Зона вне сети. В колониях и сизо заблокируют телефоны

Зона вне сети. В колониях и сизо заблокируют телефоны | Программа: ОТРажение | ОТР

Прекратятся ли теперь звонки «из банка»?

2021-03-10T12:59:00+03:00
Зона вне сети. В колониях и сизо заблокируют телефоны
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Сергей Вакулин
эксперт по информационной и компьютерной безопасности, хакер
Иван Мельников
ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы

Петр Кузнецов: И снова о кибербезопасности, на самом деле даже раньше 14 часов, эту тему продолжаем прямо сейчас. Сеть вне зоны действия: президент подписал закон о блокировке телефонных номеров в колониях и СИЗО.

Марина Калинина: Блокировать будут номера как физических, так и юридических лиц, а операторы будут обязаны оказывать содействие руководству исправительных учреждений.

Петр Кузнецов: И ежегодно в таких учреждениях изымается свыше 5 тысяч мобильных телефонов, зачастую используются они осужденными или подозреваемыми для совершения преступлений, в том числе мошеннического характера.

Марина Калинина: Вообще как телефоны в таком количестве попадают в колонии? И прекратятся ли теперь звонки от лжеоператоров Сбербанка?

Петр Кузнецов: За прошлый год ущерб от тюремных кол-центров составил почти 2 миллиарда рублей, представляете? Количество мошеннических звонков из общего объема киберпреступлений при этом составили всего 3%.

Иван Мельников с нами сейчас на связи, он ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы. Здравствуйте, Иван Владимирович.

Иван Мельников: Здравствуйте, да. В прошлом созыве, действительно, я был, как раз тему эту застал, когда ее только-только инициировали.

Петр Кузнецов: Ага. Ну вот вам не кажется, народ призывает... Мошеннических схем стало все больше и больше, жертв все больше и больше, нам каждый день пишут телезрители, даже когда мы темой этой не касаемся: «Сегодня вот поступил звонок, отдала все, поверила». И народ призывает что-то сделать, депутаты подумали: ну, давайте заблокируем, отнимем телефоны, заблокируем в местах не столь отдаленных. Ну несколько популистской просто выглядит эта мера на таком фоне, непродуманной.

Иван Мельников: Ну, я бы обратил внимание еще на другое. На самом деле не только популистские, здесь есть определенные опасности. В частности, значит, существует угроза того, что жители близлежащих домов, например, начнут блокировать, у них же рядом сигнал будет, понимаете? Например, «Бутырка», которую я много раз проверял, это у нас во дворе, грубо говоря, со всех сторон жилого дома вот этот огромный комплекс находится, ну это вам просто яркий пример.

Петр Кузнецов: Но это вы сейчас о глушилках скорее говорите, речь-то сейчас идет об изымании телефонов и блокировке симок, нет?

Марина Калинина: Нет, блокировка.

Иван Мельников: Нет-нет-нет, секунду, они как бы будут... Как они будут данные получать? Они как раз будут смотреть, на каких подстанциях, грубо говоря, работает телефонная связь. То есть, грубо говоря, «Бутырка», есть, вот представляете, такая башня с сигналом сотовой связи, и вот понятно, что будут отслеживать. Могут быть ошибки какие-то? – конечно, могут, поэтому надо очень внимательно к этому относиться.

Еще вопрос какой нужно проработать? Понимаете, Федеральной службе исполнения наказаний дали такие полномочия блокировать SIM-карты, то есть они пишут представление, значит. А вдруг опять же они ошиблись, а вдруг зашел, например, прокурор, имеет право прокурор, значит, заходить с мобильным телефоном, его сигнал высветился, что он попал в эту сеть, даже в какой-нибудь отдаленной колонии. То есть есть категория сотрудников, которые имеют право заходить с телефонами, разрешено это законом, депутаты Государственной Думы имеют право заходить с мобильными телефонами, соответственно. Их потом берет начальник колонии и блокирует.

То есть все-все нюансы надо, конечно, очень детально прорабатывать. Особенно вопрос, который у меня вызывает, так сказать, наибольший интерес, – а как, если мобильные телефоны проносят и десятки, сотни тысяч SIM-карт заносят этим телефонным мошенникам... Да, потому что...

Петр Кузнецов: Которые, простите, явно зарегистрированы не на тех, кто сидит, а на людей оттуда, со свободы, на сообщников.

Иван Мельников: Да, конечно, понимаете? Вопрос коррупции – основной вопрос в этой всей схеме.

Марина Калинина: Вот, вот это главная история. И мне кажется, вот это все-таки все не может никоим образом справиться с этой проблемой, потому что это проблему можно решить было и без подписанного указа Владимира Путина.

Иван Мельников: Тысячи новых SIM-карт занесут, понимаете, вопрос будет решен, не успеет, так сказать, начальник подписывать эти представления и их отправлять.

В первую очередь, вы знаете, есть большая проблема, недостаток сейчас общественного контроля, если так уж объективно посмотреть, в том числе в местах лишения свободы. Одна из причин этого, так сказать, у нас ограничительные меры сейчас по коронавирусу, не пускают членов общественных наблюдательных комиссий, активных членов ОНК зачастую, к сожалению, убирают просто из комиссий, потому что мешают, понимаете, там что-то, как это, правонарушения, совершать многим сотрудникам Федеральной службы исполнения наказаний, ну просто мешают.

Есть еще целый ряд вопросов, которые, допустим, вы понимаете, то есть, конечно, где-то на берегу, вот сейчас не пускают опять же сотрудников прокуратуры, по идее этими коронавирусными мерами объясняют недопуск сотрудников прокуратуры. Кто надзор будет осуществлять? Сами себя тюремщики будут контролировать? Вопрос. Они себя наконтролировались уже, у нас, мне кажется, по-моему, каждому гражданину России хоть раз, да из кол-центра «Сбербанка» звонили, и что-то с этим надо делать.

Соответственно, принимать надо меры, нужно договариваться, создавать рабочую группу профильную, должен быть из Администрации президента, из, значит, органов государственного власти четкий сигнал: вы должны разобраться с этой проблемой, вы должны сейчас максимально стать открытыми, максимально снизить уровень коррупции, добиться этого в органах Федеральной службы исполнения наказаний, тогда что-то изменится в этом случае. А второй момент...

Петр Кузнецов: Ну то есть вы говорите по сути о реформировании тюремной системы, о необходимости чего говорят в последние, не знаю, даже не годы, десятилетия, но все как-то мелкими шажками, вот видите, в данном случае просто симки заблокировать.

Иван Мельников: Ну вот да, поэтому я и говорю, что здесь надо прорабатывать. Но есть одна большая проблема, вот я даже, когда вот этот закон, так сказать, предлагали, я же его комментировал, я предлагал в том числе, говорю, давайте рабочую группу создадим, наберем реально людей, которые разбираются в теме. Вы думаете, позвали кого-то? Ну позвали те же ведомства, сами сели, сами поговорили, сами что-то там придумали, решили, что это будет работать, – не будет работать. Попомните мое слово, в таком виде, к сожалению, сейчас это работать не будет. Инициатива Хинштейна изначально правильная была, что нужно с этим разбираться, но как разбираться? К сожалению, нужно было детально это все обсуждать, подключать...

Петр Кузнецов: Короче, звонков меньше не станет.

Марина Калинина: В общем, разбираться надо, но как разбираться, пока не разобрались. Спасибо.

Петр Кузнецов: Но закон уже есть. Спасибо большое.

А с нами сейчас на связи Сергей Вакулин, эксперт по информационной и компьютерной безопасности. Здравствуйте, Сергей.

Сергей Вакулин: Добрый день.

Петр Кузнецов: У нас знаете, какой первый вопрос? Вот интересно, как и где заключенные так быстро, ну на мой взгляд, кажется, натаскиваются в этой социальной инженерии, в этих инструментах, разводах и взламываниях. Ведь речь идет не только о звонке от якобы сотрудника Сбербанка...

Марина Калинина: Но все равно, понимаешь, это настолько массовое явление, вся страна от этого страдает.

Петр Кузнецов: Как будто их там готовят прямо сразу.

Сергей Вакулин: Нет, ну социальная инженерия у нас появилась еще в конце 1990-х гг. и как бы...

Петр Кузнецов: Это ладно, да, а вот о всяких технических хитростях и особенностях? Это же тоже нужно уметь.

Сергей Вакулин: Не совсем, это поднатаскивается уже на практике, то есть от одного человека ты можешь услышать, а в дальнейшем пользоваться такими же самыми инструментами, способами, в том числе применение социальной инженерии, каких-то социальных аспектов уже в дальнейшем в своих целях.

В основном эти уже все методы известны всем, это лжесотрудники Сбербанка либо другого какого-то банка, в 2005–2006-х гг. это прокуратура, полиция вам звонила о том, что «ваш сын, ваша дочь попали в аварию, пожалуйста, заплатите». Здесь дело идет вообще, в принципе как бы о коррупционерах, да, то есть как бы люди уже привыкли с человеческой точки зрения решать все дело путем денежной какой-то прибыли, поэтому уже и появились такие способы, как прокуроры, «вам звонят с прокуратуры, ваш сын/дочь попали в аварию» и так далее.

Поэтому здесь не стоит как-то мошенников, знаете, хвалить как богов социальной инженерии, потому что это уже всем известные факты. Каждый человек, который как-то хочет заработать деньги, конечно же, преступным путем, он уже знает о таких мелочах, как социальная инженерия, как правильно манипулировать людьми.

Петр Кузнецов: Понятно, и никакого оборудования не надо.

Марина Калинина: Сергей, тогда еще вопрос. А вообще с этим можно что-то сделать в принципе, или сделаешь с одним, появятся какие-то другие варианты и это все будет вот так вот мигрировать туда-сюда, развиваться дальше и так далее?

Сергей Вакулин: Сама обрисовка метода одна и та же, однотипная, просто вариаций очень множество. Вот вспомним интернет-мошенничество с выплатами, да, сейчас это уже немного сделали иначе и рассылают письма от якобы Госуслуг. То есть метод один и тот же, просто вариантов очень различных множество и так далее. Проведение каких-то акций, «получи 5 тысяч рублей от банка» и так далее, все эти акции приобретают новый вид, но они остаются одним и тем же.

Марина Калинина: А бороться-то с этим можно в итоге или бесполезно?

Петр Кузнецов: Да, и, самое главное, кто этим должен заниматься? Вот мошенники активничают, а вот эти контролирующие органы, как, кто? То есть есть ли какой-то центр борьбы с мошенничеством, кто отслеживает? Ну это же не так сложно, наверное.

Марина Калинина: Да, действительно, сложно это или не сложно?

Петр Кузнецов: Когда надо, все о нас обо всех знают и все телефоны прослушиваются.

Сергей Вакулин: Дело вот не совсем в сложности. Контролирующие органы, которые этим должны заниматься, – это ФСБ в основном, сотрудники Федеральной службы безопасности. Но отследить мошенника, если он не очень глупый, будет очень трудно, поскольку он использует VPN, прокси, чтобы скрыть свой IP-адрес, а также номера телефонов, которые зарегистрированы вообще на «левых» людей.

Даже вот возьмем самый такой глобальный развод от мошенников, это когда вы приходите в какую-либо, точнее не приходите, а в интернет заходите в микрофинансовую какую-то пирамиду, так скажем, по займу, вас просят сфотографироваться с паспортом и так далее. И позже эти данные выливаются уже к мошенникам и мошенники уже вашим именем начинают представляться. И потом уже загвоздка такая происходит то, что не к мошеннику сотрудники ФСБ и полиции приезжают, а уже к тому человеку, чей паспорт был слит, и уже к нему требования...

Петр Кузнецов: Ну да.

Марина Калинина: Интересно.

Петр Кузнецов: Сергей, последний вопрос. Даже, предположим, закон сработает, все телефоны, симки на зоне будут заблокированы. Можем ли мы предположить, что совсем скоро мошенники придумают иной способ в обход?

Сергей Вакулин: Мы не можем допустить даже то, что этот закон сработает, я вам 100% говорю, что этот закон не сработает.

Петр Кузнецов: Я хотя бы попытался.

Сергей Вакулин: Ну, попытка не пытка, как говорится, но в любом случае. Я даже объясню почему. Технически это в принципе является невозможным, поскольку мы не можем даже говорить о том, как узнать IMEI телефона либо номер телефона, SIM-карты, у определенного заключенного. Здесь как раз нужно контролировать сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний и ориентироваться на добросовестных, которые не допустят это нарушение, то есть внос запрещенных технических устройств на территорию и так далее.

Конечно, вот у нас раньше и заглушки применялись как GSM-сигнала, потом появились 3G, 4G, сейчас вот появился 5G в Москве. Соответственно, некоторые колонии, даже множество колоний, располагаются рядом с жилыми массивами; соответственно, такая заглушка будет действовать не только на заключенных, но и на обычных граждан.

Петр Кузнецов: Но и на тех, кто... Да, это вот с этого и начал наш эксперт. Спасибо большое, Сергей.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Сергей Вакулин и его комментарий.

Успеем еще до конца часа поговорить о вежливых водителях.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)