Застеклили балкон? Могут заставить разобрать. Почему – объясняет эксперт Татьяна Овчаренко

Застеклили балкон? Могут заставить разобрать. Почему – объясняет эксперт Татьяна Овчаренко
Лжебанкиры: как их вычислить по телефонному звонку? Рекомендации эксперта Дмитрия Ибрагимова
Сокращение бюджетных мест идет за счёт заочного образования. И это вполне правильно, потому что оно во многом было некачественным
Могут ли люди во власти работать честно?
Реальные цифры: траты на еду. Экономика и новые налоги. Аграрная политика: развитие села. Перелёт как роскошь. Ситуация в Грузии
Сергей Лесков: Компании вкладывают огромные деньги в социальную сферу не из гуманитарных соображений. Просто так оказалось выгодно
Академик РАН Иван Ушачёв - о комплексной программе развития села
Константин Калачёв: Для Грузии тема потерянных территорий всегда будет кровоточащей раной. Не говорите с грузинами о политике, если приехали в гости
Александр Фридлянд: Из года в год авиакомпании терпят миллиардные убытки из-за дорожающего авиакеросина. И это должно взорваться в цене авиабилета
Нацпроекты - это всего 8% экономики. А что будут делать остальные 92%? Смотреть, как бедные становятся беднее, а богатые богаче
Доходы от нефти мы не вкладываем в экономику, а кладём в кубышку на плохие времена. А они-то и настают, когда не занимаешься своей экономикой
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Рубрика «ЖКХ по-нашему». В Петербурге управляющая компания требует демонтировать остекление балконов. Говорят - любые изменения фасада должны быть согласованы с архитектурным комитетом. Получается, блоки кондиционеров тоже нельзя прикреплять? На чьей стороне закон? О квартирных самостроях говорим с Татьяной Овчаренко.

Ольга Арсланова: Ну а сейчас о ЖКХ.

Петр Кузнецов: Рубрика «ЖКХ по-нашему», по-вашему. В Перми жителей пятиэтажного дома на улице Куйбышева заставляют убрать остекление с балконов, оно мешает капитальному ремонту фасада.

Ольга Арсланова: Итак, в 2015 году в доме обвалилась стена и межэтажные перекрытия, два человека погибли, пятеро получили травмы. Тогда стену восстановили, а в прошлом году начался капитальный ремонт здания. Уже укрепили фундамент и цоколь. Чтобы отремонтировать стены и балконные плиты, нужно убрать стекла с балконов. Сделать это должны сами жители за свой счет. Остекление, кстати, они ни с кем не согласовывали, поэтому считается, что оно сделано незаконно.

Мария Петренко: Остекления на балконах жилых домов законны только в случае, если они являются с момента постройки здания. В остальных случаях, во-первых, правилами благоустройства города Перми предусмотрен определенный порядок внесения во внешний облик фасада здания… Будет доводиться необходимость разбора данных конструкций для безопасного производства работ и дальнейшей эксплуатации фасада здания.

Тамара Чистякова: А потом ведь надо снова застеклить, а мы пенсионеры. Кто такой капитальный ремонт придумал, я не знаю. Нам заново уже ничего не сделают. И еще платить за то, чтобы остеклить…

Ольга Арсланова: Без остекленных балконов могут остаться и жители домов в центре города: к 300-летию Перми начали ремонтировать здания в стиле сталинского ампира, фасады с лепниной и барельефами портят пластиковые окна на балконах.

Петр Кузнецов: Вернуть балконам первоначальный вид обязали жителей обычной многоэтажки в Петербурге. Сергей Шутиков купил там квартиру 2 года назад, балкон, с которого буквально сыпалась плитка, отремонтировал, застеклил, а в октябре прошлого года получил от управляющей компании предписание демонтировать остекление, так как оно опять-таки не было согласовано на этот раз с комитетом по градостроительству и архитектуре (это же Петербург). Сначала Сергей не воспринял требования всерьез, но управляющая компания подала в суд, он тоже обязал убрать стекла. Это решение Сергей планирует все-таки обжаловать.

Сергей Шутиков: Тут все было в совершенно дичайшем состоянии, я имею в виду состояние ограждения, оно просто уже норовило отвалиться вниз. Я как частный пользователь какой-то одной отдельной квартиры в принципе свой проект согласовать не могу, он должен быть единообразный на весь дом. И желательно, насколько я понял, этот проект должен быть одинаков на соседние дома.

