Завтрак для чемпиона

Гости
Валерий Галашин
отец Анастасии Галашиной, серебряного призёра Олимпиады в Токио по стрельбе из пневматической винтовки
Александр Энс
заслуженный тренер РФ по тхэквондо, личный тренер олимпийского призера Татьяны Мининой

Тамара Шорникова: Продолжаем. И, конечно же, болеем за наших на Олимпийских играх 2020 в Токио. Десятый день соревнований уже принес нам три медали: серебро в стрельбе у мужчин, бронзовую медаль завоевала наша гимнастка Ангелина Мельникова, ну и в велоспорте – женщины, командный спринт – тоже бронза.

Дмитрий Лысков: А до этого порадовали теннисисты, пловцы. Радовались победам в гребле и тхэквондо.

Каким был путь к медалям? Как вырастить из ребенка чемпиона? График, меню, секреты тренировок и многое другое – что играет решающую роль? Спросим у родителей и тренеров. Если в вашей семье растет спортсмен или вы задумывались, какую секцию выбрать, – звоните, спрашивайте, рассказывайте.

Тамара Шорникова: Как воспитать чемпиона? Обсуждаем сейчас с отцом как раз чемпиона… чемпионки. Валерий Галашин выходит с нами на связь, отец Анастасии Галашиной, серебряного призера Олимпиады в Токио по стрельбе из пневматической винтовки. Здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Добрый день.

Валерий Галашин: Здравствуйте, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Ну, во-первых, поздравляем вас, конечно же.

Дмитрий Лысков: Поздравляем от всей души, от чистого сердца поздравляем! Я представляю себе, какая это радость.

Тамара Шорникова: А я не представляю. Расскажите, как узнали? Ну понятно, что смотрели, конечно же. Какие были эмоции? О чем говорили с дочкой? Как поддерживали перед выступлениями?

Валерий Галашин: Во-первых, это, конечно, была бурная ночь. Это первая ночь после открытия, сразу первый старт. И это, конечно, тяжело за своего ребенка. Естественно, мы переживали, было очень волнительно. Это, так сказать, первый старт для нее. Ну и для нас как для родителей эта Олимпиада первая. И я думаю, что она не последняя. То есть мы будем продолжать, Анастасия уже заявила об этом.

Все было достаточно тяжеловато, но все обошлось. И мы, конечно же, рады. Я не могу уснуть и ночью, и днем. Начались поздравления – друзья, журналисты. Все перемешалось.

Тамара Шорникова: Понятно. Валерий Анатольевич, действительно, Олимпиада первая, Насте 24 года всего. Но путь к этой медали – он же ведь длинный был. Вот читала в интервью, что Настя стреляет с 12 лет, начала почти сразу, как это стало официально можно по российским законам. И начинала, кажется, с пневматической винтовки у дедушки на даче в Ярославской области. Как начался этот долгий путь к медали заветной?

Валерий Галашин: Я сначала, наверное, предысторию расскажу. Во-первых, это закон для всех родителей, наверное, должен быть. Дорогие родители, никакого диктата по отношению к своим детям не должно быть! То есть мы все достаточно мотивированы, мы хотим, чтобы наш ребенок чего-то достиг, но ни в коем случае нельзя тащить ребенка во всевозможные секции, если нет его желания к этому, нет того хобби, которым он хотел бы… То есть определенные активности должны быть у ребенка.

Мы, естественно, как-то ребенка, Анастасию, к этому подтягивали. У нее были всевозможные активности: она плавала, пыталась заниматься музыкой. Все это как бы не получалось. У дедушки она, естественно, начала как-то постреливать, и нам это понравилось. Дед сказал: «Она неплохо стреляет, поэтому давай-ка мы ее отправим…»

Тамара Шорникова: Валерий Анатольевич, извините, пожалуйста, вы так говорите легко: «Естественно, начала постреливать».

Дмитрий Лысков: Вот я тоже хотел о том же самом спросить. Вот когда у меня дочка начала постреливать из пневматической винтовки в тире, я заикнулся о том, что, в общем-то, неплохо стреляет-то барышня, супруга на меня посмотрела явно неодобрительно и сказала: «Не дело это для барышни – стрелять-то!» У вас не было таких сомнений?

Валерий Галашин: У меня сомнений не было. Сомнения были у женской половины нашей семьи, то есть у мамы, у бабушки. То есть они считали, что это как-то не женский вид спорта. То есть, да, был такой момент. Но хочу сказать, что… Анастасия, кстати, очень долго думала над этим предложением. Я ей предложил где-то в августе месяце, и только в ноябре она сказала: «Давай сходим, давай сходим». В декабре она переступила порог тира. И вот ее так затянуло.

