Сергей Белолипецкий: Толку от реформы ЖКХ не будет, пока мы не уйдем от схемы "осчастливить сверху"

Сергей Белолипецкий: Толку от реформы ЖКХ не будет, пока мы не уйдем от схемы "осчастливить сверху"
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Сергей Белолипецкий
директор Ассоциации ТСЖ Московской области, преподаватель РАНХиГС

Оксана Галькевич: Ну а мы от театра к реалиям нашей жизни, друзья, возвращаемся. С 1 января этого года мы с вами отдельно уже оплачиваем коммунальные услуги по содержанию ОДН (общедомового имущества). Например, речь теперь идет об электричестве, которое тратится на освещение наших подъездов. Речь идет о воде, которая нужна, соответственно – для чего? – для того, чтобы полы помыть где-то в подъезде, ну, у кого-то в парадной. Есть у нас в домах чердаки, подвалы… Ну и далее до бесконечности.

Константин Чуриков: Я думаю, что новую строку в платежках заметили многие – и в первую очередь по тому, как выросла сумма оплаты за квартиру. В некоторых регионах, кстати, прибавка составила 300, а то и 500 рублей. Ощутимо, конечно, по нынешним временам, так заметно.

Оксана Галькевич: Сурово, да. Вот интересно, а как с качеством собственно услуг? Оно, наверное, я думаю, не так быстро прирастает. Обсудим сейчас эту тему, друзья. В студии у нас сегодня Сергей Белолипецкий, директор Ассоциации ТСЖ Московской области, преподаватель РАНХиГС. Здравствуйте, Сергей Александрович.

Сергей Белолипецкий: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Сергей Александрович. И сразу вопрос к зрителям: сколько платите за коммунальные услуги? Довольны, не довольны качеством обслуживания труб, я не знаю, как ваша управляющая компания отрабатывает эти деньги? И вообще…

Сергей Белолипецкий: Заранее известен ответ: "Платим много, а обслуживают плохо".

Константин Чуриков: Нет, все равно. Понимаете, у нас постоянно повышаются эти тарифы. А сколько еще денег есть, что называется, в копилке? Какие еще повышения потянете, уважаемые граждане? Или уже не тянете давно?

Оксана Галькевич: Сколько не жалко?

Константин Чуриков: 8-800-222-00-14, можно эсэмэски присылать. В низу экрана указано, как с нами связаться.

Оксана Галькевич: Возмущайтесь, пожалуйста. Все в прямом эфире, друзья.

Константин Чуриков: Вот шутки шутками, а на самом деле по ОДН насколько резко выросла эта плата, средняя плата в процентах, например?

Сергей Белолипецкий: Вы знаете, давайте все-таки сначала расставим немножечко точки над "i". Общедомовое имущество (ОДИ) – это то, что прилагается к нашей квартире. Квартира у всех есть, но к ней еще прилагается крыша, лифт, подъезд и так далее, входные группы.

Оксана Галькевич: Лифт же еще, да.

Сергей Белолипецкий: Лифт, да. Кстати говоря, люди, живущие на первом этаже, иногда спрашивают…

Оксана Галькевич: "Почему мы платим?"

Сергей Белолипецкий: Да. Но вся штука в том, что раньше при социализме было "использование лифта" или "неиспользование", а сейчас "содержание вашего имущества". А лифт ваш. Лифт ваш, хоть вы на первом этаже, хоть на последнем – никого не волнует. Аббревиатура ОДН тоже существует давно. Это в первую очередь всегда касалось электричества. Расходы на общедомовые нужды.

Оксана Галькевич: Нужды.

Сергей Белолипецкий: Из этого всего и следует. Сразу опять же все точки над "i". Собственник платит за все – за лифт, за электричество, за все, за все, за все. То, что сейчас вышло новое разъяснение, понимаете… На самом деле профессионалу тут ясно было и без этого, что если лампочка в подвале горит… Правда, она может гореть 24 часа в сутки, а может, так сказать, все-таки как-то выключаться, и это другой вопрос. Но раз она там горит, за этот свет кто-то должен платить. На вопрос "кто?" ответ один: собственники. Дальше возникает вопрос: а сколько? Естественно, 300–500 рублей с квартиры в месяц – ну, вы меня извините, но это 100 лампочек, наверное, если не 200. Понимаете?

