Занимательные физические опыты. Показывает популяризатор науки Юрий Трифонов

Занимательные физические опыты. Показывает популяризатор науки Юрий Трифонов
Соцсети - глобальные СМИ. Беспорядки в США. Каникулы строгого режима. Пандемия как научный эксперимент. Нашествие саранчи
Свобода слова запуталась в соцсетях
На беспорядках в США сделают предвыборную гонку, вместо того чтобы решать глубокие проблемы раскола в обществе
Экономике пропишут вливания
Детские пособия
Ты просто космос, Маск!
Без стимулирования науки и человеческого потенциала из кризиса не выбраться
Отпуск с ограничениями
Антон Дорофеев: Без болельщиков даже футбол высокого уровня напоминает товарищеский матч на сборах
Восьмая казнь египетская. Огромные рои саранчи заселили уже более 300 000 гектаров на юге России
Гости
Юрий Трифонов
основатель YouTube-канала «Инженерные знания»

Иван Князев: Итак, дорогие друзья, вы уже подвели детей к телевизору? Самое время их развлекать, ну а вам, может быть, немножко передохнуть. Да?

Тамара Шорникова: Да. Будем в изоляции рассказывать, какие есть варианты, чем занять детей. Мы уже рисовали. Мы пробовали дрессировать домашних животных. А прямо сегодня будем показывать занимательные физические опыты. Прямо сейчас приглашаем нашего эксперта по опытам.

Иван Князев: Да, нашего эксперта, можно так сказать, я не знаю, ученого, наверное. Основатель YouTube-канала «Инженерные знания» Юрий Трифонов у нас на связи. Здравствуйте, Юрий.

Юрий Трифонов: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Мне кажется, детям будет проще знать, что это просто какой-то маг-волшебник, наверное, потому что то, что вы сейчас нам покажете… Нужно будет объяснять, как это получилось.

Юрий Трифонов: На самом деле я бы не сказал, что опыты сильно сложные. В принципе, это типичные опыты. Но поскольку дети только начинают изучать физику, то для них это будет наверняка очень интересно. Конечно же, весь смысл здесь не в самом эксперименте, а в понимании эксперимента, в понимании процесса и в понимании того, что мы должны с вами продемонстрировать этим опытом.

Тамара Шорникова: У нас есть аксессуары какие-то, реквизит, да?

Юрий Трифонов: Конечно, здесь реквизит. У нас заготовлены различные кухонные принадлежности. Опыты у нас довольно простые, потому что, к сожалению, лабораторию мы сегодня сделать с вами не смогли бы.

Иван Князев: Да может, и не к сожалению. Я уже сразу призадумался: дети после этого дом не сожгут, после этих опытов?

Юрий Трифонов: Нет, это совершенно безопасно, опыты простые. У нас с вами будет тут вода самая обычная. У нас будут самые простые компоненты, которые есть на каждой кухне, – это уксус, сода. У нас будут спички. Но я думаю, что с учетом того, что воды много, ничего поджечь не смогут. В принципе, две свечки у нас с вами будет. И на базе этих простых штучек мы с вами сделаем стандартные опыты, которые можно, в принципе, уже начинать делать, если вы готовы.

Тамара Шорникова: Да, хорошо, отлично. Мы готовы. Телезрители тоже готовы. Напоминаем, что вы можете позвонить к нам в прямой эфир и спросить что-то, какие-то подробности опытов, которые вы делали или хотели бы сделать. Естественно, все комментарии по ходу действа тоже можете давать. Ждем звонков. Приступаем!

Юрий Трифонов: Отлично! Давайте сначала с самого простого. Самый простой опыт у нас заключается в том, что если мы наливаем воду в стакан и переворачиваем, она у нас, конечно же, выливается. Если мы с вами возьмем просто бумажку, накроем ею стаканчик, перевернем, будем вот так удерживать, а потом уберем руку, вода не выльется. Кажется, что это такая волшебная штука, которая необъяснима никак.

Тамара Шорникова: Юрий, пауза короткая сейчас. От нашего режиссера просьба: можно как-то опустить камеру или отодвинуть ее, если у вас ноутбук, чтобы было больше видно стол?

Юрий Трифонов: Да, давайте попробуем.

Иван Князев: Посуду не видно просто, а хотелось бы.

Тамара Шорникова: Вот отлично! Да, отлично.