Ольга Арсланова: В такой же ситуации оказались и соседи Сергея, всего где-то 15 семей. Войну владельцам застекленных балконов объявил неизвестный петербуржец, который написал несколько тысяч жалоб на портале «Наш Санкт-Петербург».

Несколько слов о санкциях, что положено за самовольное переоборудование фасадов, в том числе обустройство дополнительного остекления, как в этих случаях, есть отдельная административная статья. Она предусматривает штраф для нарушителей от 1 до 2.5 тысяч рублей для обычных граждан, 4 или 5 тысяч рублей для должностных лиц и от 50 тысяч рублей для компаний.

Петр Кузнецов: Итак, мы сегодня говорим о квартирном самострое, не только обсуждаем балконы, будем говорить о других объектах, которые тоже, казалось бы, могут находиться и находятся повсеместно, у каждого второго, но тем не менее быть там не должны. Также говорим о перепланировке в рубрике «ЖКХ по-нашему», и наш постоянный эксперт Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина». Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Кто прав в этих историях по кодексу?

Татьяна Овчаренко: Ну по поводу того, что петербуржцу заявили, что у него должна быть единообразное на весь город или на 31 дом решение, – это бред, таких требований нет и не может быть. А вот то, что управляющая организация разом попросила снести – это, вообще говоря… И вообще в Петербурге, похоже, это такой новый источник работы для застекливших весь город фирмочек, судя по тому, что этот товарищ 4 тысячи заявлений написал вот по этому поводу, загадочный…

Ольга Арсланова: Проявил такую настойчивость…

Татьяна Овчаренко: Да, прыть такую.

Ольга Арсланова: …наверное, не просто так.

Татьяна Овчаренко: Но вообще, в принципе подлежат, безусловно, разборке такие вопиющие случаи, я видела, когда вообще оставляется одно окошечко, а все остальное глухие стены, есть такие решения ужасные. Там почему-то управляющие компании спали, вот я несколько таких решений видела. А вообще да, есть статья 29-я Жилищного кодекса, которая говорит, что надо согласовывать, а до этого надо собрать ворох документов.

Ольга Арсланова: Согласовывать что именно? Вообще любые…

Татьяна Овчаренко: Проект, который вы должны заказать, это хлеб для архитекторов, понимаете? Больше нечего делать, 6 лет учиться, чтобы рисовать… Клянусь, 6 лет образование, чтобы нарисовать то, что заранее у фирм готово: и узлы эти типовые, и так далее. А после этого надо еще в санэпиднадзор, а еще надо куда? – в государственную экспертизу, Госпожнадзор и куда-то еще. А, в Департамент культурного наследия. Неважно, что он живет в Купчино, допустим, где нет памятника ни одного в радиусе 3 километров.

Ольга Арсланова: И в какой-нибудь типовой многоэтажке.

Татьяна Овчаренко: У него типовой, судя по тому, что отсняла ваша бригада, как я погляжу. И после этих всех документов и согласований, если вас согласуют, то можете, да, остекляться. Вообще это…

Петр Кузнецов: И все эти требования работают во всех регионах, да? Они одинаковы?

Татьяна Овчаренко: Каждый город что норов, чуть больше, чуть меньше. В Москве можете сдать в единое окно, и они сами будут, и в Питере, кстати, гонять по этим, но вообще общее правило вот такое. Почему? Потому что на остекление, вернее против него, работает Жилищный кодекс, федеральный закон о техническом обеспечении противопожарных условий содержания, 6 ГОСТов.

Ольга Арсланова: То есть подождите, у нас вот зрители просто переволновались. То есть сейчас ты не имеешь права без согласования остеклить балкон самым стандартным образом? Ты не можешь этого сделать, не согласовав?

Татьяна Овчаренко: Нет, конечно. Говорю вам как юрист: вы сейчас не не можете, вы сейчас можете в любой момент получить заявление о том, что вы должны разобрать, или решение суда. При этом…

Ольга Арсланова: Просто обычное, стандартное остекление?

Татьяна Овчаренко: Да, вот то, что… Теперь самое интересное, что в законе-то сказано, что суд может оставить неизменным это незаконное, потому что оно не угрожает жизни и так далее. Но я что-то не вижу, чтобы там входили в положение человека, который привел балкон в нормальное состояние.

Ольга Арсланова: Жизни чьей, прошу прощения? Вот, например, сейчас очень модно делать панорамные огромные окна, то есть люди просто большое-большое стекло такое одно, – и что это?

Петр Кузнецов: Считается, наверное, что это нагрузка на плиту балконную, она может рухнуть, потому что это не по нормам уже. Наверное, так.

Татьяна Овчаренко: И нагрузка, и… Тут же всего три пункта нужно. Во-первых, чтобы вес был нормативным, то есть нагрузка на перекрытия, в балконах оно намного меньше, чем в лоджиях, потому что понятно. Во-вторых, вот эти самые применяемые панорамные окна должны быть тогда из закаленного стекла, тогда их нельзя устанавливать, потому что они тяжелые, потому что они могут треснуть при любом, выдерживать ветровую нагрузку либо треснуть в связи с тем, что здания не стоят, как мы с вами, они всегда немножко ходят, и в результате это возможно. Изменение геометричности конструкции, там много особенностей. Поэтому считается, что оно должно в обязательном порядке в вертикальном положении делиться, вот это согласовывается, то есть несколько створок.

Петр Кузнецов: Татьяна Иосифовна, вы сказали, что сейчас невозможно, сейчас нужно согласовывать. Ключевое слово здесь «сейчас». Давайте поясним, это какие-то изменения недавно произошли? Просто остеклению-то миллионы лет уже.

Татьяна Овчаренко: Нет, просто фирмы, которые остекляют, остались без работы. Это всегда было, я 45 лет назад училась…

Петр Кузнецов: И они вспомнили об этом пункте?

Ольга Арсланова: Почему они остались без работы? Они уже все остеклили?

Татьяна Овчаренко: Все, что можно, они остеклили. Вы обратите внимание, что они расплодились с жуткой скоростью, они все время звонят и говорят, что у них прекрасные пластмассовые окна, и перепроизводство, и заводы стоят… Ведь куплены заводы, линии целые куплены, и это требование было всегда, что согласовывать. Сначала вообще не разрешали, потом если остекляешься, то весь дом должен остекляться и по команде, есть у тебя деньги, нет; если кто-то не остеклился, перекрыли проект. Я помню, это сопровождает архитектора всю его жизнь. Потом на это стали закрывать глаза, а теперь вдруг, вот я поражена, честно говоря, вдруг проснулись и говорят ай-яй-яй, хотя что там ай-яй-яй, кроме вот этих случаев, когда амбразурку такую… соседи оставляют, не знаю.

Ольга Арсланова: Вот что пишут наши зрители. «Приезжайте к нам на Кавказ, здесь из балконов можно сделать все! Жаль, нельзя выложить фото», – а вы пришлите, мы покажем. Ленинградская область: «Правильно, все эти самодельные балконы уродуют дома. Либо у всех одинаковые, либо ни у кого, и окна должны быть тоже одинаковые».

Давайте послушаем Александра из Красноярского края, у него есть вопрос. Здравствуйте, слушаем, Александр.

Зритель: Здравствуйте-здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте. Есть у вас балкон, Александр?

Зритель: Так вот я на балконе стою.

Ольга Арсланова: Так.

Зритель: Вот… дурдом этот, понимаете? Я пенсионер, все. Я вот деревянные сделал стекла, деревянным все сделал.

Татьяна Овчаренко: Рамы.

Зритель: В Сибири живу, в Красноярске. Понимаете, когда зимой холодно, здесь вот тепло вообще на балконе стало.

Петр Кузнецов: Это правда.

Татьяна Овчаренко: Оказывается, это нельзя, это нельзя. Господи, это дурдом какой-то, понимаете? В Сибири жить, чтобы балкон незастекленный был? Это дурдом вообще.

Петр Кузнецов: Зимой еще одна мини-комната, это правда, особенно зимой.

Татьяна Овчаренко: Да, конечно.

Ольга Арсланова: Все-таки мы живем в холодной стране…

Зритель: Конечно, конечно! Вот я застеклил, деревянное все сделал, фасад здесь, вот решетка, стою здесь, оставил все это как было, как было оставил…

Татьяна Овчаренко: Да, ограждение.

Зритель: Да. Застеклил деревянным – так сейчас теплее стало в квартире даже! Теплее.

Петр Кузнецов: Теперь переживаете, Александр, да?

Татьяна Овчаренко: Да, переживает.

Зритель: Да вот сейчас я слушаю, вообще не знаю: нельзя, нельзя… «Казнить нельзя помиловать», – где запятую ставить?

Петр Кузнецов: Верно. А если не снесу?

Татьяна Овчаренко: Нет…

Петр Кузнецов: Придут снесут?

Татьяна Овчаренко: Во-первых, вы будете судиться, имеете право обжаловать.

Петр Кузнецов: Штраф?

Татьяна Овчаренко: Да, штраф…

Петр Кузнецов: А можно заплатить штраф и дальше существовать?

Татьяна Овчаренко: Нет, и разобрать.

Петр Кузнецов: А-а-а.

Татьяна Овчаренко: Нет, исполнение функции административного вот этого наказания вас не освобождает от того, чтобы разобрать.

Ольга Арсланова: Нет, ну наверняка в определенных регионах, наверное, логично было бы быть более лояльными. Мы же не в Испании какой-нибудь живем, где можно не стеклить, на балконе жить и спать.

Татьяна Овчаренко: Ну вот, пожалуйста, это прямой… Ведь это борьба двух течений у жилищников-архитекторов. Одни говорят, что это первый и второй климатический район, значит, там это утепляет, это доказано, особенно деревом если это делать.

Ольга Арсланова: Белье можно сушить.

Петр Кузнецов: Как у Александра, да.

Татьяна Овчаренко: Есть решения с двойными стеклами, не новые, а старые, просто как рамы вот такие. А другие архитекторы говорят спокойно, что зато ухудшается освещенность помещения, находящегося за. Ну да, и что?

Ольга Арсланова: Ну тут уж, наверное, сам собственник выбирает.

Татьяна Овчаренко: Но если у нас 7 месяцев зима, так, может быть, лучше выбрать теплее?

Петр Кузнецов: Подождите, насколько я понимаю, еще же есть застекление уже при самом строительстве. Как они докажут, сам я застеклил, не знаю, предыдущий хозяин или при том же строительстве автоматически уже, в комплекте?

Татьяна Овчаренко: Ну обычно это тогда по всему дому, тогда это видно, и документы, в техническом паспорте отмечено, что дом принят государственной комиссией с застекленными балконами или лоджиями.

Петр Кузнецов: Тут был, кстати, вопрос где-то, нужно ли с соседями согласовывать застекление, особенно те, которые ниже, на которых может мимо балкон пролететь.

Татьяна Овчаренко: Нет, толком на первом этаже.

Петр Кузнецов: Нужно согласование?

Татьяна Овчаренко: Если ты делаешь выдвижение балкона на первом этаже, почему-то требуется согласование. А вот что относительно кавказцев, которые написали нам, что на Кавказе можно все, – да, до первого землетрясения, дорогие друзья.

Ольга Арсланова: Ага.

Татьяна Овчаренко: Как только тряхнет, все эти ваши конструкции, сделанные левой задней ногой… Будут большие сложности.

Ольга Арсланова: Пишут: «Стеклить балкон надо потому, чтобы не кидали окурки и не было пожара».

Татьяна Овчаренко: Это очень верно, что вот это вот кидание окурков приводит… Да, это так и есть.

Петр Кузнецов: Ну и вообще от соседского дыма, кстати.

Татьяна Овчаренко: Да, опускается.

Петр Кузнецов: Закрыл и все, по крайней мере тот, ко стоит над тобой и курит, не угрожает, есть такие.

Ольга Арсланова: «Пора запретить остекление балконов, там заваливают хламом, устраивают кладовки, дома похожи на трущобы», – это вот противники. И возмущение из Москвы: «Что же управляющие компании столько лет молчали? Должна была реагировать на первый же случай несогласованного остекления, а сейчас, когда почти 100% балконов остеклены, они вдруг озаботились».

Петр Кузнецов: Ну да, но мы уже пояснили, почему, уже ответили на этот вопрос.

Ольга Арсланова: Потому что…

Петр Кузнецов: …потому что у нас Ярославль и Елена на связи. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, послушаем Елену. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Зритель: Вы знаете, я живу в очень старом доме, дом без капитального ремонта, пятиэтажка, хрущевка. Как сказать, мне пришлось остеклить балкон. Поскольку управляющая компания делала ремонт кровли очередной, обязала меня снести конструкцию, для того чтобы сделать вот этот козырек, поменять желоба. В итоге желоба дырявые, они текут, мне пришлось опять-таки сделать крышу и козырек под своим балконом.

И что мне теперь делать? Я пенсионер. Если я снесу эту конструкцию, все будет течь на мой балкон, он уже пострадавший, его уже пытались восстановить, но там невозможно. Если там будет все течь, он просто рухнет.

Ольга Арсланова: Да.

Татьяна Овчаренко: Ну это надо актировать, так это просто, понятно… Значит, надо делать фотографии, нужно вызывать комиссию из Жилищной инспекции, надо устанавливать вот этот самый факт. И потом в таком случае проект вам должны сделать бесплатно, разобрать бесплатно, и остекление вы уже будете восстанавливать. Потому что ремонт козырька – это обязательное условие, это, видно, последний этаж, где вот эти вот… Самое протечное место.

Петр Кузнецов: Что касается кондиционеров, вот эти блоки, которые на фасаде ляпают, – их, получается, тоже нужно согласовывать?

Ольга Арсланова: Или не везде?

Петр Кузнецов: Они же тоже портят облик.

Татьяна Овчаренко: Было долгое время, требовали согласования в Москве, потому что, я повторяю, у нас местное законодательство, то есть в Москве так, а в Перми может быть совсем иначе. Но в Москве требовали, а потом вдруг места во всех новых проектах, страшные коробки такие теперь, вы, наверное, видели, висят свободно или нет.

Петр Кузнецов: Да, даже в историческом центре.

Татьяна Овчаренко: Да? Какой ужас, какой ужас! К сожалению, запрет на установку кондиционеров на исторических заданиях, точно я знаю, что нет.

Ольга Арсланова: Это правда.

Татьяна Овчаренко: Да, снят. Самое главное, не столько кондиционеры, сколько эти страшные к ним идут кабели.

Петр Кузнецов: Может, мне тоже кляузами заняться, как вот жителю Санкт-Петербурга?

Татьяна Овчаренко: Это видите, какой успех? Вот человек писал и попал в историю.

Петр Кузнецов: Так, значит, на исторических нельзя…

Татьяна Овчаренко: Нет.

Петр Кузнецов: Остальные оставили в покое?

Татьяна Овчаренко: Вот я сижу в историческом здании на улице Пятницкой, мы задыхаемся летом от жары, зимой мы сами платим за электричество, за тепло, только на том основании, что Департамент культуры запретил нам ставить. При всем при этом… Ну что же, мы согласны.

Ольга Арсланова: А вот несколько вопросов от наших зрителей, историй. «Сам потушил пожар из-за окурка тазиком с водой на соседнем балконе», – вот, пожалуйста. «А если атмосферные нюансы портят стены и будет гнить пол, кто будет отвечать? Это тоже небезопасно», – то есть незастекленные балконы гниют и с них можно свалиться. Как с этим быть?

Татьяна Овчаренко: Вообще следить за ними надо, честно говоря. У них должно быть уклон не менее 2% в сторону улицы, то есть в принципе они не могут гнить. Вот единственный недостаток, что снег на них-то падает, а на зиму мы же заклеиваем все-таки балконную дверь, в результате он у нас то тает, то мерзнет, разрушается шов, который там есть специальный, который надо регулярно возобновлять. Да, действительно, застекленный нет.

Ольга Арсланова: Ну и вот нам тут еще напоминают зрители, что дождь, лужи на балконе и голуби оставляют о себе память.

Татьяна Овчаренко: В Жилищном кодексе про голубей ничего не сказано.

Ольга Арсланова: Но в реальности они существуют тем не менее. Спрашивают еще: «Если я сниму створки со стеклом, считается ли он остекленным?» Ну то есть оставляется конструкция, рамы, а створки вытаскиваются.

Татьяна Овчаренко: Он считывается с недостроенным остеклением.

Ольга Арсланова: То есть в принципе можно вот таким образом где-то снять перед проверкой?

Татьяна Овчаренко: Нет, не поможет.

Ольга Арсланова: Понятно, не поможет.

Петр Кузнецов: Пленку натянуть.

Татьяна Овчаренко: Натянуть пленкой, да.

Петр Кузнецов: Вера из Калининграда с нами на связи. Здравствуйте, Вера.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Вот у меня такой вопрос. Как согласуется Жилищный кодекс с рекламой на центральном телевидении? Вы, наверное, очень много раз видели в программах по квартирным вопросам, там, где обсуждается дизайн помещений, и в каждой программе показано, как остекляется балкон, лоджия, как это хорошо, красиво, замечательно. И никто их не останавливает.

Татьяна Овчаренко: Да.

Петр Кузнецов: Отличный вопрос!

Зритель: Объясните теперь это.

Петр Кузнецов: Спасибо, Вера.

Татьяна Овчаренко: Это к кому вопрос?

Зритель: К вам.

Ольга Арсланова: К вам, наверное.

Татьяна Овчаренко: Политика, экономическая политика центрального телевидения – это не мой вопрос.

Петр Кузнецов: Давайте поднимемся на крышу, потому что мы сегодня говорим не только об остеклении балконов, не только о кондиционерах, но и о таких помещениях, как мансарды, например, как чердак, которые тоже кто-то… Верхние этажи, как правило, занимают. Какие здесь есть ограничения, права, законы?

Татьяна Овчаренко: Значит, надстройка, кстати, как и пользование настоящими подвальными и цокольными помещениями, разрешена.

Петр Кузнецов: Ага, одинаково.

Татьяна Овчаренко: Только нужно решение общего собрания, если вы решили свою квартиру сделать двухэтажной, например. Если вы решили весь чердак превратить в мансардный этаж и сдавать его, это возможно, тоже решение общего собрания нужно. Без него это просто незаконно. Но там серьезный проект и серьезные конструкторские работы, это переломные кровли, сложные конструкции и так далее. Не знаю, насколько у нас большой опыт в этом, во всяком случае нужно искать фирму, которая умеет это делать. Но просто сам это будет самострой, это подлежит разборке.

Петр Кузнецов: Но начинать нужно с согласия дома?

Татьяна Овчаренко: С общего собрания, и то лишь надо сделать проект, что интересно, и если собрание не утвердит, то плакали ваши форпроектные деньги.

Петр Кузнецов: Вложенные средства.

Татьяна Овчаренко: Да, это вполне возможно.

Ольга Арсланова: Несколько сообщений, пишут опять: «Остекление балкона – это в первую очередь тепло в квартире». Спрашивают, почему не рассказывают, когда устанавливают конструкции, о весе, и насколько это законно? То есть проблемы могли бы быть решены, если бы, например, выдавались документы собственникам, в которых бы все было написано, и суд не понадобился бы.

Татьяна Овчаренко: Общий вес конструкции обязательно необходимо сообщать потребителю, обязательно, потому что…

Ольга Арсланова: То есть мы должны, перед тем как стеклить, спросить у тех, кто нам это делает, сколько это будет весить и насколько это разрешено.

Татьяна Овчаренко: Насколько это возможно, потому что балкон – это консоль, то есть в одном месте она закреплена и ходит, это не то что плита-перекрытие, которое выдерживает 400 килограммов на метр квадратный спокойно, поэтому вес этих… И кирпичом же закладывают нижнюю часть, кирпич у нас вещь тяжелая, так что обязательно надо.

Петр Кузнецов: Сейчас это не делается, в этом может быть одна из основных проблем, да?

Татьяна Овчаренко: Да.

Петр Кузнецов: Очень коротко еще про перепланировку внутри уже.

Татьяна Овчаренко: Ой…

Петр Кузнецов: Значит, согласование с соседями понятно. Что еще? Решил снести стену…

Татьяна Овчаренко: Ой, это ужасно. Мы же знаем с вами несколько случаев, вот был как-то во Владимирской области, когда трехэтажная часть дома рухнула…

Петр Кузнецов: Сложилась.

Татьяна Овчаренко: Да, внизу потому что несущую стену… В обязательном порядке проект должен быть согласован, в крупнопанельных это вообще отдельная песня, потому что нельзя делать проемы, или делать их нужно специальным образом кроме тех, что имеются. И в кирпичных тоже. Люди не видят ведь, где несущая стена, а где перегородка.

Петр Кузнецов: Конечно.

Татьяна Овчаренко: Поэтому согласование обязательно. Тут важен такой соседский контроль: слышишь, у тебя там что-то падает, долго шумят? – приди и поинтересуйся, потому что можешь остаться без квартиры. И второе – это перекладка электрических сетей в квартирах, это переустройство, и сейчас очень много случаев, когда укладывают не там, где надо, и это кончается заливом… Вы случайно уронили ковшик воды, внизу у вас оказалось, что у вас замкнуло техники тысяч на 300, потому что, оказывается, все неправильно и прошло, и это связано именно с электрикой, так что это вопрос серьезный.

Ольга Арсланова: Я не знаю, успеем мы, наверное, Елену послушать, нет? Нет, не успеваем.

Петр Кузнецов: Нет, не успеем.

Ольга Арсланова: Елена, извините.

Петр Кузнецов: Успеем зачитать сообщение из Свердловской области: «Спасибо вам за правду». Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо, да, будем разбираться.

Татьяна Овчаренко: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ, рубрика «ЖКХ по-нашему» через неделю.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео