Сергей Санакоев: Не надо преувеличивать и раздувать страхи, которые намеренно нам насаждаются. На всей территории России нет и полумиллиона китайцев!

Сергей Санакоев: Не надо преувеличивать и раздувать страхи, которые намеренно нам насаждаются. На всей территории России нет и полумиллиона китайцев! | Программа: ОТРажение | ОТР

Россия, Китай, Восток, альтернатива, многополярность

2019-12-24T19:45:00+03:00
Сергей Санакоев: Не надо преувеличивать и раздувать страхи, которые намеренно нам насаждаются. На всей территории России нет и полумиллиона китайцев!
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Гости
Сергей Санакоев
президент Российско-китайского аналитического центра

Анастасия Сорокина: «И не друг, и не враг, а Китай». Россия, по словам Владимира Путина, не создает военного союза с КНР, но тем не менее помогает республике создавать систему раннего предупреждения о ракетном нападении. В свое время мы отказались им передавать технологии производства ядерного оружия, из-за чего на долгие годы испортили взаимоотношения. Вот что теперь сделали? Возможно, работу над ошибками? Об этом мы спросим нашего эксперта. Сегодня в студии – Сергей Санакоев, президент Российско-китайского аналитического центра. Сергей Феликсович…

Сергей Санакоев: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Что сейчас происходит у нас во взаимоотношениях? Действительно ли мы стали друзьями? Или по-прежнему мы партнеры? Или, может быть, враги? Как вы оцениваете?

Сергей Санакоев: Я бы сказал: и друг, и даже больше. Потому что когда мы сегодня говорим о том, что, с одной стороны, мы не создаем военного союза…

Александр Денисов: А почему, кстати, опасаемся этого слова, словосочетания «военный союз»? Вот интересно.

Сергей Санакоев: Сегодня, я как раз хотел сказать, что мы ничего не опасаемся. Дело в том, что тем самым мы не говорим, что мы до чего-то не доросли, а мы говорим о том, что нам это не нужно.

Александр Денисов: Или мы говорим, что мы не хотим против кого-то дружить?

Сергей Санакоев: Это само собой разумеется. Но главное – даже в тех функциях, в которых обычно бывает некий военный союз, у нас нет такой необходимости, потому что мы давно переросли эти отношения. Мы, безусловно, являемся не просто стратегическими партнерами всеобъемлющего характера. Также мы слышали от глав государств в июне этого года в Санкт-Петербурге, что наше партнерство, стратегическое партнерство еще и вступает в новую эру.

Так вот, что это означает? На деле это означает, что мы фактически сегодня с Китаем сегодня взаимодействуем настолько, насколько в истории человечества ни одни пары государств друг с другом так не работали. Это что касается и политического взаимодействия по основным вопросам, которые на повестке дня у человечества: это и безопасность, это и борьба с терроризмом, это и экология, это и вопросы борьбы с наркотрафиком, и так далее, и так далее. То есть на все самые основные вопросы у нас совершенно одинаковые взгляды.

Александр Денисов: Простите, сразу вопрос про эту технологию СПРН – систему предупреждения о ракетном нападении. Это серьезный кредит доверия, передавать технологию? То есть, грубо говоря, мы под одним зонтиком, под одним щитом будем жить.

Сергей Санакоев: Абсолютно точно. И мы не сейчас это создали. Понимаете? Как раз я хотел еще вот о чем сказать. С одной стороны, пройдя уже дальше, чем военный союз, я хотел бы обратить ваше внимание также на слова Си Цзиньпина, которые во время встречи с Путиным в 2018 году на Ханчжоу накануне G20 он озвучил: «Россия и Китай стоят спиной друг к другу, защищая суверенные интересы наших государств». Вот, собственно говоря, это и есть тот образ, каким образом сегодня Россия и Китай вместе взаимодействуют со всем миром. И это достигалось не путем «вчера придумано», а некоторые считают, у нас есть такие эксперты, которые называют некий «разворот на Восток» с 2014 года.

Александр Денисов: Как будто бы мы в другую сторону когда-то ходили.

Сергей Санакоев: Как будто мы ходили, да. Мы категорически против такой постановки вопроса, потому что, во-первых, Россия не крутится ни на Запад, ни на Восток. Это огромное государство, которое в своем географическом положении занимает, кстати, больше восточное положение, чем европейское. И все это – целая страна. Так вот, такой необходимости крутиться у нас нет. Мы органично развиваем как свои восточные территории, вписываясь и интегрируя их в азиатско-тихоокеанскую экономику, а также наши западные территории, с тем чтобы это было тоже органично вписано в европейскую жизнь.

Скорее это сотрудничество, правда же? Больше это напоминает. Так вот, это и есть, наверное, миссия России. А создавали мы отношения с Китаем, вот такое стратегическое партнерство фактически с самого начала 90-х годов. То есть уже более 30 лет, около 30 лет, как действуют механизмы регулярных встреч глав правительств, например. Уже больше 20 встреч прошло, соответственно. Пять межправительственных комиссий работают: и по территориям, и по социальному обеспечению, и по энергетике, и так далее, И так далее.

Так вот, все эти механизмы позволяют сказать, что беспрецедентный уровень взаимодействия. Кстати, хорошо работают и наши оборонные ведомства, полное взаимодействие. Учения, совместные учения показывают, что мы готовы моментально реагировать на любой вид угрозы, которая будет сегодня.

Александр Денисов: А не опасно передавать?

Анастасия Сорокина: Саша, сейчас зачитаю сообщение в подтверждение твоей мысли. Из Красноярского края: «Никак мы с Китаем не взаимодействуем. В один прекрасный момент они воткнут нам нож в спину». Амурская область: «Китайцы весь лес вырубили, а нефть и газ купили в два раза дешевле».

Сергей Санакоев: Ну смотрите. Вот это все – намеренно раздуваемые страшилки и мифы. Нет ни одного, ни малейшего подтверждения тому, что такие угрозы вообще хоть чем-то обоснованы.

Александр Денисов: Ну, как-то сидит на подкорке история с Даманским. Но это был особый период.

Сергей Санакоев: Вы знаете, да, история с Даманским. Ведь на самом деле мало кто вообще реально знает, о чем идет речь. Это когда всего лишь очень небольшой период времени были определенные споры за совершенно ничего не значащую территорию, которую намывает фактически рекой то в одну, то в другую сторону. Произошел некий конфликт. Это скорее был некий понятийный такой момент. Давно ничего подобного у нас уже нет. У нас полностью урегулирована граница, нет ни одного метра спорного. И это все утверждено в соответствующих юридических документах. Но самое главное, что фактически мы реально развиваем полное взаимодействие.

Что касается страшилок и мифов типа того, что они вырубили весь лес, они выпили Байкал – ничего подобного даже близко не происходит. И мы готовы рассматривать каждый конкретный случай. Зато точно что мы знаем? Что вбросы в наше сознание идут, потому что есть совершенно однозначно та сила на Земле, которая делает все для того, чтобы Россию и Китай рассорить. И тогда поодиночке она сможет справиться и с Россией, и с Китаем. Речь идет о действующем гегемоне, конечно.

Александр Денисов: Про это поговорим, про эту силу поговорим. В книге Горбачева «Жизнь и реформы», здоровенный двухтомник, я наткнулся там на интересное воспоминание. Он говорит: «Почему мы разошлись с Китаем в определенный момент? Потому что развенчали культ личности. Им это очень не понравилось. Они с почтением к Сталину относились и относятся. И второй момент – мы отказались им передать технологию производства ядерного оружия». То есть в какой-то момент отказались, спустя какое-то время передали.

Вот расскажите про это. Почему мы тогда не пошли навстречу и не отдали им ядерные технологии?

Сергей Санакоев: Вы знаете, на самом деле даже тот самый пример, который приводит господин Горбачев в своей книге, называя периоды Сталина и Хрущева, как раз об этом и говорит. Сталин был достаточно твердым переговорщиком с Китаем и практически ни в чем особенно не уступал. Но он проявлял уважение к своему собеседнику.

Я помню, когда в 50-е годы был подписан Договор о дружбе и финансовой помощи Китайской Народной Республике, фактически мы в 50-е годы, построив в Китае более 150 промышленных объектов, создали основу этого экономического чуда, которое мы сегодня наблюдаем. Так вот, все это было достаточно… это очень твердо проходило. И когда даже приходил на прием к нему в гостиницу «Метрополь» (это очень известный случай), он объяснял: «Вы знаете, так у нас не принято». Было соответствующее решение…

Александр Денисов: Кто приходил в гостиницу?