Оксана Галькевич: А дальше возникает вопрос: а сколько ж можно?

Сергей Белолипецкий: Это другой вопрос. Вот чтобы немножечко укрупнить тему, я бы сходил в эту сторону. Понимаете, когда мы жили при социализме, всегда это была общая касса, "карман государственный" – как-то особенно никто не считал, обслуживали кое-как. Ну и платили, в общем, тоже условные совершенно какие-то деньги.

Константин Чуриков: Ну, государство все дотировало.

Сергей Белолипецкий: Ну да, совершенно справедливо, были дотации. И глаза закрывали. Ну, не жили хорошо… Помните, как у классика? "Нечего и привыкать".

Но ситуация-то изменилась. Мы стали собственники, во-первых. А во-вторых, тарифы-то поднялись и платежи настолько, что уже встает резонный вопрос: ребята, а за эти деньги-то нельзя ли как-то поприличнее уже это самое?.. 300 рублей – это же сколько лампочек-то в подвале горит круглосуточно? Понимаете? Вот и тут возникает всегда, так сказать, такие вопросы, на которые мы никак не услышим ответы.

Беда в том, что наша власть исполнительная, да и законодательная тоже (я их особенно не различаю, если честно), они думают: "Мы сейчас новое постановление примем, новое разъяснение дадим, письмо напишем – и все проблемы мы решим". Ну, это продолжается уже… Вы меня извините, реформа ЖКХ была объявлена 20 с лишним лет назад. И 20 с лишним лет назад, так сказать, все как-то плавно, ни шатко ни валко продолжается. И толку с этого нет…

Константин Чуриков: Сергей Александрович…

Сергей Белолипецкий: Извините, я закончу. И не будет, пока мы не уйдем от этой схемы "осчастливить сверху", никогда мы не спустим эту тему вниз. В каждом доме (я на ваших передачах в сотый раз это говорю) должен быть заказчик, желательно профессионал.

Константин Чуриков: Сергей Александрович, предположим, мы как жильцы разных домов многоквартирных все-таки понимаем, сколько лампочек у нас горит около лифта, на лестничной клетке. Но мы не спускаемся каждый день в подвал и не поднимаемся каждый день на чердак. Мы понятия не имеем, что там горит, какое там оборудование установлено. И в этой связи вопрос: мы, жильцы, должны быть в курсе, за что мы платим?

Сергей Белолипецкий: Совершенно правильно вы задаете вопрос. Собственно я и пытаюсь в эту тему и направить на разговор. Смотрите, каждый житель… Представляете, есть многоквартирные дома по тысяче квартир. Каждый житель это не будет делать. И ответить невозможно, понимаете, сколько лампочек горит, и как, и чего, и зачем. Это и не нужно.

Я всегда привожу пример: вот стройка начинается, новостройка. И всегда, так сказать, кроме непосредственно строителей, ну грубо, кто кирпичи кладет, еще есть заказчик строительства. И эти люди не кладут кирпичи, но они тоже строители. Они осуществляют интересы того, кто… Они тоже профессионалы-строители, но стоят на интересах плательщика. Понимаете? Они смотрят, насколько адекватна смета, а правильно и качественно ли сделано. Понимаете?

Вот в нашей отрасли… А она, вы меня извините, если не родная, то двоюродная сестра строительной сферы. У нас министерство даже одно, если вы помните.

Константин Чуриков: Минстрой и ЖКХ.

Сергей Белолипецкий: Минстрой и ЖКХ, да, совершенно верно. Нет такого заказчика. Нет! Если вы в доме не сорганизовались и не выбрали себе оплачиваемого… Профессионал должен получать за эти деньги. Понимаете? Любитель – ну, тоже сами понимаете, ни шатко ни валко, один раз проверит, а один раз нет. А профессионал… В доме может быть всего один человек, но который будет следить за показаниями счетчиков, следить, как горят эти лампочки, как убирают. Понимаете? Вот за этим должен профессионал…

Константин Чуриков: Это мы говорим о том, как должно быть.

Сергей Белолипецкий: Да.

Константин Чуриков: А все-таки давайте поговорим о том, как есть.

Сергей Белолипецкий: Это скучно, извините.

Оксана Галькевич: Нет, ну почему же? Знаете, как раз выяснить как есть, а сделать как надо.

Сергей Белолипецкий: Если у вас нет заказчика – у вас и будет продолжаться это безобразие, и счет будет до бесконечности. Понимаете? Я всегда стою на том, что в нашем законодательстве ТСЖ или ТСН по-новому – вот тот самый орган, который может стать заказчиком. Председатель ТСЖ получает вознаграждение. Вы сами, собственники, проголосовали – "за" или "против", сколько, какая сумма. Здесь тоже есть свои нюансы, их море. Понимаете? Мы с вами не успеем все обсудить.

Но я к тому, что… Вот заказчик… Мне слишком много хочется чего рассказать, понимаете, я даже немножко разбегаюсь. Заказчик – мало того что профессионал должен быть на данном объекте, а он должен быть еще профессионал и в правовом поле, и в экономике. Вы меня извините, но еще и в психологии. Это вообще огромное…

Оксана Галькевич: Это где же такого золотого человека найти среди жильцов одного дома?

Сергей Белолипецкий: А если мы вспомним…

Оксана Галькевич: Из тысячи можно отыскать?

Сергей Белолипецкий: Извините, я еще дальше сейчас углублю. А если мы вспомним, что такой заказчик… Вот организовали вы ТСЖ, вы взяли такого профессионала-заказчика, и он говорит: "Ребята, а вы смотрите. У вас дом-то новый, а что построено, вы видели? Вы видели документацию? Кто это заказывал-то?" Заказчик должен начинать свою деятельность с самих ранних стадий проектирования. Понимаете? Может, вам не два лифта нужно в подъезде, а три. Это собственники будущие должны решать!

Константин Чуриков: Как поздно, Оксана, мы включились в процесс. У нас есть звонок, Людмила…

Сергей Белолипецкий: Это называется "системный заказчик".

Константин Чуриков: Людмила из Нижнего Тагила. Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Добрый день. Вы знаете, я хочу сказать коротко. Мы здесь удивлены тем порядком изготовления различного рода постановлений о ЖКХ, совершенно непродуманных, которые ложатся бременем на людей. И их даже объяснить никак нельзя. Можно просто сказать: общедомовые начисления. Сначала ставим счетчики. С 1 января мы их не считаем. Потом снова, видимо, будем считать.

Просто хочется задать вопрос тем, кто этим занимается, видимо, в Министерстве ЖКХ: а что, эти люди совершенно непрофессионалы? Совершенно! И на местах мы просто думаем: что же такое в Москве? Кто там этим занимается? Вот я коротко. Даже общедомовые начисления по воде чисто физически представить невозможно, если у тебя нет дыры между счетчиками. Мы выставляем воду, сами наливаем и выставляем в коридор. То есть нигде не льется вода, но за нее платим. Мы платим за того, кто ее не платит. И это ведь нужно знать. И это людей злит. Иногда вообще опускаются руки. Просто опускаются руки! Все, я закончила.

Константин Чуриков: Да, спасибо, Людмила.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. Сергей Александрович, вы знаете, вы говорите о том, что надо еще с самого начала строительства дома. Ну ладно, действительно очень сложная и запутанная ситуация: у кого-то вторичное жилье, в конце концов, у кого-то очень старые дома. Очень сложно.

Константин Чуриков: А у кого-то хрущевки.

