Злоключения электроники – она может резко подорожать

Злоключения электроники – она может резко подорожать | Программы | ОТР

В Азии из-за коронавируса снизилось производство микросхем. К чему это приведёт?

2021-01-28T13:16:00+03:00
Злоключения электроники – она может резко подорожать
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Что нового? Южно-Сахалинск, Чебоксары, Воронеж
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Гости
Иван Покровский
исполнительный директор Ассоциации разработчиков и производителей электроники
Антон Гуськов
представитель Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники

Ольга Арсланова: Мы продолжаем, и сейчас к главным событиям этого дня. Злоключения электроники. Дорожают в России не только продукты, впереди еще рост цен на технику, увы.

Петр Кузнецов: Да, причем эксперты говорят о взлете цен аж на 40%, представляете? Объясняют это следующим: подорожали комплектующие.

Ольга Арсланова: Разработчиков коснулся мировой дефицит полупроводниковых микросхем, проблема же ведет к росту издержек, которые могут сказаться на рыночной стоимости продукции. Давайте разбираться, какой конкретно техники это коснется. Поговорим прямо сейчас с нашими экспертами.

Петр Кузнецов: Первый из них - это Иван Покровский, исполнительный директор Ассоциации разработчиков и производителей электроники. Здравствуйте, Иван.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Иван Покровский: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Опасения вы разделяете?

Иван Покровский: 40% на конечную продукцию, на электронное оборудование - это, конечно, мне кажется, завышенные оценки. Наверное, они даны с испуга. Действительно, компоненты дорожают, дефицит полупроводниковых мощностей на полупроводниковых фабриках, но ведь этот вклад, вклад электронных компонентов в цену конечного оборудования, он ограничен несколькими процентами, иногда 10%. Соответственно, даже если компоненты подорожали даже на 20, 30, 40%, то в цене конечного изделия это отразится в 10 раз меньше. Это будет рост на единицы процентов.

Петр Кузнецов: То есть, как будто пользуются этим случаем и завышают аж до 40%.

Иван Покровский: Не знаю, возможно, повышение цен связано с перебоями поставок. Это ситуация временной недоступности, временного дефицита. Нет комплектующих, не выпускается техника, соответственно, поставщики оборудования переплачивают за те складские остатки, которые доступны сейчас.

Ольга Арсланова: Иван, давайте разбираться, о чем конкретно идет речь. Больше всего у нас все-таки смартфоны сейчас покупают, новые или меняют. Смартфоны подорожают?

Иван Покровский: Еще раз. Если возникает разрыв в цепочке поставок, возникает дефицит, и это может отразиться на любой технике. Не важно, смартфоны, бытовая электроника, это может сказать на автомобильном рынке.

Петр Кузнецов: Подождите, там просто используются полупроводниковые микросхемы, чтобы вы понимали. Они что, во всей технике, или все-таки речь идет об отдельных каких-то видах продукции?

Иван Покровский: Микросхемы применяются во всей технике, конечно.

Ольга Арсланова: Понятно. Спасибо вам за пояснение. Иван Покровский, исполнительный директор Ассоциации разработчиков и производителей электроники был с нами на связи. Немного успокоил, да, подорожание возможно, но не на 40%. Но, все равно, у нас опасения остались, и тревога осталась. Поэтому продолжим беседу и приветствуем представителя Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники Антона Гуськова.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Антон.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Антон.

Антон Гуськов: Здравствуйте, коллеги.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, электроника российского производства все равно использует вот эти азиатские комплектующие. Нам же именно азиатских комплектующих грозит дефицит. Или у нас их меньше, и мы меньше зависим?

Антон Гуськов: Вы знаете, я бы начал сначала. Я, в целом, согласен с тем, что сказал Иван в части того, что, во-первых, 40% массово мы не видим. Мы не видим, чтобы электроника так сильно подорожала сейчас. Я бы сказал все-таки, отвечая на ваш вопрос, который вы Ивану адресовали, что это, в первую очередь, касается компьютеров.

На цену, на самом деле, влияют очень много факторов. Действительно, рынок электроники, как и многие другие рынки, в прошлом году достаточно сильно потряхивало. Прежде всего, это было связано с тем, что многие заводы в Юго-Восточной Азии, в Китае были закрыты во время вспышки коронавируса там. Потом они понемногу стали открываться, но дефицит готовой техники и компонентов, он тогда уже начал появляться, потому что заводы не работали, соответственно, не могли производить технику, которую во всем мире покупают, не только в России. Надо понимать, что этот тренд общемировой, не только нас касается.

Потом заводы начали работать, но возник другой тренд. Люди вынуждены были находиться много дома, работать на удаленке, работать из дома, дети вынуждены были учиться из дома. Все это потребовало либо покупки, либо обновления имеющегося парка техники, большей части компьютеров. Как пример. Многие годы, уже несколько лет, рынок планшетных компьютеров падал, то есть сокращался. В том году он вырос, причем вырос средний и дорогой сегмент. Это говорит о том, что люди стали покупать новинки, потому что им просто невозможно было без них обойтись. Им нужно было учиться и работать. Соответственно, это создано дополнительный спрос.

В условиях, когда нет нормального стабильного производства или оно сбоит из-за того, что заводы закрыты, в условиях, когда резко возрастает спрос, безусловно, могут возникать какие-то периоды, когда возникает дефицит на тот или иной компонент или на тот или иной товар. Но мы видим, что к концу года мы подошли достаточно стабильные и подготовленные. Электроника, действительно, пользуется до сих пор спросом, и весь год мы это видели. Но какого-то резкого дефицита в целом на рынке мы не видим. Мы видим, что есть отдельные категории товаров, например, компьютеры, которые действительно по некоторым моделям могут где-то отсутствовать. И, возможно, на эти наиболее топовые, интересные модели может где-то кратковременно дефицит возникать.

Действительно, есть дефицит с компонентами - то, о чем коллеги сказали. Но, все-таки, это касается отдельных устройств, а не всего рынка. Поэтому я не жду, что цены вырастут так драматически. В этом никто не заинтересован: ни продавцы, ни производители, ни, тем более, потребители. Наш рынок давно живет не на норме прибыли, а не на обороте, поэтому всем интересно продать побольше и за доступные деньги. Тем более, что люди богаче не становятся - это очевидно, все это понимают.

Тем более, я разговаривал с ритейлерами нашими крупнейшими, сегодня буквально. Мне лидеры рынка говорят о том, что сейчас неплохой момент, чтобы в моменте сделать выгодную покупку: есть акции специальные, есть бонусы, которые выдаются за предыдущие покупки или текущие покупки. Поэтому, собственно, сейчас мы не видим какого-то дефицита резкого.

Петр Кузнецов: Тем более, Антон, извините, можно предположить, в таких случаях, наверное, если повышение и будет, то оно происходит как-то плавно. Склады, наверняка, затоварены, и аукнется этот дефицит, о котором мы говорим, пусть даже и локально, наверное, через несколько месяцев, через полгода, а к тому времени ситуация может наладиться.

Антон Гуськов: Я думаю, что просто это будет касаться каких-то отдельных сегментов, но у нас, слава Богу, рынок достаточно конкурентный, я бы даже сказал, высококонкурентный, можно перейти в соседний сегмент или выбрать аналогичную модель у другого производителя. Да, действительно, могут быть какие-то локальные сложности с поставкой комплектующих.

Отвечая прямо на ваш последний вопрос, я так немножко долго, но тема сложная, я хотел бы сказать, что рынок электроники уже довольно глобальный, и поэтому даже техника, которая в России делается, а у нас очень много, например, телевизоров производится - порядка 90%, у нас много крупной бытовой техники. Я вижу вот телевизоров сегодня...

Ольга Арсланова: Просто у нас телевидение, поэтому. Антон, а скажите, пожалуйста, может такое быть, что просто сейчас для того, чтобы цены не росли, а оборот, как вы говорите, то, что самое главное для продавцов, не упал, начнут снижать качество?

Антон Гуськов: Нет, я в это не верю. Во-первых, это тут же приведет к тому, что потребитель уйдет к другому производителю, а, во-вторых, это приведет к огромным, совершенно колоссальным судебным искам. Потому что у нас потребители уже стали достаточно активно обращаться и в Роспотребнадзор, и в суд, они знают свои права, поэтому я не верю в то, что кто-то будет своим авторитетом и своим брендом рисковать, ухудшая качество. Нет.

Петр Кузнецов: Истоки возможного дефицита ищут в пандемии, но сейчас, мы знаем, пришла новая администрация в США, и неизвестно, что будет с торговой войной между США и Китаем. Я к тому, что мы в этой студии уже последние месяцы, уже привыкли к такому выражению как сдерживание цен. Есть ли на рынке компании производители, которые придерживаются политики сдерживания цен? Вдруг еще что-то случится?

Антон Гуськов: Что вы имеете в виду под сдерживанием цен?

Петр Кузнецов: Которые будут с помощью каких-то своих внутренних ресурсов не давать продукции дорожать настолько?

Антон Гуськов: Вы знаете, если в таком ключе на это смотреть, вот именно то определение, которое вы сейчас дали...

Петр Кузнецов: Я о Самсунге слышал подобное.

Антон Гуськов: У нас рынок давно уже так себя ведет. Как я уже сказал, никто не заинтересован в резком росте цен и падении продаж, как следствии.

Петр Кузнецов: То есть политика есть.

Антон Гуськов: Все компании изыскивают возможности оптимизировать как-то свои процессы, сделать лучшее предложение. Но, надо понимать, что, как я уже сказал, на цены влияет очень много факторов. И не всегда сам рынок может за них отвечать. У нас есть такое понятие, помимо форсмажорных обстоятельств, как, например, участие государства, то есть налоги, различные сборы, которые могли бы помочь вот это сдерживание цен осуществлять. Например, таможенные пошлины или так называемый авторский сбор. Вы знаете, например, что с каждого пишущего устройства, то есть устройства, которое может что-то записать, мы платим как потребители и как производители в замечательный фонд, который возглавляет Никита Сергеевич Михалков - это Российский союз правообладателей, 1% от таможенной стоимости. Это достаточно большие деньги, измеряется уже миллиардами рублей. Вот такого рода сборы могли бы в сложный период быть отменены для того, чтобы помочь как раз сдерживанию цен.

Петр Кузнецов: Антон, еще один вопрос. Оля про смартфоны спрашивала. В Европе уже растут цены на смартфоны, подорожали они уже на 10%. Вряд ли это с азиатскими микросхемами, их нехваткой связано. В чем дело?

Антон Гуськов: Не могу за европейский рынок сейчас ответить, но, на самом деле, как правильно сказал Иван, микросхемы используются везде, и, как я уже сказал, рынок электроники глобальный. Если где-то что-то в какой-то стране происходит, тем более в Юго-Восточной Азии, где центр сборки, то это отражается на всем мире. Мы не живем отдельно, мы не живем в тех границах географических или политических, которые нарисованы на карте. Рынок живет другими границами давно уже.

Ольга Арсланова: Антон, а, может быть, есть смысл эти границы в свою пользу сдвигать? Ну, я не знаю, почему нельзя в России освоить сбор вот этих штук?

Антон Гуськов: Вы сейчас о территориальной целостности?

Петр Кузнецов: Или об отечественных смартфонах.

Ольга Арсланова: Я хотела спросить, чем больше мест, где их собирают, тем меньше проблем

Антон Гуськов: Как я уже сказал, в России очень много делается телевизоров - порядка 90%, порядка 90% холодильников и стиральных машин, например. Но есть вещи, которые в России не производятся. Это смартфоны, это планшеты, это вообще портативные элементы.

Петр Кузнецов: Нет, подождите, отечественные смартфоны же у нас есть полностью.

Ольга Арсланова: Сделанные в Китае, да, по-моему.

Антон Гуськов: Назовите мне хотя бы один, который в продаже есть.

Петр Кузнецов: Нет, я не держал его в руках, просто он так преподносился, что там максимального все наше.

Антон Гуськов: Видимо, это какие-то легенды Древней Греции, то есть их все слышали, но никто не видел.

Петр Кузнецов: Даже легенды не наши, а Древней Греции. Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Антон Гуськов, представитель Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники. Немножко успокоили наши эксперты. В принципе, да, если отталкиваться от 40%, да, меньше, но подорожание, судя по всему, грядет.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
Как электроника подорожает, она стоит 200 долларов, а производство водки рублей 5 -10. Это всё спекуляция, пузырь фальшивой прибыли.
В Азии из-за коронавируса снизилось производство микросхем. К чему это приведёт?