• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Илья Осипов: По новому закону ресурсники смогут инициировать переход на прямые договора с жильцами, если управляющая компания два месяца не будет им платить

Илья Осипов: По новому закону ресурсники смогут инициировать переход на прямые договора с жильцами, если управляющая компания два месяца не будет им платить

Гости
Илья Осипов
депутат Госдумы, член Комитета ГД РФ по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству

Оксана Галькевич: Раз мы так рекламировали и рекламировали, приступаем к обсуждению этой темы. Итак, посредники не нужны. Друзья, в Государственной Думе уже два чтения прошел законопроект, а завтра он будет проходить третье чтение. Так вот, этот законопроект в будущем может разрешить, если будет принят окончательно, жильцам многоквартирных домов напрямую заключать договоры об оплате жилищно-коммунальных услуг с ресурсоснабжающими организациями.

Константин Чуриков: О том, что такой закон нужен, говорили давно. Последнее время, кстати, особенно много. Дело в том, что долг управляющих компаний перед ресурсниками растет и растет. Управляющие компании – это как раз те самые посредники. Деньги с жильцов по квитанциям они исправно собирают. А вот перечислять их поставщикам тепла, света и так далее, скажем так, успевают не всегда.

Оксана Галькевич: Забывают иногда. Новый законопроект предлагает установить трехмесячный срок для перехода на систему прямых договоров – ресурсоснабжающая организация с одной стороны и собственник с другой стороны. В чем выгода, в чем удобство сторон? Сейчас мы об этом спросим нашего гостя. В студии программы "Отражение" сегодня Илья Осипов, депутат Государственной Думы, член комитета по жилищной политике и ЖКХ. Здравствуйте, Илья Владимирович.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Илья Владимирович, сразу хочется у вас спросить.

Илья Осипов: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Еще документ в разработке на рассмотрении находится. Какие есть все-таки тонкие и узкие места в этом законопроекте? Сразу вопрос человека, у которого не ТСЖ. Мы жильцы. Мы, наверное, должны будем заключить с этой ресурсоснабжающей организацией какой-то договор.

Илья Осипов: Давайте все-таки для чистоты отношений: прямые платежи существовали и раньше. И то, что мы сегодня прописываем в законе, он действительно сегодня буквально на нашем профильном комитете третье чтение прошел. Завтра выносится уже на обсуждении палаты. И дальнейшие процедуры – это Совет Федерации и подписанием президентом. Мы уже фактически на финишной прямой.

Так вот, это как раз позволит разрулит те спорные моменты, когда все стороны согласны, жильцы управляющей компании и ресурсоснабжающая организация, а прямые договора уже в некоторых регионах действуют. Но когда есть спор, к примеру, управляющая компания задерживает деньги, собирает жильцов и не переводит ресурсниками. И пользуется этими деньгами, а иногда просто ворует.

Константин Чуриков: Им она говорит, что это жильцы не платят.

Илья Осипов: Совершенно верно. И уровень взаимных неплатежей… Прозвучала цифра 250 млрд. Это по данным Минстроя. А дальше все нарастает, как снежный ком. Прежде всего хочу, чтобы вы понимали. Переход на прямые договора - это право, а не обязанность. Соответственно, первый пункт – это жильцы вправе провести собрание, и если им не нравится та ситуация, если они понимают, что под риском находится бесперебойное оказание услуги, если они боятся, что у них завтра отключат отопление или то, что у них отключат воду за неплатежи, они вправе провести собрание и принять решение о переходе на прямые договора. И ресурсоснабжающая организация в течение трех месяцев должна это обеспечить. Потому что для них важно еще и абонентскую службу создать, и так далее.

Оксана Галькевич: Очень многие телезрители, вы правильно сказали, такая система работает уже во многих регионах, пишут: "Действительно четверть века платим раздельно ресурсникам". Челябинская область, Вологодская область.

Илья Осипов: Совершенно верно. Челябинцы одними из первых на это перешли.

Оксана Галькевич: Хорошо. А зачем тогда новый закон? Что нового?

Илья Осипов: Мы подошли к самому интересному. Не всегда управляющие компании (особенно недобросовестные) готовы расставаться с этими денежными потоками, которые они используют. Они чинят всяческие препятствия. Более того, у нас в законе следующий второй пункт – когда ресурсоснабжающая организация может стать инициатором этого процесса. Если в течение месяца управляющая компания не платила им, и это доказано в суде, то они вправе инициировать переход на прямые платежи. Для жильцов это не будет означать ровным счетом ничего с формальной точки зрения, потому что не понадобится заключать каждый договор отдельно. То есть договор считается по факту оказания услуг. Типовой договор уже размещен на сайте и Минстроя, и в "Консультанте Плюс". Его посмотреть можно. И у жителей просто меняется адресат, куда они будут платить деньги. Не управляющей компании, а непосредственно ресурсникам.

Оксана Галькевич: Но это разные платежки будут все-таки?

Илья Осипов: Здесь тоже нет однозначного решения. Потому что в некоторых регионах существует практика рассчетно-кассовых центров. Они бывают крупные, бывают мелкие. И, опять же, для самих ресурсников сознание своей абонентской службы – это достаточно накладная история.

Константин Чуриков: Требует определенных инвестиций.

Илья Осипов: Совершенно верно. И за 3 месяца не всегда ее можно успеть организовать. Поэтому мы подразумеваем, что в том числе и они будут пользоваться услугами этих рассчетно-кассовых центров как операторов по сбору денег. Соответственно, платежка останется единой, а дальше рассчетно-кассовый центр будет расщеплять. У него появятся совершенно конкретные функции – не просто сбор денег, а администрирование, в том числе работа и с абонентами.

Константин Чуриков: Как будет устроен так называемый менеджмент качества? Как будут происходить взаимоотношения? Смотрите, человек платит уже не управляющей компании, а напрямую ресурснику. Но у человека, например, претензии к напору воды, к температуре этой воды. Он с этим вопросом куда должен обращаться? В ту структуру, которую он больше не платит (в управляющую компанию)?

Илья Осипов: До вступления в силу этого закона управляющая компания по сути дела являлась посредником, который при этом не получал вознаграждения за ту услугу, которую оказывает. То есть они забирали тепло или забирали воду у водоканала и передавали гражданам, при этом не имея ровным счетом никакой наценки. И зачастую получали в свой адрес претензии за качество воды, которую они не произвели, за температуру теплоносителя, который они не нагревали. И здесь еще один шаг к наведению порядка, что за качество должна отвечать именно ресурсоснабжающая организация, до границы ответственности. То есть если мы говорим о том, что теплоноситель подается в дом с такой-то температурой, то на границе дома он должен этому соответствовать.

Константин Чуриков: А вы представляете, что будет, если мы говорим, например, о Москве? Если все москвичи начнут внезапно звонить в Мосводоканал. Он выдержит такой напор?

Илья Осипов: Вообще это их ответственность, качество воды. В данном случае, может быть, не очень корректный пример, но аналогию можно легко усматривать в нашем электроснабжении. Мы с вами исторически всегда находились на прямых договорах. Если у нас есть перебои с электричеством, мы же с вами в управляющую компанию по этому поводу не звонили, за исключением случаев, когда лампочка в подъезде перегорела. Такой же самый процесс мы подразумевали здесь. Каждый должен отвечать за свое. Каждый должен получать деньги за качественно оказанную услугу. Потому что чаще всего на самом деле слышим претензии у граждан, что тариф есть, деньги платим, а услугу получаем некачественную. Спросить не с кого. Так вот, как раз этот закон и призван убрать посредников не только в части того, что они где-то могут намухлевать, но и сократить расстояние от потребителя до производителя. Производитель - "ТеплоЭнерго", производитель – водоканал. Он должен отвечать за качество коммунального ресурса, который производит.

Оксана Галькевич: Общественная экспертиза – это наши телезрители. Георгий из Сургута. Давайте с ним пообщаемся. Георгий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Я живу в доме в городе Сургуте 24 года. И 24 года у меня идет вытяжка с туалета. Я живу на 5 этаже. Я дышу фекалиями. Как бы я ни обращался в ЖКХ – бесполезно этого добиться. Я уже перестал платить за капремонт. Думал, не буду платить – может, они проснутся. После опять взялся за капремонт, заплатил.

Оксана Галькевич: Георгий, извините, а какая реакция у вашей управляющей компании? Что вам говорят? Они приходят, говорят: "Нет, не пахнет. Все нормально". Или что?

Зритель: Они придут, трубу отобьют… У меня в Сургуте морозы, замерзает труба. Пропускная способность маленькая. Она замерзает. И через 3 дня надо долбить. 20 градусов мороза, она замерзает, я дышу фекалиями. И бесполезно добиться. Звоню по капремонту - "А у вас, - говорят, - через 25 лет ремонт дома".

Оксана Галькевич: Намекают, мол, потерпите, да?

Зритель: Да, "Подождите, 25 лет пройдет – и мы вам трубу сделаем. Но ты подыши пока фекалиями".

Константин Чуриков: Георгий, спасибо за ваш звонок. Илья Владимирович, а я подумал. Соответственно, канализация – это у нас тоже имеет отношение к каналу? Это какой ресурс?

Илья Осипов: В данном случае, по всей видимости, это все-таки конструктивные изъяны при строительстве. И, к сожалению, это достаточно часто случающаяся история. Где-то управляющая компания идет людям навстречу и решает эту проблему. Хотя действительно он абсолютно прав. Это должно делаться за счет средств капитального ремонта. Единственное, что я бы посоветовал. Все-таки если эта ситуация не только в одной квартире, а в целом по дому, тогда на собрании в доме рассматривать вопрос о том, чтобы провести экспертизу и инициировать перенос на более близкий срок капитального ремонта в доме, потому что это серьезная проблема, она может повлечь за собой и вред здоровью.

Оксана Галькевич: Илья Владимирович, я посмотрела на суммы, которые задолжали управляющие компании. По данным Росстата, за 2 квартал 2017 года объем задолженностей управляющих компаний у нас в стране составил почти 250 млрд рублей. Это критическая сумма, рекордная сумма? В связи с этим решено было форсировать события по принятию этого нужного законопроекта?

Илья Осипов: Я бы не сказал, что мы форсировали. Потому что подготовка и экспертное обсуждение шло достаточно долго. И мы искали разные варианты. И, к слову сказать, от первого чтения до второго закон очень сильно поменялся. И мы ставили себе задачу вообще в феврале принять в окончательном 3 чтении. Но, видите, ушли на март. Потому что для нас качество закона в данном случае важнее, чем, может быть, даже сроки. То, что вы говорите – задолженность. Да, мы наблюдаем. Она примерно в одном и том же уровне колеблется, но она все равно очень и очень высокая. Потому что 250 млрд – это колоссальные деньги. И она не уйдет, к сожалению, за один день. Потому как принятие этого закона – это не единственный шаг, который нужно сделать .Еще нам нужно очень много поработать и с точки зрения законодательства, и с точки зрения подзаконных актов.

Константин Чуриков: 250 млрд – это ведь "заслуга" не только самих жильцов, но и, может быть, как раз самих управляющих компаний.

Илья Осипов: Она суммируется.

Константин Чуриков: Что произойдет на этом рынке, на рынке управляющих компаний, когда вступит в силу этот закон? Эти 250 млрд внезапно исчезнут из их кассы. Что произойдет? Их станет меньше, они обанкротятся, разорятся?

Илья Осипов: Уйдут с рынка прежде всего недобросовестные. Те, которые пришли погреть руки на чужих деньгах. Потому как для них сама почва будет уходить из-под ног. Добросовестные компании (и мы, прежде чем какой-то шаг сделать, экспертное мнение изучаем) очень многие перешли. Те примеры, которые вы приводили, они ратуют за то, чтоб перейти на прямые платежи. Потому что уходит ответственность за чужие деньги. Потому что это в том числе и уголовная ответственность на сегодняшний день, если ты неэффективно управляешь. Им это не нужно. Они хотят получать за жилищную услугу, хотят получать за ту работу, которую делают. К слову сказать, один момент, который все время остается в тени – оплату жилищной услуги мы тоже в этом законе обсуждаем. И мы здесь наделяем органы местного самоуправления правом определять размер платы за жилищную услугу и введения индексов. Потому что, если мы с вами посмотрим, то, что мы в платежке получаем, не все разбирают, что там коммунальная услуга, а что жилищная услуга. И когда президент говорит, что у нас по коммунальным услугам индекс роста инфляция минус, а мы с вами смотрим в платежку – а там наоборот. Там инфляция плюс. Инфляция 4%, у нас рост 8-15%. Начинаем разбираться – оказывается, жилищную услугу управляющая компания задрала до такой степени, что это никаким объяснениям не поддается. И самое главное – не мотивировано, не объясняя жителям. Потому что одно дело, когда жители на своем собрании сами принимают подобные решения. У них есть, условно говоря, дополнительная территория, у них шлагбаум. И так далее, и так далее. Но когда это происходит только по инициативе управляющей компании в одностороннем порядке, идет, простите, им в карман, то здесь мы тоже ставим этому барьер, и это как раз одно из поручений президента, которое я считаю крайне важным, чтобы оно было выполнено, чтобы все-таки люди и граждане России понимали, что мы контролируем ситуацию. И то, что если уж сказано "инфляция минус", то так и должно быть.

