ЖКХ по-нашему: перепланировка

ЖКХ по-нашему: перепланировка | Программы | ОТР

Какие изменения можно согласовать, а чего делать категорически нельзя?

2021-01-27T15:37:00+03:00
ЖКХ по-нашему: перепланировка
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Надежда Косарева
президент Фонда «Институт экономики города»
Андрей Широков
председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ

Петр Кузнецов: Рубрика «ЖКХ по-нашему», по традиции в это время. Вот о чем поговорим. Жилищные инспекторы смогут быстрее попасть в незаконно перестроенные квартиры. Поможет Минстрой. В этом ведомстве подготовили законопроект, который обеспечит ускоренную выдачу судебного разрешения на проверку.

Тамара Шорникова: Инспектор сможет получить его всего за пять дней вместо нескольких месяцев. Но это законодательная помощь. А как все будет обстоять на деле? Поможет ли это действительно быстрее решить проблемы жильцов, от которых приходят вот такие SMS? Например: «На Бакунинской, 17/28 все подвалы перестроены, скоро дом рухнет. Доступа практически нет, а там коммуникации дома. Где все проверяющие? Что делать?» Это Москва нам жаловалась. Ну, у нас есть истории.

Петр Кузнецов: Жалуйтесь и вы. А пока посмотрим на тех, чья перепланировка оказалась незаконной, с помощью Маргариты Твердовой.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Сыплются сообщения. «Перепланировка – преступление для каждого: и тот, кто нарушает, и тот, кто молчит», – это сообщение из Москвы. «Что же это за собственность, если балкон облагородить не можешь?» – Оренбургская область. И SMS из Саратова прямо сейчас: «Необходимо строго наказывать за перепланировку».

Ну, мы нововведения – судебное решение, ускорение – обсудим с нашими экспертами. Продолжайте нам писать при этом.

Андрей Широков, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты по предпринимательству в сфере жилищного и коммунального хозяйства, с нами сейчас на связи. Здравствуйте, Андрей Вячеславович.

Андрей Широков: Здравствуйте, добрый день.

Петр Кузнецов: Что решает появление судебного решения и сокращение сроков до пяти дней?

Андрей Широков: Ну, это просто возможность попадания инспекторов в соответствующие квартиры, чтобы посмотреть, соответствует ли данным БТИ или данным технического паспорта жилое помещение. Потому что у нас есть понятие в главе четвертой «Переустройство и перепланировка помещений», как все это производится и как это все согласовывается.

Петр Кузнецов: Простите, пожалуйста, простите. А чтобы попасть, должна быть обязательно жалоба? То есть, например, у моих соседей перепланировка, но она ни меня, ни других соседей не беспокоит.

Андрей Широков: Ну и живите дальше.

Петр Кузнецов: А потом выяснится, что из-за этой незаконной перепланировки что-нибудь рухнет. А выяснится это уже потом.

Андрей Широков: Понимаете, сегодня Жилищный кодекс Российской Федерации имеет один изъян, с моей точки зрения, связанный с главой четвертой о перепланировке. Давайте мы зададим вопрос: кто отвечает за безопасность проживания в доме, вообще за безопасность технической конструкции под названием «многоквартирный дом»? Управляющая организация? Управляющая организация. А вы во главе четвертой найдите хоть одно слово «управляющая организация». Там – органы местного управления. В Москве Правительство Российской Федерации эту функцию, скажем так, обязало выполнять Жилищную инспекцию города Москвы.

Сегодня управляющие организации и товарищества собственников жилья, которые сами управляют домов, они выключены из системы согласования перепланировки. И в конечном счете они отвечают за безопасность в доме. Поэтому сегодня надо, видимо, не за пять дней судебным инстанциям через закон давать право, выдавать некие разрешения для проникновения в помещение, которое является частной собственностью, для того чтобы посмотреть, соответствует ли это техническому паспорту.

А сегодня вообще всю главу надо пересмотреть. Сегодня надо включить обязанности управляющей организации. Надо понимать, что сегодня нужно делать по проекту в доме, а что не нужно. Трогаются ли несущие конструкции или они не задеваются? Переносится ли сегодня сантехническое оборудование в немокрые помещения квартиры или не переносится?

И в конечном счете есть главный инженер соответствующей управляющей организации, который может принять решение, для того чтобы дать разрешение на ту или иную перепланировку. Конечно, когда перестраиваются на улице Бакунинской подвалы – это безобразие. И чаще всего там затрагиваются и основные элементы дома, которые влияют на его техническую безопасность. Вот здесь, конечно, надо всем собственникам включаться.

Когда мы видим с вами в репортаже перестроенный балкон и прохожего, которому это не нравится, то это не собственность прохожего в данном случае. И сегодня дом, на который прохожий смотрит и говорит: «Какая красивая архитектура!» – он не находится в числе памятников архитектуры. Поэтому в данном случае собственник может через решение собрания собственников решить вопросы, связанные с переустройством своего балкона.

И еще одна вещь, которая заложена в главе четвертой: сегодня переустроенные помещения и перепланированные помещения, по-хорошему, могут быть защищены судом. Сегодня суд может принимать решение, что перепланировка законная и восстанавливать начальное состояние квартиры не надо.

Тамара Шорникова: Андрей Вячеславович, я все-таки хочу сделать шаг назад. Возможно, не все знают. Самые распространенные незаконные перепланировки – это что?

Андрей Широков: Самые незаконные? Это кухня, когда вентиляционный канал закрывается, чтобы вместить холодильник туда. Вот это, наверное, самая массовая сегодня перепланировка по всей России.

Тамара Шорникова: А если на конкретном примере рассматривать? У меня пока жалобы нет, но я понимаю, что, например, у меня соседи делают ремонт, и из квартиры выносятся просто какие-то мешки кирпича, арматура, еще чего-то. Я не знаю, будет ли мне как-то эта переустановка или перепланировка угрожать или нет. Я могу куда-то позвонить и спросить: «А там все в порядке вообще? У меня потом трещина не возникнет на стене?»

Андрей Широков: Да, вы можете обратиться в свою управляющую организацию. Так как вы москвичка, то вы можете обратиться в жилищную инспекцию соответствующей префектуры или, скажем так, территориальную жилищную инспекцию. И инспектор проведет соответствующие работы вместе с управляющей организацией по выяснению, нарушаются ли там основные элементы дома, которые на сегодняшний день влияют на безопасность дома. И мы с вами имеем очень много примеров, когда дома рушились, потому что, видите ли, какое-то нежилое помещение в многоквартирном доме на первом этаже… снесли стенку.

Петр Кузнецов: Да-да-да. Нам как раз про магазины пишут: «Они там по своим отдельным законам живут?»

Андрей Широков: Магазины чаще всего делают входы. А вот тот пример, который вы привели по Крыму, с молодым человеком, больным колясочником, – здесь, мне кажется, ему в первую очередь надо обратиться ко всем собственникам многоквартирного дома и принять решение с собственниками, что они не возражают о такой реконструкции их собственности.

Петр Кузнецов: Как это работает? Например, есть нарушитель, к нему пришли, предписание он получил, должен все исправить. А он не исправляет. Дальше что на самом деле?

Андрей Широков: Он должен исправить по решению суда за свой счет. Если он не исправляет по решению суда за свой счет первичное состояние жилого помещения (в данном случае в многоквартирном доме), то квартира может быть продана с торгов. И за средства, полученные от продажи, восстанавливается помещение в первоначальное состояние, а остальные средства отдаются владельцу этой квартиры, этой собственности. И таково может быть.

Петр Кузнецов: Ну, может быть. Но на практике такое есть?

Андрей Широков: Суд может принять решение, что перепланировка не влияет никаким образом на безопасность дома и восстанавливать в первоначальное состояние квартиру или жилое помещение (как угодно называйте) не надо.

Тамара Шорникова: Это все-таки…

Андрей Широков: У нас есть еще большая проблема. Извините, я вас перебью. У нас хоть и надо вносить все в технический паспорт, в технический паспорт дома, в технический паспорт квартиры, но у нас сегодня технической инвентаризации многоквартирных домов нет, уже девять лет отсутствует. У нас сегодня БТИ не работает. Куда вносить-то? Большой знак вопроса для Министерства строительства и ЖКХ.

Причем они не выполнили поручение президента Российской Федерации, который давал им задание – до середины декабря 2020 года восстановить вместе с Росреестром работу БТИ по технической инвентаризации многоквартирных домов. Сегодня технологическая инвентаризация многоквартирных домов не актуализируется, не проводится. Сегодня данные в БТИ устаревшие.

Поэтому тут очень много вопросов, помимо того, что мы будем проникать в квартиры. Дальше-то что делать? Как делать? Как сегодня собственнику уходить от этих коррупционных схем, которые были в первом репортаже, для того чтобы это было очень просто – перепланировать или перестроить свою квартиру, не задевая несущие конструкции квартиры или жилого помещения? Сегодня надо включать в систему того, кто ответственный за безопасность в многоквартирном доме. А это – управляющая организация.

Тамара Шорникова: Андрей Вячеславович, я все-таки хочу еще уточнить. Как все-таки происходит момент подтверждения незаконной перепланировки от момента жалобы до появления судебного решения? Нужно же убедиться, что там незаконно…

Андрей Широков: Ну конечно. Надо составить акт, надо поднять документы.

Тамара Шорникова: А как попасть в квартиру-то? То есть: «Нет судебного решения? До свидания».

Андрей Широков: Вот для этого Минстрой и пытается законодательно закрепить выдачу судебными структурами соответствующего разрешения на проникновение в чужую собственность.

Петр Кузнецов: Ну смотрите. Хорошо. Но сейчас роль этого инспектора возрастает. Можно ли предположить, что мы в какой-то степени плодим коррупционную составляющую в этом плане? Я к тому – кто эти люди? И кто проверяет проверяющих?

Андрей Широков: Ну, вопрос очень интересный, и он актуальный. Опять же я тут повторюсь, что все-таки не инспектор главный здесь, а сегодня все-таки главный – это управляющая организация, которая отвечает за безопасность проживания всех жителей в многоквартирном доме, не только этой квартиры. Потому что если вы на пятом этаже вытащили какую-то балку или ослабили стену несущую, то понятно, что все, кто выше вас, в первую очередь попадают под неблагоприятное проживание, потому что что-то может обвалиться, что-то может сложиться.

А дома многие у нас – это карточка. Карточные дома, которые… Вот возьмите карты, начните их складывать, чтобы как можно выше они стояли. Дети любят в эту игру обычно играть, да? Вот то же самое – наш многоквартирный дом, в первую очередь блочный или панельный.

Петр Кузнецов: Спасибо. Андрей Широков и его комментарий.

Надежда Косарева, президент фонда «Институт экономики города», с нами на связи. Здравствуйте, Надежда Борисовна.

Надежда Косарева: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: С точки зрения экономики города, почему так много перепланировок? Какая основная задача? Почему народ так пользуется этим инструментом, этим маневром?

Надежда Косарева: Ну, в первую очередь это… У нас же не только новый жилищный фонд, у нас огромное количество жилищного фонда, созданное вообще, может быть, даже сто лет назад.

Петр Кузнецов: Ну, жили и жили они сто лет в нем. И что?

Надежда Косарева: И поэтому люди пытаются приспособить свои помещения под какие-то их нужды, под современные тенденции. Ну, вчера объединяют кухню и столовую, сносят вот эту стенку. Это теперь новый тренд такой. Особенно в условиях пандемии, когда не хватает комнат, помещений, все работают из дома, то приспосабливают балкон под рабочий кабинет.

То есть у людей появляется возможность и желание… Площадь квартир у нас небольшая в основном, проживают люди, когда не хватает на каждого члена семьи отдельной комнаты. Поэтому они пытаются как-то выжать из этого небольшого помещения максимум удобства для себя.

Тамара Шорникова: Ну, все-таки если говорить о том, что устарели какие-то квартиры, может быть, и нормы тоже устарели? Например, понятно, что очевидно опасно сносить какие-то основные конструкции. А вот что касается действительно объединения, например, жилой площади с балконом – мне не очень понятно, почему это незаконно или еще что-то. Может быть, это просто устаревшая норма какая-то?

Надежда Косарева: Ну, в частности, ваш вопрос в отношении балконов – это очень даже влияет на безопасность. Балконы сделаны под определенную нагрузку. И когда вы повышаете нагрузку на балкон, то это может быть просто очень опасно – он может просто обрушиться. Поэтому, да, какие-то нормы уже устарели. Ну, скорее всего, даже это относится к самому строительству. В частности, застройщики все время говорят о том, что уже старые нормы по инсоляции, что инсоляция была придумана против туберкулеза, которого давно уже нет.

Тамара Шорникова: Мы поясним. Это нормы проникновения солнечного света в квартиру.

Надежда Косарева: Солнечный свет, да. А эти нормы по инсоляции дают возможность строить современные кварталы домов, например, с внутренним двором. Надо тогда строить эти микрорайоны, знаете, где дома все расположены вот так в разные стороны, солнышко ловят. Они как раз солнышко ловят.

Или нормы по так называемым мокрым зонам, которые придуманы были, когда были деревянные перекрытия. А сейчас это уже совершенно технологически неактуально, но нормы такие сохраняются. Ну и есть некоторые другие требования технологические, которые, конечно, надо бы пересматривать. И специалисты сейчас, кстати, этим занимаются, специалисты Минстроя.

Но люди, которые не являются профессионалами в этом вопросе, сами принимать решение, что опасно, а что не опасно, хотя бы простой факт, несущая это конструкция или не несущая, – они все равно не могут. Им все равно нужно привлечение специалистов, которые бы сказали: «Да, вот эту стенку можете снести, она не несущая. А вот эту – не дай бог! У вас весь дом может рухнуть». Или вентиляционная труба. Вот сейчас у нас повсеместно объединяют, например, туалет и ванную комнату. И для этого сносят вентиляционную трубу между этими помещениями. Все! Люди в других квартирах оказываются просто без притока воздуха, и они вынуждены…

Петр Кузнецов: Надежда Борисовна, простите. Вряд ли все эти работы делают исключительно те, кто там проживают. Ну, они же, наверное, нанимают… Тут кто-то нам уже писал (не найду, сообщений очень много) об ответственности исполнителей этих работ.

Надежда Косарева: Исполнитель – просто подрядчик. Отвечает заказчик – что он заказывает. А исполнитель – просто подрядчик. Ему заказывают сделать работу, оплачивают.

Петр Кузнецов: И он, даже осознавая риск, видя, что это несущее, что это приведет к катастрофе…

Надежда Косарева: Наверное, разумный подрядчик скажет хозяину: «Сносить не буду, ведь дом рухнет». Нет, разумные подрядчики, конечно, так и делают.

Петр Кузнецов: Понятно.

Надежда Косарева: Вы понимаете, у нас очень большое количество подрядных организаций. Ну и какие-то индивидуальные лица этим занимаются. Поэтому это очень опасно все.

Петр Кузнецов: Надежда Борисовна, чего не хватает сейчас? Вот мы сейчас обсуждаем изменения в подходе к перепланировке. По-вашему, что нужно?

Надежда Косарева: Мне кажется, нужно идти с двух сторон. С одной стороны, все-таки люди сами должны осознавать ответственность. Причем замечу еще, что никто не понимает, что в доме в основном все находится в общедолевой собственности всех людей.

Петр Кузнецов: Ответственность самих. И второе?

Надежда Косарева: А второе – то, что надо упрощать процедуры предоставления таких разрешений, переводить их в электронную форму, обеспечивать консультацией бесплатной людям по этому вопросу. То есть движение должно быть с двух сторон, на мой взгляд.

Петр Кузнецов: Спасибо, Надежда Борисовна. Надежда Косарева, президент фонда «Институт экономики города».

Очень много сообщений. Ощущение, что просто… Вот Крым, пожалуйста: «Снятие ненужной двери – это тоже перепланировка?» Не знакомы с перечнем того, что можно делать. Не совсем доступный, что ли, этот перечень.

Тамара Шорникова: «Дом с газовой плитой. Ломают стены между комнатой и кухней. Незаконно», – Рязань. Много, много вопросов.

Петр Кузнецов: Много. Рубрика «ЖКХ по-нашему» – здесь всегда много вопросов. Это дневное «ОТРажение».

Тамара Шорникова: А у нас много ответов.

Петр Кузнецов: Пока!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)