Заработать на ДТП

Гости
Леонид Ольшанский
почетный адвокат Российской Федерации, лауреат премии «За права человека»

Виталий Млечин: У предприимчивых граждан набирает популярность новый вид мошенничества с автомобилями. Ради страховых выплат они начали устраивать реальные ДТП, где повреждаются дорогостоящие машины. При этом даже ведется видеосъемка, чтобы факт аварии было легче доказать.

Оксана Галькевич: В схеме задействуют дорогие или редкие машины, кузовные запчасти для которых стоят больших денег, и страховые компании не всегда могут отремонтировать такие автомобили по закону об ОСАГО из-за высокой стоимости ущерба или длительного срока поставок деталей, поэтому клиент получает денежную выплату.

Виталий Млечин: Ну вот за 9 месяцев этого года объем мошенничества в автостраховании составил почти 3 миллиарда рублей. Почему это так легко получается у мошенников, давайте разбираться. Если вы стали жертвой мошенничества именно в автомобильной сфере, какой-нибудь автоподставы или что-то в этом роде, обязательно нам расскажите, пожалуйста, об этом: 8-800-222-00-14 – бесплатный телефон прямого эфира, 5445 – бесплатный номер для ваших SMS-сообщений.

С нами на прямой связи Леонид Ольшанский, почетный адвокат России, лауреат премии «За права человека», по телефону. Леонид Дмитриевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Леонид Дмитриевич.

Леонид Ольшанский: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Леонид Дмитриевич, расскажите, пожалуйста, про эту схему. Вы знаете уже подробности, действительно это так часто происходит, вот когда люди... ?

Леонид Ольшанский: Да, я все знаю.

Виталий Млечин: Ага.

Леонид Ольшанский: Но верить страховым компаниям нельзя, у них очень часто что ни происходит, все мошенничество.

Виталий Млечин: Так.

Леонид Ольшанский: Значит, они идут по двум путям, обзывая без оснований, и ДТП произошло, нет решения суда о том, что это, говоря простым языком, липа, подстава, а они говорят «подстава», или официальным языком «инсценировано».

И второй аспект: вот если кто-то дает доверенность строго по Гражданскому кодексу, Иванов дает Петрову представлять интересы во всех судах, правовых органах и т. д., это тоже мошенники. Почему? Потому что, если я как адвокат иду в суд за человека, которому, я, значит, со страховой компании опять-таки по Гражданскому кодексу, а не по Космическому, беру стоимость работ, просрочку платежа, пени, штрафы и т. д. А страховые компании, если время ограничено, их концепция – возьми только стоимость работ по ущербу, а пени, штраф, упущенную выгоду не бери. Нет же, если адвокат добросовестный, он это делает, а они говорят: «Это автомошенники». Как такое? У нас Конституция гласит о праве на квалифицированную юридическую помощь. Еще раз, это право гражданина дать доверенность кому-то, они на нее посягают.

Дальше. Если бы нам сказали, вот смотрите, сотни уголовных дел, где сначала следователь сказал, а потом суд, виновны, мошенничество, подстава, инспирировали, а в действительности ничего не было. Но нам же что говорят? – что не липу на бумаге соорудили, а было ДТП и плюс оно заснято, очень тяжело... На основании чего приходят какие-то граждане к выводу, что это инспирировано? Очень трудно сказать. Поэтому...

Да, еще у них одна есть мысль, которая в вашем вопросе не прозвучала, может быть, я вас опережаю?

Виталий Млечин: Да, давайте, давайте-давайте.

Леонид Ольшанский: «Порядочные люди, честные, порядочные водители не смогут получить», – неправда. Если я порядочный водитель и я попал в ДТП, куда вы денетесь? Вы обязаны будете мне сколько экспертиза сказала, столько заплатить или заменить детали, которые подлежат ремонту и замене. Но вообще мы считали, всегда сумма, которую любая страховая компания собирает, продавая полисы, необязательно ОСАГО, сумма проданных полисов всегда больше суммы выплат, вот почему у них особняки шикарные, вот почему представители страховых компаний разъезжают на дорогих машинах и т. д. Ну конечно, мы понимаем, меня могут поправить: ну Леонид Дмитриевич, мы же живем в эпоху рыночной экономики, прибыль кладется в основу всего. Поэтому вот так вот до конца им верить нельзя, надо повнимательнее, если коротко.

