Занимаем и экономим

Занимаем и экономим | Программы | ОТР

Как россияне сейчас решают свои финансовые трудности?

2020-04-17T18:05:00+03:00
Занимаем и экономим
«Всё включено» по-русски
Траты растут! Покупаем больше или платим дороже?
Прививка от ограничений
Что нового? Екатеринбург, Абакан, Биробиджан.
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Гости
Сергей Кикевич
финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений»
Иван Родионов
профессор департамента финансов НИУ ВШЭ

Тамара Шорникова: Первая тема и такая зарисовка, я думаю, понятная каждому: нужно платить за квартиру, покупать продукты, а деньги кончились. Эксперты решили выяснить, как россияне решают свои финансовые трудности. Сейчас покажем графику, посмотрите и расскажите нам, в каком ответе вы узнали себя.

Большинство занимают деньги у знакомых и сокращают расходы. Пятнадцать процентов опрошенных рассказали о том, что ищут подработку, если начинает не хватать на оплату повседневных нужд. Идут за кредитом 13%.

Иван Князев: По подсчетам экономистов, накоплений, у кого они есть вообще, хватит в среднем на 2 месяца, а это значит, что и тот, у кого вы привыкли перехватывать, что называется, до получки, тоже может оказаться на мели. Как поддержать и людей, и экономику? Спросим у наших экспертов.

Тамара Шорникова: Да, прямо сейчас поговорим с Иваном Родионовым, профессором Департамента финансов Высшей школы экономики. Вы, конечно, звоните, пишите, рассказывайте, что у вас сейчас с финансами, как выходите из положения.

Иван Князев: Ну как выходят? Липецкая область нам пишет уже: «Неделю продержимся, а там будь что будет», – вот такие настроения.

Тамара Шорникова: Иван Иванович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Иван Иванович.

Иван Родионов: Да, добрый день.

Тамара Шорникова: Знаете, с чего хочу начать? Вот буквально свежая новость: в Японии сейчас рассматривается возможность выделить своим гражданам денежную компенсацию в сложившейся ситуации. Генсек японского правительства рассказал о том, что эта компенсация может составить 100 тысяч йен, это примерно 926 долларов, на наши 68 тысяч с лишним. О таких же мерах говорили, что они необходимы, в Америке, в Сингапуре, в Гонконге. А в России мы услышим это? Мы можем себе это позволить?

Иван Родионов: Ну на самом деле премьер-министр сегодня сказал, что решен вопрос о выплате в течение 3 месяцев тем, кто зарегистрировался безработным, начиная с 1 марта этого года, по 11 с лишним тысяч рублей. Если в семье есть дети, то 3 тысячи добавляется.

Тамара Шорникова: Иван Иванович, мы тоже, естественно, за этими новостями следим. Но там начинаешь разбирать новость и выясняется, что, чтобы тебя признали безработным, нужно соблюсти определенные параметры, например, с начала года ты должен был не менее 60 дней проработать. То есть какие-то там самозанятые сразу отпадают, потому что как они докажут это? И так далее, и так далее.

Иван Родионов: Ну самозанятые на самом деле и жили в таком режиме, что их финансовое положение было неопределенным, то есть то ли получится, то ли не получится. На самом деле на первый взгляд для них ничего не изменилось. Более того, пока как бы таких массовых отказов от выплаты зарплаты нет. Более того, пенсионеров работающих сейчас разрешают оформлять на больничный. То есть правительство в принципе заботится о том, что может. Понятно, что о тысячах долларов или евро речь не идет, но у нас и страна другая, она бедная.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Ну то есть вы согласны с главой Центробанка Эльвирой Набиуллиной, которая говорит, что в нынешних ситуациях вот так называемые «вертолетные деньги», то есть забрасывать «наличкой» мы в нашей стране не будем никого?

Иван Родионов: Здесь дело даже не в том, что мы не хотим, я думаю, просто у нас нет этой возможности. На самом деле надо отдавать себе отчет, что резервные фонды – это не «живые» деньги. Скорее всего, в основном своем объеме это какие-то облигации тех же самых госкомпаний, то есть их превратить в наличные не так просто. Да, вот сейчас на 3 месяца как бы ситуация ясна, потому что те низкие нефтяные цены, которые мы видим, они начнутся на самом деле с мая-июня, а до этого они были нормальные, то есть до мая-июня наш бюджет будет выполняться в соответствии с планом.

А вот что будет потом, тут никто не знает на самом деле, и понятно, что потом будет не лучше, а хуже, потому что бюджетные расходы снизятся, понятно, что опять пенсионерам либо придется платить меньше, либо задерживать. И в этих условиях обещать какие-то деньги, скажем, тем, кто потерял работу, никто не будет. Плюс к тому обратите внимание, что число безработных увеличилось на 180 тысяч, то есть на самом деле это фактически ничего. Если же опять речь вести о самозанятых, ну они выбрали этот путь, на самом деле им его и проходить.

Тамара Шорникова: Ну это пока это тысячи, вот Кудрин предрекает, что вплоть до 8 миллионов у нас прибавится армия безработных.

Иван Родионов: Ну если это случится, тоже на первый взгляд ничего такого трагичного. Почему? Потому что у нас, если взять тех же самых пенсионеров под 40 миллионов, если взять самозанятых, у нас порядка 50–55 бедных. Ну добавится к ним 8 миллионов, 8–10, которые потеряют работу, ну будет не 60 миллионов бедных, а будет 70, то есть не так много. Да, люди привыкли жить хорошо, но при этом десятки миллионов привыкли жить плохо, почему мы о них-то не думаем?

Иван Князев: Да мы как раз-таки только о них и думаем.

Давайте вместе звонок послушаем, у нас Татарстан на связи, Роман дозвонился. Здравствуйте, Роман.

Зритель: Звук я убрал.

Тамара Шорникова: Роман, слушаем вас.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Алло, здравствуйте, вечер добрый.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Зритель: У нас сейчас такая ситуация. Моя гражданская жена беременная, находится на 34-й неделе, у нее есть квартира в ипотеку. Мы не знаем, как в этой ситуации быть. Она без работы, то есть в декретном отпуске, и я покамест нахожусь без действия. Как нам поступить?

Тамара Шорникова: Роман, а вы обращались в банк? Возможно, там какие-то каникулы вам положены.

Иван Князев: Ну конечно, ипотечные каникулы как минимум, это самое первое.

Зритель: Поймите, что супруга, так сказать, обращалась в банк «Открытие», и это все было на первый момент издания указа от президента Владимира Владимировича Путина, была минимальная сумма 1,5 миллиона, потом увеличили до 2 миллионов. И вот она обращалась по второму разу, на сегодняшний день покамест мы никакого ответа от банка не получили.

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Зритель: Хотя минимальная сумма была взята, 2 миллиона рублей.

Иван Князев: Да. Иван Иванович, что посоветуете телезрителю?

Иван Родионов: Ну, вы знаете, я, к сожалению, не работаю в банке «Открытие», не получаю там зарплату, поэтому как бы им я советовать не буду. А спрашивающему... Ну что здесь посоветуешь? «Попал» это называется.

Иван Князев: Ага.

Иван Иванович, смотрите, вот у нас повальное такое большинство людей пишет, что в принципе делать-то здесь особо и нечего, затягиваем пояса. Вот этот процесс, этот период затягивания поясов примерно на сколько может затянуться, скажем так, простите за каламбур?

Иван Родионов: Ну, вы знаете, мы затягивали пояса начиная с 2015 года, нам президент и премьер обещали, что будет хорошо. В январе мы узнали, что надо не затягивать пояса, а ушивать штаны, что распускать ничего не придется, и, по-видимому, сейчас их надо будет ушить еще раз. По моим оценкам, минимум 2 года понадобится для того, чтобы выйти на ситуацию конца прошлого года, к сожалению, потому что опять наша страна все-таки имеет экономику, построенную на экспорте сырья, очевидно, что и, скажем, коронавирус, и ожидаемый опять кризис приведет к снижению спроса на сырье, понятно, что снизятся цены, и бюджет будет, в общем, ограниченным.

Иван Князев: Иван Иванович, а вот то, что вы про пенсии сказали, меня немножко напугало ваше высказывание, что где-то летом задержки начнутся и так далее. Это вот если поконкретнее, вы о чем?

Иван Родионов: Ну вот вы посудите сами, мы формировали бюджет исходя из 42 долларов за баррель. Сегодня российская нефть стоит 16, и то как бы спроса на эту нефть по этой цене нет. Ну опять нефть существенную часть бюджета формирует, другая часть формируется через цепочки прохождения этих денег через нашу экономику. То есть если бюджет получит на треть меньше доходов, очевидно, что денег будет мало. И даже если мы свернем национальные проекты, даже если мы перестанем опять тратить деньги на строительство мостов и прочее такое полезное, но неэффективное действие, скорее всего, будет напряг. И этот напряг, очевидно, начнется в мае-июне, и очевидно, что меньше 3–4 месяцев он не продлится, то есть второй-третий квартал точно будут провальными с точки зрения доходов бюджета и точно будут проблемы.

Тамара Шорникова: Но пенсии, зарплаты бюджетников – это же первые социальные расходы, первые категории, вряд ли уж прямо на них это отразится. Будут перегруппировывать расходы бюджета.

Иван Родионов: Ну как? Вспомним опять 4–5 лет назад. Перестали индексировать пенсию работающим пенсионерам что, просто так, от нечего делать? Вряд ли, значит, денег не хватает. Увеличили пенсионный возраст что, просто от нечего делать? Вряд ли, значит, денег не хватает. А сейчас их действительно будет не хватать, потому что начиная с мая-июня наши экспортные поступления существенно снизятся.

Иван Князев: Ага. Да, ну будем надеяться на лучший сценарий, потому что несколько так...

Тамара Шорникова: Да, такого совсем нам не хочется.

Иван Князев: ...напугали вы нас сейчас. Спасибо.

Тамара Шорникова: Иван Родионов, профессор Департамента финансов Высшей школы экономики. Спасибо.

И еще одна новость.

Иван Князев: Да, еще одна новость, которая у нас есть: госорганы предлагают создать федеральный реестр о доходах населения, он будет включать фамилию, имя, отчество, дату и место рождения, а также пол, СНИЛС, ИНН, это такие вот базовые данные. Плюс сюда же семейное положение, родственные связи и иная информация о физическом лице, всего не менее 30 видов сведений. Глава правительства объяснил, что главная цель реестра – создание системы адресной социальной помощи малоимущим. Как еще можно будет эти данные этой базы использовать и что вы думаете по этому поводу, уважаемые телезрители? Позвоните и расскажите нам, напишите.

Тамара Шорникова: Да. А мы связываемся с Сергеем Кикевичем, финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Сергей Кикевич: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Да, Сергей Александрович.

Иван Князев: Ага, вот, видим вас, Сергей Александрович.

Тамара Шорникова: Вы знаете, Сергей Александрович, может быть, вы меня поправите или не согласитесь со мной, но вот когда я слышу вот все цели, для чего это все нужно, новый какой-то реестр, новые идентификаторы какие-то для нас... Вот смотрите, короткая буквально цитата: «Используя информационные ресурсы других ведомств, можно будет рассчитать и доход семьи, среднедушевые доходы, поставить любые контроли, любые пороги и оказывать соответственно правительству, президенту ту помощь, которая будет нужна в конкретном случае». Это у нас замруководителя Федеральной налоговой службы Виталий Колесников, его цитата. Вот почему, когда я слышу «пороги и контроли», вот даже эти формулировки, мне кажется, что это не про помощь, а про то, как бы вот побольше людей лишить шанса на эту помощь? Потому что, мол, посмотрите, вы же не бедный, у вас тут у тети магазинчик, у троюродного брата пенсия по инвалидности; если все это сложить, получается зажиточная семья. Не обернется ли это таким образом?

Сергей Кикевич: Тамара, может быть, вы помните, у нас как раз до пика вот этих неприятных событий, связанных с вирусом, был специальный эфир, посвященный как раз тому, что новое правительство нам обещало адресную социальную помощь, но при этом такой похожий на тотальный контроль. И мы тогда с вами анализировали как раз и думали, какие другие еще могут быть варианты использования вот этой вот глобальной информации. И я вам напомню, что мы тогда пришли к интересному выводу, что вообще-то это в первую очередь должно помочь в собираемости налогов. И, кстати, очень интересно в продолжение этой темы, буквально на днях мы увидели, что могут отменить НДФЛ, есть такая инициатива, для тех, у кого зарплата меньше 2 МРОТ. Ведь, если вдуматься, это первый шаг к прогрессивной шкале налога.

Иван Князев: Ну об этом долго говорят, но пока что-то ничего никуда не двигается.

Сергей Кикевич: Да, об том долго говорят, но вот именно этот реестр как раз позволит понять, кто сколько действительно должен платить налога. Это нормально, в общем-то, мы к этому по сути уже пришли.

Иван Князев: А без этого реестра это не понятно?

Тамара Шорникова: Мне кажется, налоговая так хорошо и без реестра этого сработала, все хвалят, там каждый человек на счету.

Сергей Кикевич: Ну, вы знаете, сложно залезть к ним в компьютер и понять, какой там... Да, я думаю, что действительно такой реестр в том или ином виде уже есть, причем даже не в этом году, а в прошлом году, потому что к нам автоматически приходят счета по машинам, по земельным участкам, по недвижимости. То есть я совершенно не удивлен, это давно уже существует.

Иван Князев: Да, Сергей Александрович...

Сергей Кикевич: Я бы смотрел на это со знаком «плюс», потому что у нас, к сожалению, адресную помощь получают не всегда те, кто ее действительно заслуживает. Вспомните, до недавнего времени сколько инвалидов у нас было по стране и кто их получил. Иной раз посмотришь, «инвалидный» автомобиль останавливается и кто из него выходит. Вот чтобы такого не было, этот реестр может хорошо сработать, на мой взгляд, это нормально.

Иван Князев: Сергей Александрович, как он будет создаваться, этот реестр? Ну вот не хочу я, чтобы обо мне собирали сведения какие бы то ни было. Это будут заставлять меня?

Сергей Кикевич: Ну я вас поздравляю, то есть я думаю, что они с вашего рождения уже собраны. Во-первых, там, помните, было такое движение, люди не хотели получать паспорт.

Иван Князев: Ну да.

Сергей Кикевич: Ну сейчас мы вроде как спокойно к этому относимся, у всех есть паспорта. Теперь информация касается наших каких-то финансовых возможностей. На это можно смотреть и со знаком «плюс», и со знаком «минус». Мне кажется, честным гражданам, вот я честно не вижу никаких поводов бояться...

Тамара Шорникова: Переживать не из-за чего, да.

Сергей Кикевич: Да, бояться и переживать, что налоговая о них что-то лишнее узнает. А вот те, кто привык не платить налог, те, кто занимаются «вчерную» каким-то бизнесом, а такого теневого бизнеса в России очень много, вот тем действительно надо задуматься.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вместе телефонный звонок, к нам дозвонилась Любовь, Ростовская область. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Любовь.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Мне хотелось бы задать вопрос такой.

Иван Князев: Давайте.

Зритель: Вот государство наше в связи с этим коронавирусом позаботилось обо всех, и о малом бизнесе, и о среднем, и о многодетных, малоимущих. А вот о пенсионерах, которым добавили по полтора года... Я 1965 года рождения, мне 55 лет, я перенесла 2 операции, 20 лет совхозного стажа, работала в совхозе на разных работах, 8 лет из них с ядохимикатами. Мне сейчас, на данный момент не за что купить лекарства, не за что купить лекарства. Как можно выживать сейчас? И никто об этом ни слова нигде. Попыталась обратиться в бюро занятости, 1,5 тысячи в месяц, и то только на месяц.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Только на месяц, а потом делай что хочешь и живи как хочешь. Как можно выжить? Как можно? Я живу в селе, о селянах вообще речи никакой сейчас не идет. О многодетных я понимаю, я сама мать, у меня двое детей, пятеро внуков, выжить просто невозможно, просто невозможно.

Иван Князев: Да, Любовь, спасибо, мы вас услышали, спасибо. Сергей Александрович, может быть, вы знаете ответ на такой вопрос?

Сергей Кикевич: Ну да, если бы я знал такой ответ... Понимаете, что мне приходит в голову? Что пенсионеры... Почему сейчас не озвучены какие-то такие глобальные адресные меры, направленные именно на пенсионеров? Потому что у них хотя бы маленький доход, но он в любом случае остается. Там вопрос будет, наверное, ставиться о повышенной индексации, вот Иван Иванович высказывался, наоборот, что, может быть, ее вообще не будет, я, честно говоря, так не думаю, потому что все-таки Фонд национального благосостояния как никогда большой по размерам, он ровно для того и создавался, чтобы поддержать пенсионеров.

Иван Князев: Ну и как минимум поправки в Конституцию по этому поводу у нас сейчас планируется закрепить.

Сергей Кикевич: Ну планируется, когда они будут, непонятно. Почему именно о пенсионерах создается впечатление, что как бы забыли о них? Ну потому что этот доход, хоть маленький, но он у них есть, а сейчас огромное количество семей, в том числе с детьми, остались вообще без работы, вообще без никакого дохода. Поэтому, конечно, правительство в первую очередь должно заботиться о тех, кто в самом плохом положении сейчас находятся.

Иван Князев: Сергей Александрович, вот если вернуться назад к этому реестру, насколько он упростит систему, я даже не знаю, как это назвать, сбора информации, понимания, кто, где, в каком регионе сколько живет тех же малоимущих и так далее? Просто, когда мы начинаем говорить о создании какой-то новой базы, какого-то нового реестра, какой-то новой службы, у меня в голове возникают опять же какие-то бюрократические истории.

Тамара Шорникова: И траты на эту службу новую, на обслуживающих людей.

Иван Князев: И траты на это, конечно. Очередная служба, очередной реестр, опять непонятно, кто что будет делать.

Сергей Кикевич: Ну, вы знаете, это явно не мне надо задавать вопрос. Но мне представляется, что это полностью компьютеризированная система, которая как раз не потребует как минимум увеличения штата налоговой. Поэтому говорить о каких-то тратах – ну да, естественно, они будут, но если это обернется, во-первых, увеличением собираемости налогов, а во-вторых, более адресной поддержкой тем, кто нуждается, то эти траты, конечно же, оправданы. Это вопрос очень серьезной, продуманной работы, вряд ли мы с вами тут решим во время прямого эфира, что оправдано, а что нет.

Тамара Шорникова: Сергей Александрович...

Иван Князев: Ну просто бы хотелось понять, насколько это будет забюрократизировано. Понимаете, у нас сейчас очень много историй, когда человек не может, многодетная семья получить адресную помощь из-за того, что где-то там на 10 рублей ее доходы превышают от того, чтобы вот уже можно было рассчитывать на эту помощь. Когда все это будет делать компьютер, все считать, мы тогда человеческий подход потеряем напрочь, не думаете?

Сергей Кикевич: А вы думаете, что человеческий подход со стороны налоговой в плюс? Я думаю, что нет, здесь как раз компьютер, возможно, все-таки улучшит ситуацию, нежели мы имеем сейчас.

Иван Князев: Ага.

Сергей Кикевич: Вот мне, честно говоря, человеческий подход, если передо мной стоит какой-то чиновник или инспектор, лучше бы я имел дело с компьютером.

Иван Князев: Ну... Тоже соглашусь. Спасибо.

Тамара Шорникова: Да, Сергей Александрович... Не остается у нас времени, к сожалению.

Спасибо вам большое. Сергей Кикевич, финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений», спасибо вам за комментарий.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как россияне сейчас решают свои финансовые трудности?