Жизнь на Русском острове. Как выживают люди после удара циклона

Гости
Ирина Трофимова
корреспондент ОТР (г. Владивосток)
Дмитрий Журавлев
научный руководитель Института региональных проблем

Иван Князев: Итак, последние новости с острова Русский. Туда привезли генераторы и начали подключать к ним дома и социальные объекты. А вот что касается моста, его открытие опять пока отложено на неопределенный срок. Альпинисты еще не весь лед сдолбили с опор и с тросов.

Ольга Арсланова: Да, есть проблемы. Но губернатор Приморья Олег Кожемяко распорядился уже отстранить от работы и привлечь к ответственности главу административно-территориального управления острова. «Чиновница со своими обязанностями не справилась», – заявил губернатор.

Что сейчас происходит на Русском, как там выживают люди? Какая там погода? Можно ли было избежать всех этих последствий непогоды? Давайте поговорим об этом прямо сейчас. Такое вот в стране у нас происходит, и изолированные территории, наверное, тяжелее всего переносят такие вещи. Поговорим.

Иван Князев: Что происходит на острове Русском? Ирина Трофимова нам попытается рассказать, наш корреспондент во Владивостоке.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Иван Князев: Ирина, здравствуйте, вам слово.

Ирина Трофимова: Здравствуйте, коллеги. На острове Русском сейчас непросто. Это наиболее сложный вообще участок во Владивостоке, который и сейчас остается еще без света. По последним данным, 20 домов еще не подключены к свету и теплу на острове Русском. Ну вот как выжить на острове Русском? Сейчас наиболее сложно тем жителям, которые должны добираться с Русского на работу в город, во Владивосток. Вот им сложнее всего. Паром ходит несколько раз в день, но его мощностей явно недостаточно. Продолжается очистка Русского моста от обледенения. Как сообщили, 45 вант еще остаются неочищенными. Т. е. в ближайшую неделю мост не откроют. Очищено пока силами альпинистов только 14 вант обледеневших. И ежедневно по нескольку часов в течение светового дня работают 25 альпинистов вот в таких условиях, на холодном ветру, на сильном ветре. Тем не менее, они все равно продолжают работать.

Ольга Арсланова: А скажите, пожалуйста, почему мост очищается вручную? Понятно, что это очень долго и энергоемко. А других нет возможностей справиться с этим льдом?

Ирина Трофимова: Об этом очень много спорят горожане и комментаторы. Конечно же, все считают себя специалистами.

Ольга Арсланова: Конечно.

Ирина Трофимова: И говорят, что изначально по конструкции к вантам должно было быть подведено тепло каким-то образом инженерным. Но как бы исключили эту опцию. Возможно, из-за денег. И вот теперь вот мы расплачиваемся за это, получается. Расплачиваются как раз жители острова Русский, многие из которых сейчас еще сидят без тепла и без воды, без света, без всего.

Иван Князев: Ирина, помните, неделю назад мы поднимали эту же тему. О тех людях, которые остались без тепла и света, особенно о пожилых людях, одиноких, во Владивостоке. Вы говорили, что волонтеры там активно работают. Сейчас на острове есть такая работа?

Ольга Арсланова: Если им туда добраться еще.

Ирина Трофимова: Да, вот как раз на острове-то с волонтерами сложнее. В Первомайском районе во Владивостоке, когда не было тепла и света, – да, волонтеры добирались просто на машинах, на общественном транспорте. А вот на Русский добраться сложно. Я думаю, там просто не до волонтеров.

Ольга Арсланова: Хорошо. Но а власти, чиновники острова что-то делают для людей сейчас? Не знаю, там, газовые баллоны, какая-то еда, горячее питание, что ли.

Ирина Трофимова: Да, раздаются и плитки газовые, и газовые баллоны. Стояли большие очереди за всем этим. 3 раза в день работают 3 полевых кухни на весь остров. Но там, к сожалению, поселки разрозненны по всему острову, очень много леса, гористая местность. Вообще очень сложно там что-либо восстановить. И – да, это все раздают, но этого по-прежнему недостаточно. Вот университет сейчас вызвался, Дальневосточный федеральный университет вызвался предоставить свою помощь и готов разместить 400 семей в кампусе ДВФУ, у которого, к счастью, все мощности, свет и тепло есть. А 700 человек там уже живут, те, которые вынуждены были добираться в город и обратно. Вот таким образом по-разному всем помогают. Ситуация по-прежнему очень тяжелая. Т. е. у нас как раз островитяне оказались по факту в самой сложной ситуации. И главное, что только 3-4 декабря появятся какие-то новости о том, будет ли открыт мост. Вот в чем дело.

Иван Князев: Ну, да. Будем ждать этих новостей.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо, Ирина. Ирина Трофимова, наш корреспондент во Владивостоке. Люди как в каменном веке оказались, считай, на острове.

Ольга Арсланова: Но это в ледяном еще веке, да.

Иван Князев: Да, еще и в ледяном.

Ольга Арсланова: У нас на связи генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев. Дмитрий Анатольевич, здравствуйте.

Дмитрий Журавлев: Добрый день.

Ольга Арсланова: Смотрите, хочется с моста начать, на который мы сейчас все посмотрели. Он же не так давно построен, всего 8 лет. Выглядит очень красиво. Но, судя по всему, на нем сильно сэкономили. И его никак не могут открыть. Вот этот лед счищают вручную, по-другому никак. Почему вот он такой? И почему нельзя было сделать нормально? Ведь по сути отрезали несколько тысяч человек от Владивостока.

Дмитрий Журавлев: Во-первых, конечно, сделать нормально можно было. Но это было дорого. Потому что главный принцип организации – он простой, элементарный. «Я не отвечаю за всю жизнь, я отвечаю за каждый квартал в отдельности». Вот и не подвести это тепло к этим вантам – это экономия здесь и сейчас. Проблема, которая, может быть, возникнет, а может быть, не возникнет, будет завтра и не у меня. Моя задача – построить мост и его сдать. У меня нет задачи его эксплуатировать. Это разные как бы структуры административные. И поэтому – бог с ним.

Конечно, власти города могли настоять, наверное, на том, чтобы эта часть была сделана. Но тогда бы с них спросили: а деньги у вас есть, чтобы ее сделать? И боюсь, что власти города вынуждены были бы ответить, что их нет. Вот. Поэтому вот это административное деление, когда у семи нянек дитя без глазу, вот оно и осуществилось. Потому что строителям нужно было дешево построить, жителям нужно, чтобы быстрее сдали, и это правильно. А про то, что все это может обледенеть, – ну, может, а может и нет.

Иван Князев: Нет, ну тем более, что у нас это происходит фактически каждый год.

Ольга Арсланова: Там же ничего не леденеет, в этом регионе, собственно, какая-то неожиданность.

Иван Князев: Действительно, такая неожиданность. Дмитрий Анатольевич, понимаете, смотрите, тут на разработку только проекта этого моста, я тут цифры кое-какие посмотрел: 643 млн. Т. е. его только рисовали за 643 млн. И никто не предусмотрел, что можно тепло к тросам подвести. А сам проект 32 млрд. был.

Дмитрий Журавлев: Нет, предусмотрели. Просто потом, как я понимаю, решили этого не делать, чтобы снизить стоимость.

Иван Князев: А, ну да, конечно. Там же 96 млн. украли, тоже сообщалось, при строительстве.

Дмитрий Журавлев: Поймите: а если это делать, то украсть пришлось бы меньше. Потому что меньше бы осталось.

Иван Князев: Понятно.

Ольга Арсланова: Есть логика. Нам зрители пишут: «Помогите чиновнице на острове Русском. Что сразу увольнять? Это не Крым». Вот это действительно, увольнение руководителя – это поиск стрелочника или вполне оправданный шаг, как вам кажется?

Дмитрий Журавлев: Я думаю, что это одно, и то, и другое. Может быть, руководитель виноват. Хотя, опять же, не она же строила этот мост, да? Не она его принимала. Тут скорее нужно обращаться к мэрии города и спрашивать, почему они его приняли в таком виде.

Но, с другой стороны, это опять же часть административной системы. На любое событие нужно дать ответ. Вот что-то случилось – кто-то должен быть наказан. Тот ли это будет человек, другой ли это будет человек – это уже другой вопрос. Хорошо, я очень рад, для меня абсолютно неожиданно, что зрители за нее заступились. Потому что у нас психологически чаще всего схема такая: ах, чиновник? значит, виноват. То, что люди способны за нее заступиться, это очень хороший признак. Это признак того, что мы взрослеем. Что вот от этой юности, где все только белое и черное, плохие чиновники и хорошие все остальные, мы понемножку отходим.

Но ведь, понимаете, наказание – оно, может быть, и необходимо. Но проблем-то оно никогда еще не решало. Ванты не перестанут быть ледяными от того, что вы наказали женщину на острове.

Иван Князев: Ну, просто, может быть, имелось в виду, там какие-то другие мероприятия можно было предусмотреть. Опять же, своевременная поставка этих газовых баллонов и всего остального.

Дмитрий Журавлев: Ну, как поставка газовых баллонов, если они не нужны? Их же не возьмут, понимаете? К сожалению, потребности в ситуации с какой-то бедой возникают вместе с бедой. По-другому не бывает. Это очень плохо, это грустно, но это так. Завезли бы они эти баллоны – ее бы наказали за то, что она беззаконно завезла баллоны, которые никто не берет и которые все проржавеют. И мы бы с вами точно так же ее бы за это порицали. Потому что, действительно, физический труд закопали в землю.

Ольга Арсланова: Т. е. мы иногда не готовы к каким-то ЧП, потому что готовность к ЧП тоже может выйти чиновнику боком? Излишняя готовность.

Дмитрий Журавлев: Конечно. Главное – не делать ничего необычного.

Иван Князев: Инициатива наказуема.

Дмитрий Журавлев: Да. Чиновник должен выполнять процедуру. Пока он выполняет процедуру, он защищен. Помните советскую песенку: «Мы сгораем, когда разрешаем, и поэтому все запрещаем». Вот даже запрещение – имелось в виду то, что мы ничего делать не будем. Мы не будем ничего делать – значит, не будем ошибаться, нам ни за что не придется отвечать. Вот пока ты действуешь по процедуре, все хорошо. Но беда в том, что управлять по процедуре можно только в Швейцарии. Там 500 лет ничего не меняется. А у вас вот чрезвычайная ситуация возникла. Какая процедура? Где вы тут процедуру будете осуществлять? У вас процедура рассчитана на то, что нет чрезвычайной ситуации.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем. Будем следить, конечно же, что происходит на острове Русском, в наших эфирах, когда уже к людям придет и тепло, и свет. А пока – к другим темам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Можно ли было избежать всех этих последствий непогоды?