Оксана Галькевич: Леонид Дмитриевич, вот смотрите, мошенники, они всегда находят в каком-то алгоритме, в какой-то системе взаимодействия люди – закон, люди на дороге, какое-то слабое место, в которое бьют и пользуются потом, что называется, разводят, простите за этот жаргонизм других людей. Вот в данной ситуации мошенники воспользовались каким слабым местом, на что расчет?

Леонид Ольшанский: Ну, вот нам же уже сказали, что машина дорогая, Jaguar, а то и Rolls-Rayce, Bentley, у нас кого только нет сейчас на дорогах, да?

Оксана Галькевич: Да-да-да.

Леонид Ольшанский: Значит, запчастей может не быть в сервисе. За превышение сроков ремонта и оплаты идет наказание финансовое, да? Значит, они понимают, что опытные адвокаты их съедят, значит, они выплачивают деньги быстро. Да, но надо же нам не забывать: не получится отремонтировать, ну наша метафора, Rolls-Rayce на сумму 1 миллион долларов. Почему? Потому что сумма выплаты по страховке ограничена законом, ограничена. Поэтому много все равно не будет, пусть 400 тысяч, пусть 500 тысяч, а если на несколько миллионов удар? Наша любимая метафора: горбатый «Запорожец» протаранил шестисотый Mercedes – ведь все остальное через суд. Поэтому не так все тут просто.

Виталий Млечин: Да. Создается ощущение, особенно вот по этой сумме, которая называется, миллиарды рублей за год, что это как-то очень просто и очень много желающих в этой схеме поучаствовать. Это действительно так?

Леонид Ольшанский: Нет, многие... Зачем участвовать людям и зачем бить... Ведь если мы машину дорогую ударили, она же теряет товарный вид. Значит, что это? Я должен быть совсем миллионером, купить пять Jaguar, на одном ездить, а четыре, например, пустить, чтобы их били, и нанять штат юристов, судиться? Опять-таки, нельзя говорить, что сумма мошенничества 2 миллиарда, или 1, или 5. Каждая сумма там, 1 миллион, 500 тысяч, должна быть подтверждена решением суда. Если решения суда по конкретному делу нет, мы эту статистику учитывать не можем, мы можем максимум сказать, чтобы не оскорблять, что это ваша точка зрения, господа, ну а у нас другая точка зрения.

Оксана Галькевич: Леонид Дмитриевич, у нас есть звонок из Иркутска, Вера, наша зрительница. Вера, здравствуйте.

Виталий Млечин: Вера, добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Подскажите, пожалуйста, вообще что можно сделать со страховой? Вот у меня внучка попала в ДТП, ее ударила женщина, женщина эта была виновата. Обратились в страховую, насчитали всего 50 тысяч за две двери у машины. Грубо говоря, за эти деньги даже, ну только две двери, возможно, купишь, там еще их нужно ставить, красить, все прочее. Со страховыми вообще невозможно бороться. Они потом ей предложили отдать в ремонт. Ремонт посчитал, нам не сказали сколько, сказали, что очень дорого, и мы ждем уже с августа месяца. Они вообще никаких, как говорится... А вы говорите, что-то выплачивают. Я не знаю, может быть, за большую машину...

Леонид Ольшанский: Ага, я понял. Я понял вопрос, вопрос классический.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Вера.

Леонид Ольшанский: Отвечаю. В значительном количестве случаев страховая компания идет двумя путями. Первый совсем циничный: «Мы не верим, что это страховой случай, мы ничего платить не будем», – хотя очень часто инспектор ГАИ подъезжает, составляет протокол. А второй вариант, еще более часто случающийся, вот как наша зрительница и слушательница звонит: там удар на много, они дают 50 тысяч. Значит, в таком случае я советую с паршивой овцы хоть шерсти клок взять, ни в коем случае не писать, что удовлетворен, а потом подать в суд, но опять-таки суд, экспертиза, а сколько же это в действительности стоит, надо заплатить свои деньги, адвокат, без хорошего адвоката не потянуть... И первый суд – это взять деньги со страховой компании.

Поэтому вот мы сегодня в передаче увидели две стороны медали: одна сторона, что богатенькие Буратины из страховых компаний говорят, что якобы их обкрадывают, а вторая сторона, что простые люди нашей страны со всех концов звонят (это же не один звонок, это же много их) и говорят, что их обманывает страховая компания, ничего не делает, а предложила 50 тысяч, за которые и дверь-то не купишь. Вот подтверждение моих слов, звонок из далекого города.

Оксана Галькевич: Да. Леонид Дмитриевич, это был Иркутск, а сейчас у нас еще Самара, давайте Юрия тоже выслушаем, может быть, вы ему тоже какую-то консультацию, совет дадите. Здравствуйте, Юрий.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Юрий, вы в эфире.

Зритель: Да, здравствуйте.

У меня проходило ДТП, специально или нет, но там дама создала аварийную ситуацию. Меня признали в ней виновным, и сумма ущерба составила 397 тысяч. Получилось так, что дама забрала со страховой компании сумму какую-то там, ну пускай 170 тысяч, а остальное с меня через суд. То есть суд уже был, заседание, постановили мне выплатить ей.

Леонид Ольшанский: Понятно.

Оксана Галькевич: И?

Виталий Млечин: Насколько это законно? У вас же есть ОСАГО?

Леонид Ольшанский: Я понял, я вопрос понял.

Оксана Галькевич: Да, хорошо, давайте, Леонид Дмитриевич.

Леонид Ольшанский: Значит, кодекс гласит любой: если та сумма, которую выплатила страховая компания, не покрывает ремонт, то все остальные вопросы через суд. Судья не эксперт, судья руководствуется заключением ГАИ, что ты, друг, виновен, а виновный должен платить за все, хоть соседа залил, в ванной находясь под тобой, классический пример, хоть ты въехал на машине в забор на даче к соседу, чини забор здесь. Если вы первоначальный, базовый документ, вердикт ГАИ о том, что вы виновны, не обжаловали, а это отдельный суд, тогда с вас судья возьмет. Вот еще одно подтверждение моих слов. На какого лешего нам нужен полис ОСАГО, если он не все покрывает, если надо ходить по судам и с честного человека... Он же не сказал, что у него полиса нет, у него есть полис, но невзирая на это с него все равно дерут деньги.

Виталий Млечин: Так а как так-то, Леонид Дмитриевич? Ведь ОСАГО если должно покрывать, там, по-моему, до 400 тысяч ОСАГО должно выплачивать, не меньше.

Оксана Галькевич: Да, вы же говорили сами лимиты.

Леонид Ольшанский: Нет, значит, ваш вопрос делим напополам. Первое: даже до 400 тысяч они не платят. Вот предыдущий звонок, 50 дали, хотя могли дать все 400. И второе – существуют аварии и на миллион, и на два. Поэтому, может быть, сейчас прозвучит несколько пафосно мое заключение, скажем так, но это основа для новой передачи.

Виталий Млечин: Хорошо, намек понят.

Оксана Галькевич: Вы знаете, да, Леонид Дмитриевич, спасибо вам большое. Знаем, что время у вас ограничено для прямого эфира. Очень многие как раз об этом и пишут, на какого, как вы сказали, лешего нам нужно это ОСАГО. Спасибо.

Виталий Млечин: Да, так и пишут.

Оксана Галькевич: Леонид Ольшанский, почетный адвокат России, лауреат премии «За права человека». Ну действительно, очень многие возмущаются как раз в той риторике, которую привел...

Виталий Млечин: Совершенно верно. Вот из Челябинской области: «Как за страховку деньги драть, так все нормально, как выплачивать деньги – сразу мошенники».

Оксана Галькевич: Ну да. «Покупаем ОСАГО, а проблемы не решаются», – многие об этом пишут.

Виталий Млечин: Но есть и другие на самом деле сообщения. Кемеровская область: «Сын попал в ДТП, страховая выплатила без проблем даже больше, чем он предполагал», – к счастью, такие истории тоже бывают.

Оксана Галькевич: Это в каком городе?

Виталий Млечин: Это Кемеровская область.

Оксана Галькевич: Кемеровская область? Слушайте, какие молодцы страховые компании в этом регионе!

Виталий Млечин: Ну и наши зрители с юмором нам всегда пишут: «У нас в деревне два мужика друг в друга въехали. Постояли, подумали, и каждый поехал дальше куда ехал».

Оксана Галькевич: А действительно, чего, ха-ха.

Виталий Млечин: Это по-мужски, это мужской подход.

Оксана Галькевич: Ха-ха.

Виталий Млечин: Продолжаем.

Оксана Галькевич: Спасибо. Мы идем дальше, друзья.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Олег Столяров
вторая схема выпала из внимания эксперта: когда отдельные работники страховой компании в доле . Конечно это пока "смутные" предположения. Но разницу между суммой страховых сборов и страховых выплат делят в основном руководство и собственники компании. А на дорогих машинах ездят, в том числе, и рядовые менеджеры компании. И схема "должна "естественно работать применительно к дорогим иномаркам. Скорее всего именно оттуда и растут ноги у этого предложения. С точки зрения финансиста.