Запрос рождает раздражение

Запрос рождает раздражение
Ипотечные деревни: привлекут ли они горожан?
Чиновник без подарка. Предновогоднее разъяснение Минтруда: ничего не дарить!
Искусственный интеллект: кому он нужен? Как идёт роботизация в стране
Страх увольнения: в каких отраслях люди больше боятся потерять работу
Чиновников накажут за хамство. Как будут наказывать?
Заморозка пенсии. Справедливая зарплата. Льготная ипотека. Опасные пробники. Русские хакеры. Волна лжеминирований
Никита Кричевский: Профицитный бюджет у нас не от того, что денег много, а от того, что мы их тратить не умеем
Пенсия - дело репутации государства?
Иосиф Линдер: Пока что-то не произойдет, никто не хочет тратить ни времени, ни денег, чтобы тренировать свой персонал проводить эвакуацию
Евгений Ачкасов: Когда профессиональную медицинскую литературу читает обыватель, возникают не очень хорошие ситуации
Гости
Сергей Жаворонков
старший научный сотрудник Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара
Александр Евсташенков
заместитель руководителя Экспертно-консультационного центра Института Госзакупок

Александр Денисов: «Новогодний Дед Запрос». Роскосмос опять на взлете. Самая обираемая госкорпорация, у которой подрядчики похищают миллиарды. Ну, была информация, что уже около 10 миллиардов похитили на строительстве космодрома Восточный. Ощущение, что госкорпорация решила себя, так сказать, побаловать, компенсировать моральный ущерб – и заказала подарков на 17 миллионов рублей. У нас рейтинг, что заказали наши чиновники, работники госкорпораций. Как говорится, запрос рождает раздражение.

Анастасия Сорокина: Роскосмос готов потратить 17 миллионов рублей на новогодние подарки сотрудникам. В списке: банкет из космической еды, 800 наборов конфет по специальному заказу в виде планет Солнечной системы и милые сувениры – например, керамические луноходы.

Но к Новому году готовится не только Роскосмос. Правительство Новосибирской области разместило заказ на 1 миллион 100 тысяч рублей для украшения загородной резиденции – там будут прожекторы для подсветки деревьев, светодиодная бахрома для ели, а также собственный каток и горка.

Александр Денисов: Для сравнения: на украшение здания мэрии в центре города выделено в 10 раз меньше денег – всего 100 тысяч рублей.

Буквально на днях администрация Новороссийска Краснодарского намеревалась прикупить планшеты и чехлы к ним. Сумма контракта – 880 тысяч рублей. При этом планшеты должны были быть только определенной системы – iOS. Такой прозрачный намек на продукцию Apple. Покупку, к несчастью для чиновников, заблокировала прокуратура. Испортила людям праздник!

Анастасия Сорокина: Обсуждаем эту тему с нашими экспертами. На связи Сергей Жаворонков, старший эксперт Института экономической политики имени Гайдара. Сергей Владимирович, здравствуйте.

Сергей Жаворонков: Здравствуйте.

Александр Денисов: Сергей Владимирович, под Новый год у нас госкорпорации, чиновники прямо так беззастенчиво начинают радоваться жизни, заказывать себе планшеты и прочее. Вспомним историю с Чубайсом, помните, на корпоративе новогоднем: «Денег не просто много, а их просто очень много!» Помните, он там заявлял?

Анастасия Сорокина: Ну и цифры такие. За прошлый год тоже какие-то миллиардные суммы были потрачены на корпоративные подарки, если посчитать их в целом. У нас, видимо, все очень хорошо у компаний, что они могут себе позволить так на широкую душу… на широкую ногу готовиться к праздникам?

Сергей Жаворонков: Ну смотрите. Главная статья растрат – это все-таки не новогодние праздники, а это всевозможные закупки автомобилей и прочей техники. И главная юридическая проблема состоит в том, что… Хотя в 2015 году премьер Медведев подписал постановление, которое ограничивает стоимость, скажем, закупки автомобилей для министерств и ведомств 2,5 миллионами рублей, стоимость закупки смартфона – 15 тысяч рублей и так далее, но это все не распространяется на государственные компании, то есть на все эти госкорпорации – «Газпромы», «Транснефти» и так далее. Например, «Транснефть» купила автомобиль за 13,7 миллионов рублей.

Александр Денисов: Это для кого такая машина?

Сергей Жаворонков: Ну слушайте, я не знаю, для кого они покупали, но на сайте госзакупок такая закупка есть.

Александр Денисов: И прошла она? Уже тендер кто-то выиграл?

Сергей Жаворонков: Да-да-да. Ну, там по техническим характеристикам, скорее всего, Mercedes под это подпадает.

То есть, безусловно, надо распространять нормы этого постановления 2015 года не только на министерства и ведомства (через год их на ФГУПы распространили), но также на все компании с государственным участием и госкорпорации. Вот это могло бы уменьшить подобного рода проблемы. Ну и конечно, здесь очень важна гласность, потому что бывали случаи, когда госкорпорации, когда подобного рода информация всплывала, они эти скандальные закупки отменяли.

Анастасия Сорокина: В прошлом году обсуждался закон о взятках, о том, что нельзя дарить подарки стоимостью больше 3 тысяч рублей. Вот эти подготовительные закупки, которые сейчас производятся компаниями, они вообще в целом делаются с какой целью? Это что? Это такой подарок? Или напоминание о своей компании? Кому они вообще делают эти подарки? Своим сотрудникам? Зачем они им нужны?

Александр Денисов: Или сами себе просто-напросто?

Сергей Жаворонков: Наиболее распространенный способ ответа госкомпаний на все эти упреки – якобы речь идет об иностранных делегациях. «Вот мы не можем ударить в грязь лицом перед иностранцами, поэтому нам нужны дорогие автомобили, поэтому нам нужны дорогие девайсы», – и так далее и тому подобное. А на самом деле, конечно, они прежде всего тратят это на своих сотрудников, а внутри – прежде всего на нужды своего руководства.

Анастасия Сорокина: Как вы считаете, если сейчас, скажем так, мы говорим о помощи, о каких-то таких мерах, о борьбе с бедностью, может быть, предложить… вообще реально ли предложить, скажем так, сэкономить на каком-нибудь корпоративе?

Александр Денисов: К празднику.

Анастасия Сорокина: К празднику, да. И помочь тем, кому нужны эти деньги. Вот такая благотворительная акция, как на 1 сентября была акция «Дети вместо цветов»: вместо цветов и букетов учителям скидывались деньгами и отправляли их в детский дом. Может быть, чиновники на такой шаг пойдут? Мне кажется, это их рейтинг еще бы как-то смогло увеличить.

Сергей Жаворонков: Ну, мне кажется, что наши чиновники больше рассчитывают на то, что итоги выборов будут сделаны в любом случае, независимо от их рейтинга. А по сути, конечно, наверное, это было бы правильно. Тем более что у нас и чиновники, и особенно государственные компании давным-давно не являются бедными, которые нуждаются в особых стимулах.

У нас, например, у федеральных государственных служащих средняя зарплата – 125 тысяч рублей, что превышает в три раза среднюю зарплату по стране и в четыре раза медианную зарплату – то есть ту, которую получает большинство населения.

Александр Денисов: Логично, что могли бы и за свои деньги купить себе подарки к Новому году.

Сергей Жаворонков: Абсолютно, абсолютно.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: На связи был Сергей Владимирович Жаворонков, старший эксперт Института экономической политики имени Гайдара.

А у нас есть звонок от зрительницы. Здравствуйте. Надежда из Челябинска до нас дозвонилась.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Я просто слушаю передачу, и меня прямо бесит! Мы раньше всегда за свой счет корпоративы собирали перед праздниками, кто что принесет. А эти чиновники обнаглели – за счет государства, то есть за нас же счет.

Александр Денисов: Спасибо.

Зритель: Это же наглость? Наглость.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

На связи с нами Александр Евсташенков, заместитель руководителя экспертно-консультационного центра Института госзакупок. Александр Николаевич, здравствуйте.

Александр Евсташенков: Здравствуйте, Анастасия.

Александр Денисов: Здравствуйте. Александр, у вас такой профильный институт. Скажите нам, почему работники госкорпораций за свой счет не могут себе купить подарки к Новому году? Почему обязательно за бюджетные деньги?

Александр Евсташенков: Потому что они сами определяют то, что они будут покупать.

Александр Денисов: Потому что они так хотят, да?

Зритель: К сожалению, ничем не регламентируется этот вопрос, поэтому каждая корпорация сама определяет, какая потребность ей нужна.

Александр Денисов: Скажите, какой-то предел этому есть, так сказать, новогоднему настроению? Вот Роскосмос – 17 миллионов.

Анастасия Сорокина: Чучела лис, какие-то пледы, зарядки, игры в лото – и все это с корпоративными этикетками. Зачем это вообще нужно госкорпорациям?

Александр Евсташенков: К сожалению, в той закупке, которую мы обсуждаем, там не сказано, для кого эти подарки предназначены. То есть мы можем предположить, что это для сотрудников корпорации либо, может быть, для кого-то еще. Вопрос только в том, что эта сама закупка, да, она достаточно большая, но там и подарков приличное количество.

Александр Денисов: Ну и денег-то будь здоров!

Анастасия Сорокина: Может быть, можно было бы на этой статье сэкономить? Зачем вообще каждый год огромные суммы тратятся именно на эти безделушки, прямо скажем?

Александр Евсташенков: Ну, это вопрос не только в Роскосмосе. Другие компании так же делают, к сожалению.

Анастасия Сорокина: А зачем? У вас есть ответ на это?

Александр Евсташенков: Видимо, они видят это как представительские нужды или что-то еще.

Александр Денисов: Почему единственным ограничителем, опять же повторюсь, такого праздничного настроения становится реакция общественности, когда люди замечают? Кто-то зайдет на сайт госзакупок, посмотрит и скажет: «Это что такое, ребята?!» И сразу: «Ну, мы передумали». Или прокуратура вмешается и скажет: «Что за планшеты Apple? Давайте что-нибудь подешевле найдем». Тогда отменяют. А если общественность не обратила внимание?

Александр Евсташенков: Это вопрос регулирования на законодательном уровне. Предыдущий коллега говорил, что у нас госзакупки – они разные. Мы говорим, что госзакупки, госзакупки, но они отличаются. У нас есть два закона, которые регулируют: один – для министерств и ведомств, а другой – для госкомпаний. Вот тот, который для госкомпаний, он более мягкий, нежели чем для министерств и ведомств, поэтому здесь вот такое регулирование.

Александр Денисов: Ну, им тяжелее всего, конечно, госкомпаниям.

Александр Евсташенков: Да, возможно.

Анастасия Сорокина: Да, спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: На связи был Александр Евсташенков, заместитель руководителя экспертно-консультационного центра Института госзакупок. Идем дальше.

Александр Денисов: Поговорим про водку. Тоже такая новогодняя тема.

Анастасия Сорокина: К празднику готовимся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски