Запретить микрозаймы под залог жилья. Поможет ли это снизить закредитованность россиян?

Запретить микрозаймы под залог жилья. Поможет ли это снизить закредитованность россиян?
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Реальный выбор: минивэн. Тест-драйв Geely Atlas. Советы автоэксперта
Помогите Киселёвску! Экологические проблемы маленьких городов обсуждаем с руководителем российского отделения «Гринпис» Иваном Блоковым
Смягчение статьи за сбыт наркотиков. Нехватка мест в детских садах. Массовая гибель пчёл. Экологическая катастрофа в Кисилёвске. Советы по выбору автомобиля и тест-драйв Geely Atlas. И темы недели с Сергеем Лесковым
В Центральной России массово гибнут пчелы
На решение проблемы нехватки мест в детских садах выделят дополнительные деньги
Смягчать ли наказание по «наркотической» статье и как не стать жертвой подброса наркотиков. Реальные примеры
Дом построили, а дорогу к нему - нет. Как быть? Дроны над дачами. Дискриминация по возрасту. Теневая экономика. Новые правила вывоза детей.
Дома построили, а дороги к ним нет? Как добиться возможности нормально подъехать к собственному подъезду?
Гости
Виктория Соколова
ведущий юрист Национальной юридической службы

Микрозаймы без квартир. Глава Центробанка предложила запретить микрозаймы под залог жилья. Причём срочно разработать законопроект. Почему МФО спокойно разводят людей на деньги? А предыдущий законопроект - об ужесточении рекламы микрофинансов - депутаты отвергли?

Оксана Галькевич: Ну а мы-то теперь переходим как раз к серьезным темам и их обсуждению.

Константин Чуриков: О да.

Оксана Галькевич: Глава Центрального банка России поддержала спикера Совета Федерации. Вместе с Валентиной Матвиенко Эльвира Набиуллина тоже высказалась за запрет выдачи микрозаймов под залог собственного жилья. Это нужно, чтобы исключить мошенничество с недвижимостью, а то ведь сколько уже было случаев, когда люди, просто целые семьи с детьми или пожилыми родителями лишались квартир, взяв просто в соседнем МФО кредит даже на небольшую сумму, Костя.

Константин Чуриков: И вот эти коварные МФО как раз и специализируются на небольших займах и на людях, у которых бедственное финансовое положение. В конце прошлого года средняя сумма микрокредита в России составила более 12 тысяч рублей – это в основном потребительские кредиты или так называемые деньги до зарплаты, когда человеку нужно просто свести элементарно концы с концами, дожить до начала месяца. Но вот объем таких прожиточных займов в прошлом году заметно вырос.

Оксана Галькевич: Ну и просрочка по ним тоже заметно выросла. Давайте посмотрим еще на кое-какие цифры. Они говорят, кстати, о том, что половина или около того взявших такие кредиты в микрофинансовых организациях платить-то по ним не могут. Именно эти люди и находятся в той самой зоне риске, ведь договор у нас по-прежнему, я думаю, мало кто внимательно читает, особенно сносочки такие мелким шрифтом, а там часто как раз и таится беда. Какая беда, мы уже сказали, можно лишиться собственного жилья, а вот как ее вовремя разглядеть, мы сейчас спросим у нашего гостя. В студии программы «Отражение» сегодня ведущий юрист Национальной юридической службы «Амулекс». Здравствуйте, Виктория Соколова.

Виктория Соколова: Здравствуйте, да.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Виктория, если я правильно понял сообщение, то, в общем-то, такими вещами грешат в основном организации, которые уже, как правило, не имеют легального статуса, я имею в виду вот эти микрозаймы под залог недвижимости. В таком случае вопрос: а почему эти организации продолжают работать?

Виктория Соколова: Собственно говоря, этот вопрос задавала себе, видимо, и Эльвира Набиуллина, и все наше руководство, потому что в настоящее время недостаточно хорошо осуществляется контроль за организациями так называемого черного, теневого кредитного рынка. Не хватает средств, для того чтобы вовремя блокировать сайты, которые предлагают услуги нелегальных МФО, и соответственно в связи с этим были определенные инициативы выдвинуты, в том числе инициативы касаются возможности блокирования Центробанком этих сайтов оперативно, а также введение определенной ответственности более серьезной, суровой для нелегальных МФО. Очень часто происходит у нас ситуация такая, что МФО лишилось лицензии, а тем не менее продолжает выдавать кредиты. Граждане об этом не знают.

Оксана Галькевич: Но Виктория, дело в том, что… Вот Костя, ты правильно отметил, что это часто касается тех организаций, которые уже лишены лицензий, в таком теневом секторе этой сферы находятся, но тем не менее многочисленные случаи, когда люди лишались своих квартир, связаны были с деятельностью этих самых организаций еще до потери лицензии, вот в чем дело. То есть на законодательном уровне это в принципе не запрещено выдавать кредиты даже на вот такие незначительные суммы (12 тысяч, 20 тысяч), речь ведь не идет зачастую о каких-то миллионных объемах, бывает и такое, конечно, но лишиться квартиры можно и за малые деньги.

Виктория Соколова: Ну позволю себе обратить внимание, что микрокредиты, микрозаймы – это суммы до 1 миллиона в любом случае.

Константин Чуриков: Это микро – до миллиона?

Виктория Соколова: Да.

Константин Чуриков: Ничего себе.

Виктория Соколова: Зависит от того, кто берет кредит, но тем не менее. В практике, конечно, из 12 тысяч рублей сделать сумму, которая позволит забрать квартиру, такие случаи вопиющи, редки, лично мне, например, не встречались. Вот сумма в полмиллиона или 400 тысяч – да, это вполне реальная сумма, при которой гражданин, взяв кредит в микрофинансовой организации 400 тысяч, вовремя не уплатив, мог отдать под залог свое жилье. Но тут надо тоже знать: необязательно отдавать целиком квартиру, у нас же ведь сейчас граждане могут владеть и долей в квартире. Соответственно, например…

Константин Чуриков: Чтобы кого-нибудь к себе «веселого» подселить в случае чего?

Виктория Соколова: Ну если гражданин владеет долей в квартире и хочет ее заложить, никто в этом мире не может ему, к сожалению, помешать. Доля в квартире сопоставима со стоимостью микрозайма.

Оксана Галькевич: Но понимаете, опять же возвращаясь к суммам, вы говорите, 400-500 тысяч уже больше таких случаев известно, когда люди лишались. Тут вопрос ведь платежеспособности того или иного человека, и опять же учитывая те ставки по ежедневным процентам в тех же микрофинансовых организациях, мы понимаем, что риски от суммы в 400 тысяч, 500 тысяч гораздо выше, чем от суммы в 10 тысяч или 12 тысяч. Но если человек в принципе не может выплатить кредит в 12 тысяч, то, собственно, он и здесь может лишиться квартиры, если сносочкой там было указано, а он недоглядел и подписал и просто не стал платить, перестал, не смог в зависимости от обстоятельств.

Виктория Соколова: Нет-нет-нет, здесь важно понимать, что если он...

Оксана Галькевич: Давайте разбираться тогда.

Виктория Соколова: …не заключил договор залога, ипотеки, то квартиры он не лишится в том случае, если она у него единственное жилье.

Оксана Галькевич: А всегда ли это человеку объясняют, что у вас в этом договоре есть такой очень важный нюанс, как залог вашего жилья? Всегда ли понятно это объясняют?

Виктория Соколова: Да, как правило, во-первых, залог – это отдельный договор, он подлежит регистрации в органах регистрационных, то есть это не просто пошел в соседний дом, открыл двери МФО и взял кредит. Этот договор требует массы дополнительных условий и соответственно подписей. Помимо всего прочего сумма, по которой гражданин может лишиться жилья, должна быть сопоставима, в первую очередь это касается ипотеки, то есть не менее 30% хотя бы от стоимости жилья должен быть долг.

Константин Чуриков: Нам звонит наш зритель, это Вячеслав из Норильска. Вячеслав, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Виктория Соколова: Здравствуйте.

Зритель: Я хотел бы добавить по поводу запрета. Вообще необходимо запретить любое обеспечение в микрофинансовых организациях. То есть то, что они предлагают, какие услуги, – пускай предлагают, это должно быть. Но любое обеспечение – квартира, недвижимость, машина – все необходимо запретить, потому что люди, бывает, закладывают… Приходят, их просят, что им необходимо заложить ПТС, а оказывается, тоже мошеннические такие схемы. То есть любое обеспечение должно быть в микрофинансовых организациях запрещено.

Константин Чуриков: Вячеслав, а вы либо ваши друзья, знакомые связывались с этими прохиндеями, нет?

Зритель: Нет.

Константин Чуриков: Слава богу. Спасибо, Вячеслав.

Смотрите, кстати, резонное замечание нашего зрителя Владимира Березовского: «Дробить квартиру на доли запрещено». Ведь, кстати, принимали какой-то законопроект о том, чтобы избавиться от этого понятия.

Оксана Галькевич: Да.

Виктория Соколова: Выяснилось на самом деле, что нет, не запрещено.

Константин Чуриков: Все еще можно?

Виктория Соколова: Представьте себе ситуацию, когда происходит наследование жилья, и у наследодателя 10 наследников, единственное наследство – это квартира. Как тут ее не подробить, если нет завещания?

Константин Чуриков: Нет, секундочку, по-моему, была какая-то инициатива депутатская, уж не знаю, дошла она до принятия закона или нет, что как раз-таки нельзя прописывать доли, а нужно, в общем, уже это обозначать в каких-то квадратных метрах, чтобы было понятно.

Виктория Соколова: Но тем не менее, например, напрямую эту инициативу я не прокомментирую сейчас, но надо понимать, что рынок долей в настоящее время очень обширный. То есть он существует, есть масса собственников долей в квартире, пока не приведено все к единому знаменателю, у нас в стране пока такого нет, чтобы одна квартира – один собственник. Поэтому, конечно, риски имеются.

Оксана Галькевич: Но опять же выделение долей детям, например, при прописывании того же материнского капитала.

Виктория Соколова: Все что угодно.

Константин Чуриков: Вот вернемся к вопросу нашего зрителя Вячеслава: а почему действительно не запретят МФО вообще как явление?

Виктория Соколова: Ну на самом деле Вячеслав говорил про обеспечение. Несмотря на то, что в обществе складывается, может быть, негативное какое-то восприятие МФО, данные организации в любом случае востребованы, если мы обратим внимание на тот объем рынка, который они занимают. Они востребованы, они нужны гражданам, и задача государства, на мой взгляд, – это правильно осуществить регулирование.

И вот как раз инициативы последнего времени предлагают действительно убрать у МФО возможность брать жилье в ипотеку. Но следует отметить, что объем ипотечный в отношении МФО не такой большой, в принципе сами МФО не заинтересованы в большом объеме ипотечного кредитования, потому что по сути заточены на другое. Для этого нужно иметь тогда и определенный уже контингент юристов, которые будут заниматься взысканием, реализацией, оценкой и так далее.

Оксана Галькевич: Слушайте, а ипотека в МФО – это безумие, по-моему?

Константин Чуриков: Это просто так называется, Оксана.

Оксана Галькевич: Отвага? Или что это?

Виктория Соколова: Ипотека…

Оксана Галькевич: Там ставки-то какие? Мы же знаем вот эти проценты безумные в микрофинансовых организациях. Даже страшно себе представить.

Виктория Соколова: Ну это идет как обеспечение…

Оксана Галькевич: Если ты берешь 500 тысяч…

Константин Чуриков: Просто так называется.

Виктория Соколова: Да, ипотека в данном случае отражает понятие «обеспечение займа», то есть ваши обязательства. У вас будет в любом случае ниже ставка, если вы даете в залог какое-либо имущество движимое или недвижимое, поэтому сейчас звонил слушатель, говорил о том, что желательно запретить. Но если гражданин хочет пониже процент, ему хотелось бы предоставить в залог, например, машину, почему бы и нет?

Оксана Галькевич: Я просто хочу вот сейчас напомнить нашим телезрителям, собственно, что Центральный банк уже несколько раз до этого пытался как-то взять под контроль работу микрофинансовых организаций, вводил различные ограничения деятельности МФО. Например, сейчас уже закон на данный момент ограничивает ежедневную ставку по займу, с начала этого года она составляет только 1.5% в день, а со второго полугодия этого года будет снижена до 1% в день. Также введены ограничения предельного значения стоимости займа вместе со всеми пени и штрафами за просрочку, а также суммы всех процентов. Сейчас сумма долга не может превышать 250% основного долга, и этот процент, кстати, тоже впоследствии правительство намерено снижать.

Константин Чуриков: Нам звонит Мурманск, Людмила. Здравствуйте. Людмила, добрый вечер.

Зритель: Я слышу, я слышу.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Вы что, не слышите меня?

Константин Чуриков: Уже слышим.

Зритель: Слышите, ага, спасибо. Я вот тоже придерживаюсь такого же мнения предыдущего звонящего – прикрыть эти микрофинансовые организации с их грабительскими процентами. Это просто ограбление людей.

Я приведу пример. У меня сын, он берет у них займы. Он не является ни платежеспособным… Я уже в Интернете зашла во все микрофинансовые организации, предупредила каждую организацию, что мой сын неплатежеспособен, у него долги к ним, и они берут и снова суют эти суммы ему: возьмите, возьмите, возьмите. Это что за безобразие? Это какой-то беспредел. Слушайте, ну нельзя так вообще все… Это уже не только я, многие люди жалуются, кого я знаю в лицо. Это же безобразие. Нужно что-то с ними… Ну что же, неужели на данном этапе ничего не сделать, никак это не пресечь, это безобразие?

Константин Чуриков: Людмила, если можете сказать, скажите, на что ваш сын берет вот эти кредиты в МФО.

Зритель: Он у меня в пустоты всякие берет. Он у меня неплатежеспособный, не работает, а они ему дают, а я гашу, я пенсионерка, бьюсь, гашу, потому что начинают коллекторы «бомбить» и все остальное, сами знаете, какие последствия. Это замкнутый круг.

Константин Чуриков: Да, тяжко это все. Спасибо, Людмила.

Оксана Галькевич: Виктория, вы знаете, я вот хотела в связи с этим спросить: а почему микрофинансовые организации так легковесно относятся к оценке платежеспособности клиента? Вот мы знаем, что банк так или иначе проводит какую-то работу по оценке, подходит этот человек для получения кредита у них или нет, для выдачи. Почему МФО вот так готовы любому дать любую сумму?

Виктория Соколова: На самом деле из разговора, из того звонка, который был сейчас осуществлен, не совсем, конечно, можно с точностью сказать, МФО это дают такой займ или это все-таки какие-то черные кредиторы, которые маскируются под МФО. То есть для начала вообще-то рынок вот этого микрокредитования надо вычистить от нелегальных организаций, потому что в настоящее время может быть гражданин полностью убежден, что он идет в легальную организацию, в МФО, получает займ, а на самом деле это организация, лишенная лицензии, поэтому так легко дает.

Константин Чуриков: Но извините, мы с вами говорим, давайте своими именами вещи называть, о более честных жуликах и о менее честных, скажем так, о легализованных организациях и о нелегализованных, суть остается прежней: баснословные проценты и вот та самая головная боль. Нам звонят многие зрители и говорят о том, что и в банке можно, в общем-то, по десятому разу получить кредит…

Оксана Галькевич: Тут 12 тысяч банк не будет тебе давать просто, Костя.

Константин Чуриков: Ну не 12 тысяч, больше.

Оксана Галькевич: Это основная часть микрозаймов просто.

Виктория Соколова: Я бы, конечно, как юрист про жуликов бы не стала так говорить.

Константин Чуриков: Ну хорошо, добропорядочные финансовые организации с отдельными какими-то нарушениями.

Виктория Соколова: Важно понять, что перечень нарушений и контроль за деятельностью организаций должен осуществляться Центробанком. Центробанк разрабатывает систематически все более четкие критерии, по которым МФО все-таки будут работать на пользу гражданам. Сейчас действительно граждане звонят, говорят, что они недовольны, но по сути своей они же вынуждены пользоваться.

Кроме того, вот женщина звонила и говорила о том, что она гасит за своего сына эти займы. По закону у нее такой обязанности нет. Коллекторы у нас тоже теперь, существует закон и не один, подзаконные акты, они теперь тоже под контролем, можно найти на них управу. Например, мы у нас в организации консультируем, объясняем, как это делается, и у нас есть обратная связь, мы четко знаем, что законы работают.

Поэтому говорить о том, что женщина должна обязательно за своего сына гасить, – нет, конечно. Если она не будет за него гасить, то у организаций, будь то черный кредитор или еще кто-то, уже не будет тогда интереса давать деньги. Здесь ей нужна, конечно, грамотная юридическая консультация, для того чтобы понимать, как воздействовать на коллекторов, если они отравляют ей жизнь, и как действовать дальше, чтобы больше…

Оксана Галькевич: Ну это же психология, понимаете, такая достаточно тонкая психология: надавить на какие-то больные места, мать, естественно, у ребенка проблемы, даже если сложные отношения в семье, бросается на помощь…

Константин Чуриков: Ну и к тому же лишних денег, я так понимаю, нет, потому что она придет в вашу организацию, она же все равно заплатит деньги за консультацию.

Виктория Соколова: Вот как раз у нас достаточно приемлемые условия, поэтому мы такого рода граждан консультируем регулярно.

