Зарплаты выросли!

Зарплаты выросли!
Сергей Лесков: Болезненный национализм и антисемитизм развиваются параллельно
Реальные цифры: чего хотят россияне от нового правительства?
Наказы новому Правительству. Европа отказывается от систем распознавания лиц. Московскую антидопинговую лабораторию снова закрыли. Что привлекает иностранных туристов в Россию.
Георгий Остапкович: Просто так зарплата учителей и врачей не поднимется. Нужна политическая воля и увеличение вложений в человеческий капитал
Александр Гезалов: Органы опеки могут помочь только в ситуации, когда социальные службы уже что-то сделали для семьи
Рубрика «Автомобили»: перезапуск. Автоэксперт Андрей Осипов предложил уникальный для телевидения способ задать ему вопросы – с помощью QR-кода
Мирон Тацюн: Государству надо помогать не тем, кто тащит лес в Китай в круглом виде, а тем, кто здесь его перерабатывает
Как сократить разрывы зарплат руководства и персонала в социальной сфере?
Европа отказывается от системы распознавания лиц. А мы?
Иностранцы в России: чем наши города привлекают туристов?
Гости
Константин Ордов
профессор РЭУ им. Г.В. Плеханова, доктор экономических наук
Владимир Морыженков
профессор бизнес-школы МИСиС

Константин Чуриков: Но сначала очень животрепещущая тема, одна из главных тем на сегодня. Реальные доходы россиян внезапно выросли (это данные Росстата) за III квартал этого года. Смотрите, из статистики следует, что с июля по сентябрь, как раз за III квартал, прирост составил +3%. Это после 5 лет снижения реальных располагаемых доходов. Вот здесь вы видите, как все это шло по кварталам. Но если суммировать с января по сентябрь, получается: ‑2,5, ‑0,1 и сейчас, резкий рост все-таки: +3%. Получается, что с начала года реальные располагаемые доходы прибавили где-то 0,2%. Уважаемые зрители, вот вы заметили этот рост? Как изменились ваши доходы за последнее время? Об этом нам можно рассказать, нам можно позвонить. А сейчас пока пообщаемся с нашим первым экспертом. Это Владимир Морыженков, профессор бизнес-школы МИСиС. Владимир Алексеевич, здравствуйте.

Владимир Морыженков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Владимир Алексеевич. Понятно, что Росстат – это такая организация, которая изучает исключительно цифровую реальность. Пришли какие-то данные, их сложили, в графики, нарисовали – прибавка, замечательно. А какое объяснение может быть за этой картиной цифровой, как вы считаете? +3% в III квартале.

Владимир Морыженков: После того как в Росстате сменилось руководство, мы видим, что заметные позитивные сдвиги в экономике стали фиксироваться этой организацией. Но я не думаю, что в этом случае некоторое лукавство есть. Это реалия. И прогноз говорит. И источники роста оплаты труда заключаются в следующем. Первое. Рост зарплат произошел не у всех. В первую очередь он произошел, более чем на 4%, у чиновников и государственных служащих. Это не производственная сфера, сектор экономики. Они внесли свою лепту. Их огромное количество в стране. Прежде всего они живут в Москве. Второй аспект. Каждый житель России, у которого не произошло в жизни никаких событий с точки зрения роста его уровня личного благосостояния за счет оплаты труда, должен понять, в какой части России он живет. Если он живет в Москве, то в Москве живут же и эти все руководители. И рост оплаты труда высокооплачиваемых работников в государственном секторе тоже произошел. Т. е. государство финансирует.

Константин Чуриков: Владимир Алексеевич, знаете о чем я еще подумал? Судя по тому, что III квартал – месяцы июль, август, сентябрь, – это может как-то быть связано с выдачей отпускных, например?

Владимир Морыженков: Нет.

Константин Чуриков: Это же тоже рост доходов, нет?

Владимир Морыженков: Это рост, но я считаю, что он статистически не скажется, заметные 3% вы не получите никак. Я вам хочу назвать другой источник. На мой взгляд, более проблемный для нас. Когда мы можем через какое-то время ощутить прирост инфляции. Потому что зарплата должна сопоставляться, конечно, рост зарплаты с ростом инфляции. Похоже, и стали появляться факты о том, что те огромные заимствования, которые «Ростех» и предприятия оборонного комплекса и государственного комплекса, как явно неэффективного сектора экономики, заняли такие огромные суммы денег в банковском секторе, что, похоже, возвращать их не придется. Ну, не удастся. В силу того, что это не коммерческие бизнесы – производство вооружений и всего. И теперь встанет вопрос о том, а на что пошли эти деньги. Конечно, во многом пошли на оплату труда работников в оборонном секторе. И когда сейчас встает вопрос о погашении кредитов, а это триллионы денег, вы понимаете, что возникнет скачок цен. Потому что деньги придется печатать.

Оксана Галькевич: Ой, подождите, ну не пугайте нас. Мы только порадовались этим +3%, и тут вы уже какие-то апокалиптические практически картины рисуете.

Владимир Морыженков: Но давайте порадуемся. Разберем, если хорошо.

Оксана Галькевич: Т. е. я правильно вас поняла, что, по вашему мнению, мы получили этот прирост за счет больших городов и за счет определенной категории, которым действительно каким-то образом были индексированы зарплаты, да?

Владимир Морыженков: Да, совершенно правильно.

Оксана Галькевич: Но это же никаким образом не сказывается на большей части населения? Я понимаю, что есть Москва, Петербург, и это больше 15-20% населения. Но есть ведь остальные 80-70%.

Владимир Морыженков: Не очень проста. Мы до сих пор никак не можем услышать, как растет конкурентоспособность наших предприятий. Чем выше у тебя конкурентоспособность, тем больше выручки ты получаешь от того, что можешь продавать свою продукцию. Вот этого не происходит. Откуда тогда брать, частному бизнесу или полугосударственной компании, откуда брать деньги на прирост зарплаты, если мы не можем продать свою продукцию?

Константин Чуриков: Владимир Алексеевич, а вот не утихает дискуссия о том, с какой частотой надо Росстату те или иные данные публиковать. Смотрите, вот люди просто в это не то что не верят, а это вызывает очень серьезное раздражение. Я смотрю на наш СМС-портал, что тут нам пишут. Скажите, пожалуйста, может быть, логичнее судить по итогам целого года? Может быть, логичнее преподносить как какой-то взрывной рост совсем другие цифры прироста? По-вашему, какой должна быть цифра, каким должен быть показатель этого роста реальных зарплат, чтобы это было ощутимо для всех? Не только для чиновников, но и для обычного населения.

Владимир Морыженков: Но обратите внимание, никто законы экономического развития не может опровергнуть. И не стоит этим заниматься. И поэтому, конечно, рост производительности труда должен опережать рост оплаты труда. Но у нас рост производительности труда… В этом году, кстати, задекларировано, что этот год у нас – год роста производительности труда. А она фактически не растет. Откуда тогда добавлять рост в оплате труда? Придется манипулировать цифрами. А это все равно приведет к инфляции. А чтобы было заметно…

Оксана Галькевич: Владимир Алексеевич, мы просто с Костей пытаемся добиться от вас, может быть, объяснения такого. Когда этот локомотив в виде чиновников и прочих высших категорий потянет за собой остальную страну по уровню доходов? Когда остальные люди почувствуют эти +3%, +0,5% хотя бы, но почувствуют? И будут готовы написать нам на СМС-портал: «Да, прибавили. 500 рублей, но прибавили».

Константин Чуриков: Да. Росстату тому же.

Владимир Морыженков: Экономика, которая находится на ручном приводе, это экономика госплана. Советский Союз развалился из-за того, что зарегулировали каждую ложку, каждую вилку, сколько можно ее производить, какая будет себестоимость, как ее будет продавать. Мы сейчас входим вот в это русло. И единственным покупателем нашей продукции в основном в стране являются государственные предприятия. Если это так, то это экономика госплана. Как это изменить? Надо сказать: измените количество чиновников? Но вообще хорошее дело – это цифровое регулирование, если говорить о серьезных вещах. Которое открывает свободу предпринимателям.

Константин Чуриков: Владимир Алексеевич, у нас каждый год обещают сократить чиновников, в итоге по факту мы видим, что их только становится больше.

Владимир Морыженков: Они охраняют. Они охраняют власть, чиновники. Они стерегут на каждом шагу, на каждом месте источник возникновения дохода. Как у вас на телевидении, как у нас в высшем образовании. Всем командуют присланные чиновники, которые жестко сидят. А если вы обратите внимание, что зарплата у ректора или у других людей (я не имею в виду ректора нашего университета, но то, что публикуется, в рамках ГС) измеряется миллионами рублей, а преподаватель получает свои от 50 до 100 тыс. рублей, – то заметьте, что это большая разница. И когда мы говорим, а какой их вклад в среднюю оплату труда и какова роль реальная в созданной единице продукции, – конечно, это несопоставимые вещи. Если у вас большие зарплаты, то создавайте огромные ценности.

Константин Чуриков: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. Это был Владимир Морыженков, профессор бизнес-школы МИСиС, у нас на связи. А сейчас давай послушаем нашего телезрителя. Юрий из Костромской области дозвонился.

Константин Чуриков: И потом еще СМС‑ки почитаем. Юрий, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Юрий, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Константин Чуриков: Расскажите, Юрий, как ваша зарплата выросла в III квартале.

Зритель: Я, во-первых, не согласен с вашим экспертом. Плановая экономика сейчас есть и в Китае, где прогнозируется экономика на 5 лет, и в Соединенных Штатах Америки, где экономика прогнозируется и планируется на десятилетие. По поводу данных зарплат. Это не зарплата, а доходы. Но и по какой части? Не в плане индексации, которую производят в лучшем случае один раз в год, а в том плане, что сейчас на фоне замедления девальвации рубля, конечно, потребительская покупательная способность граждан увеличилась во многих регионах.

Константин Чуриков: Юрий, мы почему заговорили о зарплатах? Секундочку. Важное уточнение. Потому что сам же Росстат сказал, что наибольшее влияние на этот показатель оказали, с его точки зрения и по предварительным данным, именно рост зарплат. И именно поэтому мы на этом сконцентрировали внимание.

Оксана Галькевич: Это основной доход в нашей стране.

Зритель: Я с выводом Росстата не согласен. Тем более, у вас же передача тоже была, где опровергаете данные на основании рейтинговых других агентств, в том числе и зарубежных, по поводу экономической ситуации в России.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Юрий, коротко, если можно, два слова: вам прибавили зарплату с начала года?

Константин Чуриков: Да. Мы, собственно, вам этот вопрос задали сразу.

Зритель: Я в силу сегмента, низового сегмента (я работаю в бюджетной сфере), уже полтора года мы не ощущаем данную прибавку даже в 300-400 руб., что подразумевается под 3-4%.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Все, понятно. Спасибо большое. Вы тоже опровергли слова Росстата.

Константин Чуриков: Прямо Юрий у нас как эксперт, понимаешь, как из пулемета. Что пишут зрители. Ульяновская область: «Зарплата у сына не выросла, а, наоборот, снизилась». Энгельс: «Неправда, зарплаты не выросли». В общем, все пишут об одном и том же. Пишут: «Почему никого не оштрафуют за фейковые новости?»

Оксана Галькевич: Нет. Мы, друзья, официальные источники используем.

Константин Чуриков: Мы ретранслируем этот источник информации.

Оксана Галькевич: Исключительно, да. Константин Ордов у нас сейчас на связи, присоединяется к нашей беседе. Профессор РЭУ им. Плеханова, доктор экономических наук. Константин Васильевич, здравствуйте.

Константин Ордов: Добрый день.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Вот если произошел этот рост, если ему верить, то за счет чего он произошел? Ваша версия событий.

Константин Ордов: Но мне тоже не хочется быть источником фейковых новостей. И поэтому… Мы с вами можем заподозрить, и нам меньше всего хочется верить в то, что эти бравурные отчеты Росстата за III квартал явились следствием его желания угодить новому работодателю в лице Министерства экономического развития, которое уже давно мечтает о том, чтобы все-таки обеспечить рост реальных доходов населения. Рост, а не падение, которое мы наблюдали все это время. Но проблема заключается в том, что эти 7,8%, о которых сейчас все так говорят много, они не связаны с ростом зарплаты, темпы которой заметно ниже, они не связаны с ростом пенсий, который в этом году составит порядка 6%.

Константин Чуриков: Константин Васильевич, простите, а вот 7,8% это что вы имеете в виду?

Оксана Галькевич: Мы назвали только 3%, уже за вычетом всех этих…

Константин Ордов: Да. А просто средний доход на одного гражданина в Российской Федерации, по мнению Росстата, в III квартале увеличился на 7,8%.

Оксана Галькевич: Ничего себе как выросла жизнь!

Константин Ордов: Да. Так что вы недостаточно оптимистично выделили 9 месяцев.

Оксана Галькевич: Простите, шаркнем ножкой.

Константин Чуриков: Интересно. Так, так.

Константин Ордов: Да. Но проблема-то в чем? Проблема в том, что Росстат эту методику внедрил только в этом году. И показал временные ряды значений с 2014 года. И прежде никогда подобного высокого прироста в квартал не было. И вот это, конечно, вызывает некие опасения. Вызывает это несоответствие с тем, что за III квартал розничная торговля у нас с вами замедлилась и рост стал меньше. Т. е., если у людей стало больше денег, то это не отразилось на том их предпочтении что-то приобретать. Это тоже поразительно и удивительно. Я просто к чему: вполне вероятно, Росстат стал играть с теневым учетом наших доходов.

Константин Чуриков: Кстати, как они учли теневые доходы? Вот я читал, что туда они тоже включены, да. Как они поняли?

Константин Ордов: Это разница между, грубо говоря, вашими расходами и официально показанными доходами.

Оксана Галькевич: Константин Васильевич, я просто хочу Косте сказать. Костя, надо все-таки «бодры» говорить бодрее, а «веселы» – веселее. Но вот такой короткий вопрос, если можно: а какие методики (так как вы доктор экономических наук и работаете с этими данными давно), по-вашему, были корректнее? Те, которые Росстат с начала года ввел? Или те, что были прежде в ходу? Коротко, если можно.

Константин Ордов: Я бы методикам не доверял, также как и статистике. Я думаю, что когда мы увидим, что…

Оксана Галькевич: Методике расчетов, да?

Константин Ордов: …что количество нищих и малообеспеченных людей в России сокращается, а возможность вам приобретать продукты, товары, отдыхать становится больше, доступнее для вас эти услуги, то вот это главное, в общем-то. Ощущение настроения людей и их удовлетворенность жизнью. А не показатели…

Константин Чуриков: Настроение не самое приподнятое, судя по нашему СМС-порталу. Спасибо вам большое. Константин Ордов, профессор РЭУ им. Плеханова, доктор экономических наук, был у нас в эфире.

Оксана Галькевич: Спасибо. Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Сергей
Вот дожили ! На издевательства конторы (Росстат) никто уже и внимание не обращает. Привыкли. Можно поднимать планку уровня вранья на следующий уровень, более высокий.
Юлия
Руководство Росстата давно следует наказать за фейковые новости.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски