Звезда по имени Цой

Звезда по имени Цой | Программы | ОТР

Почему спустя 30 лет после гибели по-прежнему «Цой жив»

2020-08-14T14:15:00+03:00
Звезда по имени Цой
ТЕМА ДНЯ: Продукты накрыло цунами цен
«Всё включено» по-русски
Траты растут! Покупаем больше или платим дороже?
Прививка от ограничений
Что нового? Екатеринбург, Абакан, Биробиджан.
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
Гости
Артур Гаспарян
музыкальный обозреватель
Александр Липницкий
рок-музыкант, культуролог

Дарья Шулик: 15 августа исполняется 30 лет со дня гибели Виктора Цоя. Группа «Кино» – это не просто один из самых ярких коллективов в русском роке, это целая эпоха в отечественной и музыкальной истории. Песни Цоя сейчас звучат так же остро и актуально, как и десятилетия назад.

Иван Гостев: Да, действительно, можно не любить группу «Кино», можно спорить о личности Виктора Цоя, но отрицать его влияние на миллионы людей в то время бессмысленно. Да и сейчас он остается в музыке фигурой мирового масштаба. Его ставят в один ряд с Владимиром Высоцким, Джоном Ленноном и Фредди Меркьюри. Называют легендой отечественной рок-музыки. В чем феномен бессмертной популярности Цоя? Давайте поговорим об этом с нашими экспертами. К нам присоединяется Артур Гаспарян, музыкальный обозреватель. Артур Юрьевич, здравствуйте.

Артур Гаспарян: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Иван Гостев: Я знаю, что тема Цоя действительно вам близка. Вы освещали его концерты, писали о нем статьи. Подскажите, пожалуйста, вот почему, действительно, спустя 30 лет после смерти этого артиста до сих пор его песни так любят? Хотя, в общем, и рок-музыка, и панк-рок – направление, к которому причисляют Цоя, – оно как-то спало, интерес к этой музыке. Но тем не менее, все равно его песни вызывают такой интерес и у молодежи, и у более старшего населения.

Артур Гаспарян: Да. Но я все-таки не стал бы называть это панк-роком. Это гораздо более массовая музыка, чем панк-рок. А во-вторых, я бы сделал поправку на термин «величина мирового масштаба». Все-таки не мирового масштаба, а, так скажем, масштаба, объединяющего российскую музыку, российских слушателей, русский язык…

Дарья Шулик: А для поклонников? Поклонники считают его мировой звездой.

Артур Гаспарян: Да. И, конечно, завтра очень грустная и печальная дата – 30 лет со дня смерти. Но она, знаете, она светлая тем, что главным хитом этого лета, как выяснилось спустя 30 лет после гибели Вити, песня «Перемен!», она снова стала настолько актуальной. У нас говорят каждый раз «хит сезона», «хит лета». Вот удивительно, кто бы мог предполагать, что теперь это хит лета. Главный хит лета, главная песня, восставшая против диктатуры Белоруссии. И мы слышим каждый день, как звучит песня «Перемен!» из окон минских домов, домов по всей Белоруссии, и машины проезжающие на полную громкость включают песню Цоя и гудят в поддержку восставших против диктатора страны. И это удивительный фактор. Это как раз свидетельство тех слов об актуальности творчества Виктора Цоя, которые вы сказали.

И – да, я был свидетелем и ведущим (как оказалось потом; в тот момент мы, конечно, этого не знали) последнего концерта вообще Вити в истории, последнего концерта, который был в Москве 24 июня 1990 года на стадионе в Лужниках. Это был праздник «Московского комсомольца», фестиваль «Звуковой дорожки». Там выступало очень много самых знаменитых на тот момент, самых актуальных исполнителей: и «Алиса», и ДДТ, и «Альянс». Но финальным как бы хедлайнером был … Виктор Цой – сольное отделение, которое продлилось практически 40 минут. И это был совершенно феерический концерт. С стечением огромного количества: под 100 тыс., больше 80 тыс. зрителей собрались на чашу стадиона Лужников. Ради такого события даже был зажжен Олимпийский факел, который тогда стоял в Лужниках. И это было совершенно незабываемое зрелище, когда в едином порыве публика, зрители собравшиеся – так же как и сейчас, тысячи людей, десятки тысяч людей в Белоруссии скандируют: «Перемен!», – скандировали «Перемен!» в Лужниках в этой чаше. Собрались практически все сливки, в том числе шоу музыкального бизнеса. И я был свидетелем того удивительного разговора ведущих тогда промоутеров на нашей эстраде, и они, между собой разговаривая, смотря на то, что происходит, и разговаривая, делясь впечатлениями о произошедшем, происходящем, бросили такую фразу: «Вы знаете, если бы мы сейчас сюда, на этот стадион, собрали все сливки отечественной поп-музыки, существовавшие на тот момент: и Леонтьева, и Пугачеву, и Кузьмина, и Преснякова, – столько бы людей, сколько на Виктора Цоя, не пришло».

Да, Витя тогда был на вершине…

Иван Гостев: Всенародным любимцем.

Артур Гаспарян: Он был просто, у него был настолько вертикальный взлет его популярности, и он, конечно, ушел вот на этом самом взлете. Такое редко случается в судьбах творческих людей. И вот во всей этой истории есть какая-то, конечно, сакральность. Что именно на таком взлете произошел его прерванный полет. Это было очень грустно.

Дарья Шулик: Артур Юрьевич, а подскажите, пожалуйста, вот в 2010 году был запущен проект «Симфоническое кино» гитаристом, собственно говоря, этой группы Юрием Каспаряном…

Артур Гаспарян: Да.

Дарья Шулик: …и сыном Виктора Цоя Александром. Вот, по-вашему, это сделано для того, чтобы как бы заново был интерес? Почему? И какое ваше отношение к этому?

Артур Гаспарян: Вы знаете, нет, ну не для того чтобы заново был интерес. Опять же, я опять возвращаюсь к главному…

Дарья Шулик: Но, скажем, чтобы молодежи, которая, может, и не знает это творчество. Хотя, мне кажется, в нашей стране тяжело найти человека…

Иван Гостев: Вряд ли, вряд ли можно найти такого человека.

Дарья Шулик: Хотя, почему. Миллениалы – может быть. Может быть, для них.

Артур Гаспарян: Да, так вот, я не зря возвращаюсь опять к главному хиту этого лета – песне «Перемен!», которая звучит от Хабаровска до всех городов Белоруссии. Поэтому не было необходимости вновь возвращать интерес. Просто творчество Цоя – это уже наша классика, это наше достояние, как и музыка Высоцкого и многих других исполнителей. Поэтому…

Иван Гостев: Спасибо большое, Артур Юрьевич.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Гостев: Спасибо вам большое за ваше мнение. Мы сейчас перейдем к беседе с нашим следующим экспертом – Александром Липницким, рок-музыкантом, культурологом, человеком, который лично знал и дружил с Виктором Цоем. Александр Давидович, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Александр Липницкий: Добрый день.

Иван Гостев: Расскажите нам, пожалуйста, о том, каким Цой был человеком. Потому что все мы знаем, наверное, что он был не только невероятно талантливым, харизматичным музыкантом, но и артистом. Он на сцене действительно зажигал всех людей своей энергией. Кроме этого, он еще и рисовал…

Дарья Шулик: Еще и актер.

Иван Гостев: …у него есть картины. Расскажите вот о том, каким Цой был как человек.

Александр Липницкий: Витя на моих глазах, а знал я его с 1982 года, когда он приехал ко мне в гости с Лешей Рыбиным, это был первый акустический состав группы «Кино», и в тот же день они сыграли концерт у меня дома на Каретном ряду. С утра-то они пошли смотреть Ленина. Я запомнил первую фразу, которую Витя сказал в Москве. В ответ на мое предложение куда-то сходить, может быть, пообедать в сад «Эрмитаж», он сказал: «Нет, мы должны пойти посмотреть на вяленого». Так панки в Ленинграде называли Мавзолей Ленина и главную достопримечательность этого Мавзолея – Владимира Ильича. Вот, собственно, с этого начался их день у меня в квартире. В 1982 году.

Иван Гостев: А правда, что он был довольно таким замкнутым человеком, скромным, можно сказать? Он практически не давал интервью.

Александр Липницкий: Мне кажется, он не очень доверял журналистам. И к этому, в общем, у музыкантов есть немало оснований. Если учесть, что в нашем поколении (нас с Витей разделяет 10 лет в возрасте, но тем не менее) сколько лжи было выплеснуто со страниц советских газет, телепрограмм, радиоэфиров на рок-музыку, в первую очередь на наших любимцев – на Битлов, на Роллинг Стоунз, на Джими Хендрикса и прочих, прочих, на Пинк Флойд, – ничего удивительного, что все мы не доверяли журналистам.

Иван Гостев: Подскажите, пожалуйста, а вот, действительно, вы сказали о тоннах лжи, которая была выплеснута в средствах массовой информации. Очень много, не знаю, лжи, мифов, можно так сказать, была окутана его смерть. Много легенд. Говорили, что он чуть ли, может быть, покончил даже самоубийством, что его убили…

Дарья Шулик: А есть слухи, что, наоборот, что он действительно таки жив и теперь живет отшельником. Вот даже такие…

Иван Гостев: И что он действительно жив, да, вот такие слухи были. Расскажите нам правду, по возможности, как все произошло на самом деле. И правда ли, что осталась кассета с его последним альбомом, которую вытащили из его разбитой машины?

Александр Липницкий: Ну, если вы смотрели мой трехсерийный документальный фильм «Дети минут»…

Иван Гостев: Посмотрим.

Александр Липницкий: …про историю группы «Кино», который я снимал для телеканала «Ностальгия» 12 лет назад, то там я эту историю, ну, и его гибели, и в первую очередь историю этой мифической кассеты, разобрал по косточкам.

Иван Гостев: Ну вот кратко буквально.

Александр Липницкий: Не было. Нет, не было там этой кассеты. Это придумал наш общий с Цоем из группы «Кино» приятель Юра Айзеншпис. Ну, для того, чтобы «Черный альбом», который сделали посмертно, имел бы еще какую-то дополнительную такую изюминку в происхождении. Что вот сохранился этот экземпляр расколотой во время страшной аварии кассеты. Нет, на самом деле у Юры Каспаряна, правой руки Виктора в группе «Кино»и его друга, была уже эта кассета, с демозаписями песен, которую Цой ему дал, чтобы уже он готовил аранжировки для записи будущего альбома.

Иван Гостев: Спасибо большое.

Дарья Шулик: Спасибо, Александр Давидович.

Иван Гостев: Вот несколько сообщений. Пишут: «Виктор Цой не просто звезда мирового масштаба, но и вселенского».

Дарья Шулик: Все-таки мы правильно сказали.

Иван Гостев: Вот видите, как.

Дарья Шулик: Ну, это фанаты пишут, безусловно, да.

Иван Гостев: Ну, и таких фанатов очень много. Люди любят, до сих пор помнят Виктора Цоя и слушают его песни, которые актуальны и сейчас, в общем, как и все это время после его смерти.

А далее новости, потом новая тема. Обсудим подешевевшие овощи и фрукты, действительно ли они подешевели, и где вы чаще всего закупаете продукты, уважаемые телезрители: на рынках или в магазинах. Присоединяйтесь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему спустя 30 лет после гибели по-прежнему «Цой жив»