ЖКХ со скидкой

ЖКХ со скидкой | Программы | ОТР

Можно ли получить компенсацию за некачественное обслуживание дома?

2020-10-28T22:07:00+03:00
ЖКХ со скидкой
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Гости
Пётр Кирьян
руководитель Лаборатории социальных исследований Института региональных проблем
Надежда Тармаева
юрисконсульт некоммерческого партнерства «ЖКХ контроль»
Ирина Генцлер
директор направления «Городское хозяйство» Фонда «Институт экономики города»
Андрей Широков
председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ

Дарья Шулик: Ну что ж, а теперь, как говорится, о наболевшем. Как известно...

Константин Чуриков: И снова о наболевшем.

Дарья Шулик: И снова о наболевшем, да. Как известно, жилищно-коммунальные службы должны предоставлять нам качественные услуги, ну это в идеале, конечно, а мы в свою очередь должны их своевременно оплачивать. Но дело в том, что беда состоит именно в том, что качество услуг ЖКХ растет не так быстро, как его тарифы, за которым мы не успеваем.

Константин Чуриков: Я бы сказал, что даже не растет это качество, а стремительно падает местами.

Дарья Шулик: Это да.

Константин Чуриков: Президент накануне подписал закон о снижении платы за некачественные или не в полном объеме оказанные услуги ЖКХ. То есть если батареи холодные, например, или если вода не доходит до вашего этажа, если, я не знаю, крыша течет, как у меня, кстати, дома, вот требуйте, давайте все требовать снижения платы. Только как это сделать? Какие процедуры предусмотрены? Сейчас будем выяснять. А вы рассказывайте свои истории, что у вас течет, что у вас не так, какие услуги вы считаете некачественными в своем случае.

Дарья Шулик: Говорите, будем разбираться.

И сейчас начнем разбираться с нашим первым экспертом – это Надежда Тармаева, руководитель Центра повышения энергоэффективности многоквартирных домов компании «ЖКХ Контроль». Надежда Владимировна, здравствуйте.

Надежда Тармаева: Здравствуйте, Дарья.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Надежда Владимировна, ну, нам насколько известно, в принципе подобный закон действует и сейчас, единственная новелла в том, что больше не будут штрафовать тех, кто предоставил некачественные услуги, а добиться снижения платы можно. Так вот скажите, а что для этого нужно?

Надежда Тармаева: Ну, первое, Константин, что нужно нам сделать, любому потребителю, если у нас предоставлена некачественная услуга любая, жилищная или коммунальная услуга, первым делом мы с вами обращаемся в свою управляющую компанию, будь то управляющая организация, будь то ТСЖ, ЖСК или какое-то другое, может быть, потребительский кооператив. Мы к нему обращаемся в любое время. Мне иногда задают вопросы, что в нерабочее время, – если это нерабочее время, то у нас с вами обязательно есть телефон аварийно-диспетчерской службы, которая принимает нашу заявку.

Константин Чуриков: Ага.

Надежда Тармаева: И вот время обращения в аварийно-диспетчерскую службу управляющей компании является точкой отсчета по непредоставлению нам услуги.

Константин Чуриков: Так.

Надежда Тармаева: Если, значит... Если это рабочий день, не выходной, то в течение 2 часов представитель управляющей организации должен прийти и составить акт непредоставления услуги, именно к нам.

Дарья Шулик: Так.

Надежда Тармаева: Если это, значит, в нерабочее время, в выходные, праздники и так далее, которые, например, перед нами очередные праздничные дни будут, то аварийно-диспетчерская служба вряд ли к вам придет. Но эта точка зафиксируется, эта вот дата обращения зафиксируется, и в первый рабочий день управляющая организация должна прийти и составить вам акт. Есть, конечно, у нас такие вопросы, когда, если управляющая организация вдруг отказывается. У нас есть другой вариант: мы можем, есть у нас должность, во всяком случае у нас должен быть в каждом многоквартирном доме совет дома, есть председатель совета дома и члены совета дома.

Константин Чуриков: Ага.

Надежда Тармаева: Вот мы можем это сделать, это могут сделать они, составить акт непредоставления услуги, именно зафиксировать начало непредоставления, ну и в акте указывается еще окончание, когда у вас возобновилось предоставление услуги жилищно-коммунальной в хорошем качестве...

Константин Чуриков: Да.

Надежда Тармаева: И вот эту разницу, сколько времени там, значит, не было, они должны пересчитать нам ее.

Константин Чуриков: Нет, ну подождите, это может быть история, когда, ну например, знаете, многократно повторяющееся одно и то же ЧП, не знаю, раз в 3 дня протечка. Ну сегодня протечка, ну потом тоже протечка была несколько часов...

Надежда Тармаева: Ну...

Константин Чуриков: Или, не знаю, сегодня 2 часа не было воды, завтра тоже 2 часа не было воды – мы что, потом из месячной платы вычтем эти часы, сложим, посчитаем и вычтем? Как мы это все будем измерять и так далее?

Надежда Тармаева: Ну, в принципе можно и так сделать, если это сразу устранено. Но если, как вы говорите, это часто повторяющаяся история, то, значит... Если, как вы говорите, протечка крыши, крыша – это наше с вами общее имущество, за которое мы с вами отвечаем, и, значит, для содержания этой крыши мы с вами выбрали управляющую компанию.

Константин Чуриков: Ну да.

Надежда Тармаева: То есть какая бы она ни была...

Константин Чуриков: Ну да, предположим, что выбрали.

Надежда Тармаева: ...управляющая организация, ТСЖ или ЖСК, да, любое. То есть в этом случае, да, конечно, если это большой какой-то, будем говорить, форс-мажор с протечкой, то это будет до исполнения... То есть получается так, у нас с вами же, когда мы считаем наш тариф, утверждаем, потому что мы с вами утверждаем тариф на жилищные услуги, в том числе содержание нашей крыши, утверждаем мы...

Константин Чуриков: Серьезно? Ой.

Надежда Тармаева: Мы на общем собрании, да, совершенно верно.

Дарья Шулик: Да, на общем собрании. Видишь, ты не знал, слушай теперь внимательно.

Надежда Тармаева: По закону это так, да, на самом деле.

Дарья Шулик: А на самом деле...

Надежда Тармаева: По закону это так. Мы собственники с вами, на нашем собрании общем мы утверждаем тариф на содержание, скажем так, общего имущества с подачи... То есть управляющая организация нам это рассчитывает, и причем это рассчитывается каждая статья отдельно, то есть то же содержание крыши, содержание стен, подвала и всего-всего, то, что есть в нашем перечне общего имущества, и перечень общего имущества мы с вами тоже утверждаем.

Константин Чуриков: Слушайте, это вообще какой-то просто... социализм!

Дарья Шулик: А жильцы должны с этим перечнем согласиться или не согласиться, я правильно понимаю, с этими расценками?

Надежда Тармаева: Ну, во-первых, как это делается? Для того чтобы, значит, согласиться с перечнем имущества, да, это делается, это делает по-хорошему совет дома, с управляющей организацией обходит изначально и переписывает все имущество, которое у нас есть...

Дарья Шулик: Так.

Надежда Тармаева: Вот к этому вопросу, кстати, сразу могу сказать: например, сейчас во многих домах стоят домофоны, которые поставили, в том числе, например, в Москве это было по программе безопасности и так далее. Вообще вот домофоны в общее имущество априори не входят, но если мы на своем собрании включили их, тогда они будут общим имуществом. В общем, весь этот перечень общего имущества мы с вами утверждаем, управляющая организация рассчитывает тариф по всему общему имуществу, по жилью утверждаем тариф мы. Ну а коммунальные услуги – это, естественно, государственное регулирование.

Константин Чуриков: Хорошо. Надежда Владимировна, мы даже не знали, в какой справедливой стране мы живем. Я прямо тоже как любой, так сказать, житель восхищен этими подробностями.

Надежда Тармаева: Ну я не знаю, это такой закон с 2005 года действует, Жилищный кодекс Российской Федерации называется.

Константин Чуриков: Да? Хорошо.

Поскольку, как говорится, дьявол в деталях кроется, вот давайте сейчас выслушаем жилищно-коммунальную столицу нашу, Санкт-Петербург, Владимир звонит. Владимир, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие, и это, Татьяна, там как ее, чиновник...

Константин Чуриков: Надежда Владимировна.

Дарья Шулик: Надежда Владимировна.

Зритель: Надежда Владимировна, извините, да.

Надежда Тармаева: Надежда Владимировна.

Зритель: Это самое, я хотел рассказать про себя. У меня лет 10 с кровли труба проходит, она сгнила и топила нас. Дошло уже до второго, до первого этажа, а у нас там электрощитовая на первом. Ну, дом такой, знаете, типовая общага, как вот на улице Двинская, помните, наверное, были криминальные новости, развалился, ну вот такой, он блоками такими...

Константин Чуриков: Мы сразу себе представили. Так.

Надежда Тармаева: Да, примерно понимаем.

Зритель: Ха-ха. Ну, вы будете сейчас смеяться, у нас еще ведь кухня такая получается, отделили часть холла, пробили стену, и вот в этом столбике как раз труба-то и проходит. Вот я 10 месяцев с жилкомсервисом своим воевал, как раз на пенсию вышел, у меня время появилось, и ничего, вообще не хотели ничего делать. Пришлось им все-таки сесть в машину и поехать на жилинспекцию, там Малоохтинский, 61, написал там жалобу. Ну приехал чиновник и все там сфотографировал, напряг этих, переделали, сделали все, этого они боятся.

Но у меня, как бы сказать, еще такое встречное предложение – может, можно Чубайса напрячь для всех чиновников сделать такие кресла, чтобы там, ну корзинку с яйцами, чтобы они сидели и высиживали? Ну будет хотя бы какой-то от них толк.

Константин Чуриков: А-а-а, в этом смысле...

Дарья Шулик: Мне кажется, Владимир очень оптимистично вообще рассказывает об этой ситуации.

Надежда Тармаева: Ну...

Константин Чуриков: Владимир, вы задали такой тон нашей беседе, попробуем соответствовать. Надежда Владимировна, как прокомментируете?

Дарья Шулик: То есть без жилинспекции вопрос решить не получается.

Зритель: Вы будете смеяться: еще, знаете, у меня там вот эта вот кухня, где отделили часть холла, лестничной площадки, она на лестничной площадке, понимаете?

Константин Чуриков: Кухня на лестничной площадке.

Дарья Шулик: Кухня – это как?

Надежда Тармаева: Ну, это, видимо, как называется, вот детали вашего шикарного города.

Константин Чуриков: Ну да.

Надежда Тармаева: Везде, видите, города все разные, дома все разные, у вас какой-то очень индивидуальный постройки дом. Да, все, конечно, бывает... по всей России.

Константин Чуриков: То есть бывают такие, скажем так, конструктивные такие вот дефекты, да?

Надежда Тармаева: Да, совершенно верно.

Константин Чуриков: То есть какому-то умнику когда-то пришло в голову трубу, например, провести (я не знаю, которая воду с крыши отводит, как это по-русски?), в конструкцию здания впаять?

Дарья Шулик: Надежда Владимировна...

Надежда Тармаева: Ну, вы знаете, вообще у нас есть такая система, внутренние водостоки, которые есть, но они по проекту существуют, но это уже должно быть изначально построено. У нас есть как наружные, так и внутренние водостоки, ливневые вот эти вот атмосферные...

Дарья Шулик: Но главное, что вопрос-то Владимир свой смог решить, только когда жалобу в жилинспекцию написал.

Константин Чуриков: Да, и что мы поняли, что жилинспекция не сама приходит, за ней приезжают.

Дарья Шулик: Да, еще и везти нужно.

Надежда Тармаева: Ну, у нас на самом деле жилищная инспекция как раз за всем этим следит и отвечает, но все-таки, вот если вернемся, Владимир, наверное, хорошо бы было, вот у него только появилось время как раз, что на пенсию ушел. Ну естественно, скорее всего, он общее собрание в то время, когда принимался тариф, когда принималась управляющая компания, он, скорее всего, ему просто было некогда. Вы знаете, у нас очень большая проблема, что люди считают: «Ой, да мы разве пойдем?», «Да куда идти, нам столько времени тратить?» Да, это, конечно, есть, не секрет в этом.

Константин Чуриков: Ну, по-моему...

Дарья Шулик: Слушайте, а интернет-приемные? Сейчас же все у нас ушло в интернет, ну как-то неужели нельзя решение вот этих вопросов ускорить? Или в сфере ЖКХ это не работает, только нужно ехать самим забирать их?

Надежда Тармаева: Дарья, ну почему? Вы знаете, я вам могу сказать, у нас есть очень хорошие просто законы, все есть. Но на самом деле, смотрите, даже если управляющая компания, у нее есть такой вопрос, даже вот ответы, ну есть регламент ответов на обращения.

Дарья Шулик: Так.

Надежда Тармаева: Если это письменном обращение, например, оно должно быть в течение 5 рабочих дней рассмотрено. То есть у чиновников, мы помним, у нас есть такое, любой чиновник в течение 30 календарных дней должен ответить, а в управляющих организациях есть правила для ответа тех, кто содержит жилищный фонд, например, ответы есть, есть письменные обращения, которые не больше 10 рабочих дней, есть, которые по звонку, а есть вот электронные обращения, у них вообще в электронном обращении срок стоит не более 2 рабочих дней ответа.

Константин Чуриков: Вот так, ага.

Надежда Тармаева: Поэтому на самом деле хорошо бы пользоваться. Тем более что все управляющие организации особенно с 2015 года с тем, как у нас вышел закон о лицензировании вот этого управления многоквартирными домами, у нас есть такое, то они обязаны иметь и интернет-приемную, они обязаны иметь прошлую, 2019 года, у нас новая обязательная аварийно-диспетчерская служба, которая на все это отвечает. Ну то есть просто нужно четко знать, информационная доска должна быть в каждом подъезде, куда и в каком случае обратиться.

Константин Чуриков: Доска-то есть, соответствующих писем я лично не вижу. Мне кажется вообще, что, знаете, у управляющей компании всегда есть какой-то свой человечек, несколько человечков в доме, понимаете, на которых они опираются и через которых они все и проводят.

Давайте сейчас еще поможем одному зрителю нашему. Сергей из Краснодара, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Я хотел рассказать о проблеме ЖКХ в городе Краснодаре.

Дарья Шулик: Давайте.

Зритель: У нас есть предприятие такое «НЭСК», которое отвечает за подачу электроэнергии. У нас летом напряжение в сети 160, 165, 145, до этого было, до 117 вольт падало, вот. У нас выходили из строя холодильники, у меня вот лично стиральная машина, сотовый телефон, специалисты говорят, из-за перепадов напряжения...

Константин Чуриков: Ну, с такой энергокомпанией надо быть достаточно обеспеченным человеком, чтобы тут же это заменить, естественно, оборудование, да.

Зритель: А что заменить? У них не соответствует сечение провода ЛЭП.

Константин Чуриков: Да понятно.

Дарья Шулик: Сергей, а вы куда-то обращались с этим вопросом, пытались как-то это решить?

Зритель: Конечно. Я обращался в приемную губернатора, а с приемной уже там, не с именно приемной, а с энергосетей приходили отписки.

Дарья Шулик: А что пишут?

Зритель: Отписки с техническими терминами, вот. Перерасчета никакого нет, хотя по закону должен быть перерасчет. Я знаю, при малой подаче напряжения увеличивается ток, ток увеличивается, счетчик крутится быстрее...

Константин Чуриков: Ага. Сергей, а непосредственно поначалу в эту энергокомпанию, в этот «НЭСК» или как вы там сказали, обращались?

Дарья Шулик: Напрямую.

Зритель: «НЭСК». Ну как я буду обращаться? Я частный человек, а эти компании обложились юристами, там не пройти, там даже так на прием прийти...

Константин Чуриков: Нет, логично, я с вами согласен, я вас понимаю. С другой стороны, секундочку, смотрите, если у каждого, у меня протечка, у Даши что-то, у вас с электричеством, и мы все пойдем к губернатору, ну тоже бардак, наверное, будет. А через прокуратуру, как знающий человек спрашиваю, пробовали?

Зритель: Нет, не пробовал. Я обращался непосредственно к директору «НЭСК». У нас было собрание жильцов, я обращался непосредственно к начальнику «НЭСК»: «Все будет нормально». Я говорю: «Сечение не соответствует». – «Это не ваши проблемы, вы за это деньги не платите». Как мы не платим? Ладно бы не платили...

Дарья Шулик: Как же не ваши, да.

Константин Чуриков: Поняли вас, Сергей. Давайте послушаем, что скажет Надежда Владимировна.

Надежда Тармаева: Да. Сергей, во-первых, я хочу сказать, что, будем так говорить, начальник вашего «НЭСК» лукавит, потому что все это, и сечение, и сети все, это в расчетах тарифа на электроэнергию все сидит, это так называемая сетевая составляющая. Нас с вами как потребителей должно волновать только одно, и это прописано в постановлении «Правила предоставления коммунальных услуг», постановление 354-е от 5 мая 2011 года, по-моему, там четко есть такое, там и частота предусмотрена, должна быть 50 Гц плюс-минус 5%, и таким же образом напряжение тоже должно быть, как обычно, плюс-минус 5%. И вот в этом случае вас сечение на самом деле не должно волновать, вам должно как потребителю конечному, за которое вы платите, должна приходить электроэнергия надлежащего качества.

Если это у вас постоянная история, то есть есть такое, и вы можете на самом деле, как Константин вам предложил, если вы не можете добиться ни через «НЭСК», не можете добиться через жилищную инспекцию, обращайтесь на самом деле в прокуратуру, потому что в прокуратуре есть как раз вот эти все отделы, они надзорный орган самый главный, который должен вам помочь решить.

Константин Чуриков: Спасибо большое, чистая правда, вот проверено, да, проверено своим опытом.

Дарья Шулик: Спасибо, спасибо.

Константин Чуриков: Надежда Тармаева, руководитель Центра повышения энергоэффективности многоквартирных домов компании «ЖКХ Контроль».

Дарья Шулик: Ну что ж, судя по звонкам, которые к нам поступают, проблемы ЖКХ у всех разные. С одной стороны, все регионы это объединяет, что у всех они есть, но у всех они свои. Так, например, жители Рязани уже месяц мерзнут в своих квартирах. Отопительный сезон в самом разгаре, а в доме на улице Грибоедова по-прежнему холодно, как на улице.

Константин Чуриков: Ну, чтобы не замерзнуть, жильцы вынуждены ходить в помещении в верхней одежде, сейчас вы видите их. Во всех квартирах обогреватели, но они, собственно, не спасают. В здании нет тепла, потому что в подвале сгнили трубы, а ремонтировать их некому. Управляющие компании отказались от старого дома еще несколько лет назад, потому что обслуживать его нерентабельно, невыгодно. Жильцам приходится чинить инженерные сети за свой счет. При этом они регулярно получают квитанции на оплату коммунальных услуг, которых по сути им не оказывают.

Татьяна Осипова: За отопление мне начислили 5 300 рублей, а отопления нет. Вот мы все мерзнем, вот у меня ребенок как неделю тому назад отболел, вторую уже болеет. Мы сидим одетые все, спать ложимся под одеяла, под ними еще плед нужно ложить, и еще берем с собой одежду, чтобы мы ее потом утром могли одеть теплую. Вот плед, вот теплое одеяло, вот так вот мы спим. Ну, еще со мной спит собака, она тоже мерзнет, она залезает под одеяло, прижимается ко мне, потому что любит тепло, потому что эти собаки теплолюбивые, она тоже мерзнет. Еще плюс кот, он тоже вместо грелки используется.

Константин Чуриков: Ну да, домашние животные могут и согреть, в общем-то.

Дарья Шулик: Вполне, тем более собака пушистая.

Проблема с отоплением на улице Грибоедова почти каждый год, и это не единственное жилье в Рязани, не готовое к зимним холодам. В мэрии жилищный скандал пока не комментируют, а жители готовят обращение в Генпрокуратуру.

Константин Чуриков: Это вот, наверное, надо добавить, не только к холодам, а еще к сезону ОРВИ и вообще к пандемии коронавирусной инфекции.

Дарья Шулик: Коронавируса, да.

Константин Чуриков: У нас сейчас на связи Ирина Генцлер, руководитель жилищного сектора фонда «Институт экономики города». Ирина Валентиновна, здравствуйте.

Ирина Генцлер: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Ирина Валентиновна, я не знаю, но я предполагаю, что вы сейчас нам будете рассказывать о том, как мы должны сделать наши дома «умными», всюду поставить какие-то датчики и так далее. Но когда мы видим вот такие картины, мы понимаем – а куда эти датчики ставить и что они могут вообще контролировать, какую пользу людям могут принести? Вот конкретно жильцам этого дома рязанского что делать?

Ирина Генцлер: Ну, на самом деле проблема конкретного этого дома с отоплением, конечно, связано с очень плохим состоянием внутридомовых систем, то есть вот трубы, то, что они нам показывают. То есть предприятие, которое тепловую энергию в этот дом поставляет, вполне может быть, как раз качество ресурса обеспечивает, но ответственность коммунального предприятия заканчивается на границе дома, на границе стены. То есть вот если теплоснабжающая организация говорит: «Вот давайте здесь измерим качество тепловой энергии, оно прекрасное, и если бы не ваши прогнившие трубы, забитая батарея, у вас было бы совершенно нормально, тепло». Тогда получается, а кто отвечает, в конце концов, за результат перед людьми, то есть чтобы в их квартире было тепло так, как это полагается?

На самом деле отвечать должна организация, которая домом управляет. Вот в этом рассказе у нас с вами прозвучало, что управляющая организация от этого дома отказалась, и тогда вопрос: что, он остался вообще без управления? И вот это получается ключевой вопрос, когда, знаете, костюмчик не сидит, но пуговицы хорошо пришиты. Кто же все-таки в данном случае перед людьми отвечает? Если этот дом остался без управляющей организации вообще, то тогда это, конечно, администрация города должна решить вопрос управления этим домом: объявить конкурс, найти другую управляющую организацию для этого дома.

В отношении труб. Понятно, что это общее имущество собственников, вообще вся система теплоснабжения, она абсолютно сейчас не удовлетворяет никаким требованиям и не обеспечивает возможность нормального как бы...

Константин Чуриков: ...функционирования, нормальной жизни в этом доме, да.

Ирина Генцлер: Конечно, да. Тогда теперь посмотрим, а кто теперь должен капитально отремонтировать эти трубы. Какая бы управляющая организация сейчас в этот дом ни пришла, она не сможет это сделать просто за вот эти деньги просто людей, как бы дополнительные с них собрать и сделать им трубы.

Я уверена, что этот дом обязательно платит взносы на капитальный ремонт, и, судя по состоянию дома, скорее всего, этот дом находится у регионального оператора капитального ремонта, потому что, если бы у них были свои собственные деньги на специальном счете, они бы уже могли потратить их на ремонт своих труб, то есть здесь капитальный ремонт требуется. Скорее всего, специального счета нет, это дом регионального оператора, а соответственно, вопрос о том, что капитальный ремонт системы теплоснабжения надо делать вот прямо сейчас, не откладывая ни на какие дальние годы, которые, может быть, как раз в региональной программе определены для этого дома, этот вопрос нужно сейчас просто быстро решать.

Это возможно, но для этого что сделать? Если нет управляющей организации, то сами люди должны написать обращение к уполномоченному органу, а это министерство, которое отвечает за программу капитального ремонта, Министерство строительства и ЖКХ Рязанской области или какого-то с подобным названием, с просьбой перенести ремонт системы отопления с любого года на прямо сейчас. И эта система должна быть отремонтирована просто как бы во внеочередном порядке, чтобы люди могли...

Дарья Шулик: Ирина Валентиновна, давайте сейчас послушаем, у нас есть звонок из Санкт-Петербурга, к нам дозвонился Александр. Александр, рассказывайте, какие у вас проблемы с ЖКХ, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ну, не то что проблемы, просто дьявольские цифры в коммунальных счетах поражают своим цинизмом.

Константин Чуриков: В смысле три шестерки, или какие цифры?

Дарья Шулик: Шестерки?

Зритель: Ну вот квартира малюсенькая, 50 «квадратов» всего, мы платим 6,5 тысяч вместе с газом и электричеством коммунальные, ну это за гранью добра и зла. Извините, но это вообще просто несопоставимо ни с уровнем жизни, ни с зарплатами, ни с жильем, ни с качеством жилья, вообще ни с чем. Я считаю, не нужны никакие скидки...

Константин Чуриков: Александр, тем не менее давайте сопоставим это как раз и с площадью жилья, и с количеством дохода вашей семьи. Значит, площадь какая?

Зритель: Пятьдесят метров, я сказал уже.

Константин Чуриков: Пятьдесят метров, я просто прослушал.

Зритель: Всего 50 «квадратов», да.

Константин Чуриков: Так, доход на семью какой у вас?

Зритель: Ну доход, не знаю, ну 50 тысяч, наверное.

Константин Чуриков: Пятьдесят. Дети, жена?

Зритель: Двое детей, да.

Но дело в том, что я не за себя, мне, знаете, на себя наплевать. Я говорю, хочу о том, чтобы всем людям... Это, понимаете, у нас уровень жизни один из самых низких в мире, если так относительно, не абсолютными цифрами. И учитывая, что у нас территория огромная, ну самая большая страна в мире, это еще пионеры знают с детства, и у нас в относительных величинах одно из самых дорогих жилье в мире, а качество как бы сравнивают с Эстонией, Финляндией, но там гораздо приятнее дома, они красивые, там облагорожена вся территория, как в сказке, вот в Финляндию заезжаешь и попадаешь как в сказку. Но цены по «коммуналке» у нас сопоставимы с их уровнем потребительской корзины, им обходятся гораздо дешевле, чем даже нам в России.

Я думаю, что это какая-то мафия у нас, понимаете? Куда уже жаловаться, ну куда? Вот у нас не цены надо понижать, нет, не зарплаты увеличивать и не скидки на ЖКХ, а надо просто в 10 раз уменьшить эту ЖКХ стоимость и в 10 раз, хотя бы в 2, снизить цены на продукты, а не зарплаты поднимать. Это все бессмысленно, у нас дьявольские цены на все.

Константин Чуриков: Ой, прямо лукавого к ночи вспомнили, да. Спасибо.

Дарья Шулик: То есть то, с чего мы начали, качество не соответствует тарифам. Спасибо.

Константин Чуриков: Ирина Валентиновна, какая-то мафия орудует на рынке ЖКХ. Ну кстати, есть такое мнение, между прочим.

Ирина Генцлер: Ну, любое мнение имеет право быть, почему нет? Но вы знаете, такие абстрактного рода разговоры, когда цены несопоставимые, еще там что-то такое, – это беспредметный на самом деле разговор. В отношении того, сопоставимые или нет: за любой нашей платой сидят чьи-то услуги коммунальные, жилищные, это люди, которые эти услуги выполняют, эти работы, это зарплаты опять-таки. Если мы хотим, чтобы люди получали достойную зарплату, значит, соответственно, все их услуги должны сколько-то стоить. То есть насколько вот эти цены наши обоснованы не обоснованы, эти вещи можно обсуждать, и когда речь идет о платежке за квартиру конкретно, то оперировать просто суммой в 6 тысяч за квартиру 50 квадратных метров – это ни о чем не поговорить.

Дарья Шулик: Ирина Валентиновна, но Александр же говорил не только о том, что высокие тарифы, а о том, что качество плохое, то есть за эти деньги, он же нам приводил в пример Финляндию, несопоставимое качество оказываемых услуг.

Ирина Генцлер: А вот это вот другое дело, это другое. И вот если мы на самом деле действительно заинтересованы в качестве, то вот как раз то, что вы обсуждали перед этим с Надеждой Тармаевой, это о том же самом разговор. Бо́льшая часть услуг, за которые мы платим, – это те услуги, которые формально собственники заказывают, а если они заказывают, то это качество они и должны контролировать.

Насчет обоснованности и необоснованности: вот когда люди действительно могут реально контролировать качество? – когда у них в доме есть товарищество. И поэтому насколько обоснована цена управляющих организаций, мы можем говорить, если мы сопоставляем два примерно одинаковых дома, одним управляет управляющая организация, частный бизнес, другим управляет товарищество, работы одни и те же, да, насколько там разные затраты. И если выяснится, что затраты как раз очень даже близкие, это означает, что эти услуги реально столько стоят. Поэтому вопрос, который Александр поднял, что он не за себя, а он за весь народ...

Константин Чуриков: Ну да.

Дарья Шулик: За народ обидно, да, сказал.

Константин Чуриков: А я верю Александру.

Ирина Генцлер: Ну тогда... Я тоже с этим согласна, за народ обидно. Но здесь подход какой? Услуги стоят столько, сколько они стоят. Мы не спрашиваем, почему булка хлеба стоит в одном магазине 100 рублей, а в другом мы, например, покупаем другой хлеб за 40 рублей, потому что у нас есть возможность выбрать по качеству, по цене, и в конце концов ассортимент и конкуренция это дело позволяют. ЖКХ в наших всех условиях, ну конечно, в значительно большей степени ограничено, но тем не менее принцип, что если это стоит 100 рублей, то мы не сможем купить их за 5, он все равно работает в ЖКХ так же, как и в любой другой сфере.

Другое дело, что если, как сказал Александр, он может себе позволить платить за квартиру 6 тысяч, то есть он решил, что доход его семьи позволяет, то, что ему остается, ему достаточно на все остальные жизненные потребности, то для части семей вот такой расход за квартиру не оставляет денег, например, на остальную жизнь. И вот в этом случае, и это есть не только в нашей стране, это во всех, это общий принцип, то есть если на жизненно важную услугу семья тратит больше, чем может себе позволить, то государство должно помогать. И у нас точно так же, как и везде, есть система помощи, которая называется субсидия на уплату жилищно-коммунальных услуг.

Другое дело, что не везде эта система сегодня работает, одинаково защищая людей, потому что общий принцип такой: от своего семейного дохода вы не должны тратить на ЖКХ больше, чем определенную долю, и эта доля у нас очень сильно разнится по регионам. Если в Москве семья начинает получать субсидию, если ее расходы превышают 10% от семейного дохода, то в ряде регионов 22% ты должен заплатить, и только после этого тебе начинают помогать. И вот это как бы достаточно несправедливо, потому что это жизненно важная услуга, независимо от того, где человек живет, он может и должен рассчитывать на одинаковую поддержку...

Константин Чуриков: И к тому же, понимаете, как вот в том фильме: «Что-что, а право-то вы имеете». Обратиться-то можно в эти органы соцзащиты, вот получишь ли эту защиту, тоже вопрос. Спасибо вам большое.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Ирина Генцлер, руководитель жилищного сектора фонда «Институт экономики города».

Звонок у нас есть, Эдуард.

Дарья Шулик: Эдуард, Тульская область. Здравствуйте, Эдуард.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Слушаем вас.

Зритель: Это город...

Константин Чуриков: Знаем, это крупная станция.

Зритель: У меня такой вопрос, это самое. Панельный дом старый, еще в 1990-е гг. отопление в подъездах срезали. Потом откололись конторы, начались, потом отопление началось, и вот, это самое, в доме поставили..., ну это котел отопления, и все равно плотим за это, за отопление.

Константин Чуриков: Централизованное, ага.

Зритель: Я пошел узнавать это, а они говорят, что это отопление в подъезде, за стояки в подъезде. Я говорю: «У нас нет стояков в подъезде». Они говорят: «Все равно будете платить. Требуйте от своей компании, чтобы установили стояки». Я говорю: пока не плотим, должны как незаконная, это самое, оплата услуги-то. Обращался в прокуратуру в областную, они то же самое, что, это, оплата отопления – это общее имущество, какой-то вообще вред несут.

Дарья Шулик: Так если...

Константин Чуриков: Ну да, то есть у вас в квартире отопления нет, вы отапливаете только подъезд и под эту дудочку должны платить, да.

Зритель: Нет, в подъезде тоже нет отопления, срезали стояки, а по проекту вроде бы как должны быть.

Дарья Шулик: То есть платить за то, чего нет, и вам говорят, что нет, у вас это есть, вы будете за это платить?

Зритель: Да, и говорят: «Это входит в общее имущество дома».

Дарья Шулик: И жилинспекцию вызывали? Или ездили за ней, как вот один из наших звонивших?

Зритель: В жилинспекцию нет, я по телефону, по интернету отправлял, точно такую же бумагу прислали, что это общее имущество и мы за него должны платить как за общее имущество. Обращался в прокуратуру областную...

Дарья Шулик: А может, кому-то просто нужно прийти и посмотреть, что у вас нет этого отопления? Кто-то приходил к вам в дом и смотрел вообще эту ситуацию, что вы платите за то, чего у вас нет?

Зритель: Я... приходил в ЖКУ, брал акт, что в доме отсутствуют стояки отопления, и направлял им.

Дарья Шулик: Так.

Зритель: В узловой и в Тулу направлял…, и вот они мне пишут такие отписки.

Константин Чуриков: Эдуард, оставляйте, пожалуйста, свой телефон, мы вот попробуем подключить наших экспертов, и давайте просто тоже снимем о вас сюжет. Мне кажется, вот эта маразматическая история найдет своего зрителя.

Дарья Шулик: Платить за то, чего нет.

Константин Чуриков: В том числе и в ответственных структурах. Спасибо за ваш звонок.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Сейчас мы обратимся к небольшому видеоопросу, который устроили наши корреспонденты на улицах Бийска, Владивостока, Самары. Вопрос простой, банальный – как оцениваете качество вот этих услуг из трех букв, ЖКХ?

ОПРОС

Константин Чуриков: И вдогонку Саратов тут подмечает: «Это не потому, что это столько стоит, это потому, что мы позволяем себя грабить, товарищи», – вот поддержу, поддержу.

Дарья Шулик: Неужто власть, ага.

Так, ну что ж, присоединяем нашего следующего эксперта – это Петр Кирьян, руководитель Лаборатории социальных исследований Института региональных проблем.

Константин Чуриков: Петр Андреевич, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Петр Кирьян: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Мы помним, что долгое время, вообще у нас стабильно тема ЖКХ входит в тройку главных проблем по опросам россиян в нашей стране. Вот сейчас ее место какое? Насколько это, как вы думаете, как вы знаете, волнует население?

Петр Кирьян: Нет, она, наверное, остается в тройке, потому что есть еще вопросы здоровья, есть вопросы доходов, они не могут сравниваться нормально между собой, это где-то равнозначные проблемы нашей жизни. Но проблема ЖКХ стоит для нас каждый год все дороже. То есть вот то, что у вас люди говорили в разных городах, и пенсионеры, и льготные категории, и просто семьи, тариф ежегодно на услуги естественных монополий для коммунального хозяйства индексируются на 4,6% каждый год несмотря на качество, доступность и что бы то ни было. Доходы не у всех каждый год индексируются на такие проценты.

Константин Чуриков: Да более того, сейчас у нас официальная инфляция сколько, около 3% считается, да?

Петр Кирьян: Ну вокруг 3%, да.

Константин Чуриков: Это, скажем так, себе придумали, хотя люди фиксируют другую инфляцию. Хорошо, но мы с этим что-то можем сделать, или мы с этим ничего не можем сделать?

Петр Кирьян: Ну, у нас есть три традиционных поля битвы, у вас вот люди частично их уже упомянули. Первое – это борьба за стабильность и набор услуг, то есть когда у вас вода горячая не горячая, газ то есть, то нет, свет то есть, то нет, это первая история, и граждане ранее взыскивали, в том числе и по суду, в том числе и штрафы для, так сказать, поставщиков через ресурсоснабжающие организации, то есть тот, кто отвечал за поставки.

Вторая история – это битва, можно назвать ее так, с жилищными конторами или с теми, кого управляющая компания выбрала обслуживать дом. Она связана с качеством работ. Сюда входит в том числе капремонт, который, как правило, отбирает все-таки структура управляющей компании.

И третья история – это битва за собственное жилье, можно так сказать, это проблемы с начислением, когда начисляют по норме, а не по счетчику, ну бывает, данные не передаются, что-то еще, или когда идут оспаривания площади жилья, которая также является нормативом для целого набора услуг. Вот если вы возьмете массив по регионам, с чем сталкиваются люди, примерно 60% запросов будут касаться одной из этих тем.

Дарья Шулик: Петр Андреевич, ну вот вы сказали, что это битвы, а судя по звонкам, которые к нам поступают, многие в эти битвы, мягко говоря, не верят, точнее не верят в их исход. Не кажется ли вам, что потребители услуг ЖКХ у нас в стране действительно не верят в то, что вообще это все нужно начинать, а те, кто предоставляют эти услуги, с них мало, скажем так, требуют, и поэтому в итоге вот такое качество услуг?

Петр Кирьян: Ну смотрите, там же ведь не то что они верят не верят...

Дарья Шулик: Ну, не начинают даже эти битвы некоторые, потому что слышат истории всякие...

Петр Кирьян: Нет, часть граждан ее начали, эту битву.

Самая распространенная история очень простая: у вас меняется юридическое лицо, то есть новая компания является поставщиком услуг, и внезапно оказывается, что у нее есть некая то ли переходящая, то ли накопленная задолженность по ранее сделанным поставкам или по ее поставкам. И эта задолженность распределяется между кем? Никакой другой инстанции, кроме как ответственные квартиросъемщики и собственники жилья, нет. И вот это, не знаю, наверное, регионов 50, где такие споры являются регулярной судебной практикой, когда просто этот долг, надо его признать и как-то списать. То есть здесь вы можете не верить, но, к сожалению, либо ТСЖ, либо вы просто как кооператив, или там кондоминиум, или товарищество собственников жилья в более, так сказать, упрощенной форме, вы с этим столкнетесь.

А вторая история больших городов – это когда собственники жилья внезапно узнают, что они проголосовали за какие-то работы, которые... Они, например, мягко говоря, либо не собирались по этому вопросу, то есть конкретный собственник квартиры не участвовал, либо протокол не был утвержден, а, например, та или иная услуга, не знаю, ремонт у входа в дом трубы или какой-нибудь фасад, отремонтирован по тем ценам, за которые товарищество собственников жилья и управляющая компания не голосовали и не выбирали.

Константин Чуриков: Петр Андреевич, давайте, во-первых, и зрителей наших послушаем, и, во-вторых, или тоже во-первых, я предлагаю такое вот развлечение, творческий конкурс небольшой. Тема такая неприятная, с другой стороны веселая для многих, да? Как вы бы расшифровали аббревиатуру «ЖКХ»? Номер 5445, подведем итоги этого творческого конкурса через 20 минут.

Пока слушаем Валентина из Омска. Валентин, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Меня слышно?

Константин Чуриков: Да, отлично.

Дарья Шулик: Да.

Зритель: Я хочу рассказать историю. Город Омск, центральный район, дом 2005 года постройки. В летний период времени всегда, это стало уже системой, нет горячей воды. Обращение напрямую в ТСЖ, товарищество собственников жилья, эффекта не принесло, сказали: понимаете, давления нет, мы не можем ничем помочь.

Дальше я обращался через ГИС ЖКХ в администрацию города, там мне ответили, что «аварии нет у вас, значит, вопрос не к нам, можете писать в прокуратуру, потому что сейчас (это был 2020 год, лето) действует мораторий, запрет на проверки юридических лиц, к которым относится ТСЖ». И получается, что все контролирующие инстанции в этой ситуации остаются в стороне, поэтому как хотите, так и разбирайтесь. Вот такая вот ситуация.

Константин Чуриков: Подождите, Валентин...

Дарья Шулик: А в прокуратуру-то написали?

Зритель: В прокуратуру я не стал писать, я разобрал тему, поставил себе электронный нагреватель. Проблема-то не в этом, проблема в том, что как бы оставляют один на один. Да, конкретно из этой ситуации выход нашли, а в принципе как бы вопрос, ну вот сейчас он поднимался уже, как-то самим обращаться, пытаться все-таки находить какие-то рычаги давления, со скепсисом я смотрю на это все. Кажется, что нас просто оставили в стороне, как хотите, так и разбирайтесь.

Константин Чуриков: Ну просто дурят, да, потому что деньги берут все равно, а вы должны, в общем-то, во все окна стучаться, во все двери.

Зритель: Дело не в деньгах. Когда нет горячей воды, извините, ребенка искупать негде, тогда это уже вопрос даже не в деньгах.

Дарья Шулик: Ну вот это то, о чем я только что сказала, не верят в борьбу. Петр Андреевич говорит нам, что надо бороться-бороться, а в итоге в борьбу-то и не верят. Спасибо, Валентин.

Константин Чуриков: Еще один звонок, Тамара, Ставрополье. Здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, добрый вечер. Я очень, с удовольствием всегда смотрю вашу передачу, мне нравится, спасибо вам большое.

Но вы знаете, меня вот иногда возмущает то, что... Почему-то вот слушаю, когда люди звонят, ну чувствуется, что люди очень грамотные. Понимаете, ну как можно вот все время жаловаться? Ведь достаточно сейчас и документов, и материалов. Вы понимаете, можно запросто все это оформить ТСЖ, потом это настолько все легко! Мы... Вот у нас дом 1968 года, вы понимаете, мы были ведомственные, потом все развалилось, ну это длинная история. В общем-то, мы... управляющей компании, но дом, настолько вот уже проблемы эти нас, как говорится, достали...

Мы пошли, да, нервы нам потрепали, конечно, не отпускала управляющая. Но в итоге, понимаете, мы всего добились, у нас сейчас все ну бесподобно просто. Я не говорю, прямо у нас вот все нормально, нет, бывают проблемы, но их можно решать, потому что мы ТСЖ, мы сами хозяева.

Константин Чуриков: Тамара, вам...

Зритель: Пока люди не поймут, что они хозяева, что от них зависит, ничего не получится. Вот эти жалобы – ну что? Ну пожаловались.

Константин Чуриков: Тамара, ну мы тоже оптимисты, мы тоже хотим, чтобы у всех так было. Но кстати, я не помню, по-моему, кстати, в Ставропольском крае были довольно криминальные истории, и, кстати, не только в вашем крае, люди пытались избавиться от управляющей компании, и, в общем, заводились даже уголовные дела уже по другим причинам. Вот вы сами сказали, «управляющая компания, да, не отпускала».

Дарья Шулик: «Не отпускала».

Константин Чуриков: А вот как вы сделали так, что она вас отпустила?

Зритель: Еще как не отпускала! Стоило нервов. Но я вас уверяю, всех людей уверяю, стоит все это того, чтобы походить и добиться.

Константин Чуриков: Тамара...

Дарья Шулик: То есть, Тамара, не сдаваться?

Зритель: Мы настолько забегались, что... Ну все-таки, вы понимаете, нас отпустили потом.

Константин Чуриков: Поняли. Тамара, просто тут все зависит от деталей, зависит от того, как себя поведет управляющая компания, какая у нее крыша и какой у нее ресурс, бывают проблемы, бывают.

Дарья Шулик: Бывают. Спасибо.

Константин Чуриков: Петр Андреевич, как прокомментируете? Уход, так сказать, понимаете, развод по желанию жильцов...

Дарья Шулик: ...с управляющей компанией.

Константин Чуриков: Это всегда просто?

Петр Кирьян: Нет, это непросто, особенно если мы говорим о многоквартирных высотных домах. Там ТСЖ очень сильно, во-первых, сформировать некую критическую массу, то есть добиться того, чтобы все собственники, ну или там бо́льшая часть, стали, так сказать, активными участниками ТСЖ и чтобы они принимали участие активное хотя бы в собраниях. Потому что вот пример с управляющей компанией, да, ТСЖ наделены возможностью расторгнуть договор с управляющей компанией, но это не может быть решение каких-то там исполнительных органов ТСЖ, это решает собрание. Как правило, здесь управляющие компании играют на том, что нужное количество людей не собирается, не принимают решение, не ставят подписи и так далее.

И второй момент, вот у вас никто не сказал из звонящих, а я посмотрел случаи, которые прокуратура, например, разбирает как один из органов, куда люди жалуются, который надзирает и за жилищной инспекцией тоже, – это использование домового имущества и придомовой территории. Это вещь, которую невнимательные собственники жилья или те, кому нет до этого дела, как правило, упускают, а между тем все, что сдается на первых этажах, все, что подвальное сдается, все парковочные пространства вокруг – это, извините, доход либо товарищества собственников жилья, либо тех структур, которые исполняют данный функционал.

Константин Чуриков: Да, спасибо вам большое.

Петр Кирьян: А деньги должны идти на дом.

Константин Чуриков: Спасибо большое за участие в нашей программе. Петр Кирьян, руководитель Лаборатории социальных исследований Института региональных проблем.

Мы сейчас, между прочим, нащупываем разные проблемы, исследуем социум. Значит, расшифровывают люди это слово из трех букв так: «Жируем Как Хотим», «Жилищно-Коммунальный Хаос»... Я не знаю, не обидятся, но вот SMS из Башкортостана, вроде ругательных прямо слов нет, но такие обидные: «Жлобы, Крохоборы, Хапуги».

Дарья Шулик: «Жадность, Кумовство, Хамство».

Константин Чуриков: Вот, «Жадность Как Хобби», есть мой авторский вариант «Женева – Копенгаген – Хабаровск».

Еще давайте послушаем нашего зрителя, еще у нас есть на связи, да? А, вот сейчас уже давайте пока эксперта выведем в эфир, зритель пока не дождался.

Дарья Шулик: Андрей Широков у нас на связи, председатель Комитета ТПП России по предпринимательству в сфере жилищного и коммунального хозяйства.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Андрей Вячеславович.

Андрей Широков: Добрый вечер. Вы обсуждаете вечную тему!

Константин Чуриков: Так, стараемся.

Андрей Широков: Она уже десятилетиями в России обсуждается, и население всегда недовольно жилищно-коммунальными услугами.

Дарья Шулик: А воз и ныне там, получается, обсуждаем-обсуждаем, пытаемся решить-решить, к сожалению, пока не решается. Что ж делать, чтобы решить это?

Андрей Широков: Ну потому что мы же с вами не решаем главную задачу в России – это доходы населения, они должны расти. Если бы доходы населения росли, я думаю, что оплата за жилищно-коммунальные услуги не занимала бы столько места в жизни россиян, и столько проблем...

Дарья Шулик: Андрей Вячеславович, доходы – это, конечно, прекрасно, но мы еще говорили о качестве, что те тарифы, которые выставляют людям, даже при хороших доходах прямо вот жалко отдавать деньги за это.

Андрей Широков: А при чем здесь качество и тарифы?

Дарья Шулик: Ну как это, высокие тарифы... Тариф же должен быть обусловлен качеством, правильно? Мне кажется, это логично.

Андрей Широков: Ну, тарифы утверждает государство на ресурсы, на воду, на горячую воду, на отопление...

Дарья Шулик: Когда ты отдаешь свои деньги за услугу, ты хочешь, чтобы услуга была хорошая.

Андрей Широков: …на газ, на электроэнергию, утверждает государство тариф. Оно внимательно смотрит все расходы, которые несет соответствующая ресурсоснабжающая организация, для того чтобы получить ту единицу энергии, которую потребляем мы в доме. Объем умноженный на тариф получается наша стоимость, сколько мы платим за то, что потребили в доме за электричество, за тепло, за горячую воду.

Дарья Шулик: Ну, про качество отопления тоже можно долго говорить...

Андрей Широков: Про качество когда вы поднимаете вопрос, это немножко другая тема, понимаете? Вот сейчас президент Российской Федерации подписал закон об изменении в 157-ю часть 2-ю статью Жилищного кодекса Российской Федерации, которая как раз и добавляет сегодня возможность снижения оплаты, если не только нарушена продолжительность подачи коммунальной услуги, но и ее качество. Управляющая организация должна снижать плату, если у нас с вами качество соответствующего коммунального ресурса не такое, какое должно быть. Например, горячая вода в кране должна быть 60 градусов, днем может быть снижение, допустимо на -3 градуса, ночью -5. Вот если это качество нарушается, то управляющая организация должна снизить плату.

Но мы должны с вами помнить, что у нас с вами есть понятие, так называемые прямые договоры, когда коммунальные услуги поставляют непосредственно ресурсные организации, предоставляют, а есть, когда коммунальные ресурсы приобретают управляющие организации, или ТСЖ, или кооперативы, и уже предоставляют дому коммунальные услуги, отвечая полностью за то качество ресурса, точнее коммунальной услуги, которую получает у нас конечный потребитель.

Константин Чуриков: Андрей Вячеславович, наводящий вопрос. Все-таки если, например, не поставляется услуга, вот месяц она не поставляется, за нее люди платят, в каком объеме она может быть уменьшена, сама плата имеется в виду, снижена?

Андрей Широков: Это все идет в постановлении Российской Федерации, сейчас разработают соответствующие документы, по которым будет четко выстроена система снижения оплаты за коммунальные услуги. Хотя есть на сегодняшний день документы, которые это регулировали и регулируют. Например, если у вас горячая вода идет 40 градусов, вы за нее уже платите как за холодную воду – вот вам снижение оплаты за предоставленную коммунальную услугу под названием «горячая вода». Такие снижения прописаны в документах правительства Российской Федерации, но вместе с тем я думаю, что сейчас Министерство строительства и ЖКХ после того, как приняты поправки в Жилищный кодекс в 157-ю статью и в 157-ю статью часть 2, значит, тоже внесут коррективы, каким образом управляющие организации должны снижать оплату за коммунальные услуги.

Константин Чуриков: У нас много вариантов, извините, у нас параллельно творческий конкурс, аббревиатура «ЖКХ», понятно, что «Живите Как Хотите» самая частая, но... Значит, Ленинградская область считает: «Жара, Когда Холодно». Значит, еще вариант, тоже Ленинградская область: «Жуть Как Холодно». «Жульничаю Когда Хочу»... Продолжайте, у вас это получается, уважаемые зрители. У нас еще звонок Елены из Москвы.

Андрей Широков: Вы знаете, коллеги, я обращаюсь к зрителям, которые сейчас смотрят эту передачу и немножко ерничают, когда расшифровывают ЖКХ. Уважаемые коллеги, уважаемые россияне! Мы проживаем очень мощные зимы с точки зрения отрицательных температур, и я думаю, что все практически в комфортных условиях живут в своих многоквартирных домах, есть горячая вода, есть отопление, есть холодная вода, есть электроэнергия и так далее, и так далее.

То есть управляющие организации и коммунальные ресурсные организации работают, для того чтобы оказывать эти услуги жителям многоквартирных домов, понимаете. Если есть какие-то сшибки в подаче коммунальных ресурсов и коммунальных услуг, то они мгновенно устраняются. И поэтому вот так ерничать, понимаете... Да, можно говорить, что дорого, но надо задать вопрос – а почему дорого? И я еще раз повторю, что все тарифы утверждает государство.

Константин Чуриков: Ну хорошо, тогда вот есть позитивный вариант, я думаю, вы согласитесь с Евгением: «Жить Круто Хочется», – почему нет?

Андрей Широков: Правильно, «Жить Круто Хочется», и жить хочется комфортно.

Константин Чуриков: Правильно.

Андрей Широков: И платить за качественные комфортные услуги, которые должны представлять жилищная и коммунальная системы Российской Федерации.

Константин Чуриков: А теперь еще звонок.

Андрей Широков: Давайте.

Дарья Шулик: Елена из Москвы. Елена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Согласна с Евгением, хочется платить за комфортное жилье, в котором мы не живем уже 20 лет, потому что нет потолка.

Дарья Шулик: Как это?

Зритель: Мы платим за все услуги ЖКХ, при этом потолка, потому что через потолок...

Константин Чуриков: Подождите, крышу снесло в смысле?

Дарья Шулик: Как нет потолка?

Зритель: ...через квартиру рухнул сотрудник управляющей компании, провалился. Ну, заключение БТИ таково, можно дальше жить в квартире, проживать только после капитального ремонта. Но потолок, как нам заявляют, это ваше имущество. Представляете, балки, хрущевка, вот эти балки, весь потолок, на котором шлак насыпан, груды шлака, асбест, все это...

Андрей Широков: Простите, чье-чье имущество, вам говорят?

Зритель: Что это наше квартирное имущество, потолок.

Константин Чуриков: Оставайтесь на линии.

Андрей Широков: Нет, потолок – это не квартирное имущество, это общедолевое имущество.

Константин Чуриков: Секунду, Елена, скажите, пожалуйста, значит, в потолке дырка, да, вообще потолка нет? А там через потолок что видно, что там?

Зритель: У нас на площадке на лестничной тоже куски обрушивались, глыбы просто, хорошо, что никого не убило в хрущевке. Там вроде заделали, а вот у нас даже не заделали.

Константин Чуриков: Коротко, Елена, ваш дом признан аварийным?

Зритель: Нет, не признан.

Константин Чуриков: Нет слов.

Дарья Шулик: Удивительная ситуация на самом деле...

Зритель: Жилищная инспекция была...

Константин Чуриков: Тоже контакты нашим продюсерам, пожалуйста.

Андрей Широков: А в Москве нет... У нас в Москве, если мне память не изменяет, нет аварийных домов.

Константин Чуриков: В смысле на бумаге нет, да? Или вообще понятия такого?

Андрей Широков: Ну, давайте скажем так, на бумаге нет.

Дарья Шулик: Просто в Москве есть дома с дырками в потолке.

Андрей Широков: Но, насколько я информирован, в Москве аварийных домов нет.

Константин Чуриков: Андрей Вячеславович, у нас буквально с вами одна минута. Я понимаю, что сложный вопрос, – что делать-то сейчас нам всем, государству, людям, отраслевикам?

Андрей Широков: Понимаете, сегодня Жилищный кодекс Российской Федерации в том виде, в котором он есть, который был принят в 2004 году и вступил в действие в 2005 году, уже все специалисты, скажем так, кричат, что этот Жилищный кодекс не работает. Собрать собственников на собрание невозможно, ТСЖ – это практически фикция, надо что-то думать. Дом не объект недвижимости... У нас сегодня объектом недвижимости с вами является квартира, сегодня дом даже не имеет никакой стоимости, сегодня нет регистрации общедолевого имущества в государстве, управляющие организации у нас с 10-тысячным уставным капиталом, надо что-то думать и менять подходы к управляющей организации.

Понимаете, сегодня очень много вопросов, которые ставят специалисты, но увы, почему-то Министерство строительства и ЖКХ не слышит экспертов, которые... И вот у вас выступала Ирина Валентиновна Генцлер, это фонд «Институт экономики города»...

Константин Чуриков: Да, 10 секунд.

Андрей Широков: ...и в Общественной палате Российской Федерации вместе с Разворотневой Светланой Викторовной мы тоже эти темы поднимаем...

Константин Чуриков: Да, 5 секунд.

Андрей Широков: …и все в один голос говорят: надо сегодня переписывать Жилищный кодекс Российской Федерации.

Константин Чуриков: Поняли вас, спасибо огромное.

Дарья Шулик: Спасибо, спасибо.

Константин Чуриков: Андрей Широков, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты России по предпринимательству в сфере жилищно-коммунального хозяйства.

Спасибо вам, уважаемые зрители, за ваше терпение к этой теме, за участие в нашей передаче. Тут варианты продолжают идти в эфир...

Дарья Шулик: Хочется сказать: сил вам в решении этих вопросов.

Константин Чуриков: Да. Я не буду, я не все варианты могу прочесть, они не все цензурные, как вы понимаете.

Дарья Шулик: К сожалению.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)