Космонавт Юрий Усачёв: Длительное пребывание на космической станции меняет сознание и космонавты часто измеряют жизнь «до» и «после» полета

Гости
Юрий Усачев
летчик - космонавт, Герой РФ, главный специалист по пилотируемым космическим комплексам РКК «Энергия»

Павел Давыдов: Космодромы – это особое место для космонавтов, ведь оттуда и начинается космическая одиссея. С нами на связи Герой России, космонавт Юрий Усачёв.

Юрий Владимирович, здравствуйте!

Юрий Усачёв: Добрый день!

Павел Давыдов: Мы с вами начинаем этот разговор по каналам видеосвязи, как если бы я был в Центре управления полётами, а вы – на борту МКС. Юрий Владимирович, а как вы в такой ситуации приветствуете друг друга? Мне нужно назвать ваш позывной, порядковый номер?

Юрий Усачёв: Позывной, как правило, у каждого члена экипажа есть позывной, но, когда долго летаешь, тогда главные операторы ЦУПа чаще обращаются по имени, если это не официальное какое-то.

Павел Давыдов: Юрий Владимирович, тогда обращусь к вам именно так: скажите, пожалуйста, какие чувства испытывает космонавт за несколько часов до того, как отправится в космос, когда появляется на космодроме?

Юрий Усачёв: Это такое чувство концентрации. С одной стороны, ты понимаешь, что должно произойти то самое главное событие твоей жизни, к чему ты так долго готовился, шёл, и, с другой стороны, понимаешь, что наконец-то ты сядешь в корабль, стартуешь, и все те специалисты, которые хотя в последний момент что-то в тебя впихнуть – информацию в надежде, что ты это запомнишь, думаешь: «Наконец-то они отстанут, и ты далеко от них улетишь и наконец начнётся настоящая работа».

Павел Давыдов: Вообще о полёте в космос принято говорить как о мечте, которая осуществилась, всё, что вне Земли, это в принципе романтика. А вот скажите, пожалуйста, есть ли на орбите для космонавта место для этой самой романтики?

Юрий Усачёв: Думаю, что да, вообще космическая станция, особенно длительное пребывание на ней очень серьёзно меняет сознание, и космонавты очень часто говорят, что вот это было до полёта, а это уже после полёта. Сам полёт – это такое пограничное событие для всех нас, поэтому думаешь: «Вот вернусь и буду немножко другим», – поэтому, безусловно, человек меняется, и я убежден, что в лучшую сторону.

Павел Давыдов: Юрий Владимирович, мы продолжим эту беседу после краткой информации о вас.

ПРОФАЙЛ

Павел Давыдов: Юрий Усачёв родился в Донецке Ростовской области, совершил 4 полёта на орбиту, в общей сложности провёл в околоземном пространстве более 550 суток, 7 раз выходил в открытый космос. Сегодня Юрий Владимирович – популяризатор космонавтики. Свои впечатления о полёте он описал в книге «Дневник космонавта» и выпустил специальное издание для детей «Один день в космосе». Лауреат литературной премии «Лунная радуга», присуждаемой за вклад в развитие фантастики.

Юрий Владимирович, вы – не только космонавт, но и писатель, популяризатор космонавтики. И в сегодняшней программе мы пытаемся найти ответ на вопрос: «Как же заинтересовать нынешних детей завтра продолжить дело Юрия Гагарина?». А как бы вы ответили на него.

Юрий Усачёв: Я думаю, что надо больше рассказывать. К сожалению, было время, когда мы очень мало говорили или говорили только о каких-то драматичных случаях, которые происходили в космосе. Космос не перестал быть таким же, каким он был во время Гагарина, меняется наше отношение к нему, и это такой подарок судьбы, что у нас есть возможность посмотреть на Землю со стороны, испытать серьёзно себя и сделать что-то очень важное для себя и для страны в целом, поэтому космос остался таким же, и Земля осталась такой же прекрасной, надо просто больше об этом рассказывать, и я с удовольствием всегда общаюсь с разной аудиторией, и пытаюсь поделиться о том, что привёз: о совершенно потрясающим виде Земли, о той серьёзной ответственности, которая лежит на тебе и за твоих членов экипажа, и за программу, которую тебе доверили.

Павел Давыдов: Юрий Владимирович, вы 4 раза были на орбите, 7 раз выходили в открытый космос. Скажите, за время ваших полётов какое открытие сделали лично для себя? Что поразило, впечатлило, вдохновило?

Юрий Усачёв: Я улетел в космос с представлением, что Земля такая маленькая, хрупкая, прямо ёлочная игрушка, понятно, это было навеяно милитаризацией космоса и пытались все средства массовой информации показать, насколько хрупка наша планета, и вот когда первый раз мы вывелись, и я первый раз увидел её с высоты 120 километров, я поразился размерам – потрясающе, ты даже не видишь всю планету, ты видишь только часть вот этого горизонта, потрясающей красоты, ещё раз говорю, я просто влюбился в планету, как в живое существо! И пришла мысль, что да, это живой организм, почему-то принял такую форму, почему-то находится в этой среде. Ещё пришла мысль, я должен оговориться, я – человек нерелигиозный, у меня своя как бы вера в Бога, но пришла мысль, что такую красоту, как наша планета могла сотворить только очень большая любовь. Не потому что я такой умный, просто пришла такая мысль, и я пытаюсь ею поделиться, и я готов подписаться под любым из эти слов, потому что с каждым полётом я очень боялся, что наступит момент, когда надоест, скажу: «Опять эта Земля в иллюминаторе», – нет, слава богу это не произошло и каждый раз не хватает времени, чтобы напитаться этой красотой через глаза – это потрясающее зрелище!

Павел Давыдов: Юрий Владимирович, а сейчас давайте ненадолго прервёмся и вспомним, какой стала плата за звёзды.

ИНФОРМАЦИОННАЯ СПРАВКА

Павел Давыдов: Человечество всегда стремилось в небо, к звёздам, но за это пришлось заплатить жизнями героев-первопроходцев. В Советском Союзе погибли четверо космонавтов. 24 апреля 1967 года при возвращении из испытательного полёта на космическом корабле «Союз-1» погиб Владимир Комаров. Причина – отказ парашютной системы спускаемого аппарата. 30 июня 1971 года произошла разгерметизация спускаемого аппарата корабля «Союз-11» (СССР), которая привела к гибели Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева. Космонавты задохнулись на высоте около 100 километров. Они летали без скафандров, так как размеры спускаемой капсулы не позволяли разместить трёх человек в спасательных костюмах. После этого трагического инцидента пилотов «Союза» стали в обязательном порядке снабжать скафандрами. Всего за время освоения космоса в мире погибли более 350 человек – это и космонавты, и астронавты, и, что важно отметить, технический персонал. И если имена космонавтов известны, то о людях, обеспечивающих полёт, но погибших на земле, сегодня информации мало, но они тоже герои, которые заслуживают нашей памяти. Стоит ли космос таких жертв? Смерть каждого человека – это, безусловно, трагедия, но гибнут не только космонавты, но и моряки, альпинисты, учёные, представители других профессий, и это, увы, и есть расплата за покорение мира и покорение Вселенной.

Каждый полёт человека в космос – это настоящий подвиг. Юрий Владимирович, расскажите, а через какие испытания и риски пройти вам?

Юрий Усачёв: Надо сказать, что с тех пор, когда погибли наши предшественники, мы очень многому научились и очень много сделано для безопасности, и вот эти люди, которые проектируют корабль, станцию, прежде всего проектируют, а потом мы собирают, испытывают, они сделали очень много для того, чтобы не подвергать жизни космонавтов опасности, и тот результат, который слава богу мы имеем, я постучу по дереву, это как раз результат их работы, и когда ты садишься в корабль, ты понимаешь, что да, с тобой может всё произойти, но ты веришь в ту систему, которая создана, и тем людям, которые буквально через свои руки пропустили каждый элемент ракеты и корабля и которые позволяют тебе чувствовать себя чувствовать уверенно во время полёта.

Павел Давыдов: Юрий Владимирович, скажите, а кого вы вспоминаете, в первую очередь, 12 апреля – в День космонавтики?

Юрий Усачёв: У меня есть несколько друзей, у которых, как ни парадоксально, 12 апреля – день рождения, это, конечно, прежде всего полёт Юрия Алексеевича Гагарина. Мы, пытаясь пафосно сказать о его полёте, очень часто теряем вот это человеческое. Мне кажется, что космос до сих пор имеет во многом гагаринское лицо, этот человек сделал очень много для того, чтобы космос и космонавтика отечественная воспринималась во всём мире, и Гагарин своим полётом и улыбкой сделал, наверно, больше, чем все остальные космонавты вместе взятые, поэтому конечно, понимаешь, как это непросто ему было как человеку и как профессионалу, как мало мы тогда знали, что нас ждёт в этом полёте, и те внештатные ситуации, которые проходили, говорят о том, что да, риск был очень серьёзный, слава богу, что это произошло, что мы не омрачили, и до сих пор вот эта гагаринская улыбка является символом мировой космонавтики, как бы ни относились к этому за рубежом, но, а для соотечественников, конечно же.

Павел Давыдов: Люди всегда видели в небесах дверь в будущее, величие космоса и его безграничность повергали большую часть человечества в трепет, а остальных – на самые экстравагантные полеты фантазии, а для вас космос – это что?

Юрий Усачёв: Очень интересный вопрос! Я тоже очень долго готовился, мечтал и вот как только прилетел на орбиту, встала дилемма: это что, та самая цель, к которой ты стремился? И понимаешь, что это не может быть самоцелью, это только часть полёта, ты должен ещё завершить программу полёта, сделать всё, чтобы станция и экипаж остались живы-здоровы, и вернуться после выполнения программы, которую тебе поручили, и понимаешь, что космический полёт – это всего-навсего инструмент для чего-то большего, для того, чтобы где-то внутри что-то произошло, чтобы ты что-то осознал, чтобы ты привёз новые знания и эмоции, именно поэтому, наверно, пока человек не полетит снова на Марс, никакая автоматика не расскажет, люди хотят слышать другого человека, его эмоции, его впечатления – вот чем я и занимаюсь, я пытаюсь поделиться вот этим восторгом знания, эмоциями, которые я привёз из космического полёта, это действительно настолько подарок судьбы, настолько необычное приключение, об этом можно всю оставшуюся жизнь рассказывать, делиться и снова переживать. Космос – настолько непростое хозяйство, что оно не может быть без хозяина, поэтому как угодно можно его называть, кто-то говорит Бог, кто-то – природа, то, что ест нечто, которое с любовью прежде всего к нам относится, независимо от того, как мы к этому относимся.

Павел Давыдов: Юрий Владимирович, спасибо вам и всем вашим коллегам-космонавтам за вашу уникальную работу, которая развивает как российскую космонавтику и науку, так и всё человечество, с праздником вас!

Юрий Усачёв: Спасибо, Павел, спасибо, всем удачи!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)