Иван Князев: Да-да-да, пойдет.

Юрий Трифонов: Отлично! Попробуем.

Ну что, наливаю собственно водичку в стаканчик. Самая обычная вода – не газированная, а просто из-под крана. В принципе, этот опыт, наверное, многим уже знаком, но все равно многих впечатляет. А детей так вообще должен удивить. Ну и дальше мы над мисочкой аккуратненько так переворачиваем, держим и отпускаем. Бумажка у нас держится. Видите? Можно так сделать несколько раз. До тех пор, пока целостность верхнего слоя не будет нарушена, бумажка будет держаться. Или пока она не промокнет. Вот сейчас она начинает уже промокать – скорее всего, отвалится. Нет, пока держится.

Так вот, главное, что нужно понять – почему это происходит? Наверное, у нас пока нет ни звонков, никого, поэтому объясним это сами.

Тамара Шорникова: Честно говоря, мы просто так засмотрелись. У нас есть, конечно же, уже сообщения, но мы ждем вашего объяснения.

Иван Князев: Мне уже самому интересно! Объясняйте, почему так происходит.

Юрий Трифонов: Вот смотрите. У нас вокруг есть, естественно, атмосфера, есть атмосферное давление. Давление распространяется во все стороны. Когда мы переворачиваем стакан, у нас с вами жидкость, которая имеет, конечно же, некоторую массу, тоже начинает оказывать некоторое давление. Но поскольку это давление у нас меньше, чем то давление, которое у нас воздействует снаружи, у нас этот опыт и происходит. Видите, все пролилось.

Но факт в том, что когда у нас с вами слой плотно прилегает к нашему с вами стаканчику, получается, что получается такая волшебная картинка. Весь фокус в том, что у нас есть воздействие атмосферного давления, которое воздействует направленно. И когда у нас воздействует некоторая сила изнутри, она оказывается меньше, чем та сила, которая воздействует снаружи. Благодаря этому мы имеем вот такую красоту.

Это наш первый опыт. Все понятно? Вопросы какие-нибудь есть?

Тамара Шорникова: Да, спрашивают: «Это только с водой работает? Или можно чай налить?»

Юрий Трифонов: Можно чай налить – в принципе, ничего не изменится. Смотрите, работает это с теми жидкостями, которые окажут меньшее воздействие, чем то воздействие, которое воздействует снаружи. Соответственно, если это пересчитать, то или получится, или не получится.

Тамара Шорникова: Мне кажется, есть подвох. Если кому-то из детей не нравится, как мне в детстве не нравился, компот из сухофруктов, можно просто его отодвинуть и сказать: «Мама, это для опытов, пить его не буду».

Иван Князев: Звонок у нас есть.

Тамара Шорникова: Да, давайте послушаем.

Иван Князев: Ангелина из Тюменской области нам дозвонилась. Слушаем. Ангелина, здравствуйте. У вас вопрос?

Зритель: Здравствуйте. Да, у нас вопрос. Мы хотели уточнить: а какой плотности должна быть бумага? Это должна быть простая салфетка либо листки формата A4? Может быть, газету можно использовать?

Иван Князев: Да, хороший вопрос.

Юрий Трифонов: Смотрите. Мы используем обычные листочки, нарезанные ножницами. Это листы A4, стандартные для принтера. Газету можно использовать до тех пор, пока она не промокнет.

Все дело в том, что когда у нас с вами газета начинает промокать или бумажка начинает промокать, она начинает рваться. Когда она начинает рваться, уже у нас эффект будет другой, площадь, на которую воздействует внешняя сила, будет уже другая. Соответственно, нечему будет удерживать ту воду, которая выливается, или ту жидкость, которая выливается.

Соответственно, вы можете попробовать разные варианты. Скорее всего, практически со всеми носителями, скажем так, это получится. С бумагой любой, скорее всего, это получится.

Тамара Шорникова: И по размерам бумаги спрашивают: есть ли тут какие-то нюансы?

Иван Князев: Ну, наверное, лишь бы закрывала отверстие.

Юрий Трифонов: Чтобы вам было удобно прикрыть листик рукой и на него оказать первоначальное давление, чтобы он у нас равномерно прилегал к стакану. Вот это единственное ограничение, которое у нас с вами имеется.

Иван Князев: Давайте следующий опыт.

Юрий Трифонов: Давайте следующий опыт. Смотрите. Есть у нас с вами та же самая вода. Есть у нас с вами обычная марля или бинт медицинский. Казалось бы, если наливать воду через этот бинт, то вода будет наполнять стакан или проливать. Вот, собственно говоря, демонстрируем.

А теперь посмотрим, как сила натяжения, поверхностная сила натяжения жидкости не позволять этому веществу, то есть воде, выливаться из стакана. Для того чтобы этот опыт получился, нужно добиться плотного прилегания марли к поверхности стакана, к граням стакана. Для этого ее удобно смочить той же самой водой, которую мы с вами собираемся выливать.

Вот смотрите. Если мы смачиваем марлю, у нас с вами плотность ее, скажем так, не увеличивается. Посмотрим, что из этого получится. Сейчас. Это может получиться не с первого раза, потому что очень сложно ее правильно пригладить. Я не знаю, видно на камере или нет. Мы приглаживаем марлю. Желательно это делать над какой-нибудь посудиной. Переворачиваем. Оп-па! И отпускаем руку. Видите – у нас вода не выливается.

Иван Князев: Ну да.

Юрий Трифонов: Получается, что у нас поверхность, через которую ничего не выливается. Почему так происходит? Ну, сейчас пролилось почему? Потому что у нас изменилась расстановка сила. Ничего выливаться не должно.

Почему так происходит? У нас с вами есть такая штука, как поверхностное натяжение жидкости – это когда верхний слой имеет большее натяжение, чем внутренние слои. Есть даже такая байка: если положить газету и прыгнуть на нее с моста, то сломаешь ноги. Наверное, все мы с вами ныряли, и мы ощущали этот резкий удар.

Иван Князев: Ну да, меня в детстве очень сильно интересовало. Если прыгать с трамплина в воду и положить газету, то можно убиться фактически.

Юрий Трифонов: Ну, убиться… Здесь сложно сказать. Здесь надо считать на самом деле.

Иван Князев: Но я не стал проверять.

Юрий Трифонов: Лучше не проверять, да. Это нужны точные расчеты.

На практике этот простой опыт, который мы с вами показали, демонстрирует, что поверхностная сила натяжения жидкости, подкрепленная этим материалом, который не дает ей сразу расползтись во все стороны, позволяет опять же удерживать тот вес, который у нас формируется благодаря вот этой массе.

Вот такой занимательный опыт. Тоже можно его обсудить. Если вопросы есть, давайте поговорим.

Тамара Шорникова: Вы знаете, у нас есть вопросы по другим опытам. Вот пишет ребенок. Видимо, не очень понятно, о каких конкретно жидкостях идет речь. Он говорит, что видел ролики, где в стакане получается радуга, то есть разноцветные жидкости. Какие жидкости так можно смешивать? И как добиться такого «светофора» в стакане?

Юрий Трифонов: Это очень простые опыты. Они строятся на том, что у нас есть разнородные жидкости с разной плотностью. Чем большая плотность у жидкости, тем ниже она будет находиться в нашем с вами стаканчике. Соответственно, для того чтобы добиться такого результата, надо добиться разных плотностей и жидкостей.

Как это сделать? Ну, самый простой вариант – взять, допустим, масло и воду. Это не очень красиво, но результат будет. Или взять керосин, воду и какую-то еще жидкость. Комбинируя разные варианты жидкости, можно получить разные результаты.

Для того чтобы это было красиво, можно жидкости подкрашивать, например, красителем пищевым. Но тоже нужно аккуратно, потому что, если мы подкрасим пищевым красителем, ну, есть некоторая вероятность, что будет что-то не очень хорошо. Поэтому нужно аккуратно!

Тамара Шорникова: Так, а что будет нехорошо? Чтобы сразу понимать последствия.

Юрий Трифонов: Я не могу точно сказать, я это не делал. Но теоретически может какой-нибудь газ полететь нехороший или что-нибудь такое. Хотя, скорее всего, вряд ли что-то будет сильно страшное. Последствий критических не должно быть.

Иван Князев: Челябинск спрашивает: «Обязательно ли использовать стакан?» Ну, я так думаю, другая емкость тоже подойдет.

Юрий Трифонов: Можно использовать миску. Можно использовать чашку. Можно использовать любую емкость, которая у вас есть под руками. Все дело в том, что для нас важен здесь физический процесс. А физический процесс от того, какой стакан мы используем, не изменяется.

Иван Князев: Давайте следующий опыт.

Юрий Трифонов: Давайте. Давайте, чтобы у нас с вами время не кончилось неожиданно, покажем очень интересный опыт, который заключается в том, что мы определим, как можно почувствовать газ, который мы не видим. Смотрите, опыт заключается в следующем.

У нас с вами есть один стаканчик. Надеюсь, видно все на камере. Есть второй стаканчик. Есть у нас с вами самая простая свечка. Свечку мы поджигаем, чтобы она горела. Свечка у нас с вами горит. Со спичками надо очень осторожно, если дома это делаем. Дальше смотрите. У нас есть пустой стаканчик. Он сухой, ничего в нем нет. Мы его наклоняем над свечкой – и пламя свечи у нас с вами не гаснет.

Дальше делаем нехитрые манипуляции. Берем стакан, берем ложку, берем соду, кладем несколько ложек соды в стаканчик. И что мы с вами делаем? Заливаем уксусом. Делаем это для того, чтобы пошло интенсивное газообразование. Залили уксусом. Оп-па! Ой-ой-ой! Слишком много. Видите, надо тоже аккуратненько. Сейчас у нас здесь формируется газ, который мы не видим. Перельем этот газ в пустую рюмку аккуратно, чтобы у нас с вами не попала жидкость, с которой мы работаем, потому что в противном случае опыт будет необъективен.

Вот. Сейчас у нас в этой рюмке, вот здесь находится углекислый газ. Попробуем его вылить на свечку. Не хватило. Давайте еще попробуем. Видимо, у нас не хватило компонентов для того, чтобы было достаточное количество газа. Так, нехорошо. Давайте сделаем еще разочек.

Тамара Шорникова: Давайте.

Юрий Трифонов: Идея в том, что у нас должен образовываться углекислый газ, который должен тушить пламя. Но поскольку у нас прошла очень интенсивная реакция, очень быстрая, она вытеснила весь газ из стакана, который у нас с вами должен был образоваться. Давайте немножко поменьше уксуса возьмем. Вот так. Попробуем перелить опять газ. Вот он сейчас образуется. И пробуем затушить свечку им. И опять не получилось. Очень странно!

Тамара Шорникова: В общем, нужно экспериментировать с пропорциями, да? Возможно, получится.

Пока вопросы от наших телезрителей почитаем. Смотрите. Пишут, видимо, родители: «А что делать, если, например, в школе физика заканчивается исключительно тем, что преподаватель пишет на доске формулы? Ребенку не интересно. Привить любовь к физике не можем».

Может, порекомендуете какие-то учебники, YouTube-каналы, как у вас, или, может быть, какие-то обучающие курсы, чтобы объяснить просто и понятно ребенку физику и чтобы увлечь его этим?

Юрий Трифонов: Вопрос увлечения физикой очень проблематичен, потому что, как правило, обучение стандартное заканчивается именно тем, что вы рассказали. Источников сейчас найти можно очень много. YouTube-каналы, как мой, – это, в принципе, конечно, мои конкуренты и коллеги в какой-то степени. Не могу никого посоветовать.

Тамара Шорникова: Давайте еще раз, во-первых, назовем YouTube-канал – «Инженерные знания».

Юрий Трифонов: Например, можно меня смотреть, да. Я стараюсь делать ролики как можно более интересные и информативные, для того чтобы ребенку было понятно.

Ну а печатных источников тоже довольно много. Есть до сих пор журналы, типа журналов «Юный техник» и так далее. Есть различные книги из серии «Занимательная физика», их тоже можно посмотреть.

Ну а самое главное: чтобы привить любовь ребенка к физике, необходимо всегда стараться показать ему физику вокруг нас. Это моя основная идея, которую я пытаюсь постоянно продвигать. И она заключается в том, что когда мы с вами видим все вокруг, нам становится интереснее. Когда ребенок видит только одни формулы, нет смысла это вообще изучать. Он не может сопоставить реальное горение пламени, например, и ту формулу, которую ему показали. Если мы с вами будем объяснять ребенку это таким образом, что у нас есть свеча, а есть стакан, мы накрываем свечу стаканом, происходит то-то – конечно же, ребенку это будет гораздо интереснее.

Иными словами… Вот вы катаетесь с ребенком на велосипеде, например, или гуляете, или любые действия осуществляете. Старайтесь ему показать, что физика есть вокруг нас, что физика – это не просто какая-то отдаленная дисциплина, где есть бородатый физик у доски, который пишет разные формулы, а физика – это еще и тот самый предмет, который является наукой о природе.

И самое важное – это понять, что физика – это наука о природе. Я надеюсь, что такой ответ… он, может быть, не совсем про источники, но такая методология, мне кажется, будет очень полезна.

Тамара Шорникова: Но для этого родители должны понимать, как что работает. А если им тоже, в свою очередь, писали лишь формулы на доске? Возможно, не все у нас понимают, как и за счет чего, не знаю, тот же велосипед едет, почему гаснет свеча и так далее.

Юрий Трифонов: Вы знаете, я бы не совсем согласился – по той причине, что когда появляется интерес, то знания уже выцепить можно. На мой взгляд, главное не в том, чтобы все сразу правильно сделать, правильно изучить. И не самое важное, чтобы опыт получился с первого раза. Важнее всего, чтобы у нас с вами загорелся интерес, загорелся огонек. Когда огонек в душе загорелся, когда появилось пламя в глазах, мы с вами уже можем изучать различные источники, изучать различные видео, смотреть различные познавательные передачи. Сам интерес будет нас двигать вперед.

Иван Князев: Интерес уже есть у наших телезрителей, Юрий. Пермский край с нами на связи, Руфина дозвонилась, давайте послушаем ее. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы все правильно говорите. Но дело в том, что природа у нас не любит пустоты. В стакане образуется вакуум, и поэтому вода не выливается.

Юрий Трифонов: Да, согласен.

Зритель: Правильно я говорю?

Тамара Шорникова: Да, подтвердили вашу теорию. Есть еще какой-то вопрос к нашему эксперту?

Зритель: Все, спасибо.

Иван Князев: Ну, тогда сразу…

Тамара Шорникова: Послушаем еще телефонный звонок – Вера из Волгограда. Здравствуйте.

Иван Князев: Вера, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Я хочу сказать, что это вредно для детей. Не все дети такие пунктуальные и послушные. Другие могут себя обжечь этим уксусом, содой и все такое. Это где-то лет с восемнадцати только можно пользоваться.

Тамара Шорникова: С восемнадцати?!

Зритель: А те, которые меньше возрастом, могут обжечься.

Иван Князев: Да, спасибо, Вера. Ваши опасения понятны. Ну, я думаю, если ребенок совсем маленький, то действительно нужно такие опыты, особенно когда сода и уксус, делать под присмотром…

Тамара Шорникова: Ну, до восемнадцати ждать все-таки не стоит.

Иван Князев: Ну понятно, что не до восемнадцати, Тамара. Речь, я так думаю, о более младших детях. Юрий.

Юрий Трифонов: Ну, касательно опасности этих опытов, экспериментов. Это самые простые эксперименты, которые вообще можно было провести. На мой взгляд, если вы ощущаете, что ребенок еще не способен это делать сам, то или помогите ему, или, ну правда, пускай хотя бы до класса восьмого или седьмого, когда физика начинается, насколько я помню, – соответственно, тогда, я думаю, уже сам сможет этот опыт проводить без особого вреда. Что у нас? В принципе, столовый уксус – его можно на кухне найти. Он и так его выпьет, если захочет. Извините…

Иван Князев: Ой, Юрий, вы сейчас не накидывайте советов детям по поводу выпить уксуса и так далее! Лучше расскажите, как вы вообще пришли к такому, чтобы заниматься такими опытами, развлекать детей, популяризировать науку? Это хобби?

Юрий Трифонов: Ой, мне сложно ответить на такой вопрос. Если коротко, то всегда интересовался инженерными дисциплинами, с самого детства. Осмысленно поступал на инженерную специальность в вуз. Закончил университет по специальности «Материаловедение и машиностроение». Интересовало всегда именно практическое применение науки без привязки ее к этому стандартному академическому варианту, когда ничего не понятно, все страшно и печально.

Когда я начал сам понимать благодаря хорошим преподавателям, которые мне, к счастью, встретились… А у меня было несколько человек очень хороших, очень интересных людей, которые привили любовь к этому вопросу. Я начал понимать, что вот этот стандартный академический формат, который плохо воспринимается, он скрывает и от меня, и от большинства людей весь интерес этого процесса. Соответственно, с того момента начал более глубоко всем этим заниматься.

Начал пытаться как-то это доносить до тех, кто еще это не до конца понял. Занялся YouTube-каналом, YouTube-проектом. Соответственно, дополнительно защитил кандидатскую диссертацию. Дело уже осмысленное, хотел продвигаться в этом направлении. Примерно вот такой путь получился.

Тамара Шорникова: А у вас дети есть?

Юрий Трифонов: Нет, пока нет.

Тамара Шорникова: Соседским показываете? Хочется понять. Обычно перед первым роликом в интернете идет такой менее популярное, что ли, представление своего опыта, конкурса на какой-то маленькой аудитории, ну, такой тест. Или сразу все в интернет пошло?

Юрий Трифонов: Сразу все в интернет идет. У меня проект пока не такой огромный, чтобы это оттачивать, скажем так. Проект пока только любительский, хотя я планирую его развивать. Поэтому у меня толком и материалов никаких нет, и лаборатории как таковой нет. Но я думаю, что все впереди. Поэтому когда дойдем до уровня, что уже будет, скажем так… Ну, хотелось бы понять реакцию, прежде чем разместить материал. Наверное, будем делать так, как вы советуете. А пока, в принципе, у нас все такое дружеское, скажем так.

Тамара Шорникова: Ну и соцсети – это в том числе и вопросы, не только лайки или дизлайки, но еще и вопросы. Были ли такие, которые действительно удивили вас? Комментарии, которые, может быть, шокировали даже, под вашими видеозаписями.

Юрий Трифонов: Вы знаете, когда люди начинают комментировать, возникает такое неоднозначное впечатление. С одной стороны, есть группы людей (что очень приятно), которые задают вопросы в тему, и на эти вопросы хочется отвечать. Но не на все получается отвечать. Приходится смотреть дополнительные источники, самому разбираться.

Но есть вопросы (это как раз к вопросу о шокирующих моментах), когда люди пишут гадости откровенные. И так эти вещи сложно развивать. И так, в принципе, поддержки никакой нет…

Тамара Шорникова: Вы знаете, это понятно, негатив в соцсетях всегда есть. Я скорее о другом. Я помню, что когда мы общались, например, с сотрудниками планетария, они действительно удивлялись, что многие люди не знают у нас абсолютно элементарных вещей – ну, например, что Солнце крутится вокруг Земли и так далее, так до сих пор многие считают. Было ли что-то такое, что удивляло вас?

Юрий Трифонов: Да, конечно, было. Если вы почитаете комментарии под моими видео на проекте… В принципе, до сих пор эти комментарии сохранились. Можно некоторые интересные вещи для себя вынести.

Да, встречаются такие ситуации, когда люди не знают каких-то основ. Но, на мой взгляд, это не зазорно, потому что, зная, как у нас строится процесс образования, зная, как у нас строится процесс изучения физики, мне кажется, лучше на такие вопросы ответить и как-то постараться помочь, а не высмеивать. Нужно стараться помочь человеку, который заинтересовался и который хочет как-то продвинуться.

А так, конечно, такие вопросы бывают. Ну, процентов 15, наверное, от общего количества вопросов бывают именно такого характера.

Иван Князев: Еще один звонок у нас есть – Виктор, Амурская область. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Хотел бы поблагодарить вас, что есть такие вещи, как сейчас. В наше время, действительно, когда я учился, очень мало было практики, а теорию я знал практически на «отлично». Это помогло мне поступить в институт. Если бы теория с практикой везде сочеталась вот так, то было бы намного интереснее учить этот предмет.

Вот у меня дочка ходит в восьмой класс, и ей абсолютно не интересна физика, она ничего не понимает. Я пытаюсь ей объяснить, но она только в интернете, в интернете, ей не интересно это. Вот по этому поводу я звоню.

Иван Князев: Спасибо.

Зритель: И другие передачи я видел. Действительно, опыты. Это интересно детям. Вот такое должно преподавание быть.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое.

И поблагодарим Юрия Трифонова, основателя YouTube-канала «Инженерные знания», за интересные опыты. Спасибо.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое. Это была рубрика «Один дома».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)