Сергей Санакоев: Сталин пришел на прием к Мао Цзэдуну, ожидавшему в гостинице «Метрополь».

Александр Денисов: То есть Сталин пришел к Мао Цзэдуну?

Сергей Санакоев: Да.

Александр Денисов: В гостиницу?

Сергей Санакоев: В гостиницу.

Александр Денисов: А не наоборот?

Сергей Санакоев: После подписания в Кремле договора вечером Мао Цзэдун давал прием. И Сталин, естественно, вместе с товарищами, практически со всем Политбюро пришел на этот прием. И сказал, что это было решение Политбюро. Таким образом они поддержали своих молодых китайских товарищей. И от этого сегодня до сих пор обожают и Сталина, и «Метрополь», и все, что с этим связано. А Хрущева, который им фактически подарил вот эту бомбу, они его до сих пор не выносят.

Поэтому я бы хотел подчеркнуть: не столько важно им что-то уступить, а сколько важно нормально относиться, по-партнерски. И тогда с ними очень комфортно работать. Я могу это сказать на своем примере, а я работаю с китайцами уже 26 лет.

Александр Денисов: Так чтобы точку поставить в разговоре, это Сталин им не передал технологии? Потому что это же при Сталине ядерная бомба появилась, в 49-м году, если я не путаю.

Сергей Санакоев: Да.

Александр Денисов: Они уже с 49-го хотели?

Сергей Санакоев: Конечно, во всяком случае были намеки на то, чтобы помогать им в разработках. Но в данном случае на тот момент такое не предусматривалось.

Александр Денисов: Они не ждали тогда такого?

Сергей Санакоев: Да, такого даже не ожидалось, во всяком случае при правлении Сталина.

Анастасия Сорокина: Дадим слово зрителям. Из Москвы дозвонилась до нас Галина. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я когда-то читала Нострадамуса в хорошем переводе, и в одном из катренов была такая фраза, она мне запомнилась: «Восток победит Запад». Я тогда подумала о войне почему-то. Но с возрастом стала понимать и по событиям последнего времени, что, скорее всего, числом. Актуально ли это сейчас? Дальний Восток как бы уже свидетельствует об этом.

Александр Денисов: Сейчас прокомментируем взгляды Нострадамуса.

Сергей Санакоев: Вы знаете, мне кажется, ни то, ни другое. Во-первых, я соглашусь с тем, что предсказал Нострадамус. Скорее всего, так и будет. Но что означает победа?

Александр Денисов: Откуда бы ему это знать? Вот только бы в этом разобраться.

Сергей Санакоев: Да. Ну, в этом я уже не эксперт точно. Но что это означает? Я могу пояснить. Западная модель глобализма, которая сегодня действует, очевидно, совершенно очевидно, что она находится в кризисе. И тот гегемон, который сам себя фактически объявил жандармом и лидером всего этого глобального мира, не справляется элементарно со своими функциями. И от этого все кризисы наступающие, от этого все региональные войны и так далее, и так далее.

Так вот, Россия и Китай совместно (а мы, наверное, можем сказать, что Россия и Китай совместно – это, видимо, и есть Восток) дают совершенно альтернативную картинку. Не то чтобы сменить США и западный гегемонизм на восточный, а чтобы сделать мир многополярным, демократичным, развитым, где есть место и Западу, и Востоку, и всем остальным цивилизациям; и все будут совершенно равноправно и взаимовыгодно в этом развиваться.

Соразвитие в XXI веке – это и есть наша формула, которую мы собираемся не только в двухсторонних отношениях, но также и на площадках Шанхайской организации сотрудничества, БРИКС, G20 и в других форматах культивировать. Почему бы и нет?

Так вот, победа здравого смысла над уже устаревшим миром – это и есть, наверное, то предсказание, которое Нострадамус сделал.

Анастасия Сорокина: Еще один звонок – из Санкт-Петербурга выслушаем Наталью. Здравствуйте, Наталья.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню из Санкт-Петербурга, у меня вопрос к эксперту. Вот мы все время слышим о том, что Россия делает для Китая. Мы поставляем природные ресурсы. Вот сейчас создаем им систему предупреждения о ракетном нападении. А хотелось бы узнать, что такого сопоставимого Китай делает для России.

Сергей Санакоев: На самом деле вопрос не сложный. Китай является для России торговым партнером номер один. Это означает, что именно с Китаем мы развиваем самое мощное сотрудничество. Причем я хочу обратить ваше внимание на простой такой факт, например. Если мы во весь мир в основном экспортируем сырье, энергоносители… И это, к сожалению, так. Но это больше как раз наша вина. И мы должны прежде всего перестраивать нашу экономику, чтобы это изменить. Если сравнить Китай со всем остальным миром, то Китай как раз закупает больше технической продукции, больше инновационной продукции, больше развивает с нами промышленную кооперацию. То есть больше идет на взаимодействие, чем весь остальной мир.

Поэтому достаточно легко могу вам ответить, что Китай – это действительно самый важный партнер. А особенно в это время, когда нам фактически весь Западный мир объявил санкции. Американцы преследуют любые компании мира, не только западные, любые компании мира, которые сотрудничают с российскими компаниями. И в этой ситуации, когда Китай говорит: «Мы твердо намерены развивать и дальше отношения с Россией», – конечно, для нас это очень надежный и хороший партнер.

Анастасия Сорокина: И еще один звонок – Сергей, Московская область. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, вечер добрый. Вы знаете, хотелось бы тоже высказать свою точку зрения. Вы знаете, у нас такая дружба между Китаем и нашей страной Россией только в одну сторону. То есть мы как страна, которая поставляет только какие-то определенные ресурсы, в том числе лес, природные запасы, а с нами никто не считается. Вот эта игра слов, которую сейчас ваш гость говорит, – это всего лишь игра слов. И с такой численностью нас Китай просто завоюет голыми руками, если мы все границы открыли. И ждать от них хорошего нам не стоит.

Александр Денисов: Сергей, а что вы имеете в виду? Что понаедут и понаостанутся, как говорят?

Анастасия Сорокина: Саша, про численность, я так понимаю.

Зритель: У меня друг недавно летал в Иркутск. И ситуация там очень печальная. Вырубают просто.

Сергей Санакоев: Кто вырубает?

Зритель: Огромные плантации леса вырублены просто. И все об этом сейчас говорят. Почему ваш гость об этом молчит?

Сергей Санакоев: Нет, я не молу, давайте говорить. Значит, я вам могу сказать, что лес вырубают, конечно же, не китайцы. Лес вырубаем мы сами. На самом деле лес – возобновляемый ресурс. И вырубать лес – это еще не означает что-то плохое. Другое дело – как правильно регулировать его, чтобы не было коррупции, чтобы не было искажений и, главное, чтобы не было чрезмерной вырубки. Вот это самый главный вопрос. И здесь никакие китайцы, никакие иностранцы в нашем доме не могут ничего командовать. Через таможню тоже идет лес-кругляк почему-то, вместо того чтобы запретить это. Кстати, китайцы готовы поддержать такое предложение, китайцы готовы прийти и на инвестиции по глубокой переработке дерева. А это то, что нам прежде всего нужно.

И еще один маленький факт. На первом месте по импорту леса в Китай стоит, представьте себе, не Россия, а Новая Зеландия. Так вот, представьте себе, вот такая крохотулечка-страна Новая Зеландия…

Александр Денисов: Я тоже задумался: где там леса?

Сергей Санакоев: Так вот, представьте себе, что для Новой Зеландии не представляет это никакой такой опасности быть номером один, а для следующей в очереди этих стран России почему-то представляет опасность. Ничего подобного! Вас обманывают, уважаемые товарищи. Вас обманывают намеренно и рассказывают вам сказки про то, как китайцы весь лес вырубили. Давайте лучше мы сами наведем порядок. Кстати, китайцы очень дисциплинированные партнеры. Такие правила игры, какие мы им скажем, то они и будут соблюдать, ни в коем случае в этих правилах ничего не менять.

Анастасия Сорокина: Не опасен ли нам такой сосед? Это то, о чем говорил Сергей. Просто по численности – больше миллиарда людей.

Сергей Санакоев: Смотрите, по численности. Возникает иногда вопрос… Некоторые представляют себе, что если сейчас ослабить границу, то миллионы китайцев перейдут на территорию России. Вопрос: а ради чего они перейдут? У них условия жизни там лучше, к нашему сожалению.

Александр Денисов: Посмотрим на города-миллионники, какими темпами…

Сергей Санакоев: У них там условия жизни лучше. Понимаете? Что их заставит прийти сюда?

Анастасия Сорокина: Если у нас улучшатся условия.

Сергей Санакоев: Если у нас улучшатся, если мы создадим хорошие условия, и наконец-то на Дальнем Востоке у нас будет не убыль, а мы сами в первую очередь займем, слава богу, нашу же территорию. Во всяком случае, так предусмотрено законом.

Александр Денисов: Давайте пример приведем. Вот у них Гонконг отвязался уже по полной программе, и они решили: «Хорошо, вы ломайте витрины, а мы Шэньчжэнь…»

Сергей Санакоев: «А мы сейчас в другом месте сделаем».

Александр Денисов: Шэньчжэнь уже готов? Расскажите.

Сергей Санакоев: Шэньчжэнь на острове Хайнань. Они готовы создать альтернативную тихую гавань, куда с удовольствием приедут все резиденты и будут работать. «Не хотите? Ну и дальше, до конца…» То есть здесь надо исходить все-таки из фактов.

И еще один момент. Все-таки наш звонивший товарищ сказал, что это только слова. Я извиняюсь, я как раз статистику вам говорю, я вам цифры привожу. Вы приведите тогда хотя бы один пример, который показывает о том, что китайцы составляют какую-то угрозу для России. Какая численность китайцев на всей территории Российской Федерации? На всей территории Российской Федерации нет и полумиллиона китайцев. Это чтобы мы понимали. У нас только, например, к слову говоря, из солнечного Азербайджана в Москве более миллиона человека. Это только в одной Москве. Понимаете?

Александр Денисов: У нас выходцев из Азии, по-моему, около 11 миллионов.

Сергей Санакоев: Давайте не преувеличивать и не раздувать эти страхи, которые намеренно нам насаждаются. Давайте разберемся. Давайте разговаривать. Это нормальная ситуация. Мы убедимся в том, что сегодня проблема, кстати, не в том, что Китай агрессивно идет в Россию, а проблема сегодня в том, что Китай не идет в Россию.

И еще одни цифры я вам приведу. Ежегодно почти более 200 миллиардов долларов инвестируется Китаем за рубеж. На Россию приходится около 1%. Вы можете себе представить? Вот такой сосед, такое стратегическое партнерство. А знаете почему? Почему они слушают такие звонки, по телевизору смотрят такие репортажи и говорят: «Не хотите – не надо. Мы к вам не идем. Весь мир нас ждет с открытыми объятиями. Мы лучше пойдем туда. А когда вы созреете, тогда мы к вам и придем».

Анастасия Сорокина: А они нужны нам для того, чтобы у нас что-то изменилось.

Сергей Санакоев: А почему не нужны? Посмотрите – сами китайцы благодаря тому, что они сумели и умело приглашали зарубежные инвестиции к себе за эти 40 лет реформ, за эти 40 лет реформ они сделались страной номер один по инвестициям, которые привлекла страна, более 1 триллиона долларов. То есть они это сумели сделать и теперь понимают, что за счет этого можно улучшить и условия жизни для людей, и экономику в целом. И предлагают нам. А мы говорим: «Знаете что? А мы еще подумаем, мы вообще хотим вас или не хотим. Ну давайте – не хотим». А зачем тогда наш президент, наш премьер на международных форумах все время их призывают и приглашают, если мы не хотим? Давайте определимся тогда. Если не хотим, то не будем больше.

Анастасия Сорокина: Если их приглашают, то что же они тогда не приходят?

Сергей Санакоев: Так потому, что они дальше натыкаются на такое видение.

Анастасия Сорокина: Неужели это будет их останавливать?

Сергей Санакоев: Конечно. Еще как! Очень даже.

Анастасия Сорокина: Чего же тогда боятся?

Александр Денисов: Если вернуться к Горбачеву, к его книге, то там интересный момент. Может быть, это задним числом было приписано, я не знаю. Можем поверить на слово. Он говорит, что в какой-то момент мы хотели пойти по дэнсяопиновскому пути. Это как раз его формулировка. 77–78-й годы. Я, правда, не очень верю, что тогда, в те годы было понятно, что Китай сделал классный, грубо говоря, поворот в светлое будущее. Наверное, это стало уже понятно к 90-м. Был ли такой момент?

Сергей Санакоев: К большому сожалению, Горбачев не пошел путем Дэн Сяопина. И на его встрече в 89-м году в Китае с председателем Китая Дэн Сяопином он сказал: «Товарищ Дэн Сяопин, весь мир летит по автостраде, вот этот самый капиталистический мир. А мы с вами как социалистические страны отстали от всего. Давайте все разрушим и начнем строить по-новому».

Александр Денисов: То есть он не понимал, не отдавал отчет в тот момент, что Китай успешен?

Сергей Санакоев: Конечно, естественно.

Александр Денисов: Даже в конце 80-х?

Сергей Санакоев: Да, в конце 80-х годов. Так вот, Дэн Сяопин ответил: «Мы не собираемся выпускать руль из наших рук. Мы будем очень аккуратно, ничего не разрушая, выводить нашу машину на эти дороги скоростные и уже дальше по ним двигаться». Это фактически то, что и сделал Китай. А что сделали мы? Мы получили в результате вот то, что мы получили.

Александр Денисов: А что значит «дэнсяопиновский путь»? Вот как бы это могло быть?

Сергей Санакоев: Дэнсяопиновский путь? Прежде всего, самое главное, то, что они подчеркивают и сейчас, и все время, и это было сказано в том числе на последнем XIX съезде ЦК КПК: они не отходят от социалистического пути развития. Прежде всего бенефициаром всего развития является сам народ Китайской Народной Республики. Это на самом деле так. Социалистический путь развития – это и есть основа их достижений. А то, что при этом социализм с китайской спецификой, с использованием элементов рынка – это нормальный реформаторский подход, который должны были и мы у себя в стране произвести, но, к сожалению, этого не сделали.

Александр Денисов: Я с трудом себе представляю социализм и миллиардеров оглушительное количество, которых в Китае с каждым годом все больше и больше.

Сергей Санакоев: Вы знаете, абсолютно нормально. Кстати, они очень социально ответственные – именно потому, что понимают, что они живут в такой стране. Понимаете, там жить миллиардеру за огромным забором совершенно немыслимо. А вот миллиардер, который стал сегодня миллиардером в результате каких-то своих умственных, предпринимательских способностей и тут же построил для всей своей деревни, откуда он родом, коттеджи, дома, дороги и прочие вещи – это абсолютная норма для китайских миллиардеров. Вот вам собственно и разница между социалистическими миллиардерами и капиталистическими.

Александр Денисов: Если к Китаю возвращаться, то Штаты беспокоит наша дружба усиливающаяся.

Сергей Санакоев: Безусловно.

Александр Денисов: То есть это подтверждение, что все-таки дружба между нами крепнет. На встрече с Лавровым Генри Киссинджер, мудрый американский старик, такой серый кардинал американской политики, он говорит: «Ребята, давайте лучше с нами дружить. Что вы там с этим Китаем? Вам лучше и выгоднее с нами». Вот что это за советы такие? А Лавров, надо отдать ему должное, сказал: «Мы сами разберемся».

Сергей Санакоев: Ну, Генри Киссинджер, конечно, очень опытный во всей этой геополитике игрок. Уже столько лет – с 70-х годов – он фактически определяет в том числе и такие моменты, когда американцы уговаривали китайцев дружить против СССР, потом Россию уговаривали дружить против Китая и так далее. А вообще немножко странная, но очень даже западная постановка вопроса. Вот мы – Россия и Китай – точно выстраиваем наши отношения не против кого-либо.

Александр Денисов: Спасибо вам большое, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. У нас в студии был Сергей Санакоев, руководитель Российско-китайского аналитического центра. Спасибо, что были у нас.

Сергей Санакоев: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Увидимся сразу после новостей, не уходите.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Владимир Березовский
Член Российско-Китайского образования и не может хоть что-то сказать о ненасытности Китая! Слушать его было стыдно.