Причем этот талант проявился достаточно быстро. То есть в 12,5 лет она переступила порог тира, а в 14 лет ровно, я это помню, в Санкт-Петербурге я ей купил новый стрелковый костюм, мы с мамой купили новый стрелковый костюм на соревнования. Это был подарок. И на следующий день она выполнила звание мастера спорта, в 14 лет. В стрельбе это очень рано, можно так сказать.

Дмитрий Лысков: Вы так рассказываете, как будто это шло просто своим ходом, никаких трудностей на пути не вызывало. Вот с 12 до 14 лет – и уже, в принципе, звание и костюм, и все получается. Наверное, все-таки путь был не настолько, что называется, без терний. Это ведь и тренировки постоянные, и подъемы ранние, наверное, и режим определенный. Нет?

Валерий Галашин: Я хочу сказать об этом. Ну, точно могу сказать, что где-то 20% таланта, а остальные 80% во всей этой медали, во всех ее выступления – это, конечно же, работоспособность. То есть это космическая работоспособность, которая приводит к таким результатам. У нее бывали и по две тренировки в день, и по три с общей физической подготовкой. В пандемию она просто не выходила из комнаты, были такие моменты, то есть занималась самостоятельно с винтовкой, стоя дома, в квартире. То есть это очень сложно!

Если говорить о психологии спортсмена, о ее работоспособности, то у нас, например, в 15 лет был большой спад у спортсменки. Мы пригласили психолога Татьяну Вячеславовну. И она до сих пор работает с Татьяной Вячеславовной. По сути дела, уже 10 лет она работает с одним психологом.

Тамара Шорникова: Для чего нужна эта работа? Из-за чего спад произошел? И сейчас что поддерживают терапией?

Валерий Галашин: В возрасте где-то 15–16 лет, может быть, в 17 лет, в зависимости от спорта, дети начинают задумываться: «А для чего и зачем это?» То есть одно дело, когда ты занимаешься хобби, спорт для тебя – хобби, и он пока еще массовый спорт для тебя и так далее. Но как только ты выходишь в ранг спортсмена-профессионала, тебе необходима работоспособность определенная. И здесь необходима помощь как родителей, так и специалистов, которые находятся рядом. То есть это тренер обязательно, это психологи.

Потому что, например, стрельба – это психологический вид спорта. Без психолога здесь, я считаю, не обойтись, потому что сам столкнулся с этим. Я, например, сейчас специально учусь в магистратуре нашего ярославского университета на факультете психологии. У меня тематика – спортивная психология.

Дмитрий Лысков: Как удалось преодолеть этот рубеж, этот психологический… ну, «психологический кризис», наверное, прозвучит громко, но именно рубеж целеполагания?

Тамара Шорникова: И как все вместе решили, для чего это, действительно?

Валерий Галашин: Я сначала, конечно же… Ну, во-первых, это не диктат. То есть здесь нужно тихонько ребенка подводить к тому, что он выберет. Естественно, если бы она сказала: «Да, я не хочу, я заканчиваю», – мы бы не стали здесь как-то на нее влиять. Но психолог Татьяна Вячеславовна ей помогла.

Во-первых, однажды она мне даже сказала об этом, мы вспомнили этот момент ее жизни, то есть жизни Анастасии, когда она определяла, Настя определяла свое будущее в спорте, то есть в профессиональном спорте. Так называемая пирамида твоих заслуг – что ты хочешь. То есть кто-то хочет мастера спорта, кто-то хочет какие-то выиграть чемпионат области или чемпионат мира выиграть. Настя нарисовала на этой пирамиде букву «О», то есть это Олимпиада.

Дмитрий Лысков: Олимпиада?

Валерий Галашин: Да. В 15 лет ребенок нарисовал себе Олимпиаду. И вот после этого начала такая кропотливая работа.

Тамара Шорникова: Хорошо, что эта мечта сбылась.

Валерий Галашин: Тренер, родители и психолог.

Тамара Шорникова: Тренер, родители и психолог, да. Желаем, естественно, и вам, и Насте дальнейших побед. И самое главное – благополучия, в том числе и психологического. Спасибо большое.

Дмитрий Лысков: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Валерий Галашин, отец Анастасии Галашиной, серебряного призера Олимпиады в Токио по стрельбе из пневматической винтовки.

Сейчас подключаем…

Дмитрий Лысков: …Александра Петровича Энса, заслуженного тренера России по тхэквондо, личного тренера олимпийского призера Татьяны Мининой.

Тамара Шорникова: Да, серебряный призер Олимпийских игр 2020, двукратный призер чемпионатов мира, трехкратная чемпионка Европы. В общем, тоже 24 года, но титулов достаточно, что называется. Александр Петрович?

Александр Энс: Здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Александр Петрович, тоже, безусловно, поздравляем вас. Вопрос такой: а когда в нашей стране тхэквондо стало таким российским видом спорта?

Дмитрий Лысков: Да, не самый такой распространенный вид спорта-то.

Тамара Шорникова: И сколько побед, сколько успехов уже на этой Олимпиаде!

Александр Энс: Ну, тхэквондо у нас уже достаточно давно развивается. Где-то в 70-х годах его, скажем так, фактически искусственно придумали корейцы для того, чтобы его двинуть в Олимпийские игры. У них были свои разные единоборства. Они понимали, что им нужно какое-то единоборство, чтобы… Допустим, у японцев есть дзюдо и так далее. Они задались такой целью и создали такое единоборство, ни на что не похожее, конечно, взяв какие-то истоки из своих древних боевых искусств. Вот так зародилось тхэквондо.

И у нас в Россию оно пришло довольно поздно. Естественно, все эти годы мы развивались. Постоянно менялись правила, что нам не давало победить. Но в этот раз… Конечно, были у нас… В 2000 году прошла первая Олимпиада, где было тхэквондо, и у нас там Наталия Иванова из Иркутска завоевала серебро. Потом была большая пауза. Потом были еще две медали. И вот сейчас такой громкий успех, когда все четыре участника – а этого никто не ожидал – все завоюют медали. У нас две золотых, серебро и бронза.

Тамара Шорникова: Александр Петрович, знаете, что заметила? Максим Храмцов – Нижневартовск. Татьяна Минина – Челябинск. Такие суровые города. Может быть, в этих городах тоже есть свой секрет, как куется вообще стойкость, мужество, сила?

Александр Энс: Ну, возможно, да. Были раньше такие моменты, что в столице сложнее было спортсменам, потому что там ребята и родители очень мотивированы на то, чтобы их дети деньги зарабатывали, пошли в какие-то вузы, не связанные со спортом. Сейчас эта тенденция поменялась. Сейчас уже очень много и в Москве ребят занимается, и в Санкт-Петербурге. Все тоже стремятся, хотят каких-то результатов. Но какое-то время бытовало такое: «Это не для нас. Зачем это нужно?» – и так далее. А у нас с этим проблем нет. Если спортивный вуз – хорошо. Тренеры помогут поступить, закрепиться.

И все знают прекрасно, что мы своих учеников делаем потом тренерами, помогаем им где-то деньги заработать. Плюс, естественно, им проще быть тренерами. И это на самом деле интересно. Я своим ребятам говорю: «Ну слушайте, я тоже на заводе работал. А потом, когда мне предложили стать тренером, я был на седьмом небе от счастья». Во-первых, все лето проводишь в спортивных лагерях, на природе. Иногда ты свободен, ты не вынужден работать от звонка от звонка. Да, у тебя есть тоже какие-то графики, но все равно времени меньше.

Конечно, ответственности где-то больше. Ты работаешь с детьми, очень много психологии. Но если тебе это нравится, это твое, то нужно идти в тренеры.

Дмитрий Лысков: Александр Петрович, вот не могу просто пройти мимо этого вопроса. Да, я понимаю, что это меркантильность, но зрители спрашивают. Да и многих это, честно говоря, интересует. Пишут прямо: «Много денег надо, чтобы воспитать чемпиона. Не каждому это по карману». А правда, много денег надо, чтобы воспитать чемпиона?

Александр Энс: Отчасти соглашусь. У нас есть разные секции – платные и бесплатные. Но не в этом даже суть. Даже в бесплатной секции бесплатной может быть только оплата за месяц, допустим. А чтобы сейчас воспитать чемпиона, особенно сейчас в тхэквондо, нужно «накатывать» ребенка, за границей тоже.

До пандемии, конечно, было проще родителям, как-то находили, могли скопить какие-то деньги, чтобы два раза ребенок выступил на каких-то турнирах за границей. Плюс надо еще как минимум в десяти турнирах, ну, может быть, в семи турнирах поучаствовать внутри страны, а это тоже надо покупать билеты на поезд, проживание, самолет и так далее.

Тамара Шорникова: Сложно оценить. Это примерно в год, условно, какие затраты для семьи? Очень примерно.

Александр Энс: Ну, я думаю, чтобы сейчас воспитать чемпиона, если тебе в данный конкретный момент никто не помогает, скажем так, ну, нет возможности ни у федерации, ни у клуба, а все ложится в какой-то момент на плечи родителей, хотя бы до 14 лет, то может понадобиться, может быть, тысяч сто. И то это я по старым меркам говорю, когда билеты за границу стоили дешевле, не надо было никакие ПЦР сдавать бесконечные.

Дмитрий Лысков: Вот нам пишут Татарстан, Казань… Да что же такое-то у меня под конец эфира? «Тхэквондо – очень дорогой спорт для мамы-одиночки и мальчика, у которого уже есть медали за первое место». То есть это действительно большая проблема, это дорого. А как выходят люди из положения?

Александр Энс: Да по-разному. Бывает, что и кредиты берут. Понимаете, в чем дело? Может быть, он не был бы дорогим, но поскольку он очень популярный, очень большое количество детей, допустим, на одну весовую категорию, если взять по стране, то стремятся в этой весовой категории заработать медаль, стать лучшими. Соответственно, в эту гонку включаются все. И выигрывает в основном тот, кто больше накатывает на соревнованиях.

Если бы не был наш вид спорта так популярен, может быть, можно было бы обойтись внутри страны какими-то стартами, и все было бы хорошо, конкуренция была бы невысокая. Но поскольку она очень сильно высока и все рвутся, стремятся, то, конечно, у родителей с кошельком, скажем так, больше шансов из своего ребенка сделать чемпиона.

Ну, очень часто просто подключаются, могут подключиться спонсоры, могут подключиться тренеры. У нас очень много в России тренеров, которые из своего кармана достают деньги и возят ребят за свой счет. Семьи многих злятся, ведь на семью деньги тренер не тратит, а он готов вложить полностью в своего ученика/ученицу.

Тамара Шорникова: Да, если верит в него, если видит перспективы. Что касается… Все-таки нам сказали такой рецепт: 20% таланта, а все остальное – кропотливая работа. Спрашивают: «Научить драться, – грубо утрируя, – можно любого? Или все-таки до олимпийской медали не любого довести можно?»

Дмитрий Лысков: Драться, кстати говоря, может быть. А вот биться, сосредоточенно биться за олимпийскую медаль… Может быть, я ошибаюсь.

Александр Энс: Ну, драться можно научить, наверное, любого, но все равно у каждого будет какой-то свой уровень. И совершенно необязательно, что олимпийский чемпион будет прямо суперклассным уличным бойцом, потому что это все-таки такая узкая специфика. Все наши олимпийские чемпионы – они супермастера именно в этой тонкой борьбе ногами. Естественно, однозначно лучше их в мире никто этого не делает.

Ну а драться… Ко мне, например, часто очень много девочек приходят заниматься. Из них изначально никто не приходит драться. Ну, просто по какой-то причине – секция оказалась рядом с домом и так далее – они решили попробовать, подружки и так далее. Приходят. И они остаются не для того, чтобы драться, а им просто понравилась атмосфера в зале, на тренировках, интересные упражнения. И только потом до них доходит, когда им говорят: «А ну-ка давай в спарринг. А ну-ка давай надень жилет, шлем. Скоро соревнования».

Конечно, у них начинают поджилки все дрожать. Ну, вроде бы на тренировках было классно, а тут драться заставляют. То есть изначально надо все-таки ребенка увлечь. И потом они понимают. Они вынуждены выступать хорошо и качественно, чтобы удержаться в нашем виде спорте, потому что им нравится наш вид спорта, как мы преподаем, интересно и разнопланово. Понятно, что лузерам не хочется тренироваться, когда у тебя все подруги, друзья выигрывают. Ты вынужден, как говорится, выходить на бои и побеждать, даже если ты никогда этого не планировал.

Дмитрий Лысков: Александр Петрович, вот прорыв на Олимпиаде в Токио, на Олимпиаде 2020. Скажите, все-таки есть какой-то секрет, какая-то тайна? Как удалось все-таки?

Тамара Шорникова: Постарайтесь за 15 секунд при этом рассказать об этом.

Александр Энс: Хорошо. Главный секрет в том, что у нас индивидуальный подход к сборной, который сейчас состоялся, когда каждому личному тренеру, в том числе и мне, дали очень большую возможность (практически 70% тренировок) работать лично с тем, что я хочу на тренировках со своим спортсменом.

Дмитрий Лысков: Спасибо вам огромное. Александр Петрович Энс, заслуженный тренер РФ по тхэквондо, личный тренер олимпийского призера Татьяны Мининой.

Тамара Шорникова: Это были темы, успехи и победы дневного выпуска программы «ОТРажение». Вечером встречайте Константина Чурикова и Оксану Галькевич. Для вас работали Дмитрий Лысков…

Дмитрий Лысков: …и Тамара Шорникова.

Тамара Шорникова: Спасибо. До встречи!

Дмитрий Лысков: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)