Оксана Галькевич: Давайте звонок еще один примем из Новосибирска на этот раз, у нас Ахмед на связи, у Ахмеда серьезная проблема, как раз связанная с темой нашего обсуждения. Ахмед, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Рассказывайте, слушаем вас.

Зритель: Я бы хотел в первую очередь сказать, что недавно… Точнее не то что недавно, а вот на протяжении 2-3-х месяцев я пользовался услугами таких организаций, и вот получилось так, что в последний месяц у меня просто и с работой проблемы, и не могу вовремя выплатить эти деньги. А у меня есть квартира в ипотеку, и вот одна из компаний, она сейчас… Мы как-то не могли найти общий язык с ними, и они сейчас начали мне говорить, звонить точнее, все время твердить о том, что они могут изъять квартиру, которая в ипотеке у меня. Я просто не могу понять, в договоре я все просмотрел, такого нет, и вот хотел проконсультироваться.

Константин Чуриков: Ахмед, хочется понять: эта квартира в залоге именно у микрофинансовой организации, да?

Зритель: Нет-нет, она в залоге у банка.

Константин Чуриков: У банка, то есть это все-таки несколько другой случай.

Зритель: Да.

Константин Чуриков: Мы-то говорим о микрофинансовых организациях. Ну отвечайте.

Виктория Соколова: Хотелось бы узнать, какая сумма долга у вас на настоящий момент перед банком.

Зритель: Где-то 350-400 тысяч.

Виктория Соколова: И с какого периода эта задолженность существует?

Зритель: Эта задолженность с января месяца, где-то начало февраля, по-моему.

Константин Чуриков: Ахмед, и вы говорите, что у вас проблемы с работой, – вы потеряли работу?

Зритель: Я не то что потерял работу, просто моя работа связана с торговлей, к нам привозят товары из Средней Азии, просто упала именно сама торговля, не можем реализовать то, что привезли, поэтому вот такая проблема у меня появилась.

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок. Сложная экономическая ситуация в стране – это…

Оксана Галькевич: Падение доходов населения это называется.

Константин Чуриков: Падение доходов населения – это основание для ипотечных каникул для Ахмеда с точки зрения буквы закона?

Виктория Соколова: С точки зрения закона именно падение дохода, как правило, банками скептически оценивается, но тем не менее Ахмед может обратиться в банк с письменным заявлением о реструктуризации, об ипотечных каникулах. Главное чтобы это заявление было правильно подано. У нас граждане приходят, говорят вслух, что они хотят, и ожидают результата. Заявление надо подавать по форме, то есть в письменном виде, и убедиться, что на втором экземпляре есть отметка. Кредитные каникулы для него возможны, но это исключительно добрая воля банка, надо это понимать. Если же будет суд, то здесь как раз вопрос о цене квартиры и о сумме долга. Чисто теоретически, конечно, могут продать квартиру.

Константин Чуриков: Единственную?

Виктория Соколова: Единственную, если она ипотечная.

Оксана Галькевич: А микрофинансовые организации вообще идут на реструктуризации, на каникулы какие-то ипотечные для своих клиентов или уже, не знаю, не ипотечные, кредитные каникулы в случае сложной ситуации?

Виктория Соколова: Сложно сказать, тут надо индивидуально разбираться. Но с учетом того, что это все-таки краткий срок кредитования, разные бывают ситуации. Более того, сейчас законодательная инициатива пытается ограничить количество реструктуризаций, потому что в них тоже граждане вязнут опять же не всегда по вине МФО, а иногда по своему незнанию или нежеланию знать.

Оксана Галькевич: А вот, кстати, интересно, вы в своем опыте, в своей практике с чем больше сталкиваетесь: так скажем, с желанием микрофинансовых организаций любым способом получить деньги с клиента, который появился только на горизонте, или все-таки с какой-то наивностью, доверчивостью, финансовой безграмотностью людей?

Виктория Соколова: Вы знаете, если есть время, поясню. Был один тоже у нас курьезный случай: позвонил на линию человек, который сказал, что его напоили друзья и попросили якобы что-то подписать.

Оксана Галькевич: Подписать.

Константин Чуриков: Друзья ли это?

Виктория Соколова: Да, друзья ли это? Вот здесь как расценивать всю эту ситуацию? Притом что когда я его спрашиваю, деньги-то в итоге получил он, он сказал, что да, получил деньги. А теперь он хочет…

Оксана Галькевич: Видимо, уже протрезвев, я так понимаю.

Виктория Соколова: Да, а теперь он хочет сказать, что вот он не понимал, что он делал, и так далее. Вот здесь определенный все-таки тоже умысел с его стороны, то есть насколько он был пьян и так далее. Но тем не менее пытаются граждане при этом доказать, что они не виноваты, они жертвы и так далее. То есть разные бывают ситуации.

Константин Чуриков: Самое страшное, что на это и по-трезвому многие соглашаются.

Давайте Ирину из Москвы послушаем. Ирина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я прошу прощения за свой простуженный голос, но у меня такая проблема. Я получила на днях письмо о том, что я должна некоей микрофинансовой организации какую-то сумму, которая в письме этом несколько раз меняется. Якобы я взяла 14 тысяч в долг под процентную ставку 1.97%, что уже, собственно, отличается от того, что вы уже тут на экран выводили. В середине письма эта ставка уже 2.17%, по-моему.

В общем, сумма долга на момент обращения с иском в суд 56 тысяч ровно, копеечка в копеечку, но якобы с барского плеча мне такой подарок делают, разрешают заплатить 29 тысяч с чем-то, очень неровная сумма. В связи с чем у меня возник вопрос: как вообще эта компания идентифицировала меня как личность, обращающуюся за займом?

Константин Чуриков: Ирина, можно несколько наводящих вопросов? Я правильно понимаю, что вы не брали никаких кредитов в этой организации?

Зритель: Нет-нет, не брала.

Оксана Галькевич: Паспорт не теряли в последнее время?

Константин Чуриков: Да, паспорт?

Зритель: Паспорт я не теряла, нет. Но ситуация…

Константин Чуриков: Кому-то давали его в руки подержать? Потому что достаточно переписать серию и номер, уже можно…

Зритель: Да, сейчас я об этом скажу. Смотрите, здесь получается так, что, в общем, мне рассказали в полиции, когда я туда обратилась, что данные организации, ряд таких организаций существуют, у них сейчас масса обращений по этому поводу: выдают кредиты через Интернет, и эта организация выдает через Интернет, то есть там даже личного появления не нужно ни в каком офисе, я вообще не знаю, есть ли там эти офисы. Но в таком случае электронный договор должен подписываться электронной цифровой подписью; я так прямо выдохнула, потому что у меня ее никогда не было. Но мне сказали, что она тут же этой же компанией по этим же паспортным данным оформляется, то есть как вообще…

Константин Чуриков: Ирина, оставьте, пожалуйста, свои координаты нашим редакторам, интересно будет в этом разобраться до конца.

Оксана Галькевич: Чтобы электронную подпись получить, нужно завести личный кабинет на государственных услугах, на государственных услугах ее нужно активировать с помощью телефона и в том числе прийти в отделение «Почты России», так как я это делала, я знаю…

Виктория Соколова: Да.

Константин Чуриков: Ну это мошенники классические, наверное.

Виктория Соколова: Судя по тому, что рассказала женщина, у меня есть подозрение, что все-таки это не организация, которая зарегистрирована на сайте Центрального банка. Кстати, у нас масса таких обращений: действительно, в Интернете сейчас процветает такое мошенничество. Поэтому очень ждем, что это будет регулятором сверху каким-то образом пресечено.

Константин Чуриков: Просто, товарищи, это же может коснуться каждого.

Виктория Соколова: Абсолютно верно.

Оксана Галькевич: Давайте просто скажем людям, что нужно в первую очередь зайти на сайт регулятора, Центрального банка Российской Федерации, найти список организаций микрофинансовых, которые имеют лицензию Центробанка и соответственно разрешение на такую деятельность.

Виктория Соколова: Да.

Оксана Галькевич: Если вашей организации, которая указана в письме, в этом списке нет, – значит, это мошенники.

Виктория Соколова: Совершенно верно.

Константин Чуриков: Еще короткий, наводящий в конце вопрос. Об ответственности мы с вами не поговорили. Была ответственность, наказание, штраф в 500 тысяч рублей, предлагают сделать 2 миллиона рублей и ввести уголовную ответственность – это будет таким оберегом, для того чтобы не действовали такие?

Виктория Соколова: Все очень надеются на самом деле, что ответственность за нелегальное, незаконное кредитование именно в сфере микрокредитования с этого момента будет более очевидной и действительно будут опасаться.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. Виктория Соколова, ведущий юрист Национальной юридической службы «Амулекс», была у нас в студии. Спасибо большое.

Виктория Соколова: Спасибо.

Константин Чуриков: А через пару минут «ЖКХ по-нашему», «Несерьезные новости». Будет интересно, не переключайтесь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски