судя по сюжету, оказываются потерпевшими.

Вопрос в том, чтобы организовать инфраструктуру, в которой животное может оказаться либо постоянно… Дело в том, что мы, кстати, по закону не имеем права умерщвлять животных. Возможна только эвтаназия, в случае если есть условия, которые способствуют…

Ксения Сакурова: Ну, это заключение ветеринара, насколько я знаю.

Борис Кокотов: Ну, безусловно. Там целая комиссия, которая должна заключить… сделать заключение о возможности умерщвления животного. Но в целом животное должно жить. А для этого необходимо создать условия. Есть ли такие условия в субъектах Российской Федерации? Наверное, нет. Судя по тому, что мы видим, можно констатировать, что условия не созданы.

А закон, который был принят, повторяю еще, год назад, за этот год, наверное, в этом смысле не заработал. Есть субъекты Российской Федерации, которые обладают определенными финансовыми возможностями для организации инфраструктуры для содержания животных. А есть субъекты, где этого нет, поэтому животные, что называется, независимо от поведения (я имею в виду агрессивных животных), оказываются на улице. Безусловно, это недопустимо, но повторяю еще раз: вопрос комплексный.

Если позволите, я хотел бы еще сказать очень важную вещь, это важно. Дело в том, что причины, по которым возникают вот эти ситуации, о которых мы часто слышим, они достаточно глубоки. Ну, мне представляется, что… Знаете, есть такой принцип «плохое возвращается». Мне представляется, что появление животных на улице…

Что такое животные? Живые существа, сложные, с точки зрения психологии, животные организмы. Как животные оказываются на улице? Давайте начнем с того, что вопрос ответственности или ответственного обращения с животными должен начинаться с момента их приобретения.

Мне представляется, что если бы наши граждане открыто подходили к вопросу обращения с животными, к воспитанию животных, наверное, они бы на улице не оказывались. В конце концов, те животные, которые сегодня оказались в ситуации, когда они стали, по сути, орудием, которое привело к тем печальным последствиям, которые мы видим, о которых мы слышим, они, наверное, все-таки виноваты только лишь в том, что они оказались в обстоятельствах, которые, к сожалению, способствуют этой ситуации.

Иван Князев: Борис Владленович, давайте сейчас (прошу прощения, Ксения) ненадолго прервемся, потому что нам звонят телезрители. Хотим, кстати, к вам, уважаемые телезрители, обратиться с вопросом: «В вашем городе/селе много бездомных собак?» – «да» или «нет». Присылайте свои ответы на номер 5445.

А прямо сейчас послушаем Нину из Воронежа, о котором сегодня уже шла речь. Нина, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Борис Кокотов: Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер. Я сама покусана собакой. Я делала уколы от бешенства, очень тяжело их перенесла. Мой ближний родственник тоже был покусан собакой, но с более тяжелыми последствиями. Этой зимой я обратилась в администрацию нашего города (Борисоглебск Воронежской области). Я несколько раз… Алло. Меня слышно?

Ксения Сакурова: Да-да, мы слушаем вас.

Зритель: Меня несколько раз преследовали собаки, когда я шла с продуктовой сумкой домой. Они просто лезли в сумку за продуктами, я от них отбивалась. Когда я выносила мусор с мусорным ведром, две бездомные собаки выскочили на меня из мусорного контейнера. Хорошо, что мне удалось отбиться мусорным ведром и я не упала. Если бы я упала (а на улице не было никого), последствия были бы очень тяжелые. Видела, как девочку одну… Маленькая девочка шла из соседней школы, к ней приставали собаки. Ее прохожие выручали, отгоняли собак.

Я обратилась после этого в администрацию нашего города Борисоглебска, в белый дом. Получила оттуда безобразную отписку, что все это соответствует какому-то приказу, выпущенному надзорным органом нашего областного города Воронежа. Может быть, поэтому у нас в Воронежской области такое безобразие с собаками. Там пишется, что достаточно поймать собаку, стерилизовать, дать ей противоглистные препараты и выпустить ее туда же.

Я обратилась с этим ответом в прокуратуру и написала, что человеку все равно – напала на него собака стерилизованная или обработанная от глистов. Кстати, на этих помойках они глисты подхватывают буквально через два-три дня.

Иван Князев: Да, Нина, понятно. Спасибо, спасибо вам большое.

Ксения Сакурова: Спасибо большое.

Иван Князев: Борис Владленович, кстати, вы тоже интересный момент подчеркнули – ответственность людей, которые выпускают своих питомцев на улицу. Ну подождите, мне кажется, во-первых, просто все-таки у этой проблемы долгая история. И я не видел, честно говоря, на улице собак бродячих каких-то экзотических дорогих пород. В основном это все-таки дворняжки. Не видел я никаких там бассет-хаундов, питбулей и тому подобное.

Ксения Сакурова: Ну, редко бывает, теряются.

Иван Князев: Ну, крайне редко! Обычно они либо сразу находятся, либо их куда-то пристраивают. Только ли здесь в этом люди виноваты? Или все-таки проблема немножко в другом?

Борис Кокотов: Нет, безусловно, проблема, как я уже сказал, делится на две части. Первое – что делать с теми собаками (ну, мы сейчас про собак говорим), которые оказались на улице? Безусловно, повторяю еще раз, нормативно-правовая база создана. Вопрос лишь в том, что…

Иван Князев: Все в деньги упирается, я правильно понимаю?

Борис Кокотов: Понимаете, в чем дело?..

Иван Князев: Или в нежелание властей местных в принципе вообще заниматься этой проблемой? Потому что вот это очень важно. При желании деньги найти можно.

Борис Кокотов: Да нет, очевидно, что власти понимают проблему. Понятно, что когда такие случаи возникают, очевидно, что они достаточно резонансные, и надо как-то их решать.

Повторяю еще раз: понимаете, когда мы говорим про бродячих животных, у нас есть два варианта. Первый вариант – мы их отлавливаем и помещаем в питомники до конца их жизни. Для этого необходимо, повторяю еще раз, помещение, причем не просто помещение, а помещение, оборудованное в соответствии с требованиями и так далее. То есть это целый ряд требований, которые необходимо соблюсти. Второй вариант, который законом, повторяю еще раз, предусмотрен, – мы должны или можем их выпустить в среду обитания. Но повторяю еще раз: при этом животные не должны быть агрессивными.

Когда вот такая дилемма возникает, очевидно, что, конечно, можно говорить и нужно говорить о том, что, наверное, субъекты Российской Федерации, а дальше муниципальные образования не могут адекватно организовать работу с бродячими животными. Понимаете, вот я…

Иван Князев: Ну а частично это оформить как-то – и питомник, и выпустить? Их стерилизовали, выпустили. Сколько собака проживет? Ну, пять-семь лет, потомства она не даст. Хорошо, с каждым годом их должно становиться все меньше и меньше.

Борис Кокотов: Безусловно, поскольку они не размножаются.

Иван Князев: Я так понимаю, что раз они размножаются, то их тогда вообще никто не стерилизует.

Борис Кокотов: Понимаете, в чем дело? Я предлагаю данный вопрос решать, повторяю еще раз, комплексно. Если денег не хватает… Я не могу давать оценку, почему, например, субъекты Российской Федерации или муниципальные образования не могут найти достаточное количество средств, ведь на самом деле это не сложно.

Давайте, может быть, развивать так называемое, я не знаю, движение благотворительное, потому что есть люди, организации, которые занимаются в том числе организацией питомников, приютов и так далее. То есть мы должны понимать, что движение в этом направлении должно быть разноплановым.

Иван Князев: И желательно бы еще деньги выделять вот этим благотворительным организациям.

Борис Кокотов: Конечно.

Иван Князев: Потому что, насколько мне известно, деньги на решение вопроса с бродячими собаками регионам все-таки выделяются. Точнее, там есть определенные статьи даже в их бюджетах. Правда, я не знаю, в каких объемах в каждом регионе.

Борис Кокотов: Безусловно. Понимаете, в чем дело? Когда, повторяю еще раз, был принят федеральный закон «Об ответственном обращении с животными», мы полагали, что главная задача, которую мы решили принятием этого закона, – дать возможность животному, независимо от того, в каком состоянии оно находится, с точки зрения наличия хозяина или отсутствия хозяина, жить, дожить свою жизнь. В этом смысле закон, безусловно, несет гуманный характер. И вопросы гуманизма, которые стояли тогда, как мне кажется, они были решены. Другой вопрос, что следствия…

Иван Князев: Дальше этого мы не продвинулись.

Борис Кокотов: Дальше этого мы, к сожалению, не продвинулись, да. И повторяю еще раз: для того чтобы решить этот вопрос, необходимо подойти комплексно. С одной стороны (я уже об этом сказал, это важно), люди должны ответственно относиться к своим домашним питомцам и принимать решение об их приобретении достаточно осознанно, понимать ответственность, которая наступает или может наступить за этим.

И второй момент, конечно, – это то, что необходимо решать ту проблему, которая, к сожалению, возникла (она появилась с годами, оказалась запущенной), теми средствами, которые сегодня нормативно-правовые акты предоставляют.

Если говорить в целом о позитивном, может быть, резюме нашей сегодняшней встречи, то, наверное, тем людям, которые пострадали или видят, что происходит вокруг них, с точки зрения домашних животных, безнадзорных, я предлагаю, безусловно, не только обращаться в местные администрации, как сказал телезритель, но и обращаться в Роспотребнадзор, обращаться в прокуратуру, обращаться в те органы, которые могут принимать меры.

Иван Князев: Борис Владленович, а как Москва решила эту проблему?

Борис Кокотов: Очень просто. Ну, безусловно, организовано достаточно большое количество приютов, повторяю еще раз. И самое главное – в Москве животные не выпускаются в среду обитания.

Иван Князев: А приютов все-таки у нас, например, в столице больше каких – муниципальных или все-таки частных?

Борис Кокотов: Ну, есть и частные приюты, конечно.

Иван Князев: А соотношение там какое?

Борис Кокотов: Ну, мне сложно об этом говорить. Но главное, что Москва выделяет деньги на организацию, в том числе и частных приютов. Поэтому те люди, которые могут сегодня заниматься и хотят заниматься заботой, заботиться о животных, они могут через специальные программы города Москвы этим заниматься. Но повторяю еще раз: главное, что в Москве сделано, – животные не выпускают в среду обитания. Они отлавливаются и находятся в приютах до конца своей жизни. Это главный, на мой взгляд, элемент успеха данной работы в Москве.

Иван Князев: Послушаем телезрителей. Иван из Ярославля у нас на связи.

Ксения Сакурова: Иван, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Все решается элементарно. Убийц-собак нужно ликвидировать. Для этого нужно выдавать лицензии, повторяю, лицензии на отстрел бездомных собак. Я в свое время сам пострадал от этих собак. Хорошо, что мне штаны только порвали. И я до сих пор… А это было лет семь назад. Я до сих пор помню.

Иван Князев: Иван, а вам их не жалко?

Борис Кокотов: Кровожадный.

Иван Князев: Ну хорошо, с одной стороны, понятно, что штаны порвали…

Зритель: Они на меня набросились. Хозяева откуда-то прибежали и спасли меня, мне только штаны порвали. Еще раз повторяю…

Иван Князев: Понятно, вы за убийство.

Ксения Сакурова: Вы за жесткие меры, жестокие даже.

Иван Князев: Ну, хотя здесь тоже, понимаете, момент такой, что когда, например… Ну, одно дело – штаны порвали, а другое дело, когда ребенка закусали. Здесь, конечно, по-разному можно на это реагировать. Но то, что проблему решать надо – это точно.

Ксения Сакурова: Все-таки интересно понять, как соотносятся права животного с правами человека. Прямо сейчас подключаем к нам директора ассоциации «Благополучие животных», Мария Лежнева у нас на связи. Мария, здравствуйте.

Мария Лежнева: Здравствуйте.

Борис Кокотов: Добрый вечер.

Ксения Сакурова: Да, Мария, добрый вечер.

Иван Князев: Мария, какие вы видите способы решения этой проблемы? Вот то, что сейчас у нас, в том числе и в законодательстве прописано, достаточно ли этого, недостаточно?

Мария Лежнева: Слушайте, у нас не совершенный закон, безусловно, но я абсолютно против того мнения, который высказал ваш эксперт в студии, потому что система ОСВВ (Отлов – Стерилизация – Вакцинация – Выпуск) достаточна для того, чтобы навести порядок с безнадзорными животными.

Вопрос в том… Вы задавали вопрос о нехватке денег и нежелании властей. На самом деле это нежелание властей, потому что мы в каждодневном режиме проверяем закупки на регулирование численности животных по всем регионам России. И мы видим, что деньги есть. Вопрос в том, что люди не умеют их тратить правильно. То есть нет желания.

До этого на протяжении многих лет животных отстреливали – и это не приводило ни к какому результату. Ваш слушатель Иван говорит, что ему порвали штаны. Ровно из-за того, что до этого собак отстреливали, и агрессивные животные все равно оказывались на улице. Если работать по системе правильно, то этой ситуации не будет, потому что в тех регионах, где работает система, там нет ни случаев бешенства, ни случаев покусов от бездомных животных.

Иван Князев: Вопрос тогда: как заставить?

Ксения Сакурова: Да, вопрос тогда в том, как заставить, наверное, власти все-таки расходовать эти деньги по назначению. И есть ли, может быть, какая-то налаженная работа волонтеров, зоозащитников с региональными властями, которые могли бы каким-то образом направить взоры чиновников в нужную сторону?

Мария Лежнева: Слушайте, во-первых, большое спасибо посланию президента, которое было недавно, где Путин сказал о необходимости учета и идентификации, вообще обратил внимание на проблему безнадзорных животных. Потому что всегда, когда сверху обращают внимание, то снизу начинают шевелиться.

С другой стороны, например, наша ассоциация, мы обучаем муниципалитеты, наши программы советует Минсельхоз Российской Федерации. И мы просто обучаем их, рассказываем, как именно делать закупку, обучаем подрядчиков для того, чтобы они выходили и правильно определяли, каких животных можно выпускать, а каких не нужно выпускать, как делить город, как их стерелизовать, вакцинировать и все остальное. То есть закону два, ну, три года. Это очень мало для нашей огромной страны.

Борис Кокотов: Один.

Ксения Сакурова: Ну да, в 2020 году он вступил в силу, 1 января 2020 года он вступил в силу.

Мария Лежнева: Да-да-да.

Ксения Сакурова: То есть год, в общем-то.

Мария Лежнева: Да. И вы понимаете, что это был карантинный год, он был очень сложный, все перестраивались. Поэтому очень сложно говорить о том, что он не работает. Потому что там, где есть воля властей, есть хорошие подрядчики, есть хорошие зоозащитники, которые берут на себя роль людей, как раз стерилизующих и выпускающих, там все начинает работать и проблем нет.

Иван Князев: Мария, и вам вопрос, и Борису Кокотову. Вот эта процедура стерилизации примерно как выглядит? Она сложная вообще в техническом плане? Мне она представляется, ну не знаю: поймал собаку, отнес к ветеринару, через 15 минут выпустил. Или нет? Или там нужна какая-то специальная инфраструктура?

Борис Кокотов: Нет, это операция, это операция, это медицинская операция, как и любая операция с животными. Я думаю, что все владельцы животных сталкиваются с необходимостью стерилизации своих домашних питомцев. Это обычная операция, которая сопровождается подготовкой животного, собственно сама операция, ну и период адаптации.

Иван Князев: Просто когда мы говорим, например, про небольшие города, может статься так, что там нет и клиник-то элементарных. Мария?

Мария Лежнева: Слушайте, да, это действительно операция. Но большинство бездомных животных оперируют по боковому шву, там очень маленький шов получается, очень быстро он заживает. Соответственно, эти операции могут делаться, условно, в поле. Например, в Ленинградской области именно так все и начиналось: животных стерилизовали в поле, ездила машина. А сейчас Ленинградская область и Санкт-Петербург являются образцовыми регионами, где нет проблемы с безнадзорными животными.

Ксения Сакурова: Мария, у меня вопрос. Согласно букве закона опять же, выпустить в прежнюю среду обитания можно только неагрессивных. А вот как это определяется или как это должно определяться?

Борис Кокотов: Это очень важный момент.

Ксения Сакурова: И кто вообще занимается социализацией этих животных, которые потом возвращаются в города? Потому что я думаю, что те же жители Воронежа были бы не против собак, если бы они себя прилично вели.

Борис Кокотов: Ну как сказать…

Мария Лежнева: Слушайте, к сожалению, нет никакой методички, одобренной государством, или чего-то такого, и в закупках тоже нет отдельной какой-то статьи на определение агрессивности или неагрессивности. Безусловно, с животным должен работать кинолог, который проверяет его на совместимость. Мы разработали такую методичку вместе с институтом… Забыла, как он называется. Но ей следуют только… То есть она не государственная. И определяют это порядочные подрядчики, у которых есть свои кинологи и которые уделяют этому время. К сожалению…

Иван Князев: Ну, есть хорошие специалисты – определили, а нет специалиста – не определили.

Мария, последний вопрос к вам. Очень много у нас сейчас в стране разговоров о том (ну действительно, это правда), что нужно создавать такого рода организации, которые будут заниматься частными приютами. Вроде бы их сейчас все больше появляется. В социальной среде об этом очень много разговоров ведется. Люди, я не знаю, петиции пишут, есть каналы специальные. Какие трудности на их пути встают? Вот у вашей организации.

Мария Лежнева: У нашей организации все хорошо. Я надеюсь, что так и будет. Главные трудности – это проблемы с деньгами, безусловно, потому что такие организации живут на пожертвования, и им сложно.

И второе – это выброшенные животные и население. Ваш эксперт в студии правильно сказал, что нужно образовывать население в первую очередь. Когда ты сталкиваешься с выкинутыми щенками, с покалеченными животными, их просто подбрасывают в приют, а у тебя он уже переполнен, ты не бесконечный, то, наверное, это самая главная проблема. И очень важно, чтобы люди поняли, что мы живем с животными в одном пространстве. И нам нужно научиться с ними правильно взаимодействовать.

Иван Князев: Это я просто к тому, что если желание у муниципалитетов не появится все-таки заниматься этой проблемой, то на кого нам в будущем тогда остается надеяться? Спасибо вам большое.

Борис Кокотов: Есть еще очень важный момент, коллеги, если позволите.

Иван Князев: Да. Сейчас поблагодарим Марину Лежневу, она была с нами на связи. Директор ассоциации «Благополучие животных».

Борис Кокотов: Мария, спасибо большое.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Борис Кокотов: Есть просто очень важный момент из того, что мы сегодня обсудили и услышали. Дело в том, что, как я понял Марию, она за то, чтобы животные выпускались в среду обитания. Здесь это очень важный момент, потому что животные, в том числе неагрессивные, которые оказываются в среде обитания, в которой они находятся, они должны как-то там жить, они должны как-то кормиться, они должны где-то спать, где-то находиться и так далее.

Поэтому, на мой взгляд, идеальным вариантом было бы, конечно, решение вопроса, как это случилось в Москве. То есть, безусловно, стерилизация животных и дальнейшее их содержание именно в приютах. Потому что выпуск животного на улицу всегда будет осложнен.

Иван Князев: Ну, они будут отстаивать свою территорию, кормовую базу искать.

Борис Кокотов: Ну конечно. Это же животное, это же инстинкты и так далее. Поэтому всегда будет риск того, что животное может напасть на человека. Они сбиваются в стаи и так далее. Поэтому, безусловно, необходимо найти те правильные методы решения данной проблемы, которые, с одной стороны, не будут грозить какими-то опасностями человеку, а с другой стороны, дадут возможность животному находиться в адекватном и достаточно и комфортном для себя состоянии.

Ксения Сакурова: А может быть, нам нужен еще какой-то надзорный орган отдельный, который будет следить за хозяевами, за заводчиками, которые выбрасывают как раз тех щенков, которые не проданы, не подошли, отбракованы?

Борис Кокотов: Ну да. Кстати, Мария об этом сказала. Ведь у нас стоит вопрос о так называемых метках животных. Есть такая инициатива – сделать так, чтобы все животные, которые находятся, допустим, у хозяев, они были как-то…

Ксения Сакурова: Чипированы?

Борис Кокотов: Чипированы, да. Ну, какие-то способы идентификации этих животных, с тем чтобы в дальнейшем можно было понять, кто из хозяев, по чьей вине животное оказалось на улице, и можно было бы привлечь к ответственности того, кто допустил такое халатное отношение к животному.

Безусловно, есть разные способы. Я не думаю, что, безусловно, только ответственность может помочь в этой ситуации. Повторяю еще раз: воспитание, совокупность мер, направленных на решение данной проблемы. И, безусловно, наверное, среди этих мер и ответственность, которая может в том числе повлиять на решение хозяев животных, что с ними делать в дальнейшем.

Иван Князев: Ну а пока ситуация в нашей стране такова. «В вашем городе/селе много бездомных собак?» 84% наших телезрителей ответили «да». Ну, «нет» – соответственно, 16%. То есть проблему еще придется решать и решать в будущем.

Борис Кокотов: Но она будет решена, будет решена.

Иван Князев: Будем на это надеяться.

Ксения Сакурова: Будем надеяться.

Спасибо большое. С нами был в студии Борис Кокотов, президент Национальной ассоциации природопользователей, член Экспертного совета комитета Государственной Думы по экологии и охране окружающей среды.

Ну а через несколько минут поговорим о том, какое будущее ожидает нас с вами. Будем ли мы пользоваться летающими машинами, читать мысли друг друга и выходить в Интернет силой мысли? Буквально через несколько минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)