Оксана Галькевич: Мы ожидали, конечно, что будет очень активное участие со стороны телезрителей. Вот так и есть. Нам очень много звонят. Людмила из Кемеровской области, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, все присутствующие в стуиди.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Илья Осипов: Добрый вечер.

Зритель: Я бы хотела, чтобы конкретно объяснили. Или это тема не совсем всесторонне обсуждалась. Смотрите, мы 100 лет платим напрямую фактически ресурсоснабжающим. То есть с РКЦ идет расщепление. Управляющая компания этих денег даже в руках не держит. При этом от суммы общего начисления она платит процент расчетно-кассовому центру. Не получая этих денег, она платит этот процент за начисления.

Есть жители-должники. И эта задолженность числится задолженностью управляющей компании. Блокируют счет, накладывают арест на счет и говорят: "Пока не рассчитаетесь с ресурсниками, счет заблокирован". Что делать управляющей компании? Ей заплатить деньги теми, что собственники платят на управление, содержание и текущий ремонт, для того чтобы дальше поставлять этот ресурс собственникам в квартиры. То есть из наших платежей как сейчас это будет? Об этом не говорится. Все напрямую, напрямую. Да мы и так напрямую платим. Но при этом ответственность на управляющей компании.

Константин Чуриков: Спасибо, Людмила. Вы случайно не работник управляющей компании?

Зритель: Я председатель совета дома. И уже столько проблем.

Оксана Галькевич: Людмила, но ведь управляющая компания может обратиться в суд, подать иск как раз таким неплательщикам.

Зритель: Я вам вот и хочу сказать. Я сегодня ходила в прокуратуру. Мне прокурор говорит: "Пускай Людмила ТСЖ организует". Я говорю: "Людмиле уже лет много. Здоровье соответствующее. Людмиле скоро конец придет". Я организую ТСЖ. При этом неоднократно сюжеты по местному телевидению, когда ТСЖ… Вот нечего взять с людей, они вообще не работают нигде, ведут асоциальное образ жизни, долги по всем этим платежам большие, а взять с них нечего.

Константин Чуриков: Людмила, проблема большая. Спасибо вам за ваш звонок.

Илья Осипов: Если позволите, я, наверное, все-таки Людмиле попробую ответить. Исходя из того, что она говорит, все-таки прямых договоров в их доме, на мой взгляд, нет. Потому что если ресурсоснабжающая организация спрашивает с управляющей компании за задолженность конкретных людей, то это означает, что прямых договоров нет. Наличие РКЦ, расщепление платежей как раз не свидетельствует еще о том, что в наличии прямые договора. И как раз для таких людей, как Людмила, которые неравнодушны, за судьбу своего дома болеют, я бы как раз порекомендовал внимательно посмотреть этот закон, и он во многом поможет эту ситуацию разрешить. То есть прежде всего ресурсоснабжающие организации будут напрямую общаться и с неплательщиками в том числе. Управляющая организация, если она добросовестная, как мы слышим со слов Людмилы, будет заниматься своим делом, будет заниматься обслуживанием дома, будет заниматься его содержанием, и те деньги, которые люди собирают на текущее содержание, будут идти на текущее содержание, а не на оплату чьих-то долгов. Вот здесь как раз этот закон будет работать на человека. И это тот пример, который мы прежде всего видели перед собой, когда обсуждали законопроект.

Константин Чуриков: Сейчас во многих многоквартирных домах до сих пор нет счетчиков ресурсов. Как в этом случае эти излишки потребления, сверхнормативов, кто за это будет платить?

Илья Осипов: Платит будет управляющая компания, если она не ведет достаточную работу. Прежде всего откуда у нас берется сверхнорматив? Это небаланс. Это когда не вовремя передаются показания счетчика. Это либо утечки внутри дома. И так далее.

Константин Чуриков: То есть мы еще никуда от этих людей не денемся? Они еще будут в нашей жизни существовать.

Илья Осипов: Я ж вам сказал, что это только лишь первый шаг. Мы последовательно будем идти. Минимизация небалансов, минимизация вообще такого слова, как норматив, должна уйти в историю, потому что сама идеология всего законодательства, которое мы сейчас принимаем, направлено на то, чтобы приборы учета были как внутридомовые, так и внутриквартирные. Только при их наличии мы можем говорить, что объективный учет. Иначе стакан наполовину полон или наполовину пуст. Мы никогда не знаем, сколько там конкретно в граммах.

Оксана Галькевич: Еще один звонок. Еще одна Людмила. Но на этот раз уже из Мурманской области. Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте. Я смотрю вашу передачу. У меня в этом году сделали такой перерасчет за отопление. Мы платим напрямую тепловым сетям. Это за горячую воду и за отопление. Получили квитанции – там перерасчет вдвойне. Я за трехкомнатную квартиру плачу 2200 за отопление только.

Константин Чуриков: Здорово. Мурманская область.

Зритель: Сделали перерасчет. И плюсом получилось, что я якобы еще 2014 рублей должна заплатить.

Оксана Галькевич: Это в январе вам сделали, да, Людмила?

Зритель: Мы получили за февраль месяц квитанции. И нам сделали перерасчет такой. Якобы где-то что-то нам перегрели. Хотя у нас батареи… Я дополнительно свою трехкомнатную квартиру еще отопляю обогревателем.

Константин Чуриков: То есть явно не перегрели, понятно.

Зритель: Мы стали разбираться. Написали в прокуратуру, что и почему. Оказывается, наша управляющая, отвечающая за тепловые счетчики. Мы, сами жильцы, покупали, ставили там. Ни один суд не знает, где этот счетчик находится. Наша управляющая теперь отказывается. Говорит: "Вы платите деньги тепловым сетям, вот с ними и разговаривайте". Мы пошли в тепловые сети. Они нам объяснили, что, оказывается, должны сделать поверку счетчика. До 23 апреля 2017 года этот счетчик работал. А теперь он не работает. И нам сделали перерасчет по нормативам. И поэтому выползла такая сумма.

Константин Чуриков: Понятно, Людмила. Спасибо. История такая.

Илья Осипов: Я бы посоветовал Людмиле все-таки обратиться в жилищную инспекцию, потому как именно в их полномочиях отслеживать корректность в том числе и начисления. И у нас на сегодняшний день по законодательству достаточно жесткие санкции. Если начисление незаконно, то помимо того, что происходит возврат денег, еще и стопроцентная штрафная санкция. Поэтому здесь нужно разбираться досконально, откуда ноги растут.

Константин Чуриков: Конечно, что может быть банальнее, чем в очередной раз пытаться изучать мировой опыт? Потому что уже, знаете, оскомину набило все это. Но, тем не менее, я думаю, когда я слышу, что зрители рассказывают, это только у нас так, или на Западе тоже такое бывает?

Илья Осипов: Мы в этом смысле уникальная страна. Уникальность наша определяется количеством многоквартирных домов. Такого нет нигде в мире. А самое главное – в этих многоквартирных домах проживают 80% собственников. Потому что во всех других странах все эти билдинги принадлежат какому-то собственнику, это фонд или что-то, а все остальные арендуют это жилье. У нас же эти собственники далеко не всегда компетентны, профессиональны, а самое главное – ответственны. Потому что за безответственного собственника приходится расплачиваться потом соседям. И это тоже одна из проблем нашей реальности. Мы, безусловно, изучаем и зарубежный опыт. И глупо тут изобретать велосипед, если он давным-давно до нас изобретен. Но сложности есть еще и в инерции процессов. Видите, мы с вами предложили обсуждать людям одну тему, а они все равно приходят к нам с тем, что у них наболело, и это всегда значительно шире.

Константин Чуриков: Правильно. Когда ты платишь такие деньги, ты имеешь право спросить.

Илья Осипов: Абсолютно правильно. И я слышу те вопросы, которые уже множество раз задавались. Еще раз говорю, что мы стараемся работать, все-таки все эти частные вещи обобщая и потом принимая уже новый закон. И закон о прямых платежах, еще раз повторюсь – это анализ той практики, которая у нас есть. Это анализ тех нарушений, которые, к сожалению, позволяют себе управляющие компании. И это еще один шаг вперед к наведению порядка платежной дисциплины, которая в конечном итоге будет влиять на качество и на стоимость услуг.

Оксана Галькевич: Спасибо вам большое.

Константин Чуриков: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: В студии программы "Отражение" сегодня у нас был Илья Владимирович Осипов, депутат Государственной Думы, член комитета по жилищной политике и ЖКХ.

Константин Чуриков: Через несколько минут большой выпуск новостей на ОТР. И уже через полчаса мы к вам вернемся, чтобы продолжить "Отражение" на ОТР.  

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты