Заур Шугушев: Самые эффективные методы профилактики сегодня: социальная дистанция, ношение масок и вакцинация

Гости
Заур Шугушев
доктор медицинских наук, профессор, главный кардиолог сети клиник «РЖД-Медицина»

Марианна Ожерельева: Вы смотрите дневной выпуск программы «ОТРажение».

«Маски возвращаются?». Министр здравоохранения Михаил Мурашко рекомендовал гражданам носить их в общественных местах. По его словам, «сейчас идет период подъема заболеваемости новой коронавирусной инфекцией, поэтому важно, чтобы мы соблюдали масочный режим и своевременно ревакцинировались».

Из-за роста заболеваемости вернули обязательное ношение масок в некоторых регионах (сейчас на ваших экранах), например, в Бурятии и Тыве. А также есть регионы, где сейчас рекомендовано эти самые маски носить. Но есть еще и местный уровень, об этом мы тоже чуть позже поговорим.

Сейчас на связи с нашей студией Заур Шугушев, доктор медицинских наук, профессор, руководитель временного ковид-госпиталя. Здравствуйте.

Заур Шугушев: Здравствуйте, Марианна.

Марианна Ожерельева: «Маски возвращаются». Сначала хотела поставить знак вопроса, а потом все-таки восклицательный знак. Какой знак, на ваш взгляд, стоить сегодня ставить? Это наше прошлое, которое мы забыли? Или это все-таки наше будущее?

Заур Шугушев: Ну, я думаю, маски в любом случае в скором времени вернутся. Вы видите, действительно у нас есть подъем заболеваемости. К сожалению, есть и подъем смертности. Соответственно, на мой взгляд как врача, вводить все меры профилактики, когда уже будет большой подъем, не так эффективно, как вводить их сейчас, на очень ранних стадиях, чтобы это были действительно меры профилактики.

Марианна Ожерельева: Уже много недовольства. Значит, сегодняшний выпуск газеты «Коммерсантъ», заявление Роспотребнадзора: «Если на 100 тысяч жителей 50 случаев, то надо возобновлять ношение масок в общественных местах». Давайте посмотрим сейчас графику, где указана статистика, кстати, по заболеваемости. Вы говорите о том, что лучше сейчас, на ранних стадиях.

Вот то, что мы видим сейчас на экранах – не очень хорошие цифры. Да, сейчас спад, но все-таки вот этот рост. Уже надо сейчас это делать? Или мы уже опоздали?

Заур Шугушев: Никогда, как говорится, не поздно, но чем раньше, тем лучше. Соответственно, я считаю, что уже сейчас вполне можно вводить масочный режим. Самая главная цель всех профилактических мероприятий только в одном – чтобы уменьшить заболеваемость. Чем раньше мы это начинаем делать, тем более эффективны эти способы.

Марианна Ожерельева: Заур Хасанович, уже ряд сообщений. «Что хотите сказать? Масками надо затариваться?» – пишут нам из Рязанской области. А еще спрашивают: «А антисептики, перчатки – это все тоже нам предстоит возвращать в сумочки и не только?»

Заур Шугушев: Я думаю, у нас будут, наверное, антисептики. Если мы говорим о них, то, да, скорее всего, у нас будут такие моменты. Ну, я хочу самое главное, наверное, сказать: самые эффективные методы профилактики на сегодняшний день – это социальная дистанция, это ношение масок и это вакцинация. Если это действительно будет, то, может быть, антисептики в такие моменты будут не так, скажем так, востребованы. С другой стороны, они не так эффективны, как показала предыдущая волна. Поэтому на сегодняшний момент, да, действительно, скорее всего, все то, от чего мы уже успели отвыкнуть, к сожалению, видимо, в скором времени вернется в нашу жизнь.

Марианна Ожерельева: О летальности все-таки хочется понять. Вы сказали: «К сожалению, растет и смертность». Но ведь было очень много разговоров, в частности от врачей, что новый штамм не такой опасный. Да, он, скажем простым языком, жутко приставучий, повышенная контагиозность, но все-таки летальность от него не такая, как, допустим, от штамма «дельта» и того, что ранее было. Это действительно так? Тогда почему нам необходимо уже буквально обороняться?

Заур Шугушев: Вы, безусловно, правы. Это, по сути, у нас подвид «омикрона». А «омикрон» мы с вами уже, к сожалению, на себе испытали – условно, третья волна. Да, он очень приставучий, но тем не менее он без больших летальных исходов. В основном летальные исходы, которые у нас были во время третьей волны, когда у нас был «омикрон», они все-таки были связаны с дельта-штаммом, который у нас, соответственно, тогда еще циркулировал, в основном попадали в больницы люди с дельта-штаммом.

Если мы говорим о «кентавре», о котором мы сейчас рассуждаем, о подвиде, о различных подвидах, то пока «кентавр» толком до нас не дошел, у нас все еще тот же самый «омикрон» и «омикрон-стелс». Соответственно, насколько он будет наносить вред здоровью? Пока, да, вы абсолютно правы, первые данные, что все-таки это будет достаточно легко переноситься. По сути, это подвид «омикрона». Но вот не появится ли какое-то ответвление какого-то дельта-штамма или чего-то еще – это, к сожалению, никто гарантировать не может. Поэтому на сегодняшний день в любом случае методы профилактики, на мой взгляд, чем раньше вы начнете, тем лучше.

А по поводу смертности, что я сказал… Я просто сравниваю, слава богу, двузначные цифры, а не какие-то трех- или четырехзначные. Допустим, с середины июля и август – уже примерно в два раза у нас повысилась смертность, было порядка 50 пациентов… около 35 в сутки погибало, а за последние сутки 59. Да, это очень тяжелые цифры, но тем не менее могу констатировать, что цифры растут.

Марианна Ожерельева: Заур Хасанович, конечно, уже о масках (мы все-таки с этого начали) много сообщений: «И зачем это надо?», «Все равно мы их стираем, одну носим», «Никакой защиты от них нет». А давайте разделим: вы как гражданин, как человек, который наблюдает за другими людьми, и как врач. Вы много видите сейчас людей (может быть, общественным транспортом пользуетесь), которые действительно надевают маску? Ну, по вашей личной статистике.

Заур Шугушев: Могу сказать, что подавляющее большинство, и еще меньше людей, кто правильно носит маску. Ведь даже если продемонстрировать… Саму маску трогать нельзя. Очень часто я вижу, как люди маску…

Марианна Ожерельева: Да, поправить же надо. То есть этого нельзя делать? Только за веревочки?

Заур Шугушев: Вы, соответственно, взяли за веревочки, одели и так же за веревочки сняли ее. И стараться к этой маске не касаться. Потому что, во-первых, все, что внутри задержалось… Что такое маска вообще? Это вещь, которая в первую очередь защищает окружающих. То есть она как фильтр слабо работает, но зато она защищает окружающих, скажем так, от инфекции, условно, которую вы можете распространять. Поэтому смысл большой маска имеет, только когда это, скажем так, два человека в помещении в маске. Если один из них без маски, то эта мера профилактики очень сомнительная, к сожалению, по итогу получается.

Марианна Ожерельева: Много сообщений на наш SMS-портал приходит. Люди не согласны носить маски. Пока вижу таковые сообщения.

Давайте посмотрим сюжет, потому что наши корреспонденты в разных регионах спросили, готовы ли граждане снова носить маски. И вот что услышали.

ОПРОС

Марианна Ожерельева: Какие замечательные и совершенно разные ответы! Мне очень понравился комментарий: «Я вакцинирован, поэтому подумаю». А вот надо думать, если все-таки ты вакцинировался? Тоже есть ощущение: «Я же себя уже защитил. Зачем мне еще вот это индивидуальное средство носить?»

Заур Шугушев: Мы с вами должны четко понимать, что вакцинация защищает от тяжелых последствий коронавирусной инфекции, она не защищает от заражения, тем более не защищает от распространения данной инфекции. Всегда надо думать не только о себе. В этом сюжете было заметно, что люди чем старше, тем, соответственно, более, скажем так, осознанно относятся к методам профилактики, потому что они понимают, что они в зоне риска. Соответственно, очень важно понимать, что ношение маски – это не себя мы защищаем, а защищаем окружающих в первую очередь.

Марианна Ожерельева: А вот с заботой об окружающих у нас как-то, видимо, не очень хорошо.

Давайте звонок послушаем. Из Свердловской области Валентина. Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Слушаем вас.

Зритель: Я хочу задать вопрос. В феврале месяце я переболела ковидом, но переболела в легкой форме благодаря ревакцинации и вакцинации. И вот сейчас я хочу задать вопрос: когда надо ревакцинироваться?

Марианна Ожерельева: Спасибо за ваш вопрос.

Заур Шугушев: Ревакцинироваться надо через шесть месяцев или от вакцинации или от перенесенного коронавирусного заболевания. Соответственно, отсчитываем с февраля. Я так понимаю, время как раз подошло для ревакцинации.

Марианна Ожерельева: А можно по поводу ревакцинации? Очень часто такие звонки бывают. А когда человек приходит на вакцинацию, разве никакой памятки нет? Ему же сообщают и говорят, даже там написано «шесть месяцев». А вопросы все равно остаются. Заур Хасанович, а почему так? То есть это позвонить, чтобы узнать и подтвердить эту информацию? Либо вы часто встречаете случаи, когда люди действительно бумажку получили, но они не понимают и не знают точную дату?

Заур Шугушев: Я на самом деле прекрасно понимаю пациентов, потому что вспомните, как быстро развивалась коронавирусная инфекция, и буквально за месяц могла информация устареть. А тут прошло полгода. Я на самом деле людей понимаю, которые действительно переспрашивают. Может, что-то поменялось, поменялись какие-то подходы или принципы лечения. Тут я абсолютно солидарен. Здесь лучше лишний раз спросить, потому что, действительно, есть моменты… Мы привыкли, что у нас болезни годами, мы знаем, что с ними делать. А коронавирус – ну вспомните, какой мы путь огромный прошли за два года, от лечения всех на ИВЛ до эффективной вакцинации.

Марианна Ожерельева: Очень много сообщений. Астрахань: «Недовольны масками, потому что как можно их носить, такая духота на улице!» Очень много про жару сообщений. Про ПЦР-тесты спрашивают: «Насколько тесты оправданы?» Стоит ли делать? И зачастую ведь люди тратят личные средства для того, чтобы быстро и самостоятельно выявить, есть у них ковид или нет.

Заур Шугушев: Смотрите, здесь очень важный момент. Если вы себя чувствуете нехорошо, чувствуете у себя признаки острой респираторной вирусной инфекции, то самое первое – нельзя покидать, скажем так, свое жилище. То есть не надо ходить в поликлинику, не надо ходить и сдавать в какие-то лаборатории. Вы являетесь потенциальным переносчиком. Если есть возможность, можно это сделать на дому с помощью экспресс-теста либо вызова специальных служб. Но, соответственно, самому ходить и искать, ковид это или не ковид, наверное, не стоит.

Тут очень важно смотреть на свое состояние. Если вы, скажем так, под острой респираторной вирусной атакой находитесь и при этом ее относительно легко переносите, то есть это температура не выше 38,5, это отсутствие отдышки, нормальная сатурация, то, возможно, следует к этому уже относиться, как к обычному респираторному заболеванию. Самое главное не ходить и не выяснять. Если же, не дай бог, вы видите, что вы тяжело начинаете переносить эту инфекцию, то вот это уже та опция, когда надо понимать, ковид или не ковид, вызывать к себе врача и так далее.

Марианна Ожерельева: Несколько вопросов, связанных, но достаточно разных. Значит, первое. Спрашивают нас: «Почему нет лекарства от ковида?» Далее пишут нам из Нижегородской области: «Кто носил маски, все равно заболевали». И Тюменская область: «А зачем тогда ставили прививки? Значит, они нас не защищают?»

Заур Шугушев: Начну с первого вопроса: почему нет лекарства? Потому что человечество уже, наверное, в течение ста лет не может разработать эффективных лекарств против вирусов. С бактериями мы научились бороться, у нас широкий спектр антибиотиков. С вирусами пока чуть сложнее. Но мы, тем не менее, сам по себе вирус можем… Убивать мы не умеем пока, но мы полностью умеем справляться с последствиями, которые вызывает этот вирус. Ведь не сам вирус убивает человека, а его последствия. Вот с последствиями вполне, скажем так, современная медицина на очень высоком уровне может справляться. Чтобы вы понимали, в начале пандемии была около 3% смертность, а сейчас практически 1,5%, где-то 1%.

Касательно прививок, которые не защищают. В мире, к сожалению, в медицине нет ничего стопроцентного. Нет ни одной таблетки, которая стопроцентно от чего-то лечит или защищает. Все это вкупе. Соответственно, аналогии очень долго приводить.

И третий вопрос…

Марианна Ожерельева: …про маски. «Зачем тогда их носить? Все вокруг носили и все равно заболевали». Вот вы сказали, что маску носишь – обезопасил тех, кто рядом с тобой общается. Но люди все равно недовольны. Видимо, неудобно это, не нравится, некомфортно.

Заур Шугушев: Я, конечно, прекрасно понимаю. Когда сам по жаре ходишь с этой маской, ничего хорошего нет. Это бытовые неудобства. Понятно, что ничего хорошего в этом нет. Но тут давайте не забывать, что если в первую волну это действительно был какой-то героизм – найти эту маску, купить ее, антисептик, то сейчас это все свободно продается и стоит, скажем так, не таких больших денег. Практически это стоит столько, сколько стоило и до ковида. Поэтому сейчас, на мой взгляд, мне кажется, по крайней мере, с какой-то стороны маски и средства личной гигиены стало намного легче носить и использовать.

Марианна Ожерельева: Из Смоленской области нас спрашивают: «Почему не говорят, какие продукты и витамины употреблять?» Помните, когда была именно такая высокая заболеваемость, очень много говорили о том, какие медикаменты предлагают. Я помню, говорили, что «Арбидол» надо пить. И мы развеивали эти мифы либо что-то подтверждали. О витаминах много вопросов. Все-таки надо эту личную витаминизацию проводить, не только фрукты и овощи покупать и есть, но еще прямо витамины в аптеках покупать? И знать бы – какие. В этом случае кровь сдавать или все-таки самостоятельно себя ставить на ноги?

Заур Шугушев: Смотрите. Если мы говорим вообще в принципе о витаминотерапии, то на сегодняшний день доказано, что дополнительно надо покупать какие-то витамины и макроэлементы, если их не хватает с пищей. То есть это люди, которые как-то ограниченно питаются. Мне кажется, в России, тем более сейчас, когда у нас август месяц, когда у нас все как раз растет и цветет, мне кажется, сейчас смысла точно никакого нет. Надо принимать в зимний период, когда не все продукты доступны. Какая-то конкретная витаминотерапия…

Марианна Ожерельева: Ну, витамин C, например, пить обязательно. Вот если боишься ковидом заболеть – пей!

Заур Шугушев: Да, я понимаю, о чем вы. Здесь, соответственно, на сегодняшний момент нет четкой доказательной базы, что именно какие-то витамины уменьшают количество заболевания, человек легче переносит заболевание. Была корреляция вроде бы с витамином D, говорили, потом она вроде бы пропала. Ну, на сегодняшний день ни в каких инструкциях по профилактике не прописано, что такой-то витамин будет каким-либо образом защищать.

Марианна Ожерельева: Также нас спрашивают, точнее, утверждают, что мы создаем панику. Как вы считаете, сегодня необходимо… Все-таки пусть и не такие высокие показатели заболеваемости, но по отношению к другому периоду они достаточно высокие. Все-таки это «панику создавать»? Или про это надо умеренно, дозированно говорить, чтобы люди привыкали постепенно, что, да, прошлое возвращается в силу определенных причин?

Заур Шугушев: Я, наверное, вернусь к своему первоначальному тезису. Сейчас, мне кажется, еще более грамотный подход, чем в предыдущие волны. То есть мы теперь заранее, до возникновения вспышек, до подъема, уже заранее вводим методы, скажем так, ограничивающие распространение инфекции. Паника это или не паника? Ну не знаю, об этом мне тяжело говорить, я все-таки вижу еще и обратную сторону.

Марианна Ожерельева: А вот какая обратная сторона? Вот расскажите. Очень важно в красках сейчас описать. Вот вы что видите как врач, который ежедневно с этим сталкивается?

Заур Шугушев: На самом деле эта сторона крайне неприятная. Поверьте, психологически очень многим врачам тяжело после ковида прийти в себя. Вы приходите в стационар, где лежат пациенты с ковидом, вы лечите. У вас, к сожалению, кто-то погибает. Вы боретесь, вы ходите в этом костюме. Вы выходите на улицу, а там этого ничего нет, как будто…

Марианна Ожерельева: Другая жизнь.

Заур Шугушев: Абсолютно другая жизнь. Там люди вам рассказывают, что им тяжело ходить в маске, что у него потеет нос, у него вообще большие проблемы с дыханием. Это тяжело очень понять, когда ты буквально полчаса назад видел умирающего больного. И в такие моменты, конечно, ты думаешь, что готов носить всю жизнь эту маску, чтобы, не дай бог, не попасть на место пациента.

Давайте так, можно резюмировать. Любой человек, который против каких-то методов профилактики и вакцинации, пускай вспомнит. Не осталось практически никого в России, у кого в окружении так или иначе кто-то не пострадал от коронавирусной инфекции. Ну, это просто это же действительно огромное количество.

Марианна Ожерельева: Затронул, действительно.

Заур Шугушев: Он всех затронул.

Марианна Ожерельева: Звонок у нас из Калининграда. Ирина, здравствуйте. Слушаем вас внимательно.

Зритель: Здравствуйте. Я стою на учете с диабетом сахарным, у меня много хронических заболеваний. Хотела бы привиться (я переболела в январе), но у нас нет «Спутника Лайта», только «Спутник V». И вакцины «ЭпиВак» нет, я прививалась осенью прошлого года.

Марианна Ожерельева: А «Спутником V» вы не хотите, Ирина, да?

Зритель: Ну, это же серьезно. «Спутником Лайт» один раз можно привиться.

Марианна Ожерельева: Хорошо, спасибо. Что делать? Ждать?

Заур Шугушев: Ирина, как раз учитывая наличие сахареного диабета, вы попадаете в зону риска тяжелого течения коронавирусной инфекции. Вам как раз показан именно «Спутник V». Поэтому не сомневайтесь ни в чем. А все ваши хронические заболевания… Вакцинация не отнимает здоровье у человека, то есть еще хуже ему не станет. Наоборот, она готовит организм к встрече с коронавирусной инфекцией. Поверьте, не дай бог, если ваш ослабленный хроническими заболеваниями организм встретится с коронавирусной инфекцией без вакцины, то последствия будут хуже, чем нежели он будет тренирован вакциной.

Очень важный момент! Это надо понимать. Вакцинация – это не маленькая коронавирусная болезнь, это вообще не болезнь коронавирусная, а это ваш иммунитет готовит к встрече с коронавирусом. То есть это не болезнь, которая отнимет какой-то кусок здоровья. Поэтому спокойно прививайтесь.

Марианна Ожерельева: Еще звонок, очень коротко. Вера из Воронежа, здравствуйте.

Зритель: Вы знаете, я, в принципе, хотела бы поддержать все-таки то, что надо вводить меры, ну, заблаговременно, не дожидаясь возникновения такого пика заболевания. В частности, что касается ношения масок, то, в общем-то, я считаю, что уже пришло время хотя бы в общественных местах, в транспорте, а особенно в медучреждениях вводить их обязательно.

Марианна Ожерельева: Спасибо, Вера, спасибо за вашу сознательную позицию.

Заур Хасанович, спасибо огромное и вам за то, что рассказали и, самое главное, объяснили в очередной раз, почему необходимо носить не только маски, а почему необходимо еще и ревакцинироваться, и все-таки какие есть плюсы от вакцины. Спасибо за ваш комментарий. Заур Шугушев, доктор медицинских наук, профессор, руководитель временного ковид-госпиталя, был на связи.

Не переключайтесь, потому что далее поговорим о безопасности самолетов. Хотят тут одни запчасти на другие переставлять. Насколько это безопасно? Спросим у экспертов.