Оксана Галькевич: Смотрите, мы с вами обсуждаем ситуацию, что вот опять людям пришли платежки, где на 300, где на 500 рублей выше оплата коммунальных услуг. Но ведь такая сфера должна быть, как улица с двусторонним движением: с одной стороны – люди вроде как платят за эти услуги, а с другой стороны – эти организации должны издержки хотя бы сокращать. А мы ведь этого ничего не видим. Мы ведь с вами уже здесь какой раз по счету встречаемся? И для того, чтобы в очередной раз обсудить, что стоимость услуг повышена по разным каким-то причинам. Всегда находятся уважительные, неуважительные, еще какие-то. А что там с издержками-то, с этим износом сетей? Вот на этой сторон улицы движение какое?

Сергей Белолипецкий: Наша зрительница Людмила на самом деле очень правильно акцентировала. Власти наши решают так: "Мы сейчас издадим надзорный орган, над ним еще контролеров, а вот еще система контролеров". И если мы начнем пальцы загибать, сколько в жилищной сфере контролирующих организаций, то, поверьте, не хватит на руках, разуваться придется.

Константин Чуриков: Хорошо. Но можно ли, эту сферу проблемную вот так заливая деньгами, добиться действительно ее модернизации?

Оксана Галькевич: Нашими причем деньгами!

Константин Чуриков: Да, нашими деньгами.

Сергей Белолипецкий: Вы знаете, я как раз сторонник именно рыночного подхода. Не заливая деньгами… Ну, это не совсем корректно, да? Я всегда вспоминаю непопулярные реформы Гайдара. Если вы вспомните те годы, конец 80-х, то ЦК КПСС писал продовольственную программу: "Мы к 2000 году всех накормим!" К сожалению, программа была замечательная, но, сами понимаете, реализована она не была и не могла быть до тех пор, пока не пришел Егор Тимурович и не сказал: "Ребята, отпускаем цены, выходим на рынок". И страна была накормлена за несколько лет буквально. Понимаете? От пустых полок мы пришли к изобилию, сейчас ходим в супермаркеты и себе не представляем вообще другого, что может быть иначе.

В нашей сфере такого сделано не было, мы остались в этом плане в социализме. Но при этом тарифы социальные, социалистические – они выросли, как я уже говорил. Поэтому рынка-то нет.

Оксана Галькевич: Конкуренции нет. Вы об этом, да? Прежде всего конкуренция на рынке оказания услуг?

Сергей Белолипецкий: Конкуренция – это только один из механизмов рыночных, всего только один. В нашей сфере конкуренцию действительно сделать тяжело. У нас сплошные естественные монополисты, локальные монополисты и так далее. Так тем более! Если нет конкуренции, должна быть повышена роль всех других рыночных механизмов. Первое – торг. Понимаете? Торг. Свободный тариф на воду, но торг при этом. Приходит к вам водоканал и говорит: "Ребята, я хочу вам повысить тарифы на 25%". А вы говорите: "А я буду платить, но…"

Константин Чуриков: "Не беру".

Сергей Белолипецкий: Совершенно верно. Ну, не брать вы не можете, понимаете, потому что ну как без воды?

Оксана Галькевич: А что могу?

Сергей Белолипецкий: А вы можете посмотреть обоснованность этого повышения. "А будьте любезны, раскройте мне свой бюджет. Может, вы там Ferrari покупаете и Bentley на мои деньги?"

Константин Чуриков: Как в фильме "Гараж": "Что-что, уважаемый мой, а право вы имеете". Наверное, все-таки из этой серии.

Оксана Галькевич: Так они вам и написали Ferrari и Bentley!

Сергей Белолипецкий: Так в том-то и дело! Оксана, замечательно вы сказали! Очень! Замечательно! Но поверьте, что в коммерческой недвижимости дело обстоит именно так. Если я нанимаю кого-то на обслуживание, я говорю: "Ребята, а раскрой-ка мне свой бюджет". Там даже существует такое понятие "open book". Это пришло оттуда, с Запада, естественно. Открытый бюджет. Бюджет управляющей компании должен быть прозрачен. И не только управляющей, но и ресурсоснабжающей. А Комитет по ценам и тарифам, который сейчас определяет тарифы на воду и свет, они должны не вырабатывать эти тарифы. Они сейчас слушают ресурсников, которые говорят: "Ой, у нас расходы повысились".

Оксана Галькевич: "Все плохо, все пропало! Денег не хватает! Сил нет держаться! Дайте, дайте".

Сергей Белолипецкий: Совершенно верно. "О-о-о! Денег нет. Повысим, повысим". Они должны быть третейским судьей. Есть интерес плательщика и есть интерес поставщика. Но, как известно, кто платит, тот заказывает музыку. В экономике принято так.

Оксана Галькевич: А ведь еще, знаете, можно же Bentley покупать себе, а можно покупать… И тогда на твою сторону…

Сергей Белолипецкий: Так в том-то и дело. Я говорю: "Ребята, я хочу посмотреть на ваш бюджет". Всё.

Оксана Галькевич: Так, у нас звонок.

Константин Чуриков: Нам активно звонят зрители. Павел из Московской области о чем-то хочет сказать. Павел, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я хотел бы спросить вас вот о чем. У нас новая квартира в новом доме, "Лукино-Варино" Щелковского района Но как у нас интересно начисляют коммунальные платежи? За лифт берут не с количества людей, проживающих в квартире, кто пользуется этим лифтом, а с площади квартиры. Квартира будет больше… Такое впечатление, будто мы квартиру перевозим на лифте, а не людей.

Константин Чуриков: Это не только у вас, это у всех так, по-моему.

Зритель: Да. За вывоз мусора то же самое берут – не с количества проживающих, а с площади квартиры. За уборку территории. Будто мы… Ну, вообще! Вот человек ходит, и общие полы за ним моют. Ну, это вообще! Вы не думаете, что это, в общем-то, как-то, мягко говоря, не очень правильно?

И второй вопрос. Квартира в Балашихе – у нас берут за отопление круглый год, счетчиков на доме никаких за отопление нет. У нас, в принципе, могут в январе включить отопление, в феврале выключить. Сколько мы потребили? Никому не известно. Все равно будем платить. С воздуха берут цифры. Обращались по этому вопросу в областную жилищную инспекцию, они переправляют в региональную – Восточного региона Московской области. А оттуда приходят одни отписки! И на этом все. Спасибо большое за ответы на мои вопросы.

Константин Чуриков: Типичная история, да. Спасибо, Павел. Первая часть вопроса – по поводу логики оплаты.

Сергей Белолипецкий: Вы знаете, эта тема на самом деле уже наболевшая. Я еще, наверное, представляю некоторым образом академическую науку, и я в этом отношении должен в сотый раз повторить: ребята, нет такого параметра "количество проживающих в доме". Это ненаучно, понимаете? А вот параметр технический – параметр "площадь" – единственно возможный, который реально употребляют.

Константин Чуриков: Хорошо.

Сергей Белолипецкий: Другое дело…

Оксана Галькевич: То есть логика есть?

Сергей Белолипецкий: Извините, еще один есть момент. Другое дело, что по-хорошему… Вспомним опять любимую 35-ю статью Конституции, что распоряжаться частной собственностью должны – кто? – владельцы. И я бы на самом деле эти все правила, которые сейчас обязательные, сделал бы рекомендуемыми, то есть: если иное не принято на общем собрании собственников помещений. Почему они сами не могут собраться внутри своего дома и решить: "А давайте мы будем билеты на лифт продавать, и по количеству проезжающих…"? Имеют полное право, на мой взгляд. Это их лифт. Они за него платят как хотят.

Константин Чуриков: Слушайте, но в условиях огромного дома собрать людей – это же целое дело.

Сергей Белолипецкий: Мусор? Точно так же – талоны, на килограммы, взвешивание. Нет, ради бога. Если человек хочет так – ради бога! А почему нет? Но другое дело, что законодатель говорит централизованно, сверху. Вот Людмила правильно говорит. Так сказать, люди, может быть, не самые профессиональные, но они говорят: "О, мы сейчас все решим централизованно! И всем будет счастье". Понимаете? "Счастье на века", как пелось в той песне. Ну, не получается централизовано. Нужно больше отдавать на места. Эта тема на самом деле перекликается с темой заказчика.

Оксана Галькевич: Хорошо, а данные академической науки что говорят о том, что… Насколько у нас места, так скажем, подогреты этим вопросом, чтобы уже действительно заниматься? Костя ведь не зря говорит, что не собрать людей. У нас очень часто так получается. Знаете, оно, может быть, из Москвы на места спускается вниз, ну и решается там тоже узким кругом людей.

Сергей Белолипецкий: Спасибо, Оксана, вопрос тоже на самом деле правильный. Беда в том, что есть определенная инертность, так сказать, людей наших, патернализм так называемый. Да и у профессионалов то же самое. Я не знаю, если получится, может быть, через вашу замечательную компанию готов обратиться к бизнесу: давайте уже создадим хотя бы первые шаги в создании этого института системного заказчика.

Вы меня извините, я могу привести пример самый известный – Соединенные Штаты Америки, такая ассоциация BOMA так называемая. В вольном переводе с английского – Ассоциация собственников и управляющих зданиями. Понимаете? Она создана была в 1916 году. И теперь она стала законодателем мод на всей планете, в том числе и в нашей стране, но в коммерческой недвижимости. Понимаете? Мы почему-то говорим: "Нет! У русских собственная гордость, на буржуев мы смотрим свысока", – как говорил поэт. Кепчонку мы это самое… Свой путь и так далее. Вы знаете, все хорошо…

Оксана Галькевич: Я думаю, в принципе, если кепчонку развернуть и заглянуть вглубь этой самой истории, у нас тоже что-то подобное было, потому что тоже структура собственности в городах была несколько иной. 1916 год – это еще до революции. Сколько с тех пор воды утекло.

Константин Чуриков: Звонок у нас есть, Раиса из Свердловской области уже в эфире. Раиса, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я по поводу света, который у нас горит в подъезде. У нас многоквартирный дом, девять этажей, шесть подъездов. И у нас площадки высчитывают интересным образом: трехкомнатная квартира – 120 рублей в месяц, двухкомнатная – 88 рублей в месяц. Посчитайте, это 80 тысяч с лишним ежемесячно. Мы платим за свет. Практически в подвале света нет. На чердаке нет. Лампочка горит только между этажами, и то не всегда. Откуда такая сумма выросла – 120 рублей, да еще и с квадратного метра? При чем здесь метры квадратные, если лампочка в подъезде? 400 рублей с площадки – это вообще!

Константин Чуриков: Какая-то золотая у вас там лампочка.

Оксана Галькевич: Сергей Александрович только что объяснил, что нет такого понятия в этой сфере, как "квадрато-человек", а есть квадратные метры, и только это можно как-то посчитать и учесть. Видимо, значит, все-таки цифры должны быть иные?

Сергей Белолипецкий: Ну, эта тема больная.

Оксана Галькевич: Значит, не 88, не 120 рублей с квадратного метра.

Сергей Белолипецкий: Конечно.

Оксана Галькевич: Рубль, два, десять.

Сергей Белолипецкий: Тема больная.

Оксана Галькевич: Но не 88!

Сергей Белолипецкий: Наш замечательный замминистра Чибис как раз в последнем письме (ради чего мы сегодня вроде как собрались) разъясняет, что вот такого рода, так сказать, платежи не должны быть выше нормативных, а норматив потребления света в подвале… Понимаете? Все хорошо вроде как, да?

Оксана Галькевич: Все есть.

Сергей Белолипецкий: Есть!

Оксана Галькевич: И все от лукавого. Потребление света в подвале.

Сергей Белолипецкий: Что-то есть, чего-то нет. Он там же пишет, что где нет в регионах (это все в регионах, это региональные нормативы), то до 1 марта установить все нормативы… Понимаете? Давайте вернем Госплан, который нам будет считать, сколько нужно спичек на душу населения. Понимаете? Ну, это же из этой серии.

Оксана Галькевич: Не-не-не.

Константин Чуриков: Я подозреваю, что у нас в течение последних 20 минут что-то не то было с SMS-порталом. Видимо, он просто перестал существовать из-за такой народно-обсуждаемой темы. И теперь повалились, просто как из рога изобилия, эсэмэски! Валерий из Карелии пишет: "Предлагаю еще платить за уличное освещение". И он же спорит, что эту плату введут.

Оксана Галькевич: Не подсказывайте, Валерий!

Константин Чуриков: Нам пишет Александр из Архангельской области: "Давно уже платим за общедомовые нужды. Такие суммы, будто кто-то там живет". Вот правда.

Оксана Галькевич: А может, и правда, действительно?

Сергей Белолипецкий: По количеству платежей… Я вам говорю, понимаете, мы здесь на телевидении, или тот же самый Чибис ну никак… Он хоть и главный жилищный инспектор, но в каждый дом он не зайдет. Понимаете? Больше того, и жилищная инспекция региональная – тоже у них нормативы дай бог. Там на одного инспектора, я не знаю, этих квадратных метров тысячи и тысячи, сотни тысяч! Он их тоже при желании не обойдет.

Поэтому, кстати, общественные организации, типа нашей ассоциации, и существуют. Когда никто не помогает, люди к нам приходят: "Помогите, объясните, проконсультируйте". Но еще раз говорю, что если у вас был бы человек, которому вы платили бы этот самый рубль, понимаете, вы бы сотни рублей сэкономили.

Оксана Галькевич: А если я этот рубль даю, допустим, Косте в руку…

Константин Чуриков: Давай!

Оксана Галькевич: То иногда я его вот так хватаю за руку и говорю: "Дорогой, рубль-то взял, а ничего не сделал. Отдай рубль!"

Сергей Белолипецкий: Вот! А с него вы уже тогда спросите по полной программе. Не сделал ничего? Уволить!

Константин Чуриков: Я не представитель отрасли!

Оксана Галькевич: Ну, это я так…

Сергей Белолипецкий: Уволить. Уволить! Если вы ему платите, он ест с ваших рук – он же и будет, так сказать, перед вами соответственно отчитываться за этот рубль.

Оксана Галькевич: Вот!

Сергей Белолипецкий: Но вся штука в том, что сэкономить-то можно сотни рублей. Видно же в каждой платежке, что вы переплачиваете по 500, по 1000. Понимаете? Что же вы экономите на спичках?

Оксана Галькевич: Вы знаете, это если только одна квартира, сотни рублей с квадратного метра, то сколько там в масштабах дома? Это то, что нам телезрительница сказала. Это же какие-то мегакосмичесие суммы!

Сергей Белолипецкий: Ну, не хочется, понимаете, все-таки о коллегах говорить плохие вещи, но злоупотребления тут, конечно, есть. Но, с другой стороны, я могу сказать, что в любой сфере они есть, наша сфера в этом отношении ничем не отличается.

Константин Чуриков: Очень много сообщений. Тульская область: "Состояние ЖКХ – итог работы правительства". Москва спрашивает: "Кто оплачивает подсветку на крышах и фасадах многоэтажек? Неужели тоже жильцы?"

Сергей Белолипецкий: Ну, платят, конечно, все-таки не жильцы. Давайте "жильцы" не употреблять. Не жители, а платит московский бюджет. Но вы меня извините, московский бюджет формируется тоже за счет чьих кошельков? Наших с вами. Мы – налогоплательщики. Деньги из воздуха…

Оксана Галькевич: Круговорот деньжат в природе… в бюджете.

Сергей Белолипецкий: Совершенно верно. Так сказать, разные кошельки, но все деньги наши. Вот у меня такой подход. Все деньги наши.

Оксана Галькевич: Ничего чужого, все наше, да.

Сергей Белолипецкий: Конечно.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Ну что же, мы говорили о состоянии сферы ЖКХ, о нововведении, согласно которому за освещение на чердаках и в подвалах платим теперь мы. В студии был Сергей Белолипецкий, директор Ассоциации ТСЖ Московской области, преподаватель РАНХиГС. Спасибо.

Сергей Белолипецкий: Спасибо и вам.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Всего пара минут – и мы к вам вернемся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски