Запад не признал новый президентский срок Лукашенко

Запад не признал новый президентский срок Лукашенко | Программы | ОТР

Почему инаугурация была тайной? И что пугает Европу в возможном союзе России и Белоруссии?

2020-09-24T12:40:00+03:00
Запад не признал новый президентский срок Лукашенко
«Чёрный список» игр и игрушек. Россияне замерзают! Начало вакцинации от ковида. Социальная аренда. Что читаем. Цифровизация – во благо?
Игровая «игла»? Опасные для детской психики игрушки будут изымать из оборота
Принудительная цифровизация
Запрос на справедливость. За какие ценности богатые люди должны платить больше
Компенсация за «дистанционку»
В Москве открывается запись на вакцинацию от коронавируса
Что читают в России?
Снял маску - остался без продуктов!
ТЕМА ДНЯ: Россияне замерзают!
Совы, жаворонки и другие...
Гости
Владимир Лепехин
генеральный директор Института ЕврАзЭС
Александр Рар
научный директор Германо-российского форума

Ольга Арсланова: Поговорим о событиях в Белоруссии. «Инаугурировал себя незаконно». Евросоюз не признал новый президентский срок Александра Лукашенко.

Петр Кузнецов: Об этом заявил глава дипломатии Евросоюза. Несколько стран считают, что вчерашняя церемония не делает прошедшие выборы более легитимными. О своем непризнании Лукашенко как президента заявили главы министерств иностранных дел Литвы, Латвии, Эстонии, Словакии, Германии, Дании, Чехии, Польши. Америка и Канада тоже с ними. С инаугурацией Лукашенко поздравил пока только президент Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедов.

Ольга Арсланова: Церемония вступления Александра Лукашенко в должность президента Белоруссии состоялась накануне. Мероприятие нигде не анонсировалось. Инаугурация стала полной неожиданностью и для самих белорусов, и для других стран. После церемонии в Минске возобновились акции протеста. Против митингующих милиция применяла перцовый и слезоточивый газ, а также водометы. Есть пострадавшие.

Об обстановке в Белоруссии и о том, что говорят об этом событии за рубежом, мы и поговорим прямо сейчас. С нами на связи генеральный директор Института ЕврАзЭС Владимир Лепехин. Владимир Анатольевич, приветствуем вас.

Владимир Лепехин: Добрый день.

Ольга Арсланова: А вы случайно не посещали инаугурацию Александра Лукашенко?

Владимир Лепехин: Вы знаете, позавчера я в составе делегации действительно двигался в Минск. Но дело в том, что в составе нашей делегации были представители Донбасса и Украины, а их на территорию Белоруссии не пропустили, поэтому вся наша делегация была вынуждена развернуться и провести встречу общественных организаций в городе Смоленске. Поэтому, к сожалению, мы до Минска не доехали.

Но при этом мы столкнулись с такой ситуацией, при которой границы Белоруссии, как было заявлено, закрыты не только для Украины, Литвы и Польши, но и со стороны России тоже не все гладко. То есть, по крайней мере, были проблемы для наших соотечественников с Донбасса при пересечении этой самой границы.

Петр Кузнецов: Владимир Анатольевич, а можно технический вопрос? То есть вы знали о том, что будет эта тайная инаугурация? А как вас уведомили об этом?

Владимир Лепехин: Нет, во-первых, мы не знали. Мы ехали не на инаугурацию, а на проведение мероприятия – круглого стола.

Ольга Арсланова: А инаугурация для вас стала неожиданностью? Перефразирую.

Владимир Лепехин: Да, конечно, она стала неожиданностью – и не только для нас, но и для всех. Я считаю, что это нормально, потому что аргументация со стороны власти, со стороны Минска заключается в том, чтобы не привлекать внимание к этому мероприятие со стороны оппозиции, она вполне понятная. Я не считаю, что инаугурация проведена тайно или секретно. Другое дело, что ее проведение не освещалось в средствах массовой информации загодя. А так мы знаем, что была большая церемония. И ничего тайного в ней нет.

Петр Кузнецов: Владимир Анатольевич, он наверняка знал, что будет такая реакция и внутри страны, и реакция Запада, тем более что накануне как раз выступил Макрон, но все равно он ее провел. Зачем он это сделал, как вам кажется, ну, именно в таком формате и именно в эти сроки?

Владимир Лепехин: Вы знаете, если Лукашенко, если Путин и представители других суверенных стран будут при проведении каких-то мероприятий их согласовывать с какими-то зарубежными структурами, то мы не сдвинемся с мертвого места. Ну почему Лукашенко при проведении этого мероприятия – инаугурации – должно волновать мнение Макрона? С какой стати?

Ольга Арсланова: Я прошу прощения, Владимир Анатольевич. А что удержало, что смутило Александра Лукашенко? Что не дало ему проанонсировать, сообщить о том, что будет инаугурация? Ну, обычно, если выборы были легитимными, если президент официально считает себя правым, как-то такие вещи втайне не держатся. Значит, что-то его все-таки остановило.

Владимир Лепехин: Ну, это же очевидно. И это никто не скрывает. И режим про это говорит, и сам Лукашенко. Потому что представим себе, что инаугурация анонсирована. Это призыв к тому, чтобы вокруг Дворца Независимости, вообще в центре Минска собралась оппозиция и попыталась бы сорвать эту инаугурацию и так далее, и так далее. Зачем оппозиции давать дополнительный повод для массовых волнений?

Ольга Арсланова: Ну, оппозиция собралась после инаугурации.

Владимир Лепехин: Нет, если бы было это анонсировано, то все собрались бы до инаугурации, помешали бы ее проведению.

Петр Кузнецов: То есть – так или иначе смягчило.

Ольга Арсланова: А какой легитимной и официальной силой обладает эта инаугурация, если ее не признает никто?

Владимир Лепехин: Она обладает полной законной силой, потому что Белоруссия и ее власть живут по законам Белоруссии, а не по законам Соединенных Штатов или Франции, или Литвы. Вы знаете прекрасно, что международное право является формой агрессии в сегодняшнее время, вообще формой проведения войны. В отношении России, Белоруссии, Евразийского экономического союза фактически объявлена война экономических санкций, информационная война, в том числе война правовая.

Неслучайно Владимир Путин предложил внести поправки в Конституцию Российской Федерации в январе этого года, где ключевые поправки касались приоритета российского права. Как раз именно этого момента эти поправки касаются. Почему наша страна должна жить в соответствии с международным правом? Имеется в виду – которое более приоритетно по отношению к нашим законам.

Ольга Арсланова: Владимир Анатольевич, а как вам кажется, почему Владимир Путин пока не признал официально инаугурацию?

Владимир Лепехин: Ну, я думаю, признает. Почему он не признал? Это к нему вопрос. Сложно сказать мне, чем он руководствуется. Ну, наверное, какая-то осторожность в его поступках есть.

Петр Кузнецов: Ну, время еще есть для поздравлений.

Владимир Анатольевич, мне вот что интересно, просто поразмышляем вместе с вами. Если Евросоюз не признает Лукашенко легитимным президентом – стало быть, он не будет признавать легитимными министров, которых он будет назначать и с которыми должны далее вестись какие-то контакты с Европой. А как в таком случае? То есть контактов не будет, если они будут считать министров, губернаторов, которых будут назначать, которые будут при Лукашенко в этом нелегитимном, по их мнению, сроке?

Владимир Лепехин: Ну смотрите, здесь же есть правовая сторона и политическая.

С точки зрения правовой, вот эти все непризнания зарубежные не имеют никакой силы абсолютно, потому что, еще раз повторю, белорусские граждане и белорусская власть действуют на основании собственных законов.

Что касается политической стороны, то вот это непризнание – на самом деле это некая угроза. В каком смысле? В том смысле, что те страны, которые не признают легитимность Лукашенко, результаты выборов и так далее, конечно, они будут предпринимать какие-то шаги, направленные против взаимодействия конструктивного с Белоруссией, экономические санкции вводить, препятствовать продвижению или поездкам различных политиков белорусских на Запад. Возможны даже, ну не знаю, аресты счетов каких-то политиков белорусских. Поэтому вот это непризнание носит чисто политический характер, характер давления, угрозы и запугивания.

Ольга Арсланова: Владимир Анатольевич, последний вопрос все-таки. Как будут развиваться события дальше, как вам кажется? Что будет с градусом волнений, который пока, в общем, довольно высок?

Владимир Лепехин: Кстати, тут все в руках Лукашенко находится. В зависимости от его интеллектуального уровня, от уровня осознания тех проблем, которые возникли в Белоруссии… Если он построит грамотную линию, направленную на то, чтобы где-то какие-то свои ошибки признать и разговаривать с населением Белоруссии, в том числе с оппозицией, немножко на другом языке, то тогда, может быть, ситуация исправится. Если он будет продолжать больше как бы демагогией заниматься, а не принимать конкретные решения, то эта ситуация будет продолжаться и дальше.

Более того, его ошибки, которые продолжаются, они же подстегивают противостояние. Например, он заговорил о том, что нужно проводить конституционную реформу. С моей точки зрения, это дополнительный фактор для того, чтобы эти волнения продолжались и даже усиливались.

Ольга Арсланова: Понятно.

Владимир Лепехин: Потому что если Лукашенко предложит свой вариант конституционной реформы, то оппозиция предложит свой вариант Конституции.

Ольга Арсланова: Владимир Анатольевич, вы говорите о том, что Лукашенко допускает ошибки, очевидно, как и любой президент, никто не идеален. Но результаты выборов вы все-таки считаете честным?

Владимир Лепехин: Вы знаете, этого никто не может сказать – насколько эти выборы честные. Точно так же, как никто не может сказать, что победила Тихановская. Все признают, что, наверное, были какие-то приписки. На каком уровне – неизвестно, эти факты не установлены. Поэтому оппозиция, по идее, если бы она хотела добиться легитимности, скажем, своего успеха, давно бы этим занималась: собирала бы факты, их обнародовала как-то, подавала бы в суды и прочее, и прочее.

Ольга Арсланова: А этого не происходит.

Владимир Лепехин: А так получается, что в данном случае… То есть одна сторона вроде бы действительно победила, к ней не подкопаешься. Но, с другой стороны, некоторые опросы показывают, что Лукашенко не 80% получил, а меньше. С другой стороны, другая сторона совершенно точно не обладает никакими данными по поводу победы Тихановской.

Поэтому сложная ситуация. Может быть, выборы были и нечестными, но они легитимные – в том смысле, что прошли на основе закона.

Ольга Арсланова: Ясно.

Петр Кузнецов: Вам и в этом вопросе – в вопросе результатов выборов – здесь тоже кажется, что это личное дело страны?

Владимир Лепехин: Конечно, конечно.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Генеральный директора Института ЕврАзЭС Владимир Лепехин был с нами на связи.

Узнаем, что говорят на Западе, в том числе по поводу вчерашней инаугурации. Александр Рар с нами на связи, научный директор Германо-Российского Форума. Александр Глебович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Александр Рар: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: В каком ключе в Германии обсуждается секретная инаугурация?

Александр Рар: Ну, в негативном, потому что считают, что он испугался, видимо, собственного народа. На Лукашенко вообще здесь смотрят критически, а где-то даже враждебно уже. Просто ситуация достаточно серьезная для него. Мне кажется, что Запад, конечно, заинтересован в Белоруссии, хочет с ней сотрудничать, но он хочет с ней сотрудничать без Лукашенко. И прямо демонстрируется неприязнь к Лукашенко. Надеются, что Лукашенко долго президентом не останется, что гражданское общество и общественность в Белоруссии каким-то образом избавятся от него. Это позиция Запада сегодня.

Ольга Арсланова: Александр Глебович, а Запад уже понимает, с кем будет общаться, когда это произойдет?

Александр Рар: Да, здесь, мне кажется, Запад сам не знает, как действовать дальше, потому что, не признавая Лукашенко, возникает вопрос: а как быть с послами западными, которые находятся в Минске, которые фактически туда приехали при Лукашенко? А потом, что делать с министрами, которых он будет назначать? От многих министров зависит тот же успех продвижения немецкой экономики на белорусский рынок. Где будет защита немецкой экономике? С кем разговаривать? Как вести дела?

Поэтому я думаю, что по факту, конечно, Запад будет сотрудничать с Белоруссией, с властью. Но сейчас он встал в такую позу. Действительно, как господин Лепехин сказал, здесь вопрос наказания, морального наказания Белоруссии.

Но я думаю, что практически Запад, конечно, не будет отказываться от попыток завлечь Белоруссию опять назад в Восточное партнерство, например. Потому что на Западе прекрасно понимают, тут же не глупые люди сидят, они понимают, что чем больше они будут нажимать на Лукашенко, чем больше они будут изолировать Белоруссию от Европы, тем быстрее Белоруссия двинется в сторону России и, может быть, действительно интегрируется в это Союзное государство, которого здесь, на Западе, очень боятся.

Петр Кузнецов: То есть ни о каких санкциях речи, скорее всего, идти не может?

Александр Рар: Нет, я думаю, что санкций против Белоруссии не будет, потому что санкции в первую очередь ударят не по Лукашенко, а по простым людям, по обществу. Ну, сделают из Лукашенко просто такого нерукопожатного политика, с которым не захотят общаться, ну и с его близким окружением. Но, с другой стороны, Лукашенко уже это пережил, и не один раз за последние 26 лет.

Ольга Арсланова: С ним это уже происходило.

Петр Кузнецов: То есть что-то вроде Мадуро, такой вариант?

Александр Рар: Ну да. Только разница в том, что Венесуэла достаточно далеко от Европы, и можно забыть, иногда вспомнить, когда там что-то происходит. А Белоруссия все-таки находится и в ОБСЕ, и на территории Европы, поэтому на этот вопрос Европа, конечно, все время будет пристально смотреть.

Тем более что европейская программа Восточного партнерства не отменена, она действует, на Белоруссию здесь смотрят. И конечно, боятся восстановления мощи России на Востоке, поэтому этот белорусский фактор, в принципе, играет здесь роль, с точки зрения Запада, в большой игре с Россией.

Ольга Арсланова: А что больше всего пугает Европу в возможном союзе России и Белоруссии?

Александр Рар: Честно говоря, я тоже не знаю. Мне кажется, что если Евразийский экономический союз дальше будет усиливаться, то это только хорошо будет для Европы. Будет сильный Европейский союз, политически сильный и экономически сильный. Будет и Евразийский союз. Потому что страны Евразийского союза тоже должны куда-то войти, они же не могут повиснуть в воздухе. В Европейский союз, в НАТО их не примут.

Не надо же оппозиционный блок создавать друг к другу, а можно также сотрудничать и мечтать о создании общего пространства от Лиссабона до Владивостока. Кстати, это абсолютно дееспособная концепция, которая просто постоянно, когда она появляется, быстро забывается. Но страшного в этом сближении Белоруссии с Россией я, честно, не вижу.

Но здесь идет просто, я вам скажу, генетический страх в частях (не во всех) западных элит, особенно в Восточной Европе, в Польше и в Прибалтике, от усиления России, возрождения какой-то Российской империи. Но это существовало последние 500 лет, всегда Россию боялись. И с этим придется жить, с этим придется мириться. И в этих рамках придется сотрудничать ради стабильности.

Ольга Арсланова: Мы сами себя иногда боимся. Что тут? Все понятно.

Петр Кузнецов: Александр Глебович, в Германии следят за возможными сегодняшними новостями о том, что президент России поздравит Александра Лукашенко с инаугурацией?

Александр Рар: Ну конечно. Путин уже признал Лукашенко легитимным президентом после выборов. Я думаю, что в рамках Евразийского экономического союза, в рамках Азии Лукашенко будет признан. Вопрос только: как далеко Лукашенко пойдет в сторону России? Признает ли он Крым? Признает ли он Абхазию и Южную Осетию? Это же тоже интересные вопросы. Потому что, естественно, Россия будет привлекать Лукашенко дальше и дальше к себе. А у него другого выхода нет, если двери на Запад ему закрыты.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Он такой непредсказуемый, особенно в последнее время, поэтому остается только по факту уже обсуждать. Спасибо большое, спасибо.

Ольга Арсланова: У нас в эфире был Александр Рар, научный директор Германо-Российского Форума. Мы говорили об обстановке в Белоруссии. И мы продолжим следить за этой новостью.

Петр Кузнецов: И возвращаемся к нам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)