Жалоба как госуслуга. Поможет ли цифровая платформа решить реальные проблемы?

Жалоба как госуслуга. Поможет ли цифровая платформа решить реальные проблемы? | Программы | ОТР

госуслуги, жалобная книга, онлайн

2020-11-19T22:09:00+03:00
Жалоба как госуслуга. Поможет ли цифровая платформа решить реальные проблемы?
Россия нацелилась на криль. Продуктовые карточки. В Новый год – с долгами по зарплате. Бюрократы. Борьба с безработицей. Регионы не рады гостям
Криль – последний нераспределённый биоресурс на Земле
Поможет ли Минтруд безработным?
Сергей Лесков: Создание вакцины от ковида – это такой же фактор мягкой силы, каким был полёт Гагарина на заре космической эры
Как работают чиновники?
Не зови меня по имени
Не добро пожаловать! Регионы гостям не рады
В новый год - с долгами по зарплате
Дед Мороз, забери ковид
Нуждающимся начислят продуктовые баллы
Гости
Иван Бегтин
председатель Ассоциации участников рынка данных, директор АНО «Инфокультура»
Иван Алехин
генеральный директор компании «Новые технологии»

Елена Медовникова: Недовольны ли вы работой поликлиники или учителя в школе? Тогда по решению Правительства с ноября можно обратиться к электронной книге жалоб на Портале госуслуг. Правд, зайдя в личный кабинет, вам придется дать согласие на обработку персональных данных и сведения о частной жизни – и только в этом случае вы получите ответ. Будет ли эффектна такая система взаимодействия государственных органов власти и народа? Поможет ли она решить реальные проблемы? Об этом поговорим с нашими экспертами.

Александр Денисов: И запускаем наш опрос. Без опроса мы уж никуда, извините. «Верите ли, что жалоба через Госуслуги дойдет до адресата?» – «да» или «нет». Хотя чего я извиняюсь?

И на связи у нас два эксперта. Иван Петрович Алехин, генеральный директор компании «Новые технологии». Иван Петрович, добрый вечер.

Елена Медовникова: Добрый вечер.

Иван Алехин: Добрый вечер, добрый вечер.

Александр Денисов: Добрый вечер. И Иван Бегтин, председатель Ассоциации участников рынка данных.

Уважаемые эксперты, первый вопрос. Я тут же зашел в приложение посмотреть. Думаю: где же там жалобы размещать? Не нашел. Нашел только один тумблер: «Пожаловаться на невыплаты врачам». По-моему, эта функция была уже пару месяцев в Госуслугах, как так начались все эти проблемы. По выплатам врачам. Можем ли мы сейчас уже оценить, насколько эффективна эта жалобная книга в Госуслугах? Иван Петрович, давайте начнем с вас.

Иван Алехин: Давайте, давайте. Вы знаете, это просто парадокс, но это верх неэффективности. Знаете, возвращаемся к истокам Черномырдина: «Хотели как лучше, а сделали как всегда». И иногда делаем «для галочки». Поэтому данное решение, данный сервис – он абсолютно бесполезный и абсолютно никому не нужный.

А самое главное – все то, что пишется руками и рассматривается еще до 30 дней, оно обречено на провал. Вы понимаете, у человека есть реальная проблема, и он хочет эту проблему решить. И решить он должен здесь и сейчас. А ему предлагают написать письмо, чтобы что сделать? Чтобы почитать ответ.

Вот сколько миллионов будет потрачено на данное решение? Мне прямо любопытно! Потому что это же нужно обслуживать, обрабатывать. Должны быть тысячи человек, работающих на заявках, принимающих эти заявки, обрабатывающих их, получающих зарплату. А все для чего? Чтобы отписаться в течение 30 дней – якобы некая инструкция, что делать.

Александр Денисов: Помните, как у Хлестакова: «И тридцать пять тысяч курьеров по всей России».

Елена Медовникова: Иван Петрович…

Александр Денисов: Иван, вы еще скучнее смотрите на происходящее?

Елена Медовникова: Загрустили вы совсем!

Иван Бегтин: Нет. Я вам просто скажу: я не считаю это решение плохим, если говорить про техническое решение. Безусловно, Госуслуги – это сейчас такой сверхконцентратор взаимодействия государства и гражданина. И много что туда погружается. Я, честно говоря, не сомневаюсь, что в итоговом регламенте, который будет принимать Министерство цифрового развития, там будет как раз сокращение этих 30 дней, даже если они с 30 дней и начнут. Хотя я сильно сомневаюсь. Скорее всего, там сразу будет меньше. Просто пока нормальных документов я не видел и сильно заранее забегать не буду.

Я бы сказал, что мне в этом не нравится совершенно другое. Опять же у нас что? У нас государство жалоб или все-таки государство людей? И чем больше акцент делается на жалобах, тем больше люди начинают жаловаться. Вероятность захлебывания этой системы ровно в этом. То есть чем удобнее вы делаете механизм, тем сложнее…

Иван Алехин: Коллеги, коллеги, ну это полная профанация!

Иван Бегтин: И потом, конечно, это значительно усложнит…

Иван Алехин: Коллеги, это просто полная профанация! Ну вы поймите простую вещь. Даже здесь и сейчас мы с вами общаемся по видеосвязи. Ну почему нельзя сделать кнопку видеозвонка? Просто нажал на кнопочку, по видео поговорил, документы показал – искусственный интеллект тебя оцифровал. И все работает! Проблема решена.

Елена Медовникова: Первую жалобу мы уже приняли.

Иван Бегтин: Если бы десятки процентов наших граждан не жили в ситуации, когда у них нет возможности видеозвонков. Они учиться не могут дистанционно.

Иван Алехин: Ничего подобного! Коллега, ничего подобного.

Иван Бегтин: Это так и есть, это так и есть.

Иван Алехин: Коллега, это не так. Коллега, это не так.

Иван Бегтин: Это так, это так.

Иван Алехин: Более того, зайдите…

Иван Бегтин: Безусловно, это так.

Иван Алехин: Я сейчас докажу…

Иван Бегтин: Я не знаю, как вы можете сразу что-то утверждать, не прочитав ни одного документа.

Иван Алехин: Я докажу. Коллега, я докажу.

Иван Бегтин: Я никоим образом не хочу оправдывать Минкомсвязи, но это не так.

Александр Денисов: Иван, давайте Ивану Петровичу дадим слово. По очереди. Иван Петрович, доказывайте.

Иван Алехин: Пожалуйста. Все очень просто. «Мои документы». Заходите в YouTube и вбиваете «Мои документы/МФЦ видеозвонок». Пять лет назад пилотировался проект на «Моих документах». Тогда на основном сайте была кнопочка видеозвонка. Ничего не нужно было устанавливать, ничего не нужно было загружать, все работало через любой браузер. Отвечало целых пять отделений. Конвертация решения проблемы – 99%.

Александр Денисов: Иван Петрович, вы знаете, у меня еще более эффективный способ. Я вам сейчас приведу пример, как решить свою проблему. Берешь смартфон, залезаешь на березу и жалуешься, что у тебя плохой интернет, ты не можешь учиться, вот как сделал омский парень. Откликается сразу и министр, и губернатор. Я думаю, и в Администрации президента тоже видели. Еще более эффективный способ.

Иван Бегтин: Я, честно говоря, поддержу. Честно говоря, люди, которые придумывают проблемы успешных людей, не понимают проблемы тех, у кого есть реальные проблемы с подключением к интернету. Это вообще некоторая новая форма дискриминации сейчас при дистанционной жизни, когда те люди, которые ограничены в коммуникациях, в связи, должны использовать те же инструменты, которые используют люди, которые в этом не ограничены.

Поэтому давайте не будем экстраполировать успешный опыт в некоторых субъектах, в ограниченном количестве субъектов. А я знаю органы власти, которые до сих пор пользуются телетайпом и факсом. И что, это хороший пример?

Иван Алехин: Я знаю человека в нашей стране, который читает по бумажке: Владимир Владимирович Путин!

Александр Денисов: Мы все читаем по бумажке.

Елена Медовникова: Мы тоже готовимся к эфиру по бумажке, Иван Петрович.

Александр Денисов: Иван Петрович, мы тут все в бумажках. У нас звонок, Тамара… Иван Петрович решил обострить нашу дискуссию.

Иван Алехин: Да, да.

Александр Денисов: Тамара из Воронежской области. Иван Петрович, послушаем. Тамара, добрый день.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Елена Медовникова: Добрый вечер.

Зритель: Очень рада, что дозвонилась вам. Хочу ответить на вопрос ваш: «Верите, что жалоба дойдет через Госуслуги?» Я ни во что не верю. В Москве, в Питере, может быть, она и дойдет. Но в нашей провинции, в маленьких городах никакая жалоба никуда не дойдет. Наши чиновники как будто никому не подчиняются. Вот сегодня такой случай… И куда жаловаться? Я зашла в поликлинику, мне нужны были анализы. Центральный вход… Алло.

Александр Денисов: Мы слышим.

Елена Медовникова: Да, мы слушаем.

Зритель: Центральный вход, написано: «Ремонтные работы». Думаю: «Ладно, пойду по стрелочке». По стрелочке вход показывает, но туда заходят только температурные, люди с температурой. Куда мне идти? Вообще непонятно! Захожу к температурным. Сидят две в белых халатах – медсестры или санитарки, не знаю. «Куда хотите, туда и идите. Меня здесь посадили, мне ничего не нужно». Пошла я на свой этаж. Пыль, сверлят, долбят! Я понимаю, ремонт – хорошее дело. И перед Новым годом нужно денежки освоить, которые выделили на ремонт поликлиники. А она у нас в ужасном состоянии!

Александр Денисов: Тамара, извините, я упустил с самого начала: а что вы хотели в поликлинике? Что вам нужно было?

Зритель: Я добиваюсь от наших медиков, чтобы мне после операции сделали телемост с моим областным врачом.

Александр Денисов: Чтобы сделали телемост. А вы с ним по телефону связаться не сможете? И по Skype тоже не можете связаться?

Зритель: Так в том-то и дело, что в Воронеж я позвонила, в область, а мне там сказали, что наши врачи (а я проживаю в Острогожске, маленький городок) должны организовать телемост с моим врачом областным.

Александр Денисов: С каким-то, которого вы не знаете, а они его знают. Я правильно понял?

Зритель: У нас в поликлинике нет проктолога и не было никогда. Мне нужен узкий специалист.

Александр Денисов: В общем, вас не связи с этим специалистом, Тамара? Правильно я понимаю?

Зритель: Ну, пока еще не связали.

Александр Денисов: А что сказали они вам? Что сказали?

Зритель: Сказали: «Сделаем запрос». Ну, пока…

Александр Денисов: Понятно. И сколько ждать? Они вам дали ответ? Сколько примерно вы будете дожидаться ответа?

Зритель: Они пожимают плечами. Я уже месяц хожу.

Александр Денисов: Месяц дожидаетесь звонка? Ну, действительно многовато.

Елена Медовникова: Тамара, я вам хочу сказать, что в Москве дела тоже не очень обстоят. Муж направил запрос в Роспотребнадзор – три месяца уже ждем ответа по почте. Пытаемся понять, по какой почте.

Александр Денисов: Лена, ну ты не рассказывай, по каким поводам. Не будем уж…

Иван Алехин: Ну, так и будет, коллеги, так дальше на самом деле и будет.

Александр Денисов: Иван Петрович, сейчас дадим слово Ивану Бегтину.

Иван, как раз Госуслуги… Премьер Мишустин сразу заявил: «Мы будем собирать жалобы по медицинской тематике и по образовательной». Как раз у нас два больные точки. Вот Тамара как раз…

Иван Бегтин: Я скажу старую советскую пословицу, она звучит примерно так: если в вашей гостинице нет туалетной бумаги, пишите сразу в ЦК КПСС – это будет быстрее, чем обращаться к директору этой гостиницы. То же самое и здесь. Если у вас возникает любая проблема – пишите сразу президенту: letters.kremlin.ru. Я подозреваю, что это будет быстрее, чем через Портал госуслуг. Пока это, насколько мне известный, единственный более или менее работающий механизм.

Александр Денисов: Вот вы смеетесь, Иван, а абсолютно не смешно.

Иван Бегтин: Я не смеюсь, я абсолютно серьезен. Это на самом деле чуть ли не единственный способ.

Поэтому могут ли Госуслуги заменить систему президента с жалобами? В этом у меня есть большие сомнения. Я рекомендую дублировать. А еще лучше третье письмо отправить в прокуратуру – одновременно через электронный кабинет, одновременно на бумаге.

Но если серьезно, то, конечно, я против порождения новых механизмов жалоб, потому что просто… Ну, в принципе, должна быть некая единая система правил и система контроля. Это решается не единой IT-системой. Это решается, скажем так, работой надзорных органов, чтобы органы власти бюджетные учреждения работали адекватно и реагировали на обращения граждан.

То, что у нас надзорные органы плохо в этом направлении работают – ну, это факт. Решит ли это новая система Госуслуг? Я не берусь судить ровно по той причине, что опять же надо почитать этот нормативный документ. Есть ли у этого всего концепция? Есть ли некая стратегия реализации этого всего? Если этого нет, то мы пока обсуждаем, честно говоря, некоторые воздушные замки.

Александр Денисов: Вы знаете, а вот Тамара… Лена, прости, пожалуйста. Вот Тамара рассказала. Да, она пришла и кого-то попросила. Может быть, эта история показывает главное слабое звено в этой цепочке, когда пожаловались – что-то сделали. Нет конкретного конечного исполнителя. Какую бы систему мы ни выстраивали – цифровую, бумажную, на веревочке висит книга жалоб или она в Интернете висит, – если нет конкретного исполнителя, то все, это бессмысленно. Просто человек за столом с ручкой и с телефоном, который найдет, позвонит и свяжет.

Иван Петрович, вам слово.

Иван Алехин: Ну смотрите, все очень просто, на мой взгляд. Как работает система? Нужно понимать, что человек столкнулся с проблемой. Потом заходит на сайт госуслуг… Сейчас проедет машина. Заходит на сайт госуслуг и пишет письмо. Это письмо принимает девушка-оператор. У нее есть 30 дней. И она по скрипту делает ответ. Все! Что в скрипте будет прописано – то она и ответит. А самое главное, что этот скрипт кто-то пишет, кто точно не несет никакой ответственности. Поэтому это изначально мертвый проект.

Мне просто хочется узнать, кто на нем заработает. Если там работает тысяча операторов… А это тысяча операторов точно, потому что это удаленные контакт-центры. Это сотни миллионов рублей! У меня вопрос: кто заказчик этой идиотской и самой неэффективной системы обратной связи? Кто? А потом приходит Следственный комитет…

Елена Медовникова: Иван Петрович, ваше отношение к бумажным книгам жалоб? Ведь они работали?

Иван Алехин: Система была по-другому настроена. На сегодняшний момент, если вы обратите внимание, то самой большой книгой жалоб являются соцсети. Стоит про какой-то частный банк, онлайн-банк хоть что-то написать в Интернете – через три минуты реагируют: «Какая у вас проблема? Давайте решим». Вот это работает. Поэтому книги жалоб сейчас – это социальные сети. Они стали онлайновыми. И в данном случае, пожалуйста, видеообращения граждан. Ну, президент принимает видеообращения граждан с вопросами. А что же теперь, наш всемогущий МФЦ не может видеообращение принять с жалобой? Может.

Следовательно, кому-то нужно на этом заработать. Кто это внедряет? Вы просто поймите, технологии оптимизируют затраты, они маленькими становятся. А нам предлагают каменный век, чтобы растянуть эти затраты просто глобально! Аж в кадр не влезает – сколько. Поэтому вопрос не в том, что они делают, а кто на этом зарабатывает.

Александр Денисов: Иван Петрович, как вы образно нам все расписали.

Оксана из Екатеринбурга дозвонилась, послушаем и вернемся к разговору.

Елена Медовникова: Оксана, добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я попыталась через Госуслуги решить проблему со службой судебных приставов. У меня арестовали пять счетов сразу же. Со всех пяти счетов сняли денежные средства. В результате в течение почти 15–20 дней арест со счетов не снимали. Денежные средства были заморожены. Никаким образом я ничего не могла сделать. Писала через Госуслуги каждый день – результатов никаких не было.

Александр Денисов: А в ЦБ вы пробовали написать? На странице Центробанка пожаловаться, чтобы…

Зритель: Они говорят… В банке сказали: «Вот есть предписание судебного пристава». И все пять счетов арестованы, и денежные средства. Ни карточками, ни денежными средствами, ни вкладами – ничем невозможно воспользоваться.

Елена Медовникова: Нет, Оксана, вы сказали, что деньги сняли.

Зритель: Сняли. И фактически арест денежных средств время существовал 15–20 дней. Я к судебным приставам не могла никак попасть, потому что запись только через Госуслуги. Потом я кое-как прорвалась к судебным приставам, через месяц. Кое-как пришла к судебному приставу. Он снял только аресты денежных средств. Но все еще я не могу вернуть ничего через Службу судебных приставов. Сколько я на Госуслуги ни пишу – никакого ответа. В результате пришла какая-то отписка о том, что… Ну, знаете, инструкцию какую-то они прислали: «В соответствии с инструкцией ваша жалоба зарегистрирована». Никаких результатов нет, ничего нет. Надо снова идти к судебным приставам. Таким образом, лично…

Елена Медовникова: То есть очередная описка?

Зритель: Да, только одна описка пришла, хотя у меня уже шесть или семь этих жалоб в Госуслугах зарегистрировано. И ничего не работает!

Елена Медовникова: Спасибо, Оксана.

Александр Денисов: Ивану Бегтину дадим слово, прокомментируем. И у нас есть еще интересный материал. Иван, как прокомментируете?

Иван Бегтин: Я еще раз повторю тезис, что информационные системы и то, как они реализуются, никак не влияют на то, как в итоге идет отработка тех же жалоб. Это все – скорее организационная работа. Где-то это вертикаль власти. Где-то это ответственность перед правоохранительными органами, надзорными органами и органами аудита. И лишь в некоторых случаях это решается технологически. Я, честно говоря, с очень большим удивлением слушаю горячность коллеги, который говорит о том, кто же получит эти деньги. Я так понимаю, что она вызвана в основном тем, что получит их не сам коллега. Других причин нет.

Иван Алехин: Да, я готов в этой авантюре реально участвовать, я готов. У меня тысяча операторов контакт-центра есть. Я готов заработать на отписках.

Иван Бегтин: Понятно. Ну, тогда ваш интерес понятен.

Иван Алехин: С большим удовольствием! Да, конечно, я хочу на этом заработать денег.

Иван Бегтин: Честно говоря, я считаю, что, конечно, это не сотни миллионов, а это гораздо большие расходы. Это огромные расходы.

Иван Алехин: Коллеги, вы шутите, что ли? Это стоит реально не миллионы рублей по году, конечно.

Иван Бегтин: Это стоит гораздо больше, это стоит гораздо больше, чем просто сотни миллионов. Но как это организовано? Давайте так. Если мы это знаем, то давайте это обсуждать. Если мы этого не знаем, то давайте сначала увидим то, где это написано. Потому что пока я ничего не слышал ни про 30 дней рассмотрения. Я помню обсуждения, которые были ранее на различных рабочих группах, на самом деле еще даже до текущего состава Минцифры, где обсуждалось сокращение сроков рассмотрения этих жалоб.

Но я еще раз вернусь к вопросу: работа по жалобам – это очень странная история. Если любой пенсионер, любой гражданин субъекта федерации имеет единственный способ обжаловать какие-то проблемы только через федеральную власть, только через Портал госуслуг, только обращение к президенту – ну, наверное, что-то не так с властями в субъектах федерации, которые не несут ответственность вообще за то, чтобы отрабатывать те задачи, которые должны. Наверное, что-то не так с муниципальной властью.

Александр Денисов: Иван, сейчас посмотрим опрос, на что хотят наши граждане пожаловаться, и вернемся и к региональному уровню решения проблем, все это обсудим, и про соцсети, что они являются такой глобальной жалобной книгой. Про все это поговорим. Сейчас у нас опрос. И вернемся к дискуссии.

ОПРОС

Александр Денисов: Что же это за Казачья гора, конечно, и как оттуда сползти? Вопрос.

Мы говорили и про президентский уровень, и про региональный. Интервью прочитал с Алексеем Гореславским, бывшим сотрудником Администрации президента. Он сейчас возглавляет автономное некоммерческое общество «Диалог». Так вот, еще одна жалобная книга. Они устраивают некие ЦУР – центры управления регионами. Там муниципальный уровень, региональный уровень. И что они делают? Агрегируют все жалобы во всех соцсетях, в том числе и на Госуслугах, собирают и пытаются выстроить алгоритм. Точнее, наверное, уже выстроили, с 1 декабря должны запустить. Существует жалоба. Адресуют ее, отправляют куда надо, кому надо. Если нет реакции – ну, каким-то образом это отслеживают. Еще одна жалобная книга.

Иван Петрович, вы сегодня у нас главный скептик. Вот к этой инициативе как вы отнесетесь – агрегировать вообще все жалобы? Мы потянем, не зависнем от них?

Иван Алехин: Просто сбор данных – это главная составляющая любой социальной сети. Вопрос у меня всегда очень простой: на чем здесь зарабатывает компания? Поймите, что любое действие имеет некий смысл. Ну, в буквальном смысле. И он либо социальный, либо коммерческий – данный смысл. Если мы говорим про некое частное лицо, которое тратит свое время, тратит свои деньги на какую-то работу – значит, помимо расхода должен быть доход. Простите, просто ветер дует. Кроме расхода, должен быть некий доход. И возникает вопрос: зачем это человек делает? На чем он зарабатывает? Тогда становится понятно целеполагание. Это первое.

Второе – касательно сбора данных. Их можно продавать. Потому что если они собирают данные о недовольстве каким-то министерством, ведомством, какой-то службой, то эту информацию можно просто использовать в данных целях. Запугать губернатора, сказать: «Завтра будет путч, придут и на вилы тебя поднимут, как в Белоруссии». Либо как-то еще. Это обычный сбор данных. А данные всегда продаются. То есть возникает вопрос целеполагания: зачем это все делается?

Сказать, что это несет некий социальный статус? Нет. Это чисто коммерческая история, чисто коммерческий проект. А если коммерческий, то есть заказчик, есть исполнитель, есть тот, кто платит, и тот, кто получает деньги. Я извиняюсь, что обратно возвращаюсь к бизнесу, но так или иначе это работает только так.

Елена Медовникова: Иван Петрович, один из наших телезрителей к вам обращается из Саратовской области: «Иван Петрович неправ. Я работаю в Пенсионном фонде. Все жалобы и обращения с Портала госуслуг приходят оперативно и рассматриваются». Прокомментируйте.

Иван Алехин: Пожалуйста. Это тот самый святой человек, как святой гаишник. Помните, был в Comedy Club гаишник, взяток не брал? У него был такой нимб над головой.

Александр Денисов: И не было почки одной. Нимб был, почки не было.

Иван Алехин: Не было одной почки, да. Вот это ровно такой же святой человек. В общем, большой молодец. Очень ответственный человек. И вы правильно делаете, что реагируете на то, что есть. Но если взять по нашей стране всей, именно по всей… Ну, пусть будет 90% отписок. И только 10% святых людей, в которые попадаете вы (такая святая десятина), будут как-то реально отрабатывать.

Александр Денисов: Иван Петрович, спасибо. Конечно, интересно реагируете.

Иван Бегтин, вот вы как оцениваете эту идею с центрами управлениями регионами и агрегированием всех жалоб по всем соцсетям?

Иван Бегтин: Ну давайте начнем с того, что я об этом знаю слишком много и слишком мало, для того чтобы сейчас объективно оценивать. Ну, для начала: на эту историю выделено уже полтора миллиарда, по полмиллиарда в год. До сих пор у этого прекрасного АНО нет ни сайта, ни состава его правления, ни какой-либо публичной информации.

Иван Алехин: Полтора миллиарда есть, но ничего нет.

Иван Бегтин: Ни одного заключенного контракта. Его учредитель – это Депутат информационных технологий Москвы.

Иван Алехин: Полтора миллиарда есть.

Александр Денисов: Иван Петрович…

Иван Бегтин: Вы много чего-то говорили, а тут встреваете в мой разговор. Так вот, учредитель – Департамент информационных технологий Москвы. Я считаю, что ни одна организация, учрежденная Департаментом информационных технологий, ну простите, приличной быть не может, учитывая все, что они творят в Москве за последний год как минимум.

Поэтому это, во-первых, некоммерческая история. Это не те организации, которые продают данные. Это та организация, которая их скорее будет покупать (что они, думаю, и делают). Безусловно, я считаю, что любая подобная инициатива должна быть: а) прозрачной; б) абсолютно подотчетной не только тем, кто ее учредил, но и гражданам; и наконец в) извините, это очень неприличная история, когда наше государство плодит бесконечное количество некоммерческих организаций, которые создаются с одной-единственной целью – вывести их из-под закона о госзакупках и вывести их из-под закона о государственной службе.

Когда эта организация начнет публиковать свои контракты хотя бы в рамках 223-го федерального закона, а лучше, если в рамках 44-го, когда она будет раскрывать информацию обо всех зарплатах точно так же, как это делают бюджетные учреждения с теми же требованиями, – тогда, может быть, и будет некоторое доверие.

Александр Денисов: Вы знаете, я понял, я понял вашу мысль, да, обоих уважаемых экспертов. Первая жалоба, которую нужно написать в жалобную книгу, – это на сами жалобные книги. Они не те и не такие, какие нужно.

Давайте подведем итоги. Мы спрашивали телезрителей: «Верите ли вы, что жалоба через Госуслуги дойдет до адресата?» «Да» – 6%, «нет» – 94%.

Елена Медовникова: Один из наших телезрителей (кстати, завершим на такой жирной точке нашу беседу) пишет: «Жалобы только для того, чтобы использовать их потом в суде». Ну, хотя бы для этого.

Александр Денисов: Спасибо большое.

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: Очень интересная у нас была дискуссия. На связи был Иван Петрович Алехин, генеральный директор компании «Новые технологии», а также Иван Бегтин, председатель Ассоциации участников рынка данных. Говорили про всероссийские жалобные книги. Ну, посмотрим, посмотрим, что там будет на Госуслугах. Как говорится, пожалуемся – увидим. Спасибо большое, спасибо.

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)