Знакомьтесь: Югра

Гости
Вера Кондратьева
посол доброй воли Международной организации северных регионов «Северный Форум»
Александр Денисов
Ведущий программ

Ксения Сакурова: Ну что ж, а мы начинаем рассказывать вам про Ханты-Мансийский автономный округ, Югру, это второе название региона. В Средние века так назывались народы и территории за Северным Уралом.

Виталий Млечин: Югра по площади чуть меньше Франции, но существенно больше Испании. Здесь живут более 1 миллиона 700 тысяч человек, и, в отличие от многих пустеющих краев и областей, население с 1990-х гг. только растет. Ну, причины достаточно понятны: средняя зарплата в округе выше, чем во многих других регионах; кроме того, Югра активно развивается, занимает 3-е место в рейтинге социально-экономического положения российских регионов.

Ксения Сакурова: Как сегодня живет Югра? Как ей удается активно развиваться и сохранять традиции коренных народов? Обо всем этом будем говорить сегодня. Приглашаем к нам в эфир, я напомню, и жителей округа, и тех, кто бывал там или хотел бы побывать. Ну а сначала давайте познакомимся с регионом чуть-чуть поближе.

СЮЖЕТ

Виталий Млечин: Смотрите, какая красота! Сейчас обо всем будем говорить подробнее.

Ну вот, как сказала Ксения в начале, у нас сегодня особенный день, особенный эфир, и гость первый у нас тоже особенный – это наш коллега Александр Денисов. Обычно Александр сидит на этом месте, ведет программу «ОТРажение», но сегодня в роли эксперта. Саша, привет. А все почему? Потому что ты был в Ханты-Мансийске, только оттуда вернулся. Сколько ты там времени провел?

Александр Денисов: 12 дней мы там проработали, сняли документальный фильм, проехали 500 километров от Когалыма до Ханты-Мансийска. Хотели еще дальше в Березово забраться, там, где Александр Данилович Меншиков ссылку свою проводил, где умер и похоронен (могилу там не найти, правда, уже), но туда мы не добрались, еще дальше, тогда тысячу километров проехали бы.

Ксения Сакурова: Может, и слава богу.

Александр Денисов: Да, нам сказали: «Успокойтесь», – ха-ха.

Ксения Сакурова: Ха-ха.

Виталий Млечин: Ну, может, в следующий раз.

Александр Денисов: Обязательно, обязательно. Про Меньшикова тоже поговорим.

Можем, так сказать, для затравки, чтобы было интересно и зрителям, и нам, сначала фильм посмотреть, оттолкнемся и о впечатлениях дальше.

Виталий Млечин: Точно, так и сделаем. Давайте.

ФИЛЬМ

Виталий Млечин: Да, вот Андрей Николаевич Быстров, оператор-постановщик фильма, член Союза кинематографистов России, еще и исполнитель, песню Высоцкого спел, кстати. Строчка из нее и подала идею для названия фильма «Сибирь, земля ханты-мансийская».

Ксения Сакурова: А это был твой первый раз, твой первый визит в Югру?

Александр Денисов: Нет, не первый. Я сделал такой вывод. Был я в Ханты-Мансийске несколько лет назад, выяснилось, что не был. Жизнь в России настолько стремительно меняется, развивается. Вот мы тут обсуждали идею Сергея Кужугетовича Шойгу, что нужно строить новые города в Сибири, поедут не поедут, там скепсис был, что, может быть, и не найдется желающих, – желающих полно, поезд уже давным-давно ушел с теми, кто хочет построить, сделать там карьеру.

Ксения Сакурова: То есть Югра не резиновая, ты хочешь сказать?

Александр Денисов: Абсолютно. Нет-нет-нет, Югра... Вот Югра, на мой взгляд, самый молодой, вечно молодой регион за счет прибывающих специалистов. Если вы инженер, финансист, даже не обязательно быть нефтяником, ученым, геологом, карьеру нужно строить там, не в Москве. Вот как ни странно, жизнь меняется, и туда нужно ехать строить карьеру, зарабатывать, и там очень много специалистов. Мы зашли в офис (буду называть, уж всем интересно, наверное) «Газпрома», и мне говорят: «Вот из Перми человек, из Тюмени, из Санкт-Петербурга». Это понятно, еще «Газпром», есть институты исследования керна, тоже приезжий парень возглавляет, он оставил кафедру в МГУ, переехал в Когалым.

Ксения Сакурова: Саш, ну подожди, а сколько градусов там сейчас?

Виталий Млечин: Ха-ха. Это то, что всех волнует, действительно.

Ксения Сакурова: Вот люди готовы, ты говоришь, ехать, ну понятно, за запахом тайги, наверное, ха-ха, за деньгами. Но вот такие бытовые условия, они насколько сейчас комфортны?

Александр Денисов: Ну, есть поговорка расхожая: сибиряк не тот, кто мерзнет, а кто хорошо, правильно, тепло одевается. Нормальная там температура, -20 – это тепло, нам сказали. Вот -40 было, мы на месторождении провели 2 или 3 часа, нормально вполне одеты, в полушубках, в валенках...

Ксения Сакурова: Ну ты рассказывал нам за кадром, как ты собирался в эту экспедицию, что у тебя было соответствующее обмундирование, что ты готовился все-таки, не в обычном таком московском пуховике.

Александр Денисов: Да, конечно-конечно, я готовился. Вот в ролике, мы посмотрели, там был интересный момент, директор филиала Малого театра в Когалыме, там открыли филиал, она рассказала, что ее не в кандалах туда привозили. Вот любопытный момент: в Сургутском музее показали клейма, которые ставили ссыльным каторжанам, «КАТ» выбивали на щеках и на лбу, замазывали это золотой, такая татуировка получалась, либо «ПС», «политический ссыльный». Так вот у меня сложилось впечатление, что все люди, которые приехали туда, они носят на себе клеймо «ЗС», «Западная Сибирь», то есть человек туда заехал, все, с концами. Они думают, вот эти часто истории рассказывают: «Я думал, что приеду на вахту на 3 года, но вот уже прошло 7, а я не хочу уезжать». Люди там остаются, это... Ксения, спрашиваешь про мороз – мороз не имеет значения. Города там чистые, красивые.

Вот у меня даже сложилось впечатление, что такое понятие провинциальность, оно уже не географическое. Вот мы с Маргаритой Гичай, филиал возглавляет она Малого театра, первый, наверное, вахтовый театр в России, то есть труппа московского Малого театра вместе с народной артисткой Ириной Муравьевой и другими народными артистами раз в месяц прилетает, дает 10–12 спектаклей, и так каждый месяц, и улетает. Разумеется, это при поддержке нефтяников, без этого, конечно, не обойтись, но тем не менее. И мы с ней разговорились, и я говорю: мы были в институте, у вас в театре побывали – у меня возникло ощущение, что это не окраина, а передний край и с экономической точки зрения, потому что молодые кадры появляются, значит, там все хорошо, и в культурном плане, ну не везде есть филиал Малого театра, любой бы малый город хотел бы вот так жить, чистые, красивые, современные.

Ксения Сакурова: Давайте мы, может быть, подключим к нашей беседе Веру Кондратьеву, посла доброй воли Международной организации северных регионов «Северный форум», она с нами на связи. Вера, здравствуйте.

Виталий Млечин: Вера, здравствуйте.

Вера Кондратьева: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Как приятно.

Александр Денисов: Вера, привет! Мы с Верой познакомились как раз в Ханты-Мансийске, ха-ха.

Ксения Сакурова: Вера, скажите, в чем секрет вот этой невероятной привлекательности региона, вот то, о чем рассказал наш коллега Александр Денисов? Почему люди приезжают и не могут уехать несмотря на морозы, несмотря на то, что вроде бы это не европейская часть России, до Москвы далеко? Что такого есть в регионе, ради чего люди едут и остаются?

Вера Кондратьева: Вы знаете, может быть, мне даже будет сложно ответить на этот вопрос, потому что я родилась, выросла и живу в Югре. Но мой папа тоже когда-то приехал в Югру, и он остался здесь жить. Здесь невероятно красивая, уникальная природа, и она разнообразная. Здесь самая высокая точка Урала, здесь есть земли, где очень-очень много воды, рек, озер, болот, это как, если сверху посмотреть, кружево водное. Здесь красивые леса, очень много рыбы, люди ходят на рыбалку, охотятся, собирают ягоды. Вот, допустим, ты живешь в городе, ты занимаешься своими делами, работой, но буквально через 5–10 минут ты уже оказываешься в тайге, в лесу, и ты уединяешься с природой. Я думаю, что это вот один из тех моментов очень важных, который люди, понимая, оценивая, остаются здесь жить. Ну и, конечно же, это наши люди: мы добрые, открытые, гостеприимные, всегда рады гостям.

Александр Денисов: А вот Веру, кстати, не зря назвали послом, на мой взгляд, да, настоящий посол северной цивилизации. Вера, как гастроли в Дубае прошли, расскажи. Вера как раз, мы встречались, она в Дубай улетала играть на нарсьюхе, на национальном инструменте, на тумране. Вер, интересно.

Вера Кондратьева: Да. Мне представилась честь представлять наш округ, культуру обско-угорских народов на «Экспо – 2020» в Дубае. У меня был концерт на сцене около нашего российского павильона, это было здорово, все получилось великолепно. Я первый раз в своей жизни оказалась среди зимы в лете. Я, если честно, даже... Я уже в первый день забыла, что у нас здесь зима и на тот момент было -30. И когда я вернулась, тоже было -30 и даже ниже, сейчас уже потеплело, где-то -15 обещают... Но, в общем, здорово, впечатлений море, и покупаться, кстати, в море я тоже успела, ха-ха.

Ксения Сакурова: Вот это, кстати, удивительно: жители центральной части России очень всегда стремятся на юг, вот москвичи, жители центральной полосы почему-то, хотя у нас не так холодно, мы очень всегда ждем лета, мы очень стремимся куда-то в южные края. У вас не так? Вы и летом отдыхаете в своем регионе?

Вера Кондратьева: У нас, конечно же, все-таки бо́льшая часть населения выезжают, как у нас говорят, на большую землю. Но те, которые здесь остаются, это удивительный отдых. Опять-таки это рыбалка, это ягоды, ягоды каждый месяц, и они разные: в июне это морошка, июль – это черника, брусника созревает, поспевает в августе, и вплоть до сентября мы собираем бруснику, клюкву. Ну, здесь у нас сейчас развивается туризм, и очень много интересных мест для путешествий, и не только гости, но и мы сами путешествуем по нашему округу. Потому что наша Югра очень большая, хоть на север, хоть на юг, на запад, на восток, абсолютно разная природа очень интересная. И в Югре стоит побывать. Но, знаете, есть еще такой слоган: чтобы... Нет: увидев Югру, влюбиться в Россию – это придумали наши люди, это так.

Ксения Сакурова: Саш, тебе пришлось влюбиться, или ты уже был влюбленный?

Александр Денисов: Абсолютно. У меня, да, я повторюсь, есть это клеймо «ЗС», «Западная Сибирь», в душе, не знаю, как-то мне было грустно уезжать. С Верой абсолютно согласен.

Я даже подчеркну, что чем интересен регион? Повторю мысль: провинциальность – понятие не географическое. Вот Виталик в Брюсселе работал, вот если сравнить европейские города, вот, на мой взгляд, там как раз глубочайшая провинциальность жизни, стремление быть одинаковыми, вот эти девчонки с наколотыми бедрами, с губами в виде пельменей и прочее. То есть стремление быть каким-то похожим, успеть запрыгнуть в какой-то поезд современности – это и есть глубочайшая провинциальность. В Югре этого нет. Люди живут, не стесняясь, своим укладом, своим бытом, своеобразностью.

Вот Вера рассказывала про концерт в Дубае, она выступала – там полно артистов народных. В интернате, в школе-интернате для оленеводов мы были, там дети поют на хантыйском, народные танцы, тоже там у них занятия есть по народным танцам. На уроках физкультуры они аркан кидают: попал, захватил оленя и шест – два очка, двух оленей – три очка. Не все и не сразу попадают...

Ксения Сакурова: То есть не метание ядра, а метание аркана, да?

Александр Денисов: Метание аркана, да, метание аркана. У них еще борьба народов Севера, Сибири, Дальнего Востока, то есть абсолютно своеобразие сохраняется. Безусловно, кто-то из хантов может сказать, что вот молодежь уже не та, она не может так кисы́ шить (это такая обувь из оленьих шкур) или там алицу, тем не менее все сохраняется, народ своеобразный, и как раз вот эта (такого слова, безусловно, нет, но мы его употребим) самость – это и есть как раз признак хорошей, качественной жизни и отсутствия вот этой провинциальности.

Ксения Сакурова: Ну вот при этом...

Вера Кондратьева: Да, можно я еще добавлю?

Ксения Сакурова: Да-да-да, Вера, конечно.

Виталий Млечин: Да.

Вера Кондратьева: Да. И в Югре еще стоит побывать, для того чтобы посмотреть, как живут наши коренные народы. По сей день мы сохраняем наш жизненный традиционный уклад: живем в лесу, ведем хозяйство, держим оленей. Это очень интересно и даже необычно, особенно для наших гостей, потому что жизнь в лесу, она тоже такая своеобразная. Но побывать, окунуться в эту жизнь стоит того, чтобы приехать в Югру.

Александр Денисов: Да вот, кстати, это типичное выражение у хантов, Вер, переведу, так сказать, ха-ха, для всех, «в лесу», вот так говорят. Это значит, там лесотундра, Вер, правильно? То есть тундра и с перелеском, лесотундра.

Вера Кондратьева: Да.

Александр Денисов: Вот называют «жить в лесу». Когда в интернат мы приехали, я девочек спрашиваю: «Вы где жили? Откуда вы прилетели?» – вертолет их обычно с дальних стойбищ. Они говорят: «В лесу», – я вначале не понимал. А следующая стадия познания жизни югорской – это спрашивать, с какой ты реки. Вот, Вер, с какой ты реки, расскажи.

Вера Кондратьева: Я с реки Ляпин.

Александр Денисов: Да, это вот...

Вера Кондратьева: Мой дед пришел с реки Югана. У нас, да, все живут по рекам, это идентификация, адрес.

Александр Денисов: Да, это как прописка, как прописка, сразу точно: можешь назвать реку, и тебя найдут.

Вера Кондратьева: Да.

Ксения Сакурова: Подождите, Вера, а вы тоже жили в таком традиционном стойбище? У вас тоже есть в вашей биографии такая история?

Вера Кондратьева: Да. У нас есть свои родовые угодья и стойбища. В лесу у меня живут родители, мы сейчас чаще приезжаем к ним в гости. У нас, кстати, и у нашей семьи тоже есть свое стойбище, у сестры. Ну это нормально для нас, мы выросли так, жизнь в лесу и в поселке – это абсолютно нормальное такое явление у нас с детства.

Ксения Сакурова: Поразительно. Вот какой еще регион России может сказать или житель какого региона может сказать «У меня есть родовые угодья»?

Виталий Млечин: Ха-ха.

Ксения Сакурова: Это мало где.

Давайте зрителей тоже наших послушаем.

Виталий Млечин: Конечно.

Ксения Сакурова: С нами Вячеслав из Нижнего Новгорода. Вячеслав, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Вячеслав, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте-здравствуйте. Слышите?

Виталий Млечин: Да, слышим прекрасно.

Ксения Сакурова: Слушаем вас.

Зритель: В общем, тут дозвонился наконец-то я до вас, очень часто смотрю вашу передачу, интересно очень.

Виталий Млечин: Спасибо.

Зритель: Связано с Ханты-Мансийском. Я в 1979 году был в Ханты-Мансийске, у нас был маршрут с Дудинки до Волги, мы на катерах проходили Ханты-Мансийск. И, глядя вот сейчас на телевизор, слушая то, что говорят, вот девушка объясняет, что она с реки, – мы Теть прошли реку, приток Оби, и вот на этой реке очень много людей было, которые были сосланы с этими штампами, которые были клейменные они, очень много, ну в 1979-м еще много людей, которые были очевидцы этого всего, рассказывали, было очень интересно.

И, находясь в Ханты-Мансийске, видел кто в 1979-м Ханты-Мансийск и сейчас – это несравнимо ни с чем. Ничего там такого не было, приходили к нам с радио, мы 4 дня там были, заправляться нам, с топливом была проблема, и мы находились именно на берегу Ханты-Мансийска. Местные жители к нам приходили, интересовались, куда мы идем, все были удивлены, что мы именно с Енисея хотим попасть в Волгу, многие сомневались в этом, но мы маршрут прошли удачно...

Виталий Млечин: Здорово! Прекрасно! Спасибо большое, что позвонили, рассказали.

Ксения Сакурова: Отличные воспоминания у вас, да. Спасибо большое.

Виталий Млечин: Саш, скажи, пожалуйста, а Ханты-Мансийск большой город? Просто вот слышал я, что рассказывают, кто бывал, что там ритм жизни другой: мы здесь в Москве все время куда-то спешим, а в Ханты-Мансийске вроде поспокойнее. Ты заметил это?

Александр Денисов: Виталь, ты знаешь, Ханты-Мансийск не самый крупный, хотя это, безусловно, столица региона, это не самый крупный, Сургут крупнее, может быть, даже в 2 раза, и по населению, и по площади. Причем вот любопытная деталь, позвонивший рассказал про Обь – по Оби в 1957 году, вот у нас есть глава в фильме «Боги геологии», приплыли вот так называемые «боги геологии», они перебросились из Кузбасса, где они искали нефть (сейчас, конечно, кажется это странным искать в угольном регионе нефть, но тем не менее), а в нефть Западной Сибири не верили, хотя там вот, как говорят, такая тарелка, геологическая область, загнутая в сторону Карского моря, полная нефти, до сих пор еще не вычерпана эта тарелка. Они приплыли по Угре, да, высадились на Черном мысу как раз, там, конечно, каторжан с клеймами не было, зритель, конечно, в 1970-е гг. это было бы странно, были раскулаченные вот как раз в тех краях, да, были. Там поселились геологи, они открыли нефть, открыли эту большую провинцию приобскую, и стали расти города.

Вот как раз Сургут, он еще в 1960-е гг. был селом, вот это странно себе представить, что вот этот гигантский город, заставленный офисами современными стеклянными... Причем города делятся, вот, например, Сургут, там кругом «Сургутнефтегаз», вот на любой улице ты идешь – «Сургутнефтегаз», «Сургутнефтегаз» и т. д. Когалым – это столица «Лукойла», там кругом офисы «Лукойла»; Ханты-Мансийск – там больше «Газпрома», «Роснефть» тоже, вот. Эти города выросли стремительно за последние десятилетия, то есть это такой уникальный пример. И еще раз подтверждает верную мысль, что в Сибири как раз города и будут расти. Во-первых, прирост населения колоссальный. Я спросил мэра Сургута, говорю: у вас каждый год, посмотреть по статистике, на 10 тысяч человек больше. Он говорит: «Да, у нас в этом году родилось 5 тысяч младенцев». То есть это еще одно подтверждение, что жизнь в этом регионе стремительно развивается.

Ксения Сакурова: Это вот, кстати, в пику сообщению нашего зрителя из Москвы: «Живут в лесу, гордиться нечем». Вот я хочу у Веры спросить...

Виталий Млечин: А завидуют, завидуют. Спросите Веру, да.

Ксения Сакурова: Вера, чем можно гордиться, если не говорить про туризм, а если вот говорить про то, как сейчас развивается регион? Ведь что-то же ему позволило стать второй экономикой в России и третьим регионом по социально-экономическому развитию.

Вера Кондратьева: Ну, знаете, мы гордимся тем, что мы сохраняем наши традиции, культуры наших народов. Причем у нас ведь очень большое многообразие разных национальностей, которые проживают в Югре, и все живут очень дружно, это здорово. Мы ни в коем случае там не обижаемся, что кто-то, ха-ха, сейчас подумал, что вот живут в лесу, – нет, это здорово, это круто. Это, наверное, менталитет такой, состояние души, и те люди, которые любят Югру, которые здесь остаются, вот они такие, они понимают, что здесь вокруг природа, и несмотря на то, что мы очень стремительно развивающийся регион, здесь очень много возможностей для самореализации.

То есть, знаете, как на весах: здесь и с одной стороны, и с другой стороны все есть, и оно все в балансе, вот это очень важно. Да, у нас, что касаемо сохранения наших традиций коренных народов, у нас существует программа стратегическая по развитию и сохранению культуры до 2030 года, все это активно обсуждается, выстраивается план действий и т. д. Здесь у нас в Югре...

Ксения Сакурова: Так, что-то у нас со связью...

Александр Денисов: А я вот расскажу, да, пока связь прервалась. Вот это «живут в лесу» – это так звучит. Этим людям многие завидуют горожане, например. Достаточно встретить человека, все в курсе, живущие в лесу, они владеют стойбищами. На стойбищах нефть, и нефтяные компании заключают соглашение с каждой семьей, вот и у Веры с семьей соглашение, и вот Людмила Антоновна, которую показывали, вот она оленей так вот хватает, она их так одомашнивает, этих оленей. Правда, обламывают рога чаще ей, чем она, конечно, был при нас момент, сбросил олень и потащил ее, сбил с ног, она мужу крикнула «Володя, помогай!». Заключают соглашение, раз в 4 года «Буран» бесплатно, моторная лодка, и слава богу, людям помогают.

Вот нефтедобыча, она не подрубает традиционный образ жизни, а развивает его, люди остаются там, они живут, они богатые люди. Вот мне Людмила Антоновна говорит: «Я бы ездила отдыхать все время, но у меня олени, вот мне нужно за ними ходить», – как они говорят, «ходить за оленями». Менеджер «Лукойла» из Когалыма, вот, казалось бы, где офис «Лукойла» такой красивый и где это стойбища, однако для него, для менеджера, Людмила Антоновна просто Антоновна. Вот он приехал, нас привез туда, говорит: «Вот я вас познакомлю», – мы его попросили привезти нас на стойбище, привез.

Ксения Сакурова: Да, жизнь в лесу, она бывает разная. Спасибо большое.

Виталий Млечин: Да.

Ксения Сакурова: Вера Кондратьева была с нами, посол доброй воли Международной организации северных регионов «Северный форум». Говорим также спасибо нашему коллеге Александру Денисову.

Виталий Млечин: Да, наши зрители волнуются, Саш, что ты бросишь все и уедешь в Ханты-Мансийский автономный округ. Развей эти страхи, пожалуйста.

Александр Денисов: Ну, все не брошу, ха-ха.

Виталий Млечин: Да, пожалуйста, оставайся с нами.

Ксения Сакурова: Да. Мы напомним, что фильм Александра Денисова можно посмотреть сегодня на нашем канале в 15:50 и в 21:00, узнать подробнее о Ханты-Мансийском автономном округе. Ну и в 6 вечера Саша вернется в эту студию...

Виталий Млечин: Да, и уже на своем привычном месте окажется, в роли ведущего программы «ОТРажение».

А мы сейчас прервемся буквально на секунду, дальше будем говорить о нефти и газе, это тоже очень важный аспект жизни Ханты-Мансийского автономного округа.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Павел
Вранье.... Холодно, очень много приезжих, уже просто чургут а не сургут... Все что добывается здесь все деньги уходят в москву. Продукты стоят бешенных денег. Зп средняя по стране 35.... Если для кого то это много то для этих мест это смешные деньги... Пол года зима, солнца почти нет. Для рождённых здесь никаких привилегий, зато для многодетных много субсидий, даже если они приехали вчера... Плодить нищету.... Жить здесь не комфортно...