• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Артем Соколов: Для ИП сейчас введен специальный налоговый вычет при покупке кассового аппарата - налог уменьшится ровно на ту сумму, которую они потратят на кассу

Артем Соколов: Для ИП сейчас введен специальный налоговый вычет при покупке кассового аппарата - налог уменьшится ровно на ту сумму, которую они потратят на кассу

Гости
Артем Соколов
исполнительный директор Ассоциации компаний интернет-торговли
Татьяна Булавина
директор по маркетингу компании по автоматизации бизнеса «Штрих-М»

Константин Чуриков: И вот наша новая тема – мы ее назвали "Жертвы кассовой борьбы". Ну, дело в том, что весь этот год, в том числе в программе "ОТРажение", мы подробно рассказывали о том, что вводятся онлайн-кассы – вот это специфическое оборудование, которое позволяет в режиме онлайн отсылать в налоговую службу информацию об НДС тем, кто занимается торговлей, продажами.

И вот вчера то самое дорогостоящее для многих продавцов оборудование… В общем, произошел массой сбой, масштабный сбой в работе кассовых аппаратов отечественного производства и остановил работу сотен, если даже не тысяч, может быть, торговых точек, автозаправок, аптек. Причина – как раз таки сбой в работе вот этого оборудования, этих фискальных накопителей. Среди пострадавших – внимание! – практически по всей стране сети магазинов "Магнолия", "Эльдорадо", "Магнит", сеть DNS (все знакомые названия, да?), аптеки, заправки "Газпром нефти", "Лукойла", "Роснефти" и некоторые другие.

Оксана Галькевич: Сегодня было заблокировано (давай уже скажем, примерно сколько) более 80 тысяч касс. Общие потери от перебоев с продажами в предновогодние дня оцениваются экспертами сейчас (друзья, просто послушайте) в 10 миллиардов рублей! Ритейлеры сообщают, что недополучили 2,5 миллиарда рублей прибыли. Один из пострадавших, совладелец одной из сетей DNS Дмитрий Алексеев на своей странице в "Фе́йсбук", как сказал Константин… Я правильно ударение ставлю?

Константин Чуриков: Верно.

Оксана Галькевич: …назвал происходящее "страшным сном розницы".

Константин Чуриков: Мы знаем, что нас смотрит огромное количество предпринимателей, индивидуальных предпринимателей, тех, кто занимается небольшой торговлей. Расскажите, пожалуйста. Вот вы работе с этими онлайн-кассами. И как вам? Какие, может быть, еще есть какие-то нарекания к ним? И вообще сколько эти дивные коробочки стоят? Звоните нам в эфир. Нам интересно узнать, реально для нашего малого и среднего бизнеса какими потерями вчерашнее ЧП обернулось.

Ну а в студии у нас – Артем Соколов, исполнительный директор Ассоциации компаний интернет-торговли. Артем, здравствуйте.

Артем Соколов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Давайте начнем с хорошего – с того, что наши налоговые органы вчера пошли навстречу тем, кто пострадал, и разрешили без чека продавать продукцию. И теперь есть соблазн…

Оксана Галькевич: В течение какого времени?

Константин Чуриков: В течение какого времени – сейчас узнаем. И теперь есть, конечно, соблазн как-то это посчитать более удачно для себя, для продавца. Ну, то есть, в общем-то пряник есть. Мне интересно спросить, Артем, во-первых, каковы масштабы бедствия в интернет-торговле, в том, чем вы занимаетесь? И подробнее нам еще потом расскажите об этих онлайн-кассах.

Артем Соколов: Давайте тогда все по порядку. Начнем с налоговой. На самом деле очень хорошо, что налоговая очень оперативно отреагировала на произошедшее, вовремя дала разъяснение и разрешила как раз работать вплоть до… без кассовых аппаратов. Естественно, всю выручку, которая не была учтена, нужно потом соответствующим чеком коррекции оформить и внести в кассу.

Константин Чуриков: В соответствии со своей памятью.

Артем Соколов: Совершенно верно. Но когда вы оформляете товар, ну, продаете, вы же товарный чек выписываете. Ну, какое-то подтверждение платежа все равно сохраняется. Понятно, что там, где расчет только за наличные идет, там, конечно, сложнее. Там, где есть эквайринг, там было проще. По карточкам проще посчитать эту выручку неучтенную, которая не легла в кассу непосредственно.

Вот такой чек коррекции нужно будет сформировать обязательно после того, как проблема устранится, и всю выручку, которая мимо кассы прошла, этим чеком коррекции оформить – тогда никаких претензий и проблем не будет. Понятно, когда эта история началась, она пошла с Владивостока и вот так вот по всем городам…

Константин Чуриков: С востока на запад шагнула.

Артем Соколов: Да, протянулась через всю нашу Родину и дошла наконец до Москвы. Здесь уже рано-рано утром собственно эти разъяснения налоговой появились. В общем, весь крупный бизнес, весь средний бизнес и все компании, которое так или иначе состоят в ассоциациях или в каких-то союзах, они были оповещены моментально. Все, у кого есть прямая связь с ФНС, тут же получили все эти разъяснения и, в общем, уже действовали согласно этим разъяснениям. Ну, конечно, были и те, кто не сразу понял, что им делать. И понятно, для любого бизнеса, который…

Оксана Галькевич: Вы имеете в виду сейчас бизнес в первую очередь, да?

Артем Соколов: Да-да-да. Для любого бизнеса, который обязан применять кассу. У нас, кстати, не весь бизнес обязан кассы новые сейчас применять. Индивидуальные предприниматели освобождены от применения новых касс, они пока могут работать на старых аппаратах.

Константин Чуриков: А разве с лета они тоже не должны были?

Артем Соколов: Со следующего года будут обязаны.

Константин Чуриков: Уже вот скоро.

Артем Соколов: А сейчас они пока еще не применяют, поэтому это их не коснулось. Это коснулось среднего и крупного бизнеса.

Константин Чуриков: Вот теперь люди знают, что они сейчас купят, за что они, извините за выражение, отстегнут вот эти достаточно серьезные деньги для маленького магазина, например, какого-то.

Артем Соколов: И когда, дословно, организация не применяет кассовый аппарат, она очень сильно рискует. Рискует в первую очередь чем? Если ты, например (одна статья есть такая) на миллион рублей не пробил, через кассу не провел выручку, то там вплоть до административного приостановления деятельности организации на 90 суток, и ты вообще не можешь работать. Ну и так далее, и так далее. То есть там довольно серьезные последствия могут быть.

Естественно, конечно, бизнес очень сильно испугался, особенно тот, кто не знал, что делать, и начал искать решения. Ну, такие решения быстро появились. На сайтах разработчиков касс появились новые прошивки, которые можно было скачать самостоятельно и в кассы загрузить.

Константин Чуриков: Смотрите, нам вот пишут… Оксана, извини, пожалуйста. Вологодская… прошу прощения, Волгоградская область: "Вчера был коллапс, магазины не работали без объяснений причин, в городе была заметна паника". Нам пишет Воронежская область: "И сегодня в "Магните" обслуживали старые аппараты, и то из трех один". То есть, видимо, шлейф этого бедствия все еще продолжается?

Артем Соколов: На самом деле те компании, которые вовремя получили сигнал от своих магазинов и начали перепрошивать кассовые аппараты, в общем-то, вчера практически все кассовые аппараты перепрошили, весь парк своей техники. У многих компаний количество касс измеряется тысячами – ну, это если мы крупные берем. Для небольшой организации, у которой одна-две кассы, перепрошить их вообще не составит труда. Это трудозатраты, равные пяти минутам времени, по сути.

Оксана Галькевич: Но почему это все приобрело масштабы, знаете, такой волны, которая, как вы сказали, с Владивостока и вот так вот через всю страну прокатилась? Ну, мы все сейчас так или иначе владеем какими-то мобильными технологиями. Мы знаем, что есть программное обеспечение. Этот прибор, который у тебя в руках, часто дома тебе периодически напоминает, и ты, в принципе, можешь выбрать какое-то время удобное. И такого, чтобы стихийно у всех владельцев, я не знаю, смартфонов определенной модели вдруг отключились телефоны и они выпали из жизни – такого не происходит. Я могу сделать это сегодня, могу сделать это завтра, могу сделать это ночью, когда сплю, и меня это вообще не касается, знаете, как-то выбрать аккуратное и подходящее время. Почему здесь такой вал получился?

Артем Соколов: Видите, у нас ведь эта реформа самая глобальная в мире в принципе. Вообще нигде в мире еще до таких решений не дошли. Мы здесь в некотором роде первопроходцами являемся. И понятно, что такая масштабная реформа без сучка и задоринки просто не может проходить. И понятно, что это программное обеспечение может давать сбой. И эти сбои были на начальных этапах, когда только начинали устанавливать кассы. Они нормально не дружили с программным обеспечением магазинов, программное обеспечение магазинов не дружило с этими кассами и так далее. Но все эти сбои, в общем-то… ну, эти проблемы решались по мере их поступления. Тестировалось оборудование, обкатывалось. В результате обкаталось.

Что произошло вчера? Ну, на самом деле я слышал несколько разных версий. Я, честно, не озвучу совсем корректно, но история была в том, что касса ставила не ту дату. А когда неправильная дата попадает в фискальный накопитель, он просто блокирует печать чека. Ну, дословно, это дело сделано для того, чтобы нельзя было мошенничать, скручивать, задним числом пробивать или будущим числом что-то пробивать и так далее.

Константин Чуриков: У нас тут недавно взлетала ракета с космодрома Восточный, думая, что она взлетает с Байконура. И мы помним, чем это все закончилось. Нам пишет Нижегородская область: "Вот и накрылась цифровая экономика, не успев начаться с кассовых аппаратов".

Давайте сейчас побеседуем со специалистом, с сотрудником той самой компании, которая произвела эти кассовые аппараты. Татьяна Булавина – директор по маркетингу компании по автоматизации бизнеса "Штрих-М". Татьяна, здравствуйте.

Татьяна Булавина: Да, добрый вечер.

Константин Чуриков: Вы знаете, Татьяна…

Оксана Галькевич: Горячий день.

Константин Чуриков: Да, горячий день. Нам сейчас буквально зрители продолжают писать, что и сегодня какие-то сбои есть. Из Москвы пишут, что утром не продавали билеты на электричку, не работали кассиры и кассовые аппараты. Что сейчас? Вот все последствия устранены или нет? И какая вообще ситуация по регионам?

Татьяна Булавина: Что могу сказать? Что к настоящему моменту мы можем официально подтвердить восстановление 90% всего парка касс России. То есть мы не можем пока подтвердить 100%, потому что, да, есть отдельные еще кассы, которые в процессе починки. Но это зависит уже как бы не совсем от нас. Все, что мы могли, предоставили. Партнеры в регионах по максимуму стараются задействовать всех своих сервисных инженеров и пытаются все это исправить в кратчайшие сроки. Надеюсь, сегодня все это закончится.

Оксана Галькевич: Татьяна, мы вот сидим здесь и пытаемся какие-то версии излагать – почему это произошло, в силу каких причин. Раз уж вы представитель той самой компании, скажите, вы уже наверняка какую-то внутреннюю работу провели, расследование, выяснение?

Татьяна Булавина: Да, да.

Оксана Галькевич: Какие причины?

Татьяна Булавина: Могу сказать, что суть ошибки заключалась в том, что при конвертации даты 20.12.2017 во внутренний формат устройства, то есть кассы, операция "Печать чека" становилась циклической, то есть не могла быть завершена. Таким образом, касса зависала. Это внутренний баг, скрытая ошибка программного обеспечения, которая выявлена уже и локализована. В общем-то, мы с ней уже справились на 90%.

Константин Чуриков: Татьяна, скажите, пожалуйста, а вот почем эта коробочка, этот фискальный накопитель? Сколько это чудное устройство стоит?

Татьяна Булавина: Фискальный накопитель в этом никаким образом не участвует.

Константин Чуриков: А что участвует?

Татьяна Булавина: Получилась какая-то подмена понятий в СМИ – фискальный накопитель и фискальный регистратор. Фискальный накопитель – это устройство криптографической защиты передачи данных в налоговую, которое в этом процессе никак не было задействовано. Фискальный регистратор – это печатающая касса, печатающая чеки.

Константин Чуриков: Татьяна, я правильно понимаю, что сбой был именно в программном обеспечении, в самой программе?

Татьяна Булавина: Сбой программного обеспечения фискальных регистраторов. И это никаким образом не трогало фискальные накопители.

Константин Чуриков: Программное обеспечение, выполненное вашей компанией "Штрих-М", получается, правильно?

Татьяна Булавина: Выполненное специалистами и разработчиками нашей компании, да.

Оксана Галькевич: Татьяна, а вот скажите, пожалуйста, хронологию события. Как вчера все то происходило? Во сколько поступил первый сигнал? И во сколько были предприняты первые шаги по устранению последствий?

Татьяна Булавина: Ну что? Я могу сказать, что первые сигналы к нам уже после 12 ночи с Камчатки начали поступать. Наши сервисные инженеры и технические специалисты все вышли работать. И работали буквально сутки без передышки в режиме нон-стоп, ликвидировали последствия. Камчатка отчиталась, что чуть ли не к 11 утра уже последствия были ликвидированы у них. И так, в общем-то, я считаю, что, начиная со второй половины дня вчерашнего уже как бы нам более или менее удалось погасить основную волну. Сейчас что-то осталось. Ну, мы по максимуму стараемся сегодня все это доделать

Константин Чуриков: Татьяна, так на всякий случай, навскидку, чем еще занимается компания "Штрих-М"? Чтобы мы просто понимали спектр возможных проблем.

Татьяна Булавина: Ну, смотрите. "Штрих-М" – это старейшая вообще компания на рынке, поэтому так и получилось, что наших касс очень много на рынке оказалось. Мы более 25 лет их производим. Мы – крупнейший российский производитель именно контрольно-кассовой техники, весов, систем автоматизации транспорта. То есть тахографы производим, парковки. Ну, много чего.

Константин Чуриков: То есть, если что с парковками… Не дай бог, конечно! С транспортом. Просто чтобы понимать широту вашей деятельности. Спасибо. Это был комментарий официального представителя компании "Штрих-М" – директор по маркетингу компании по автоматизации бизнеса Татьяна Булавина. Спасибо.

Оксана Галькевич: Артем, скажите, а я правильно понимаю, что, в принципе, вот сейчас у предпринимателей всех, кто так или иначе обязан пользоваться этим программным обеспечением, этими кассами специальными, выбора нет? Это только, как сказала Татьяна, ограниченный круг каких-то компаний, производителей, да?

Артем Соколов: Нет, довольно много компаний на рынке, которые предлагают свои кассы. Есть те, у которых никаких сбоев не было. В общем-то, эти кассы как работали, так и продолжают работать.

Оксана Галькевич: А это отечественного производства именно?

Артем Соколов: А они все отечественного производства.

Оксана Галькевич: Все отечественного производства. Потому что здесь все-таки завязано на некую связь с налоговой службой, да? Вопрос безопасности.

Артем Соколов: Ну, по сути, произвести кассу может любая организация, но дальше ее надо зарегистрировать и поставить на учет – а вот это уже сложная процедура. И ее надо проходить в наших органах. Там тестирование производится, масса различных процедур. В общем, эту модель должны сертифицировать. Ну, это уже совсем на пальцах.

Оксана Галькевич: И дело, в общем, не в железке, а дело в программном обеспечении, которое так или иначе связано дистанционно с нашей налоговой службой, с нашими органами. Я хочу просто спросить…

Артем Соколов: Если совсем на пальцах, то – да.

Оксана Галькевич: Вот так вот, да. Насколько оно, так скажем, удобное в использовании? Или оно, может быть, тугое? Опять же на пальцах, потому что так или иначе с мобильными системами, с новыми технологиями мы все имеем дело. И мы понимаем, что вот эта вещь удобная, а вот эта постоянно висит, постоянно с ней какие-то проблемы, туго, неудобно, интерфейс не тот. Ну, вот как-то так.

Артем Соколов: С любой техникой бывают проблемы. Бывает техника, с которой нет проблем. Бывает техника, с которой есть проблемы. Зависит на самом деле от того, насколько корректно ПО написано, от многих-многих факторов. Поэтому тут, наверное, немножко в другую плоскость переместимся.

Сами по себе онлайн-кассы удобны, и удобны в первую очередь тем, что дают вам огромный спектр аналитики. Вы знаете, что у вас продано, потому что там появилась обязанность указывать все товарные позиции, товарную номенклатуру. Раньше такой обязанности не было. Если вы помните, как раньше выглядели чеки: выбивался на общую сумму или несколько сумм просто подряд непонятно за что и некая общая сумма в конце, все. Сейчас в чеке указывается вся товарная номенклатура полностью. Там же указывается НДС, который уплачен с этой покупки. Ну и так далее, и так далее.

Оксана Галькевич: Программа сама считает все это, да?

Артем Соколов: Вот это все позволяет анализировать и спрос, и, так скажем, прогнозировать потребности, и так далее, и так далее. Вообще мы немножко перемещаемся в плоскость больших данных, которые сейчас собираются использовать для того, чтобы делать хорошую аналитику по рынку, предлагать какие-то дополнительные аналитические услуги. Вкупе с банками можно получить такой объем данных колоссальный, который вам расскажет, например, о том, кому ваш товар может быть интересен, у кого есть потребность в этом товаре…

Оксана Галькевич: Целевая группа какая-то, да?

Артем Соколов: Кто вообще может позволить себе этот товар купить. А дальше, если мы присоединяем к этому еще, например, соцсети… А сейчас у нас есть несколько таких конгломератов на рынке. Ну, дословно, "Мегафон" тут объединился с Mail.Ru. Он теперь знает номер сотового телефона, знает хобби, увлечения конкретного человека и прочее-прочее-прочее.

Оксана Галькевич: Адрес и паспортные данные.

Константин Чуриков: Артем, нам здесь интересны даже, понимаете, не вот эти перспективы, что через 10–20 лет будет какой-то город-сад. Нам важно понять, разобраться, почему так произошло, и насколько все безопасно в будущем.

Зрители пишут. Вот Виктор Максимов: "Ну, случился сбой. Не считаю это трагедией". Виктор, ну слава богу. Значит, вы не ходите в аптеку, дай бог вам здоровья, и вчера не зашли в "Магнит". Нам Чувашия пишет: "В магазине "Магнит" продукты записывались в тетрадочку". Давайте сейчас послушаем…

Оксана Галькевич: Молодцы! Записывали же, Костя.

Константин Чуриков: Конечно, конечно.

Оксана Галькевич: Вот! Это правильное поведение

Константин Чуриков: Да, важный навык. Тамара из Омской области нам хочет что-то рассказать. Тамара, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Да, пожалуйста, говорите.

Зритель: Можно говорить?

Оксана Галькевич: Можно.

Зритель: Я живу в поселке Любинский Омской области. У нас есть небольшой магазинчик. Ну, мы его арендуем, конечно. Так вот, нас как-то собирали и консультировали по поводу установления кассовых аппаратов. Представьте себе, как поставить себе кассовый аппарат. И у меня за год доход… Очень слабая торговля у нас сегодня, потому что везде экономический кризис, и у нас тоже, и поэтому у меня 90 тысяч получилась прибыль годовая. Товарооборот составил миллион. Вот представьте себе – из миллиона я отдала туда, туда, туда, и у меня осталось 90 тысяч. На какие деньги сегодня я должна установить кассовый аппарат? Нам говорили, что это в пределах 50 тысяч нужно. И установка эта должна быть где-то до середины июля 2018 года в обязательном порядке. Кто придумал? Я понимаю, большие магазины – да. А вот такие в поселках маленькие, небольшие магазинчики? Как сегодня нам работать, когда мы не в состоянии установить даже терминал, потому что обслуживание его стоит 3–4 тысячи в месяц?

Константин Чуриков: Тамара, но зато теперь вы знаете, чем еще чревата установка вот этого аппарата с соответствующим программным обеспечением. Будем надеяться, что сбои не повторятся. Давайте Альберта еще послушаем, город Кисловодск.

Оксана Галькевич: Кисловодск уже на этот раз. Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Алло. Добрый вечер, девочки.

Константин Чуриков: И мальчики.

Оксана Галькевич: Спасибо. Здравствуйте, Альберт.

Зритель: Я внимательно смотрю вашу передачу сейчас в кабинете. Я звоню из Кисловодска. Я директор торгового центра, куда входят и кафе, и магазины, и производство кулинарных изделий, и мини-кафе, и бургерная. Вы знаете, как мы возмущены! Сегодня с бухгалтером сидели три часа. Мы исправно платим вмененный налог, который… Наш любимый президент говорил: "Надо убрать кассовые аппараты, у кого оптовой торговли нет". Я делал целый год ремонт, и государству не было дела до нас. Было все закрыто, а мы платили вмененный налог. Мы заплатили 148 тысяч, просто сбросили.

Сегодня заставляют ставить онлайн-аппараты. А аппараты-то не наши, чтобы вы не знали, а китайские. Кто пролоббировал это дело? Почему налоговая берет? Значит, будут покупать булку хлеба – и это будет идти в Москву на центральный аппарат, да? Где-то у них стоит компьютер.

Вот у вас сидит гость. Он, извините, хороший парень, симпатичный, но он дилетант. Все же уйдут в тень, процентов 80 уйдет в тень. Вчера была конференция. Вот он сидит и меня теперь слушает…

Константин Чуриков: Артем его зовут.

Зритель: Вы знаете, когда стали ЕГАИС делать на продажи спиртного, лицензионный комитет говорит, что из 100% в этом году купили лицензии 50%, а 50% ушли в тень, потому что не выживают. Розница упала, дорогие мои. Ну, вы-то понимаете, но они не понимают. Что они хотят в правительстве? Угробить все? Доходы населения падают.

Константин Чуриков: Альберт, спасибо за ваш звонок, за вашу честность и крик души.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Артем, что скажете?

Оксана Галькевич: Как все-таки выживать?

Артем Соколов: Да, давайте прокомментирую. Я, правда, не правительство, поэтому буду говорить от имени бизнеса все-таки. Альберт, я на вашей стороне, чтобы вы понимали. Я и сам бизнесмен, поэтому у нас тут с вами… Как сказать? Мы в одной лодке. Нельзя сказать, что меня не касаются эти проблемы.

Оксана Галькевич: Вопрос – куда вы плывете? В разные ли стороны?

Артем Соколов: Значит, первое – для индивидуальных предпринимателей сейчас введен специальный налоговый вычет при покупке кассовых аппаратов на сумму до 18 тысяч рублей. А за эту сумму реально можно эту кассу приобрести. Вы просто не заплатите НДС. Это первое. Поэтому здесь не нужно искать эти деньги, а надо просто продолжать работать, платить налоги, а потом, после приобретения это кассы, у вас уменьшится налоговая база.

Если вы платите ЕНВД сейчас – значит, по ЕНВД будет платеж меньше ровно на ту сумму, которую вы на кассу потратите. На мой взгляд, вот здесь этой проблемы нет. Но кто придумал и зачем эти кассы? Как сказать? Придумали это для того, чтобы была прозрачность на рынке, для того, чтобы все были в одних условиях.

Константин Чуриков: Чтобы больше собрать налогов с ваших покупок, с ваших клиентов! Для этого и придумали.

Оксана Галькевич: Да, чтобы было всех видно. Артем, спасибо. В студии был Артем Соколов, исполнительный директор Ассоциации компаний интернет-торговли. Уважаемые друзья, не прощаемся с вами, вернемся через несколько минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты